Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - ПУСТЫЕ

ПУСТЫЕ

Автор: Giggs
   [ принято к публикации 09:51  19-01-2005 | Спиди-гонщик | Просмотров: 418]
Глава первая

Старик отходил плавно, в его умирании не прослеживалось никаких стадий: постепенно и медленно холодели его члены, глаза тускнели и не смотрели уже, а как бы впитывали последние кадры жизни, дыхание становилось все менее глубоким. «Я бы тоже хотел так умереть», - подумалось Павлу.
Павел сидел на темной некрашеной табуретке рядом с постелью умирающего и держал его за высохшую руку с длинными желтыми ногтями. Он жадно вслушивался в утихающее дыхание старика и пытался определить, похолодела ли еще рука за последние пять минут. Пегая собака старца сидела в ногах у постели и тоже неотрывно наблюдала за процессом, будто ожидая чего-то необычного с минуты на минуту.
Павлу хотелось поговорить с ним напоследок, узнать об ощущениях старика, как-то понять, что ожидает человека «там». Но ему неудобно было мешать старику, лезть в такую минуту со своими просьбами. Да и старик, будто чувствуя потребность Павла, скорее всего, из каприза молчал уже два часа и с некоторой гордыней смотрел куда-то поверх головы Павла. Его суровое лицо будто говорило: «Не чета ты мне, не скоро тебе еще…»
И хотя Павел знал, что суровость старческих лиц вовсе не отражает их сути – на самом деле они могут внезапно искривиться и покрыться слезами, не только слезами тоски, боли, но и позорнейшего, младенческого умиления; все-таки, сейчас он не был уже убежден во всем этом. Уверенность старика в своем бесспорном превосходстве на этот раз пересилила таки с детства воспитанное в нем стремление всегда добиваться своего. И Павлу оставалось только сидеть и терпеливо ждать, когда старик проявит слабость и пойдет на контакт. Но даже и в этом спокойном, вынужденном ожидании он напоминал хищника, не оставляющего своей жертве никакого шанса.
На какое-то мгновение Павел отвлекся на незначительную мысль о том, какие смерти ему уже довелось увидеть, за долю секунды перед ним пронесся калейдоскоп из гробов, плача родственников, трясущихся старческих рук и домашних животных, становившихся вдруг почему-то умными сверхъестественными тварями в такие часы, как он почувствовал движение на постели. Он быстро глянул в глаза старика. Неожиданно для Павла они оказались очень живыми, даже с какой-то озорной и дерзкой чертовщинкой в зрачках. Глаза старика, несомненно, улыбались или даже ухмылялись, хотя на его бледном лице не шелохнулась ни одна полуумершая уставшая мышца.
- Ну вот ты и пришла, Маша, - подмигнув, сказал старик Павлу, вцепившись в его руку с невероятной силой.
- Надо лежать тихо, Остап Поликарпыч, - прошептал Павел, осторожно пробуя высвободить руку.
- Вот ведь, как выходит, Маша. Прожил я всю жизнь тихо. Никому зла не сделал, да и добра тоже. Всю жизнь, значит, тут, у моря, без людей. Ан, видать, не гоже так жить было.
Рука старца была уж абсолютно холодной. Павлу стало немного не по себе, хотя и редко такое случалось. Его поразило, что теперь, с охлаждением, смерть резко отступила или была заменена каким-то эквивалентом, но все-таки, старик не умер.
- И что теперь будет, Остап Поликарпыч? – спросил Павел, отчаявшись вызволить свою руку из плена.
- Да ничего не будет. Не был наполнен сосуд ничем, понимаешь? Ни медом, ни дегтем. Только паук в нем паутину сплел. Не примут меня, такого-то, убогого «там».
Рука старика разжалась. Слез не оказалось, чтобы выразить то, что переполняло его, только ногти его вонзились в простыню.
«О Боже! Вот оно. Ну пусть, пусть, не то, что искал, только это, может, еще большая удача, надо только осмыслить все», - думал Павел, быстро поднимаясь к березовой рощице, где была его дача.
На другой день Павел отправился к старику с самого утра, даже не позавтракав. По дороге он окунулся в море, чтобы окончательно проснуться.
В домике старика не оказалось. Его пес забился в пыльный угол и мрачно следил за гостем. Собака смотрела на Павла как-то странно, будто с некоей гадливостью. Слегка ошалев, Павел попятился к выходу…
Ночью в роще кто-то утробно выл. Потом что-то носилось по роще, ломая кусты. Павел ворочался и скрипел зубами, раздраженная жена ушла спать на веранду. Не выдержав, Павел натянул трико и вышел из дому. Дул легкий ветерок, луна куда-то пропадала время от времени, устраивая короткие вспышки. Метрах в пятистах от дачи Павел увидел бредущий по берегу силуэт старика. Рядом метался его старый, ранее всегда ленивый и спокойный пес. Он подбегал спереди, нюхал песок у ног старика, потом снова отступал и снова возвращался понюхать песок.
Павел стал быстро спускаться с холма к берегу. Приближаясь, он заметил у старика на плече моток веревки.
- Доброй ночи, Остап Поликарпыч. Не спится?
- А, Маша, - обрадовался старик, сбросив моток с плеча.
«Какая Маша?», - подумал Павел, переводя взгляд на пса. Пес сел и тяжело оглядел пришельца, не принюхиваясь, а именно вглядываясь в фигуру Павла.
- У меня, Маша, гостинец есть для тебя, - усмехнулся старик и, достав из-за пазухи небольшой сверток в ситцевой зеленоватой ткани, кинул его Павлу.
Павел с любопытством быстро развернул сверток, пальцы утонули в податливой мякоти сгнившей рыбы, в нос ударил сильный смрад. Павел с отвращением откинул рыбу подальше. Она со шлепающим звуком разлетелась на куски, ударившись о камень.
- Вот так и меня, Маша, так и меня. Взяли было да тут же и вышвырнули восвояси, - громко сказал старик с обидой в голосе, присаживаясь на песок.
Он был бос, в длинной холщовой рубахе и темных брюках от шерстяного костюма. Седые космы его волос время от времени взметал ветер.
- Помоги мне, дочка, - после некоторого молчания попросил старик Павла.
- Как помочь, Остап Поликарпыч?
Старик взял веревку за конец и кинул его Павлу. С другого конца он намотал себе веревку на шею. Потом подозвал пса и маленьким шнурком привязал того за шею к своей щиколотке.
- Пойдем мы с Гнедым поплаваем, а ты нас вытяни через полчасика, - сказал старик, подобрав на берегу несколько камней и рассовав их по карманам брюк.
- Я все сделаю, Остап Поликарпыч, - пообещал Павел, подумав: «с каким еще Гнедым? Собаку-то не так зовут, кажется?»
А старик уже зашел в воду по колени; пес покорно плелся сзади, нюхая воду.
- Через полчаса, Маша, не раньше! – крикнул на прощание старик Павлу, окончательно скрываясь в пучине.
Павел обмотал на всякий случай веревкой кисть руки и стал пристально следить за тем местом на воде, где миг назад виднелась макушка старика.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:53  19-01-2005еГог    
Жестокая хуйня!
#1 12:55  19-01-2005rak_rak    
Блин, где финал?
#2 12:57  19-01-2005rak_rak    
Какая, аднако, привиредливая смерть..
#3 12:58  19-01-2005Giggs    
Это первая глава пока только
#4 13:10  19-01-2005Kaukas    
Ахтунг. Старый зека Остап Поликарпыч Павла машкой заделал...
#5 13:44  19-01-2005Lautrеamont    
Giggs

Во второй придет Маша с косой. К Павлику.?

#6 13:56  19-01-2005Психапатриев    
Хуясе. Мне кажетца - мощ.
#7 14:00  19-01-2005Korotron    
очень страшный мистический триллер. Как у стивена кинга. Очевидно что старикан вылезат из воды уже ночью и в хокейной маске. (если он не состарившийся ихтиандр Беляева) Пока читатель держится в напряжении недоумевая что же происходило в саду ночью, и из-за чего у старика кукушка отлетела и он стал бодреньким правда с тухлой рыбой запазухой. С нетерпением жду туби континеут.
#8 16:05  19-01-2005Рыбовод    
Пока не страшно. Но загадочно.


Понятно, что старик темнит. А может просто выебываецца ? Как Паша замотивирован ? Гнедой - он метафара ? Саспенс будет во 2-й части ? Маша, мабуть, в кустах ?


Сексу!Сексу!Сексу!

#9 07:15  20-01-2005пашол блювать    
Понравилось. Пиши продолжение.
#10 20:54  20-01-2005НИЖД    
Охуенно. Я бы не стал продолжение писать. Ощущаю полнейшую дзен-законченность.
#11 22:50  20-01-2005Eric_von_GottA    
"Собака смотрела на Павла как-то странно, будто с некоей гадливостью." Вот это понравилось.Буду терь по внимательней присматриваться к четвероногим друзьям.
#12 10:33  24-01-2005Sundown    
пока хуй знает

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [43] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [10] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....