Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Банкет

Банкет

Автор: Calypso
   [ принято к публикации 10:27  31-01-2005 | Амиго | Просмотров: 301]
День рожденья удался. Гости ели шумно, выпивали по шесть и более, смеялись и танцевали.. В сигаретном тумане, что повис над столом носились искры веселья. Гвалт, звон тарелок и особый запах, что присущ празднику выступали аккомпанементом к постоянным «алаверды» в сторону виновника торжества-Василия Федоровича Небывалого, крупного специалиста в области приватизации земли, отца 7-х детей, судя по слухам-масона.
Профессору Небывалому в этом году исполнялось 64 года. На его красном лице блуждала веселая улыбка, глаза смотрели на гостей по доброму, с прищуром. То и дело, он отпивал глоток из необычного бокала на деревянной ножке, одобрительно крякал и закусывал соленым огурчиком.
-А мы вот так!-приговаривал он, хрустя огурцом,-Вот мы как!
Гости уже несколько раз порывались качать Небывалого, а одна юркая старушка, про которую никто ничего толком не знал, украдкой поцеловала его в плечо.
-Песню!-кричал подвыпивший слесарь Банников,-Василий Федорович, поэму!
-Онегина пусть прочтет,-заливалась Агафья Любомирц из аграрного отдела
В довершение всего, в банкетный зал вихрем ворвалась семилетняя Ира, внучка профессора, в белом платьице и с огромным бантом на голове. Подбежав к деду, она от души чмокнула его в пахнущую одеколоном щеку и прошепелявив стишок, убежала.
Небывалый даже всплакнул от умиления.
-Голубы вы мои!..-шептал он гостям,-Красавцы!
Вахтера Триумфатова развезло так, что он несколько раз порывался уговорить гостей поймать и выпустить белых голубей в честь юбиляра. Налито вперившись в сидящего слева электрика Жору, он, то и дело сплевывая, вещал:
-Значиться, поймать белых сетью, пяток, а то и боле, опосля всем миром их в небо-Швырь! И салют из пушек! Так, шоб уши заложило!
Его с трудом утихомирили.
Застолье казалось, должно было продолжаться вечно, но вот настало время прощаться. Последний тост, по традиции, оставался за юбиляром.
Небывалый тяжело поднялся с места и постучав вилкой по бокалу, призвал гостей к тишине.
Враз смолкли все разговоры за столом-сорок пар глаз уставились на профессора.
Обведя гостей немного грустным, но таким добрым взглядом, старик улыбнулся в бороду и пробасил:
-Дамы и Господа! Друзья мои! Мои любезные родственники и сослуживцы! Мои соратники!
Многих из вас я знаю вот уж полвека, кое-кого с самого рожденья! Вы-моя семья! Вы клан мой! И в этот день, и в любой другой, мне радостно видеть вас в добром здравии и чувствовать вашу поддержку! Спасибо вам за то, что пришли поздравить меня сегодня! Спасибо вам,..-голос его сорвался,-…просто, за то, что вы есть…
Я люблю вас всех…-всхлипнув, он сел.
И тотчас же, стол взорвался аплодисментами. Гости шумели, хлопали, улюлюкали и непрерывно кричали: Слава! Слава!
Как вдруг, в шуме голосов кто-то четко произнес:
-Расскажите-ка нам о том, что было в Черновцах(!), любезный Василий Федорович.
И тут же все стихло.
Старик зыркнул угрюмо по столу, однако никто и виду не подал. Гости сидели прямо, словно аршин проглотив. Двое дипломированных специалистов из Средней Азии притворились, будто играют в нарды, а юркая старушка, про которую никто ничего толком не знал, быстро перекрестилась.
Кажется, кто-то из гостей потерял сознание, а может и не было этого, не буду врать.
-Г-гады!-просипел Небывалый,-Подонки!
Плечи его тряслись.
Гости угрюмо смотрели прямо перед собой. В воздухе повисло напряжение.
-Боже. Какие скоты,-хрипел старик, елозя рукой по столу в поисках опоры,-Дарья, перцу мне, живо!
Тотчас же подали красный перец. Дрожащей рукою старик сунул его в рот, и некоторое время сосредоточенно жевал.
Затем резко кивнул, решившись и встал, прямой и грозный как скала.
-Хотите знать, что было в Черновцах?-с презрением рыкнул он. Гости молчали. На лицах одних было написано замешательство, на других-плохо скрываемое отвращение. Внезапно, импозантная Любомирц, одетая в тончайшего шелка платье, издала булькающий звук, и зашлась в безудержной рвоте. Никто даже не посмотрел в ее сторону.
-Чтож, расскажу вам, что было в Черновцах… Раз уж сами напросились!
Что тут началось! Гости всполошились, повскакивали со своих мест и в голос молили старика не бередить прошлое. Многие падали на колени и бились головами об пол. Один малоизвестный художник нарисовал на полу пентаграмму и танцевал в ней неистово, хлопая себя по груди и напевая разудалые частушки.
Но Небывалый был неумолим.
-Так тому и быть.-прошипел он.
Время пришло.
Несколько раз плюнув через левое плечо, Небывалый обратил свой взгляд на Танюшку, что сидела подле него. Девушка покраснела и забилась вся конвульсивной дрожью. Под прицелом цепких стариковских глаз, она привстала со стула, непослушными руками потянулась к белоснежной блузе и рванула в стороны, истерично, дико притоптывая.
Небывалый одобрительно крякнул.
-А теперь давай, шальная!
Танюшка ухватилась большим и указательным пальцем левой руки за сосок правой груди и с силой дернула дважды, затем повернула против часовой стрелки. Тотчас же на заросшем светлой шерстью животе ее открылся тот самый проход.
Опустив глаза долу, девушка села на место и принялась безучастно поглощать салат-оливье, зачерпывая пригоршнями из судака.
Небывалый оскалился и принял позу РО. По этому знаку, двое дюжих молодых специалистов из Средней Азии, подхватили обмякшую Агафью Любомирц и разбежавшись ударили ее макушкою о мраморный столб с начертанными на нем знаками Тота. Голова женщины раскололась, подобно спелому арбузу. Молодцы, чеканя шаг, подошли вплотную к Василию Федоровичу, волоча за собой тело женщины.
-Неплохо,-отметил Василий Федорович и гости восторженно ахнули.- Не хватает, впрочем, выправки.
Обратив голову к потолку он застонал от внезапного анального спазма.
-Ведь не простит же,- пронеслась в его голове мысль,-Не даст забыть!
Он громко хлопнул в ладоши отгоняя морок и уставился на слесаря Банникова. Но последний и так уже, подчиняясь звукам флейты, остервенело выл, комкая в руках салфетку.
Несколько человек взобрались на стол. Одна женщина предсказала будущее на сто лет вперед и тут же сгнила заживо, оставив после себя лишь дымящуюся лужу зловонной жидкости. Кое-кто, небезызвестный в деловых кругах организовал крысиные бега, но на эту неслыханную вольность никто не обратил внимания. Вахтер Триумфатов, согнувшись в три погибели, ел собственный пенис-из окровавленного рта его доносились жуткие звуки, в которых с трудом можно было узнать замогильное слово «Голуби».
-Хватит!-рявкнул внезапно Небывалый. Гости застыли в нелепых позах.
Василий Федорович приветливо улыбнулся и жестом указал на стол. Все тотчас же заняли свои места. Тело Агафьи Любомирц тоже усадили на стул. Голова ее, вся в черно-красных трещинах и расколах нелепо болталась из стороны в сторону.
-Споем,-заявил Небывалый. Гробовая тишина была ему ответом. Этого не ожидал никто.
-Василий Федорович,-робко дотронулась до его руки Анечка Тихонова,-может не стоит?.. Зачем вы так?
-Милая моя! Вам бы все по луна-паркам шляться! А как до дела доходит, так голову в песок! Я вас уволю завтра же!
Тихонова побледнела и не произнесла боле не слова. На затылке ее, под тугим пучком волос, нечто дышало и ухало.
-Итак, господа,-Небывалый поморщился,-споем на последок.
-Чтож, споем.-дружно ответили гости и закрыли глаза
Тотчас же раздался гул и пол под стариком провалился, исторгая из себя миллиарды мух. Василий Федорович был мгновенно съеден без остатка. Мухи разлетелись по залу, а гости без устали ловили их и глотали, запивая крепким чаем.
Само собой разумеется, никого из семьи Небывалого не пощадили.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:40  31-01-2005fan-тэст    
зевота икота и их брат рыгота.
#1 11:43  31-01-2005Giggs    
Прекрасно, учитель! *прослезился в умилении*
#2 12:48  31-01-2005Нейромант    
хуйня...

фантест как насчет рвоты ?

#3 13:17  31-01-2005Рыбовод    
слишком многое количество блевоты притупляют ощущения четателя
#4 13:46  31-01-2005Сэмо    
бля......

никак че та

#5 14:13  31-01-2005Calypso    
Да не было там рвоты...была блевота.
#6 14:31  31-01-2005Иоанн Пыхов    
Не фперло
#7 15:07  31-01-2005Calypso    
Вы размазали мой слог по стене...

я исправлюсь, исправлюсь!!!!!

#8 15:07  31-01-2005Calypso    
хотя, с другой стороны, вы все же-подонки.
#9 17:31  31-01-2005alkota    
а alkota была?
#10 17:53  31-01-2005Calypso    
пиздоты много было, банкет все же

насчет алкоты не знаю

#11 18:02  31-01-2005Эдуард Багиров    
говнотекстик
#12 18:10  31-01-2005Рыкъ    
так себе
#13 18:14  31-01-2005Calypso    
ну зачморили, добже

почитайте Атональную Пубертацию пару дней назад постил

#14 18:41  31-01-2005Кузин    
прям мистика. наверно скучно на украине, ничего не происходят. текст кстате хуйня
#15 18:45  31-01-2005Calypso    
Кузин,

Ты забыл добавить-аффтар мудаг

#16 22:09  31-01-2005Лавейкин    
очень понравилось кстате, блять, был бы автор Пузо, к примеру, заебались бы хвалить, коментаторы
#17 10:28  01-02-2005Calypso    
Вот!

Один честный человек!

Все остальные-конформисты-пузолизы, бля

#18 10:43  01-02-2005Giggs    
Никогда почти Пузо не хвалил, кстате.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:56  11-12-2017
: [14] [Литература]
Возвращение


Мир развалился на куски внезапно, лишившись опоры и превратившись в гору битого кирпича.
Началось все утром, когда привезли стулья.
Кочетов с неудовольствием ходил вокруг стола, то и дело брезгливо касаясь тонких, деревянных спинок....
20:50  01-12-2017
: [28] [Литература]


За иной водой ни греха, ни зги.
Рассудить, так тать, размотать, так дичь.
Растереть на треть, из какой муки.
Три, четыре, пять - я иду опричь.
Я иду опять по своим пятам.
Не питай надежд, не расти трава.
Оторви да брось, и не то видал,
Ладно бы во сне....
19:08  30-08-2017
: [12] [Литература]


Ниже прилагается первая глава романа «Дети Мертвого Дракона», являющегося вторым романом в серии «Бездна» и продолжением романа «Хранитель Бездны».
К сожалению, в соответствии с договоренностью с издателем, я не могу выложить здесь все произведение....
10:05  12-07-2017
: [90] [Литература]
Такое лето. Грёбаный июль
С потёртым небом в едкую полоску.
Капоты, полированные воском,
В помёте птиц как в дырочку от пуль.
И вечный дождь. И рвутся на ветру
Зонты из рук и нежный цвет с акаций.
И градусник завис на плюс тринадцать....
Изъят, отретуширован, отжат
Ночной пейзаж. В остатке – май, Коломна.
Желтеет дом в четыре этажа,
Моргают окна ласково и скромно.

В палате Миши тихо и темно,
Уходит жизнь неспешно, поэтапно,
Плетёт похожих дней веретено
Хозяйка Скорбь, в халатике и тапках....