Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Психоанализ Как Он Есть

Психоанализ Как Он Есть

Автор: Олег Лукошин
   [ принято к публикации 21:37  07-02-2005 | proso | Просмотров: 702]
Секретарь доктора встретила меня дежурной, но весьма доброжелательной улыбкой. Мы поздоровались. Я весьма нервничал, но старался держать себя в руках.
- Господин Ковальчук? – спросила она.
- Да, это я.
- Генрих Альбертович ждёт вас. Пройдёмте.
Я зашагал вслед за ней по небольшому коридору с морскими пейзажами, развешанными на стенах. Коридор упирался в красивую, покрытую чёрным лаком дверь. На стене над дверью была приделана фигурка ангела.
- Генрих Альбертович! - приоткрыла дверь секретарь. – К вам пациент.
- Да, да, пусть заходит, - донёсся густой, бархатный голос психоаналитика.
Я переступил порог заботливо приоткрытой секретарём двери и вошёл в кабинет.
- Валентин Тимофеевич, - приветствовал меня рукопожатием доктор.
- Генрих Альбертович, - ответил я на рукопожатие.
Он оказался серьёзным представительным мужчиной за пятьдесят в затемнённых очках и с окладистой седой бородой.
- Присаживайтесь, - предложил он мне. – Прежде чем начать, я сделаю некоторые записи для карточки пациента. Ваш возраст?
- Тридцать четыре.
- Образование?
- Высшее.
- Профессия?
- Менеджер.
- В какой сфере?
- Торговля автомобилями.
- Семейное положение?
- Холост. Точнее сказать в разводе.
- Как давно?
- Три месяца.
- Раньше обращались к психоаналитикам?
- Нет. Это первый раз.
Доктор удовлетворённо покивал головой и, закончив писать на бланке, откинулся на спинку кресла.
- Итак, Валентин Тимофеевич, на что жалуетесь?
В очередной раз на меня нахлынула волна скованности.
- Депрессия, - ответил я. – Тяжёлая депрессия. Плюс… некоторые проблемы в сексуальной сфере.
- Какие именно?
Я собрался с духом и выдохнул:
- Неприязнь к сексу. Не получаю от него никакого удовольствия, но при этом постоянно о нём думаю. Когда оказываюсь рядом с женщиной, испытываю тошнотворное чувство отторжения. Никаких явных причин к этому не вижу.
Генрих Альбертович покивал головой и, немного подумав, сказал:
- Мы поступим так. На сегодняшнем сеансе я постараюсь выявить причину вашего состояния и наметить пути для его преодоления. По окончании сеанса я сообщу вам, какие действия намерен предпринять по отношению к вам в дальнейшем, сколько времени займёт ваше лечение и некоторые особенности его осуществления. Если таковые особенности будут иметь место, - улыбнулся он.
Я постарался улыбнуться в ответ. Вышло это несколько коряво.
- Ну а теперь, - продолжил доктор, - я прошу ваш переместиться на кушетку, снять пиджак, расслабиться. И мы немного побеседуем.

- Почему вы развелись с женой? – задал доктор вопрос.
Вопрос этот я ждал. Именно в разводе, как мне казалось, психоаналитик и будет искать причины моего неадекватного состояния. Хотя развод… Что развод, он не имел ко всему этому никакого отношения. Депрессия и сексуальная неудовлетворённость преследовали меня и раньше. Задолго до того, как я познакомился с Оксаной.
- Мы не любили друг друга. Были совершенно разными. Даже трудно сказать, почему мы решили пожениться. К тому же у неё имелись лесбийские наклонности.
- Вот как! Опишите её.
- Она высокая черноволосая девушка. Симпатичная, но вряд ли её можно назвать красавицей. Спортивное телосложение, карие глаза, улыбчивая.
- Это был ваш первый брак?
- Официальный – да.
- Были неофициальные?
- Да, в студенческие годы я жил с одной девушкой. Это была в большей степени дружба, чем любовь и привязанность.
- Как звали ту девушку?
- Её звали Алёна.
- Как она выглядела?
- Она была рыженькой, веснушчатой девушкой. Хрупкого телосложения.
- Вы лишились девственности с ней?
- Нет, девственности я лишился в школе.
- Каким образом?
- Мы с двумя друзьями заплатили деньги одной женщине.
- Взрослой женщине?
- Да, ей было за тридцать.
- Вам понравился ваш первый секс?
- Нет, не очень. Я практически ничего не почувствовал.
- В каком возрасте это произошло?
- В пятнадцать.
- Вы, или кто-то из ваших друзей бил эту женщину?
- Нет, что вы! Она была гораздо старше нас, мы относились к ней с уважением.
- Вы встречались с ней один раз?
- Нет, раза четыре.
- И каждый раз платили?
- Да.
- Каждый раз вы были с друзьями?
- Да, с друзьями.
- Как её звали?
- Не помню.
- Опишите её.
- Я плохо помню, как она выглядела.
- И тем не менее, постарайтесь вспомнить.
Я попытался воссоздать в памяти те детские полузабытые сцены. Почему-то память не торопилась выдавать их мне в полном объёме и без искажений.
Женщина, виделось мне. Голая женщина стоит посреди комнаты на коленях.
«На коленях? Разве она стояла на коленях?»
Чья-то нога вытягивается к ней и прикасается подошвой к щеке. Женщина ластится к ней, целует её и пытается лизать. Я понимаю, что нога моя. Потом я почему-то сижу на ней верхом и отчаянно смеюсь. Женщина бегает по залу – по огромному залу – он постоянно увеличивается и вдруг я понимаю, что это вовсе не зал, а какое-то поле, мы скачем по нему, у женщины длинные ноги и копыта, я подковал её на днях. В моих руках плётка, я хлещу её по бокам и улюлюкаю. Вокруг всадники, у них в руках сабли, они машут ими, а женщины под ними рычат. Я отрубаю головы, и кровь, густая тяжёлая кровь хлещет фонтанами из ран. Уставшая женщина хрипит подо мной и бормочет: «Как я хотела бы сестрёнку…»
«Что со мной происходит? Почему заболела голова?»
Я чувствовал отчаянное головокружение. Потолок и стены плясали. Меня тошнило.
- Вы занимались с Алёной анальным сексом? – слышал я голос доктора.
- С Алёной? С какой Алёной?
- Алёна – это девушка, с которой вы жили, будучи студентом.
- Ах, с Алёной… А разве я уже рассказал вам о той женщине из детства?
- Да, не волнуйтесь. Вы всё рассказали. Итак, Алёна…
- Алёна… - я пытался сосредоточиться. – Да, кажется, мы занимались с ней анальным сексом.
- Вы не уверены?
- Просто я плохо помню. В любом случае мы не особенно увлекались этим. Ей не нравился анальный секс.
- Ей было больно, неприятно?
- Да. Кажется, да. Ей было неприятно.
- А Оксана? Она любила анальный секс?
- Оксана? – я напряжённо вспоминал это имя.
- Да, Оксана. Ваша жена. Вы развелись с ней три месяца назад.
- Оксана, да, да, Оксана… Да, мы занимались анальным сексом.
- Как часто?
- Нечасто. Всего несколько раз.
- Она встречалась при вас с девушками?
- Да, к ней приходили подруги. Но если вы имеете в виду…
- Именно это я и имею в виду. Вы видели, как она занималась сексом с девушками?
- Нет, секса я не видел. Я видел, как она целовалась с ними.
- Как часто Алёна занималась сексом с девушками?
- Алёна? Разве она была лесбиянкой?
- Я спрашиваю у вас.
- Я не помню. Неужели и она была лесбиянкой?
- Вспомните хорошенько. Она обнималась с подругами, целовалась?
Две девушки. Сидят в беседке, вдали море. Поцелуи, ласки. Поворачиваются в мою сторону и, заразительно смеясь, манят меня к себе. Но я не там, меня нет там. И тем не менее я вижу.
«Это не моё. Ничего подобного я не помню!»
Бежим. Ветер и дождь. Звери сзади, их целая стая. Я слышу вой, но ноги скользят. Девушка поддерживает меня и шепчет: «Скорей, любимая, скорей!..» Глина, месиво. Ноги вязнут, я кричу, она впереди и не может дотянуться. Я оглядываюсь – волчьи пасти. Вот они, вот. Меня сбивают с ног и зубы вгрызаются в горло.
«Потерянность и покой. Мне отдохнуть бы, забыться».
- Ваша мать кормила вас грудью?
- Не помню.
- В каком возрасте она вас родила?
- В двадцать один… кажется.
- Она мастурбировала вам?
- Мастурбировала?!
- Да, некоторые матери мастурбируют своим сыновьям. Так советуют делать многие сексологи. Для снятия у ребёнка напряжения.
- Нет.
- Нет или вы не помните?
- В моей памяти нет таких воспоминаний.
- Вы видите ползущую по дереву змею. Ваши действия.
- Змею?.. – голова была тяжёлой и не желала мне подчиняться. Не удалось даже приподнять её. – Какую змею?
- Ядовитую змею. Она шипит и высовывает язык. Что вы будете делать?
- Не знаю… Понятия не имею.
- Вы должны ответить.
- Я отрываю ей голову.
Голос доктора был глухим и отдалённым. Я едва слышал его.
- Два ребёнка. Мальчик и девочка. Девочка отнимает у мальчика игрушечный пароход. Кто из них ваш ребёнок?
- Отнимает девочка?.. Забавно. У меня нет детей.
- Один из них – ваш ребёнок.
- Мой ребёнок – внутри! Он внутри меня!
- Он один из них.
- Он ещё не родился!
- Вы держите в руке мужской член. Вы хотели бы его погладить?
- Мужской член? Да, конечно!
- Вы гладите его. Что ещё?
- Я плачу.
- Вы плачете?
- Я плачу неистово. Я ласкаю его и плачу.
- Хорошо. Вы бреете волосы.
- Волосы? На спине?
- Разве я сказал на спине? Вы бреете их на спине? Это спина?
- Спина? О, чёрт, неужели он вернулся!
- Кто он?
- Мой мужчина. Мой бывший мужчина.
- Сколько лет вы встречались?
- Три года. Три ужасных года. Знали бы вы, как он неприятен мне!
- Вы венчались в церкви?
- Мне трудно вспомнить. Церковь…
- Вспомните церковь. Нечто очень важное связано с церковью.
- Церковь…
Я в белой фате, я венчаюсь. Над моей головой держат венец, я смеюсь и жду мужа. Подъезжает машина, он выходит из неё – в чёрном костюме, с розой на лацкане. С огромным букетом роз.
«А ещё он уложил лаком волосы. Первый раз в жизни. Они были такие гладкие, твёрдые и совершенно не колыхались на ветру».
Два бокала, в обоих – вино. Руки смыкаются, слышен звон хрусталя. По течению и в кратности - завлекаемы, видимы. Солнце? Да, почти что. Плотность разрывается и сквозь густые покровы пробивается первый луч. Ласка, нега, расслабленность. Меня трогают руки, скользят по груди, по животу, потом спускаются ниже… Ориентир вдали, курс прочерчен, колонны движутся. Влагой, влагой, влагой – идём и движения яростны. Прочерки, воздействия. Что-то не так? Всё так, дорогая, всё так. За приходом искры и разносятся сонмами во всю безбрежность. Сеют, жнут. Люди со сжатыми кулаками, за ними правда и ответственность. Порой в забытьи, порой отчаянием. Рухни, сойди! Отведут в конечность начертанного, объяснят позывные. Ответишь двумя длинными и коротким. Жертвенные, и топтать, топтать. Отчётлив, разумен, скор. Приходит тишина, девушки молчат и жалостливо смотрят вдаль. Вечер. Ты возьмёшь меня с собой? Ну, конечно. Конечно. И сквозь покровы, сквозь тьму – будет нестись и звать. Где же ты? Где?

- В каком возрасте вы в первый раз поцеловались с мальчиком? – доктор внимательно смотрел на меня и делал какие-то записи в блокнот.
- В семь лет, - ответила я. – Это был соседский мальчик, я плохо помню его.
- Это были только поцелуи или что-то большее?
- Только поцелуи. Я бы просто не позволила тогда что-то большее. У меня были очень строгие родители, они постоянно напоминали мне о правилах хорошего поведения.
- А с девочкой?
- С девочкой позже. Лет в двенадцать.
- Какой поцелуй понравился вам больше?
- Конечно с девочкой. Девочки нежнее.
- Ваш бывший муж часто оказывался не способен выполнить супружеский долг?
- Да, частенько. И всегда он винил в этом меня.
- Каковы были его доводы?
- «Ты холодная, равнодушная. Ты не возбуждаешь меня». Наверное, он был прав.
- Он не мог быть прав. Та девушка, с которой вы сейчас встречаетесь – она дорога вам?
- Трудно сказать. Она милая, но вряд ли я люблю её по-настоящему. К тому же мне ужасно хочется построить наконец-то нормальные гетеросексуальные отношения. Тяга к мужчинам ещё не угасла во мне.
Генрих Альбертович посмотрел на часы.
- Ну что же, Валентина Тимофеевна, - сказал он. – На сегодня закончим.
Я поднялась с кушетки, поправила юбку и причёску.
- Какие ваши заключения? – спросила у психиатра.
- Заключения позитивные. Случай ваш интересный, но вполне поддаётся лечению. Половая дезориентация – это весьма распространённое явление. Думаю, что смогу помочь вам. Цикл из десяти сеансов должен снять все противоречия в вашей психике. Вы согласны на лечение?
- Да, конечно. Я доверяю вам.
- В таком случае жду вас в пятницу в это же время.
Я взяла свою сумочку и направилась к двери.
- До свидания, Генрих Альбертович, - сказала на прощание доктору.
- До свидания, - отозвался он. – Всего хорошего.
В коридоре я встретила секретаря. Она тоже собиралась уходить.
- Закончили? - улыбнулась она мне. – Значит, можно сходить на обед.
- Вы ходите в ресторан? – спросила я.
- Нет, поблизости нет приличного ресторана. Я хожу в кафе. Оно немного пролетарское, но питаться там можно.
В лифте мы спускались вместе. Я смотрела на попку этой девушки и чувствовала, как во мне просыпается желание.
«Вот бы залезть ей под юбку», - мелькнуло в голове.
- Вы не будете против, если я пообедаю с вами? – спросила я её.


Теги:





-1


Комментарии

#0 07:11  08-02-2005Чезанах    
Хм, неплохо
#1 16:16  08-02-2005Сэмо    
гм...

ниче так.

#2 17:04  08-02-2005Нейромант    
хуйня какая...
#3 14:31  09-02-2005Фолтыч    
Россказ весьма интересен, но всёравно ничо не понял...
#4 09:16  10-02-2005Злобный Зубильщик    
Ниасилил...
#5 14:06  10-02-2005Оле Лукойе    
читалос лехко, хорошо изложено

только трудно различить что именно

#6 02:02  13-02-2005Solis dies    
ужасы какие. девочки-мальчики иили наоборот, с какой стороны смотретьчитать. надеюсь, ничего автобиографичного, просто анализ клинического случая.
#7 21:10  25-01-2010Марычев    
Нови.

ознакомьтесь. вам будет небезынтересно.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:14  20-10-2018
: [3] [Литература]
"Мир - говно" - писал курсивом,
Подавляя боль и злость,
Отставник Андрей Васильев,
Сжав в ладоне ржавый гвоздь

"Нету в этом мире правды" -
Дописал Илья Портнов
Наступив во тьме на швабру
Ту что бросил управдом

"Мир похож на Квазимодо" -
Вывел мелко дед Федот
Он горбат был от природы -
Стар, неряшлив, - идиот

"Мир есть ад" - добавил Павел,
Местной школы ученик
Всяк подряд его хуярил,
Бил Васильев - отставник

Управдом Сергей Незн...
12:27  20-10-2018
: [11] [Литература]
Был горизонт просторен, светел, чист,
Но всё же по осеннему печален.
Жестокого похмелья медный чайник
Вскипев, переходил на нервный свист.

Всходило солнце, нежной пеленой
Степенно обволакивало. Мнилось,
Что Осень коматозная приснилась,
И жизнь идёт тропинкою иной....
16:45  17-10-2018
: [12] [Литература]
Про приставки

Аленку третий день мучал вопрос: она еще девственница или уже нет. Первый секс случился пьяным, вялым и быстрым. А главное, Аленка понятия не имела, какие должны быть ощущения от настоящего секса, поэтому определиться в своем статусе не могла....
09:49  15-10-2018
: [8] [Литература]
- Кто там?

- Из водоканала. Оповещаем абонентов о новом, вступившем в силу законе.

После непродолжительной паузы лязгнул замок и дверь с рваной дерматиновой обивкой, невольно скрипнув, приоткрылась. В проеме показался щупленький пятидесятилетний мужичок в обвисшей тельняшке и черных мятых трусах до колен....
12:42  14-10-2018
: [6] [Литература]
Ах, если б мы так быстро не старели,
с пеленок не старались повзрослеть,
заброшенные синие качели
так ржаво не могли бы сиротеть.
Ах, если бы, ах если бы, ах если б…
с судьбою не садились "в локотки",
то этот беспонтовейший армрестлинг
не вынуждал бы нас на поддавки....