Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Психоанализ Как Он Есть

Психоанализ Как Он Есть

Автор: Олег Лукошин
   [ принято к публикации 21:37  07-02-2005 | proso | Просмотров: 441]
Секретарь доктора встретила меня дежурной, но весьма доброжелательной улыбкой. Мы поздоровались. Я весьма нервничал, но старался держать себя в руках.
- Господин Ковальчук? – спросила она.
- Да, это я.
- Генрих Альбертович ждёт вас. Пройдёмте.
Я зашагал вслед за ней по небольшому коридору с морскими пейзажами, развешанными на стенах. Коридор упирался в красивую, покрытую чёрным лаком дверь. На стене над дверью была приделана фигурка ангела.
- Генрих Альбертович! - приоткрыла дверь секретарь. – К вам пациент.
- Да, да, пусть заходит, - донёсся густой, бархатный голос психоаналитика.
Я переступил порог заботливо приоткрытой секретарём двери и вошёл в кабинет.
- Валентин Тимофеевич, - приветствовал меня рукопожатием доктор.
- Генрих Альбертович, - ответил я на рукопожатие.
Он оказался серьёзным представительным мужчиной за пятьдесят в затемнённых очках и с окладистой седой бородой.
- Присаживайтесь, - предложил он мне. – Прежде чем начать, я сделаю некоторые записи для карточки пациента. Ваш возраст?
- Тридцать четыре.
- Образование?
- Высшее.
- Профессия?
- Менеджер.
- В какой сфере?
- Торговля автомобилями.
- Семейное положение?
- Холост. Точнее сказать в разводе.
- Как давно?
- Три месяца.
- Раньше обращались к психоаналитикам?
- Нет. Это первый раз.
Доктор удовлетворённо покивал головой и, закончив писать на бланке, откинулся на спинку кресла.
- Итак, Валентин Тимофеевич, на что жалуетесь?
В очередной раз на меня нахлынула волна скованности.
- Депрессия, - ответил я. – Тяжёлая депрессия. Плюс… некоторые проблемы в сексуальной сфере.
- Какие именно?
Я собрался с духом и выдохнул:
- Неприязнь к сексу. Не получаю от него никакого удовольствия, но при этом постоянно о нём думаю. Когда оказываюсь рядом с женщиной, испытываю тошнотворное чувство отторжения. Никаких явных причин к этому не вижу.
Генрих Альбертович покивал головой и, немного подумав, сказал:
- Мы поступим так. На сегодняшнем сеансе я постараюсь выявить причину вашего состояния и наметить пути для его преодоления. По окончании сеанса я сообщу вам, какие действия намерен предпринять по отношению к вам в дальнейшем, сколько времени займёт ваше лечение и некоторые особенности его осуществления. Если таковые особенности будут иметь место, - улыбнулся он.
Я постарался улыбнуться в ответ. Вышло это несколько коряво.
- Ну а теперь, - продолжил доктор, - я прошу ваш переместиться на кушетку, снять пиджак, расслабиться. И мы немного побеседуем.

- Почему вы развелись с женой? – задал доктор вопрос.
Вопрос этот я ждал. Именно в разводе, как мне казалось, психоаналитик и будет искать причины моего неадекватного состояния. Хотя развод… Что развод, он не имел ко всему этому никакого отношения. Депрессия и сексуальная неудовлетворённость преследовали меня и раньше. Задолго до того, как я познакомился с Оксаной.
- Мы не любили друг друга. Были совершенно разными. Даже трудно сказать, почему мы решили пожениться. К тому же у неё имелись лесбийские наклонности.
- Вот как! Опишите её.
- Она высокая черноволосая девушка. Симпатичная, но вряд ли её можно назвать красавицей. Спортивное телосложение, карие глаза, улыбчивая.
- Это был ваш первый брак?
- Официальный – да.
- Были неофициальные?
- Да, в студенческие годы я жил с одной девушкой. Это была в большей степени дружба, чем любовь и привязанность.
- Как звали ту девушку?
- Её звали Алёна.
- Как она выглядела?
- Она была рыженькой, веснушчатой девушкой. Хрупкого телосложения.
- Вы лишились девственности с ней?
- Нет, девственности я лишился в школе.
- Каким образом?
- Мы с двумя друзьями заплатили деньги одной женщине.
- Взрослой женщине?
- Да, ей было за тридцать.
- Вам понравился ваш первый секс?
- Нет, не очень. Я практически ничего не почувствовал.
- В каком возрасте это произошло?
- В пятнадцать.
- Вы, или кто-то из ваших друзей бил эту женщину?
- Нет, что вы! Она была гораздо старше нас, мы относились к ней с уважением.
- Вы встречались с ней один раз?
- Нет, раза четыре.
- И каждый раз платили?
- Да.
- Каждый раз вы были с друзьями?
- Да, с друзьями.
- Как её звали?
- Не помню.
- Опишите её.
- Я плохо помню, как она выглядела.
- И тем не менее, постарайтесь вспомнить.
Я попытался воссоздать в памяти те детские полузабытые сцены. Почему-то память не торопилась выдавать их мне в полном объёме и без искажений.
Женщина, виделось мне. Голая женщина стоит посреди комнаты на коленях.
«На коленях? Разве она стояла на коленях?»
Чья-то нога вытягивается к ней и прикасается подошвой к щеке. Женщина ластится к ней, целует её и пытается лизать. Я понимаю, что нога моя. Потом я почему-то сижу на ней верхом и отчаянно смеюсь. Женщина бегает по залу – по огромному залу – он постоянно увеличивается и вдруг я понимаю, что это вовсе не зал, а какое-то поле, мы скачем по нему, у женщины длинные ноги и копыта, я подковал её на днях. В моих руках плётка, я хлещу её по бокам и улюлюкаю. Вокруг всадники, у них в руках сабли, они машут ими, а женщины под ними рычат. Я отрубаю головы, и кровь, густая тяжёлая кровь хлещет фонтанами из ран. Уставшая женщина хрипит подо мной и бормочет: «Как я хотела бы сестрёнку…»
«Что со мной происходит? Почему заболела голова?»
Я чувствовал отчаянное головокружение. Потолок и стены плясали. Меня тошнило.
- Вы занимались с Алёной анальным сексом? – слышал я голос доктора.
- С Алёной? С какой Алёной?
- Алёна – это девушка, с которой вы жили, будучи студентом.
- Ах, с Алёной… А разве я уже рассказал вам о той женщине из детства?
- Да, не волнуйтесь. Вы всё рассказали. Итак, Алёна…
- Алёна… - я пытался сосредоточиться. – Да, кажется, мы занимались с ней анальным сексом.
- Вы не уверены?
- Просто я плохо помню. В любом случае мы не особенно увлекались этим. Ей не нравился анальный секс.
- Ей было больно, неприятно?
- Да. Кажется, да. Ей было неприятно.
- А Оксана? Она любила анальный секс?
- Оксана? – я напряжённо вспоминал это имя.
- Да, Оксана. Ваша жена. Вы развелись с ней три месяца назад.
- Оксана, да, да, Оксана… Да, мы занимались анальным сексом.
- Как часто?
- Нечасто. Всего несколько раз.
- Она встречалась при вас с девушками?
- Да, к ней приходили подруги. Но если вы имеете в виду…
- Именно это я и имею в виду. Вы видели, как она занималась сексом с девушками?
- Нет, секса я не видел. Я видел, как она целовалась с ними.
- Как часто Алёна занималась сексом с девушками?
- Алёна? Разве она была лесбиянкой?
- Я спрашиваю у вас.
- Я не помню. Неужели и она была лесбиянкой?
- Вспомните хорошенько. Она обнималась с подругами, целовалась?
Две девушки. Сидят в беседке, вдали море. Поцелуи, ласки. Поворачиваются в мою сторону и, заразительно смеясь, манят меня к себе. Но я не там, меня нет там. И тем не менее я вижу.
«Это не моё. Ничего подобного я не помню!»
Бежим. Ветер и дождь. Звери сзади, их целая стая. Я слышу вой, но ноги скользят. Девушка поддерживает меня и шепчет: «Скорей, любимая, скорей!..» Глина, месиво. Ноги вязнут, я кричу, она впереди и не может дотянуться. Я оглядываюсь – волчьи пасти. Вот они, вот. Меня сбивают с ног и зубы вгрызаются в горло.
«Потерянность и покой. Мне отдохнуть бы, забыться».
- Ваша мать кормила вас грудью?
- Не помню.
- В каком возрасте она вас родила?
- В двадцать один… кажется.
- Она мастурбировала вам?
- Мастурбировала?!
- Да, некоторые матери мастурбируют своим сыновьям. Так советуют делать многие сексологи. Для снятия у ребёнка напряжения.
- Нет.
- Нет или вы не помните?
- В моей памяти нет таких воспоминаний.
- Вы видите ползущую по дереву змею. Ваши действия.
- Змею?.. – голова была тяжёлой и не желала мне подчиняться. Не удалось даже приподнять её. – Какую змею?
- Ядовитую змею. Она шипит и высовывает язык. Что вы будете делать?
- Не знаю… Понятия не имею.
- Вы должны ответить.
- Я отрываю ей голову.
Голос доктора был глухим и отдалённым. Я едва слышал его.
- Два ребёнка. Мальчик и девочка. Девочка отнимает у мальчика игрушечный пароход. Кто из них ваш ребёнок?
- Отнимает девочка?.. Забавно. У меня нет детей.
- Один из них – ваш ребёнок.
- Мой ребёнок – внутри! Он внутри меня!
- Он один из них.
- Он ещё не родился!
- Вы держите в руке мужской член. Вы хотели бы его погладить?
- Мужской член? Да, конечно!
- Вы гладите его. Что ещё?
- Я плачу.
- Вы плачете?
- Я плачу неистово. Я ласкаю его и плачу.
- Хорошо. Вы бреете волосы.
- Волосы? На спине?
- Разве я сказал на спине? Вы бреете их на спине? Это спина?
- Спина? О, чёрт, неужели он вернулся!
- Кто он?
- Мой мужчина. Мой бывший мужчина.
- Сколько лет вы встречались?
- Три года. Три ужасных года. Знали бы вы, как он неприятен мне!
- Вы венчались в церкви?
- Мне трудно вспомнить. Церковь…
- Вспомните церковь. Нечто очень важное связано с церковью.
- Церковь…
Я в белой фате, я венчаюсь. Над моей головой держат венец, я смеюсь и жду мужа. Подъезжает машина, он выходит из неё – в чёрном костюме, с розой на лацкане. С огромным букетом роз.
«А ещё он уложил лаком волосы. Первый раз в жизни. Они были такие гладкие, твёрдые и совершенно не колыхались на ветру».
Два бокала, в обоих – вино. Руки смыкаются, слышен звон хрусталя. По течению и в кратности - завлекаемы, видимы. Солнце? Да, почти что. Плотность разрывается и сквозь густые покровы пробивается первый луч. Ласка, нега, расслабленность. Меня трогают руки, скользят по груди, по животу, потом спускаются ниже… Ориентир вдали, курс прочерчен, колонны движутся. Влагой, влагой, влагой – идём и движения яростны. Прочерки, воздействия. Что-то не так? Всё так, дорогая, всё так. За приходом искры и разносятся сонмами во всю безбрежность. Сеют, жнут. Люди со сжатыми кулаками, за ними правда и ответственность. Порой в забытьи, порой отчаянием. Рухни, сойди! Отведут в конечность начертанного, объяснят позывные. Ответишь двумя длинными и коротким. Жертвенные, и топтать, топтать. Отчётлив, разумен, скор. Приходит тишина, девушки молчат и жалостливо смотрят вдаль. Вечер. Ты возьмёшь меня с собой? Ну, конечно. Конечно. И сквозь покровы, сквозь тьму – будет нестись и звать. Где же ты? Где?

- В каком возрасте вы в первый раз поцеловались с мальчиком? – доктор внимательно смотрел на меня и делал какие-то записи в блокнот.
- В семь лет, - ответила я. – Это был соседский мальчик, я плохо помню его.
- Это были только поцелуи или что-то большее?
- Только поцелуи. Я бы просто не позволила тогда что-то большее. У меня были очень строгие родители, они постоянно напоминали мне о правилах хорошего поведения.
- А с девочкой?
- С девочкой позже. Лет в двенадцать.
- Какой поцелуй понравился вам больше?
- Конечно с девочкой. Девочки нежнее.
- Ваш бывший муж часто оказывался не способен выполнить супружеский долг?
- Да, частенько. И всегда он винил в этом меня.
- Каковы были его доводы?
- «Ты холодная, равнодушная. Ты не возбуждаешь меня». Наверное, он был прав.
- Он не мог быть прав. Та девушка, с которой вы сейчас встречаетесь – она дорога вам?
- Трудно сказать. Она милая, но вряд ли я люблю её по-настоящему. К тому же мне ужасно хочется построить наконец-то нормальные гетеросексуальные отношения. Тяга к мужчинам ещё не угасла во мне.
Генрих Альбертович посмотрел на часы.
- Ну что же, Валентина Тимофеевна, - сказал он. – На сегодня закончим.
Я поднялась с кушетки, поправила юбку и причёску.
- Какие ваши заключения? – спросила у психиатра.
- Заключения позитивные. Случай ваш интересный, но вполне поддаётся лечению. Половая дезориентация – это весьма распространённое явление. Думаю, что смогу помочь вам. Цикл из десяти сеансов должен снять все противоречия в вашей психике. Вы согласны на лечение?
- Да, конечно. Я доверяю вам.
- В таком случае жду вас в пятницу в это же время.
Я взяла свою сумочку и направилась к двери.
- До свидания, Генрих Альбертович, - сказала на прощание доктору.
- До свидания, - отозвался он. – Всего хорошего.
В коридоре я встретила секретаря. Она тоже собиралась уходить.
- Закончили? - улыбнулась она мне. – Значит, можно сходить на обед.
- Вы ходите в ресторан? – спросила я.
- Нет, поблизости нет приличного ресторана. Я хожу в кафе. Оно немного пролетарское, но питаться там можно.
В лифте мы спускались вместе. Я смотрела на попку этой девушки и чувствовала, как во мне просыпается желание.
«Вот бы залезть ей под юбку», - мелькнуло в голове.
- Вы не будете против, если я пообедаю с вами? – спросила я её.


Теги:





-1


Комментарии

#0 07:11  08-02-2005Чезанах    
Хм, неплохо
#1 16:16  08-02-2005Сэмо    
гм...

ниче так.

#2 17:04  08-02-2005Нейромант    
хуйня какая...
#3 14:31  09-02-2005Фолтыч    
Россказ весьма интересен, но всёравно ничо не понял...
#4 09:16  10-02-2005Злобный Зубильщик    
Ниасилил...
#5 14:06  10-02-2005Оле Лукойе    
читалос лехко, хорошо изложено

только трудно различить что именно

#6 02:02  13-02-2005Solis dies    
ужасы какие. девочки-мальчики иили наоборот, с какой стороны смотретьчитать. надеюсь, ничего автобиографичного, просто анализ клинического случая.
#7 21:10  25-01-2010Марычев    
Нови.

ознакомьтесь. вам будет небезынтересно.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [48] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....