Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Американские каникулы

Американские каникулы

Автор: Raider
   [ принято к публикации 13:54  04-12-2002 | | Просмотров: 451]
Трамвай приближался. Он был примерно на середине спуска и пиздовал с достаточно приличной скоростью. Дородный ниггер в ачках (пиздец, темно было ниибаца, а этот урод – в очках!) стоял в передней части трамвая и хуячил одной рукой какой-то невъебенный рычаг, а другой трезвонил в ахуительных размеров калакольчик и орал какую-то хуйню.

Кароче, я хватаю друшка за лапу, сжимаю камеру пакрепче и пиздую навстречу трамваю. Трамвай, надо сказать, состоял из одного вагона, причем дверей у него ни хуя не было. То есть, дверные праемы были, а дверей не было. Зато была нехуевых рамеров падношка – впереди на ней стаяли какие-то китайцы с фатааппаратами, а задняя была пуста. На подношке стойки вертикалные – типа штоб держаца. Внутри вагона друг напротиф друга располагались два ряда скамеек. В общем, песдец, трамвай несется на всех парах. Наши преследователи смекнули, што мы сейчас будем ат них съебываться уже аканчательно, и, прибавив ходу, похуярили с тратуара на проезжую часть. Вот только этих уродов трамвай уже абагнал, а к нам только приближался. Хуячил он, правда, намного быстрее и них, и нас. Нужно было ришаца на смиртельный прыжок. Гляжу, моему упитанному другану эта идея ни хуя ни нравица. Прыгать не хочет, жопу жалеет. Кореш, блядь, кричу, если мы сейчас не прыгнем в трамвай, то тваей жопе наступит гораздо больший песдец, поверь! Ни хуя себе, говорю, подумай: выиграть паестку в америку, штобы быть атъебанным ночью неграми-бамжами-пидарасами! Ты так себе ее представлял? Не знаю как тебе, а мне такая радость на хуй не нужна. С этими славами я хватаю иво за рукаф и пиздую вместе с ним к трамваю. Вадитель замичает нас и начинает ахуевать. Я машу ему рукой, мол, пиздец, пассажиры к тебе, парень. У того глаза на лоб, орет, уйдите, бля, на хуй, смертники, щас перееду вас к ебеням! Но нам-то, бля, терять нечего, у нас и так пиздец на хвосте.

Короче, подбегаем мы к трамваю. Он трещит, стучит и звенит. Ни хуя, сука, не гостеприимный. Я толкаю корешка сваиво к падношке, он хватается за стойку, закидывает ногу на падношку – вроде заскочил. Я за ним следом. Чуть не ебнулся, блядь, ногой пизданулся аб железяку какую-то, но удержался. Пассажиры ф салоне ахуевают, смотрят на нас, как на придурков. Ускоглазые аживились и давай нас снимать. Лопочут што-то па своему, фатаграфируют. Суки. Но мне на них по хую тогда было Патамушта я, блядь, гляжу назад и вижу, что один из бамжей с другой стороны за стойку зацепился и бижит рядом, спатыкаица. Хочет запрыгнуть тоже. А трамвай-то фсе еще на спуске. Разгоняется, блядь. Бедный бомж бежит, стойку атпускать не хочет, а трамвай фсе быстрее едет. Што делать? Тут он, смотрю, изъебнулся как-то неподецки и адну ногу закинул на падношку. Фторая болтается, по асфальту скребет. Бля, думаю, надо действавать. А как действавать-то?

Тут я, блядь, замечаю, што ф салоне памимо вадилы есть еще адин ниггер. Имя ему –кандуктор. И ему фся хуйня, што в вагоне происходит, абсолютно параллельна. То есть ему просто фсе по хую. Он ходит и с каждого сабирает по два бака за праест. И вручает билетики, блядь. Патходит, значит, этот черномазый к нам, раскорячившимся на падношке, и гаварит: платите за праест, блядь. Ни хуя себе! Мы, блядь, сваю жизнь спасаем, а он – платите. Гандон какой, а? Хуй тебе, говорю, а не бабки. Вон у тебя, видишь, што на другой стороне тварится. А на другой стороне висит этот хуй, который за нами гоница, и сучит, как кузнечик, адной нагой па дароге. Так этот кандуктор, бля, без фсяких эмоций падходит к другой стороне вагона и что-то спакойно гаварит этому хую. Тот бля, задыхаясь, скачет и што-то ему злобно отвечает. Пассажиры сидят, смотрят, что дальше будет. Вагон несется так, што пиздец. Вадила хуячит сваи рычажки (хуй проссыт, зачем, фсе равно не тормозит и не поворачивает). Кандуктор выслушал, значит, бамжа и с совершенно безразличным видом вдруг как уебет ему батинком по ебальнику! Со всей дури! Бля буду, сам видел, как у бомжа искры из глаз пасыпались. Бедняга, естественно, сразу слетел с трамвая и кубарем ф сторону. Фсе ваще ахуели, не буду пиздить, я тоже. Пиздец, бля, баевик какой-то. Съездил на концерт, блядь. Поснимал репортаж для МТВ, называется. В пизду такие репортажи. От них, бля, нервы ни в пизду становятся ( (с) Питон).

В общем, кандуктор, как ни в чем ни бывало, потходит к нам и говорит: платите, мол, за праест. Два доллара каждый. Бля, ясный пень, я ему сразу заплатил. Без разговороф и с ахуенной радостью. Дал ему пятерку за двоих, сказал, оставь сдачу, на здоровье. Он бапки взял, билетики выдал и равнодушно съебался. Ну и парядки у них там, бля. Свабодная страна, нах. Калыбель демократии, ёпт. Не заплатил – на полном ходу на хуй из вагона. Наверное, вот какая она: защита экономических интересов. Короче, фстали мы, атрихнулись и сели на скамеечки. Отдыхаем и ахуеваем одновременно. Ехали, в целом, недолго и приехали как раз к нашему отелю. Ну, или почти. В общем, рядом. Вышли, блядь, аглядываемся: хуй знает, вдруг выследили нас как-нибудь эти пидары. Это ж Америка, у них там все бывает. Но пронесло. Не выследили.

Бля, сидим мы уже в номере нашего отеля и думу думаем. Хуй знает, о чем там мой кореш думал, а я фсе никак не мог воткнуть, пачиму на мою задницу (пидары – сасать) фсигда до хуя приключений выпадает. Может, я, блядь, несчастливый такой? Может, мне надо дома сидеть и ваще ебальник наружу не высовывать? В общем, сижу такой весь загруженный, делать не хуя, включаю телевизор.

Вижу, блядь, канал ABC или хуй там знает еще какой, короче, новости показывает. Слушаю, блядь, новости и что, вы думаете, там показывают, нах? А показывают там, блядь, аэропорт Нью-Йорка. И дикторша пиздит: «Сегодня, бля, в общественном туалете международного аэропорта JFK в Нью-Йорке был обнаружен конверт с белым порошкообразным веществом. В результате экспресс-анализа содержимого конверта, который был проведен сотрудниками специальной лаборатории, расположенной на территории аэропорта, было установлено, что в конверте находилась безопасная для человеческого организма поваренная соль. Администрация аэропорта приняла решение не эвакуировать здание, которое, однако, было обыскано полицией с помощью специально обученных собак. Никаких других подозрительных объектов обнаружено не было. По подозрению в имитации террористического акта был задержан гражданин Судана (или хуй там знает чего, может, Ливии или Пакистана, не ебу) Хуиф Абдул Пизджафар Ибн Хаттаб (или как там его). Ведется следствие».

Каково, а, бля? Вот пиздец-то, на хуй, думаю. Наделал делов. Бля, в пизду ее, эту Америку, надо дожить до послезавтра и съебывать отсюда ко всем чертям. Целее буду.

В общем, мы решили, что приключений нам на сегодня достаточно и завалились спать. На следующий день у нас была запланирована фстреча с российским вице-консулом, который был дядей маиво друга (не этово, а другово, из Масквы) и должен был покатать нас по городу, показать фсякие дастапримечательнасти и сувенирные магазины, а патом типа атвезти на концерт Эминема (на хуй он нужен, этот Эминем?)

Фстаем мы, значит, с утреца, выходим на улицу: хуяк, стоит. Бальшой такой Бьюик Сенчури Кастом и номера у него такие красивые: «КОНСУЛ». Верняк, без всяких цыфирок, нах, просто слово «консул». И все. Как у блатного. Еще я потом узнал, што у него мигалка в бардачке лежала, но он ее не включал. На хуй надо, там и так все песдец какие вежливые. Бля, я ахуеваю, какие вежливые. Вот па Маскве едешь – ни одна тварь дорогу не уступит. На перекрестке со второстепенной дороги ваще не повернешь, пока нагло морду не высунешь и не поматеришься как следует. А тут – пожалуйста. Не успеешь падъехать к перекрестку, все, бля, тормозят сразу, пропускают. Хоть у них двадцать главных дорог, хоть тридцать, нах. Захочешь перестроиться, только поморгай, сразу притормозят, пропустят. Только никто там просто так не перестраивается и не летает, как бешеный заяц, из ряда в ряд, как в Маскве, нах. Взаимная вежливость, бля. Но это я так, к слову.

Поехали мы, значит, кататься по Сан-Франсыско. Едем, на камеру снимаем, слушаем, как дядя нам рассказывает фсякую хуйню интересную. Покатались, значит, посмотрели разные домики прикольные, улицу Русская Горка, нах (хуй знает, почему русская, там ни хуя никаких русских и в помине нет), еврейские магизины, грузинскую пекарню, дом, где семья Levi живет (это те, каторые джынсы делают. Евреи, кстати) и все такое. Въезжаем, бля, в китайский квартал. Надо сказать, што в Сан-Франсыско китайцеф ну просто ДО ХУЯ! Пиздец, по моим прикидкам, працентаф 70 населения города – пиздоглазые! Их там больше чем негров, отвечу. Если, блядь, взять Пекин, Пхеньян и Ханой и поменять их жителей местами с санфрансысканцами, то разницу хуй заметишь. А ф китацском квартале ваще ВСЕ китайцы. Ни одной белой или черной морды не заметишь, только желтые.

Я, значит, ахуеваю и тактично так дядю спрашиваю: типа, я смотрю, што здесь очень многонациональная публика, не правда ли? Хуй знает, вдруг он этнофил какой или китайцев любит? А он отвечает: бля, пиздец, какая многонациональная тут публика! Не так, конечно, не матом, но достаточно импульсивно и жестко. И продолжает, что, мол, особенно заебали УЗКОГЛАЗЫЕ! Что, мол, проходу от них нет, везде эти желтые ебальники и все такое. А я напомню, што дружок мой тоже с нами едет. Я на переднем сиденье, он на заднем. И он, в общем-то, очень даже узкоглазый. Я, кстати, видел его паспорт, родился он в Амурской области. То есть, кто-то из его предков наверняка тайком через границу лазил. Через русско-китайскую, конечно. Чувствую, заерзал он, занервничал. А дядя знай себе чешет: мол, куда голову не повернешь, везде эти пни желтомордые, и откуда они только понаехали и житья от них нет и все такое… Я в зеркало смотрю, дружок мой сафсем уже насупился, камеру выключил. Абиделся. Не знаю, пачиму, но такой меня тут смех разобрал, батюшки светы! Просто ржу и астанавица не могу. Даже шептуна пустил от смеха. Два раза, по-моему. Дядя посмотрел на меня, потом в зеркало и тоже улыбнулся. И еще окно открыл. Хуй знает, зачем, проветрить, наверное.

Дружок мой ваще пиздец абиделся по полной программе. Атвирнулся и в акно смотрит. Тут вдруг, откуда ни возьмись, слева паявляется какая-то обшарпанная Хонда, обгоняет нас и внаглую так подрезает. Это ваще песдец как ниабычно. Дядя-консул охуел ниибаца. Побагровел, перестроился влево, догнал эту ебучую Хонду. Посмотрел на водилу и как заорет:

- А, бля, так это узкоглазая пизда! Только эти ублюдские китайцы могут так машины водить. Штоб у нее хуй атвалился!

И все в таком духе. А за рулем действительно сидела старая китайскя бапка. И с удивительным похуизмом фсех падризала. Такая у нее, наверное, развлекуха пиздатая по утряне: ездить на своей раздолбайке и всех подрезать. Сука недоебанная. Я засмеялся еще громче и ваще не мог астанавица минут десять, наверное.

А дружок мой после дядиного крика ваще сник. И молчал весь день, как партизан. Или как гандон, не знаю точно. Гандоны ведь тоже не особо разговорчивые.

В общем, долго ли, коротко ли, приехали мы, наконец, в магазин. Сувениры покупать.

(продолжение следует)

Raider.

В общем, долго ли, коротко ли, приехали мы, наконец, в магазин. Сувениры покупать. (Бля, как я заебался писать про эту ебаную паестку. На хуй я ваще начал?) Короче, бля, накупил я фсяких маек, кружек и прочей хуеты, заебашил фсе это к дяде в машину, развел ево на пиво (хули, ему в падлу, что ли, мне пифка падагнать? Он же вице-консул, бля, бабла, небось до хуя зашибает) и паехали мы абратно. Привес он нас к ателю и съебался. Типа дел да хуя. Попросил, шоб мы иму пазванили и сказали, када у нас канцерт и где. Типа он нас отвезет.

Патхажу я в ателе на ресепшн. Слава богу, в этот день уже другая смена была, и пидар сменился на толстую косую американку. Пиздец какую косую! Не скажу, куда гляжу, блядь! Даже неудобно, блядь: стою перед ней и головой ворочаю, взгляд пытаюсь паймать. В опщем, мы ее еще с утра папрасили узнать, где находится этот ебаный канцертный зал, где проходит шоу злоебучего Эминема и как туда праехать. Вот я ее и спрашиваю, типа узнала ли ана чего. Она радостно так саапщает, что узнала: это место находится в 40 милях от Санфрансыско в мистечке Маунтайн Вью, што ф Силиконовой Долине. И што в васкресенье туда не ходит никакой опщественный транспорт. НИКАКОЙ! Ни, бля, паезда, ни афтобусы, ни хуя! Только какие-то сельские автобусы с потными мексиканцами, которые могли домчать нас туда на фсех парах за 4 часа, и то с пересадками. Заебись, бля?! А такси в адну сторону будет стоить в районе 150 баков! Ахуенно! Вот так нас, блядь, атправили на канцерт. Фсе продумали наши дорогие арганизаторы. Пошли вы на хуй, думаю, астанусь ваще в ателе. Лутше телку найду какую. А билет фпарю кому-нить. И на эти бапки буду смареть фсю ночь платный порноканал. Вместе с телкой. Кстати, к слову: телки там ахуительные. Бля, фсе блондинки, сисястые, стройные и адеты прикольно. Бля буду, не ожидал. Не начесаны, не расфуфырены, как какие-нибудь лахудры лимитческие, а реально понтово выглядят и вазбуждают. Ладно, проехали. Кстати, я позвонил дяде-консулу и абъяснил ему эту хуйню с транспортом. Он, бля, мужик хороший, но сказал, што ни хуя не сможет нас атвизти, патамушта у него, как у дипломата, 25-мильная зона. То есть он не вправе отъезжать дальше чем на 25 миль от Санфрансыско без предварительного письменного предупреждения местных властей, нах. Да, думаю, фпизду такие концерты.

А с другой страны, неудобно. Приехал, блядь, за тридевять земель на концерт и не сходил на него. Как-то не по-людски. Дружок мой ваще расстроился, чуть не плачет. Хули, он-то рэпер ниибаца. Ездил из Самары в Маскву хуеву тучу раз петь свой рэп. Ждет этаво канцерта, как второго пришествия. Жалко его. В опщем, тут вдруг эта касая и гаварит: бля, кароче, есть для вас адна маза. В 4 милях от концертного зала в этом ебаном Маунтайн Вью у нас есть отель. То есть отель нашей сети. Я, блядь, могу вас туда переоформить и на своей машине на халяву отвезти. А то жалко мне вас, непутевых. Нет, прикиньте? Фсе гаварят, американцы пидары и жиды. А тут первая попавшаяся американка предлагает нам ахуительную помощь. Кривая, правда, напрочь, но хули нам не согласица? Ладно, поехали, говорю. Сабрали мы вещички, прыгнули к ней в машину (хонда-купе какая-то). Помойка в машине – пиздец. Фся, на хуй, ф каких-то бутылках от пепси, фантиках, обертках и прочей шелухе. Просто по колено, реально. Но нам по хую. Дружок мой всучил ей диск группы «Каста» (песня про Макса и все такое – ужасное говно, песдец ваще!), штобы ана его фключила, и сидел, фтыкал.

Короче, едем мы, песдим о фсякой хуйне. Она мне рассказала, што у них президент («джорджбужджуниор» (с) Не Помню Кто) полный мудила и атмарозок и што полстраны ево на хуй пасылает, патаму што за него, ни хуя не голосовали. Што он ебнутый, как Ельтсын, и крыши у него нет и в помине. Она мне фсякой еще хуйни понарассказывала, но я уже все забыл к ебеням. Ехали мы, ехали и приехали, блядь, в другой отель. Ваще охуенная гостиница, тоже небольшая, но очень пиздатая, с бассейном, джакузи, спортзалом (все на халяву) и прочей хуйней. Кровать в номере – пиздец какая большая! Четыре Удава лягут и не потеснятся. Кстати, дали два номера отдельных вместо одного двухместного. Но, блядь, долго мы там фсе равно не пробыли. Патамушто через два часа прибыло заказанное нами заранее такси и павезло нас на канцерт.

Канцерт прахадил в живописном местечке на аткрытом воздухе. Большой такой амфитеатр, тысяч на двадцать народу, с сидячими местами впереди и стоячими – сзади.
Нам достались пиздатые сидячие места – близко к сцене, фсе пиздато видно. Но перед тем как туда папасть, нам мы все равно еще пришлось попотеть. Дело в том, што мой умный-разумный спутник весде ходит са сваим рюгзаком. Песдец, как баба с косметичкой. У него там ваще ни хуя не было, кроме каких-то бумажек ненужных, но он фсе равно его с сабой папер. Я ему еще в ателе сказал – не бери эту хуйню с сабой, могут не пустить. Он такой: хули не пустят? Я говорю, у нас в Маскве на бальшие канцерты абычно не пускают с вещами. Он говорит, а у нас, блядь, в Тальятти пускают. М-да, говорю, кто у вас там играет, на бальших концертах-то? Ну, говорит, иностранцы, конечно, к нам не приезжают, но вот «Руки Вверх», «Агата Кристи» и фсе такое имеется иногда. М-да… Умник, бля. Ладно, говорю, бери сваю хуйню, но если что – я тебя предупреждал. Хули, приехали, разумеется, ему от ворот поворот. Иди, говорят со своим рюгзаком на хуй. И камер хранения, естественно, ни хуя нет. Пришлось нам, как сусликам, скакать по местной степи (а это ваще глухое место, типа за городом на природе) и прятать где-то ф кустах его ебучий рюгзак. А там вокрук ниггеры шныряют. Хуй от их зоркого ока сныкаешься. В опщем, запинули рюгзак ф какие-то колючки, вродже никто не заметил. Папиздавали канцерт сматреть.

Заходим на территорию (типа вакруг амфитеатра – зона развлечений. Пиво там фсякое, майки и прочая поебень). Негроф – хуева гора. Ходят, йоу-кают, абнимаюца. Стаит невъебенный афтобус, расписанный эминемовской символикой, а из него, блядь, как-то хитро, вертушки высовываются и ди-джеи типа на них играют. Весело, хули. В опщем, хуй да дело, начался канцерт. До самого флагмана-Эминема выступала еще хуева толпа фсяких ниггеров. Кстати, фсе те, каво паказывали фсе это время по местному МТВ, нах. Народу набилось – до хуя. Примерно в равных пропорциях негроф, белых и китайцев. Но всех их абъединяло адно – ФСЕ КУРИЛИ ШЫШКИ! Фсе до одного нах! Каждая скотина! Бля, справа от меня чувак забивал косяк в сигарету, слева баба захуячивала план в раздроченную сигару. Сзади уже тянуло характерным дымком, а спереди два смешных белых чувака (очень похожих на парня из клипа Оффспринг «White Guy») уже кумарили вовсю. Через полчаса после начала над амфитеатром стоял такой кумар, што птицы падали! Никто ничево не пил (разве што пифка немного), но шмаль курили ВСЕ! Кроме нас, конечно. И так весь концерт. Который шел четыре с половиной часа. Косяк за косяком. Чума, ваще… За шмальным дымом ни хуя даже сцены не видать было…

Ну, а в целом, концерт прашел как абычно. Побегали эти ебаные ниггеры, патом вышел Эминем, паказал фсем сваю белую, волосатую, прыщавую жопу, што-то там спел и съебался. Вот и фсе веселье. Правда еще выступали в этой рэп-толпе «Papa Roach» - вот эти меня порадовали. А так – хуйня. Правда, еще ниггеры устроили цырк: вышел, значит, один на сцену и говорит: так, блядь, сейчас левая половина зала будет громко кричать. Все, бля, на той половине заорали как пидары недорезанные. О, какая пиздатая половина, говорит. Не то, что уебищная правая. Малацы. Тут выходи другой негрила и говорит: хули ты, сука, народ обижаешь? Ну-ка, правая половина, теперь вы кричите! Фсе орут: АААААА!! А теперь, правая половина, повернитесь к левой половине, поднимите руку, сожмите в кулак, вытащите средний палетс и скажите: ИДИТЕ НА ХУЙ! В общем, как на утреннике. Пазавите, детки, снигурачку и фсе такое. Детский сад, бля. Но весело. Бля, двадцать тысяч человек стоят и друг друга на хуй посылают. При этом, заметьте, никто не пиздится. И мусоров на концерте ваще нет. Ни одного. Я думаю, среднестатистический американец за год встречается с копами реже, чем я за два дня. Но об этом позже. В общем, стоит мат-перемат, кумар и веселуха.

А потом канцерт на хуй кончился. Папиздавали мы на выхад, в степь, бля. Темно уже пиздец. И начинаем скакать, бля, по колючкам, искать рюгзак маиво друшка. Полчаса лазили (то есть я-то, конечно, не лазил, на хуй мне надо, мой рюгзак, што-ли?), еле нашли, блядь. И тут, блядь, до меня доходит один неприятный песдец. Фсе просто – я ни хуя не помню ни названия ателя, ф каторый мы переехали, ни, разумеется, ево адреса, нах. А находимся мы, напомню, ночью ф степи. Ни телефона, ни рации, ничего у нас нет. Вылет дамой через 5 часов. Через два часа за нами в отель должен приехать заказанный шаттл-бас, штобы вести нас в аэропорт. Мы, блядь, не особо далеко от отеля (хули - 4 мили), но в какой он стороне – даже не представляем. Патамушта ехали па хайвею, хуеву тучу рас паварачивали и фсе такое. Короче, труба. Ахуенно. Ладно, говорю друшку, давай допиздуем до каково-нибуть цивилизованного места, а там такси поймаем. Попиздовали. Вместе с нами пиздует до ебени матери народа. Но все они (все, блядь, без исключений!) приехали на сваих тачках. Вакргу этово ебаного амфитеатра до хуя парковок и все забиты машинами. И народ чешет туда, садица па сваим фордам и джипам и уебывает дамой. Спать. И никаких такси в акруге нет и ф памине.

В общем, пиздуем мы вдоль какой-то дароги, по каторой фсе тачки съебываются. Типа в направлении хайвея. Местность нежилая, но зато по нашей стороне тянется та самая пресловутая Силиконовая Долина. Так што мы хуярим мимо невъебенных домиков с логотипами Silicon Graphics, ILM, Dreamworks, Lotus и прочей хуйни. Пиздуем долго. Через полчаса доходим до моста, пресекающего хайвей. Смотрю я, блядь, внис, вижу как там носятся тачки и панимаю, што никаково такси на хайвее поймать нам не удастся. Мало тово, што их там просто нет, так еще и хуй кто остановится. Абзатс… Прощай, шаттл. Гуд-бай, самолет домой. Пидары, каторые с канцерта едут, несуца как угорелые, на нас хуй кладут. Раскладной. К таким опкуренным атмароскам в попутчики не набьешься. Дружок мой от таких мыслей занервничал мрачно, злится, ругается. А мне весело, хули. Где наша не пропадала?

В опщем, начали шерстить местность. Спустились как-то блядь, с другой стороны и наткнулись на што-то вроде оазиса цивилизации. Макдональдс какой-то, еще пара забегаловок, заправка и все такое. Озираюсь я ф поисках такси или чево-нибуть пахожего Ни хуя нет. И тут мой взгляд падает на одиноко стоящую палицейскую машину, спрятавшуюся за кустами с погашенными огнями. Бля, думаю, ну что делать? Больше помощи ждать неоткуда. Отдышался, собрался с мыслями и папиздовал к к машине. Патхажу, смотрю, окна открыты, сидят два копа. Оба белых и с усами. На меня – ноль внимания. Здрасьте, говорю. Тот, что на пассажирском сиденье, нехотя паварачивает ка мне голову и говорит, типа, че надо? Бля, говорю, мужики, песдец, так и так, мы туристы, патирялись, нах, у нас самолет через три часа, надо срочно в отель папасть, а то пропадем ни за полушку и фсе такое… Он мне: какой атель? Я говорю, бля не ебу, адреса не знаю. Начинаю ему пра приметы рассказывать, какие помню: что, мол, супермаркет какой-то напротив, бассейн, бля, джакузи, спортзал. Баба касоглазая. Кровати большие. В опщем, фсе, што помню. Он сидит, крутой такой, слушает. Попиздил че-то с напарником, потом говорит: это отель такой-то? Я тут же вывеску вспомнил: ага, говорю, он самый! Ладно, говорит, туристы хуевы, щас я вам такси вызову. Бабки есть, за такси забашлять? Ага, есть, говорю, а как же. Стойте, говорит, где-нить у Макдональдса, он вас там падберет. Кароче, взял сваю рацию: первый, первый, я второй, пришлите кэб на улицу такую-то, нужно двух раздолбаев отвизти туда-то и туда-то. Фсе, говорит, пиздуйте к Маку и там стойте. Щас такси приедет.

Поблагодарил я добрых американских ментов и попиздовал с дружком к Маку. Около Мака несколько дорого пересекается. Встали мы на углу, штобы перекресток видеть и стоим. Темно, поздно, машин пачти нет. Минут через десять праизжаит мима нас такси. Падъезжает к другому углу и останавливается. Вдруг, аткуда ни вазьмись, паявляется с той стороны Мака какая-то парочка, садится в это такси и УЕЗЖАЕТ! БЛЯ!!! На нашем такси! СУКИ!

Что делать, нах? До шаттла 1 час. Вещи не собраны, ни хуя не готово, и ваще мы даже еще не в отеле. Песдец. Опять к мусорам идти? Чего доброго, застрелят еще… Но делать-то нехуя. Не-ху-я! Правильно, пиздую опять к ментам. Они на меня смотрят так уже подозрительно. Бля, говорю, не велите казнить, велите миловать. Так и так, приехало наши такси, но какие-то злоумышленники его спиздили. И уехали на нем. Они мне: ты че, издеваешься. Хули ты ваще тут делаешь? Бля, говорю, мы с МТВ Россия, нах, приехали на концерт Эминема, но ввиду хуевой организации, блядь, не можем попасть дамой. Пожалейте, плиз, не оставьте на погибель верную. Ладно, бля, говорят, последний раз. Кароче, снова берет коп рацию, вызывает нам такси и говорит, пиздуйте, встречайте. Проебете – ваши проблемы. С этими словами они заводятся и уезжают. Песдец. Мы несемся как угорелые к Маку, встаем, бля, на разных, углах. Снова через десять минут появляется желтая машинка. Бля, мы выбежали на дорогу, замахали ему, чуть под колеса не легли. Остановился. Открываем двери, запрыгиваем, говорим: гони, брат. Там сидит какой-то араб, по-английски еле чешет. Говорит: «билять, эта для ваша милиция такси вызывала, хуй-перехуй»? Да, говорю, для нас, блядь. Мы охуенно спешим, так что гас ф пол и фпирет! Этот урод нас еще полчаса мурыжил, мы это или не мы, поехал искать этих ментов, штоб у них спросить и так далее. Сука, говорю, если ты сейчас же не поедешь, я тебе ебну. Я ему и впрямь готов был ебнуть, патамушта ситуация была уже очень хуевая. Можно было в натуре никуда не улететь.

В общем, хуй знает, вроде подействовало. Паехали мы быстро. Правда он несколько раз не туда свернул. Чурка, хули. Тупой. Или наоборот, очень умный, блядь. В общем, наконец, приезжаем мы в отель. Врываемся в лобби, будим ахуевшего спросонья клерка. Тот говорит, что все нормально, ребята, ваш шаттл приедет через двадцать минут. Бля, бежим бегом в номер, пакуем вещи, спускаемся. Полчаса прошло, сорок минут. Шаттла нет. Самолет – через 3 часа. Што за хуйня, спрашиваю у клерка? Хуй знает, отвечает, ща выясню. Звонит в контору, в которой шаттл заказан, а ему там и говорят: шаттл приезжал к вам в отель двадцать минут назад. По словам водилы, он зашел в лобби, никого там не нашел и съебался. БЛЯ! Вот пиздеж! Клерк (узкоглазый, кстати) аж сам охуел. Не пиздите, говорит, я все время здесь. Он не мог сюда заходить. Ни хуя не знаем, говорят, шаттл уехал. Следующий сможем подогнать через сорок минут. Ахуеть. На регистрацию опоздаем. А делать-то хули? Пришлось соглашаться. Через сорок минут подрулило што-то вроде большой Газели с толстой теткой за рулем. Она бодро закинула нас и наши пажитки ф кузов и папиздовала в аэропорт. По дороге собрала еще народу и давезла до аэропорта минут за сорок.

В общем, как я объяснялся с хуями, которые не хотели нас регистрировать на рейс, это ни хуя не интересно. И ваще, больше ничего интересного с нами не случилось. Если я вам расскажу, што по фсему аэропорту JFK были расклеены маи фотографии с надписью “wanted”, вы вряд ли паверите и правильно сделаете. Палку ни хуя перегибать не буду. Мы просто прилетели в Маскву и песдец. Фсе, нах. Родная сафковая действительность с бирезками, самоварами и прочей хуйней снова приняла нас ф сваи абъятья.

Хуй знает, у меня с окончаниями праизведений фсигда праблема была. В опщем, каму ни панравилась история, или кто щитает, што она слишком реско и непонятно закончилась – меня не ебет, нах. А, кстати: сюжет про ограбление бомжом аппарата для газет показывали по МТВ в позапрошлый понедельник. Вот так-то. Фтыкайте.


Теги:





1


Комментарии

#0 15:04  21-09-2006Carma    
первый нах??!

(пойду почитаю крео)

спустя 23 минуты: стопудова читал до этого.

#1 15:08  21-09-2006Raider    
ни хуя себе...

а че-то тут ни хуя не с начала )))

#2 15:18  21-09-2006ИбливыеКоты2шт    
Райдер, да ты никак сам себя в "литературу" по ошибке вместо "графоманского высера" хуйнул?
#3 15:24  18-05-2007Raider    
Бля, первый раз увидел совй крео в ебаном ретро-окошке!!!
#4 01:06  12-11-2011ПОРК & SonЪ    
И тут в десятке ггг
Вот так-то. Фтыкайте(с)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....