Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Trash. /Матч Смерти/.

Trash. /Матч Смерти/.

Автор: Дик Кант
   [ принято к публикации 12:16  28-04-2005 | Cфинкс | Просмотров: 392]
- Дику! Дику! Выходи! – стоя под окнами квартиры лучшего друга, кричал Журема.
В окне показалась чья-то голова:
- А, Журема, это ты. Чего надо?
- Дику, приехали «флакельфцы». Сегодня же ответный матч! Разве ты не помнишь? Игра скоро начнется. Давай выходи поскорей!
- У меня болит голова, я вчера слегка перебрал, только что проснулся, а если быть точным, то твои вопли разбудили меня. Начинайте сами. Я подойду ко второму тайму.
- Дику, твою мать, не успокаивался Журема. Сегодня на матче будут селекционеры из «Сан-Паулу». Мы и так проиграли последнюю игру, проиграем и эту – и все. На карьере можна ставить крест. На мечтах тоже. Ты знаешь, чего стоило моему отцу договорится об их приезде?..
- Да твой отец просто гандон, - Дику прервал монолог Журема и сделал отрыжку. – Оставил вас с матерью одних в этих говенных факелах, а сам жирует на Руа да Консоласан.
- Тем не менее, он не забыл про меня, и хоть чем-то пытается помочь, в отличие от твоего, пьяным заснувшего на берегу океана и сожранного пираниями.
- Придурок… В океане нету пираний, мой отец просто заснул на берегу, а ночью начался прилив, и он утонул.
- Дику, как можно быть таким тормозом, разве это сейчас важно? Думаешь все эти богатые дяди в дорогих костюмах из «Сан-Паулу», «Васку да Гама», «Сантоса», «Ботафого» только и занимаются тем, что разъезжают по бразильским трущобам, устраивая смотры игроков из дворовых команд в надежде найти нового Роберто Карлоса или Рональдо? Дику, это же наша мечта, возможно это наш последний и единственный шанс попасть в «Сан-Паулу». Мы же всегда хотели этого вместе. Дику, пожалуйста. Выходи!
- Ладно, ладно, уговорил, уже иду, - стараясь мысленно победить головную боль, согласился он, - а мяч хоть есть?
- Есть, ребята из «флакельфа» привезли с собой.
Через пять минут на встречу своей мечте из подъезда вышел неопохмеленный Дику:
- Надо бы Алка-Зельтцера принять, потому что для подающего надежды футболиста у меня как-то не совсем товарный вид.
- На вот, лучше пивка глотни, - сказал, улыбнувшись, Журема и протянул другу оставшуюся половину бутылки «брахмы».
- С утра не выпил – день пропал, - резюмировал Дику и одним глотком выпил все до последней капли.
- Ну, побежали?!.
Вскоре ребята уже разминались на расположеном при дороге поле стадиона им. Эдсона Арантеса до Насименту, возведенного муниципальными властями в рамках программы по борьбе с уличной преступностью. Никакой это, правда, был не стадион. Так себе, небольшое поле, даже приблизительно недотягивающее до стандартов ФИФА по размеру, с деревянными воротами, перекладины которых не всегда выдерживали попадений мяча и падали на спины вратарей, отправляя их на «скамью запасных», без скамьи запасных, без рекламных щитов, без флажков и линий разметки, без трибун для болельщиков, и, как правило, без болельщиков, без судей, без медиков и даже без названия. Игроки местного «старт да Сан-Паулу» сами так назвали это «место» именем своего кумира, и принимали на нем команды из соседних трущобных районов, устраивая неофициальные турниры, чемпионаты, кубки города. Ответные матчи игрались на таких же стадионах соперников, сооруженных в рамках подобных программ. Власти не жалели денег для того, чтобы поставить на путь исправления подростающее поколение этих забытых богом районов бразильского мегаполиса, поэтому и создавали такие места проведения досуга, средства на которые закладывались в бюджете отдельной статьей. А еще так отмывались деньги…
На противоположной стороне поля разминалась команда соперников «флакельф». «Мы порвем вас, как и в тот раз», «Зря вы согласились опять сыграть с нами», «Старт – параша, победа будет наша» - временами кто-то выкрикивал из гостей, ошибочно предчувствуя вкус очередной победы. У центра поля стоял черный «ягуар» смотрителей из «Сан-Паулу», через распахнутые настежь двери которого Умберту Жанинью, главный селекционер клуба, плевался скарлупками от семечек подсолнуха и поглощал ядрышки.
- Э-эй!!! Харош там дрочить. Пора уже начинать, - крикнул капитан «флакельфа», и направился вместе со своей командой к центру.
- Пора! – сказал Журема своим игрокам.
Команды собрались в центре поля, капитаны разыграли мяч и ворота. «Старт» выбрал мяч, «флакельф» взял себе западные ворота. Игроки заняли свои места, вратари взмахнули руками, сигнализируя о своей полной готовности.
- Пусть кто-то только попробует попасть мячом по машине, - крикнул один из охранников селекционеров и провел ладонью по горлу. «Да пошел ты…», - шепнул себе под нос каждый из игроков…
Дику отдал пас Журема, тот назад в сторону своих ворот. Игра началась. Нападающие «флакельфа» с первых секунд ринулись на половину поля соперника и начали прессинговать, заставляя противника сесть вниз и отправить мяч в свою штрафную, где им завладел вратарь. Несколько секунд – и мяч снова в игре. В этот раз уже на половине поля «флакельфа» в ногах у Дику. Он отдает пас Журема, тот технично обрабатывает мяч, готовится нанести удар, но не совсем соответствующий правилам игры подкат отправляет его распластавшегося во весь рост на газон. Штрафной удар – пока мимо ворот. Защитник выносит мяч с угла вратарской площадки далеко в сторону ворот соперника, но прямо в ноги Жозе Аугусту, полузащитника «старта». Он принимает мяч под себя – противник пролетает справа, Жозе идет вперед сам, набирает скорость, выходит на ударную позицию - до ворот 25 метров: бьет - мяч попадает в перекладину, та с треском падает вниз на голову вратарю Жайме Фигура. В команде «флакельф» замена: на поле выходит Жуан Карлос.
После замены темп игры стал постепенно сгасать, пока не сгас окончательно, и игроки начали ходить по полю, демонстрируя свою усталость и желание как можно скорее доиграть первую половину матча. Не создав больше ни одного острого момента, они отправились на перерыв отдохнуть и обсудить, что нужно сделать, чтобы повысить остроту комбинаций, улучшить качество игры вцелом и кого следует заменить.
На второй тайм все вышли в приподнятом настроении, уверенные в успехе каждый своей команды. С центра начинали игроки «флакельфа». Пас по линии, пас назад, навесная передача далеко вперед, Жоау принимает на грудь, разворачивается, обыгрывает защитника, выходит один на один с вратарем, бьет, забивает, радостный бежит в сторону своих ворот, принимает поздравления товарищей, «старт» начинает с центра, пас по линии, пас назад Жозе Аугусту, сольный проход вдоль правого края поля до точки, где должен стоять угловой флажок, диагональная передача назад на левый фланг, прекрасная обработка мяча Дику, обход одного защитника, второго, штрафная площадка, вратарская, на встречю несется вратарь “флакельфа”, удар по воротам, штанга, мяч отскакивает назад, Журема в жесткой борьбе завладевает им, бьет с линии штрафной, опять штанга, мяч опять отскакивает ему прямо в ноги, удар с лету, мяч летит в ворота, но почему-то попадает в крестовину, крестовина, крестовина, крестовина, что мяч делает на крестовине? На скорую руку забитый во время ремонта перекладины гвоздь остановил эту острую атаку.
Журема замер на месте. Он ничего не понимал. Как же такое могло произойти и почему именно сегодня, когда за матчем наблюдают представители «Сан-Паулу». «Все кончено, - думал он, - всему конец. Почему? Почему мячу вздумалось полететь именно туда?.. Каких то пять сантиметров вниз, и никаких проблем, и гол, и возможно «Сан-Паулу», а так – опять поражение. Мяча то другого нет. Технарь – 3:0 и причем далеко не в нашу пользу.» Журема упал на колени в штрафной площадке противника, закрыл лицо руками и заплакал. К нему подошел Дику:
- Ну, успокойся, - сказал он. – Мы все тебя понимаем, но еще ничего не потеряно. За тобой же смотрят. Кому, по-твоему, такой психически неустойчивый футболист? Никому! Слышишь? Успокойся. Сейчас что-нибудь придумаем.
- Давайте что-то решать! – сказали соперники, - иначе - технарь, а с вас новый мяч.
Дику побежал к тому месту, где устроились селекционеры.
- Извините, может у Вас есть мяч? Нам очень нужно доиграть этот матч. Это очень важно для моего друга Дику.
- Свой надо иметь, - ответил Умберту Жанинью, бросил в рот семечку и, отделив при помощи языка и зубов ядрышко, выплюнул скарлупу. – Вопросы?
Дику ничего ему не ответил. Развернулся и пошел к другу, с головой окунувшись в размышления.
Внезапно унылая гримаса на его лице сменилась радостной улыбкой. Он подбежал к Журема.
- Я придумал, - сказал он, - подожди минутку.
Через минуту Дику вернулся с мачете для рубки сахарного тростника в руках.
- Держи, вот так, теперь вставай. Если у нас нет мяча, то остальную часть игры вы можете доиграть моей головой.
- Но, так же не сможешь сыграть ты, а как же наша мечта о «Сан-Паулу»? А если нам не удастся поставить после игры твою голову назад? Нет, я не могу этого сделать, не могу.
- У тебя нету выхода. «Сан-Паулу» - это не наша мечта, а твоя. А я просто твой друг, который тебя во всем и всегда поддерживал. Я понимаю насколько это важно для тебя, поэтому и иду на это. А голову поставить на место не составит никаких проблем, поверь, - Дику коленями стал на травяной газон поля, уперся руками в землю, вытянул вперед шею, - давай руби.
- Нет, я не могу.
- Журема, давай, не бойся, руби, - подстрекали его товарищи по команде, потом на место поставим.
- Давай Журема, не можна долго ждать.
- Нет.
- Журема, я должен тебе кое в чем признаться, я сплю с твоей матерью, прости.
- Ах, ты… - Журема внезапно потерял контроль над собой, на секунду забыв о долгих годах связывающей их дружбы, взмахнул мачете и с силой обрушил его на шею Дику, вложив в удар всю свою вмиг накопившуюся ярость.
Отделенная от туловища голова покатилась по зеленому газону. Журема отбросил мачете за пределы поля и поднял еще недавно общавшуюся с ним часть тела своего наилучшего друга. Поднял ее вверх, чтобы позволить стечь сочащейся через рану крови.
- Я пошутил, - сказала голова, - я не спал с твоей матерью, но я должен был тебе солгать, иначе ты бы не сделал этого.
Глаза Журема вновь увлажнились и из них ручьем хлынули слезы:
- Я не подведу тебя, Дику, твоя жертва не будет напрасной. Мы виграем. Я обещаю.
Смахнув с лица одной рукой слезы, тряхнув теряющей признаки жизни головой Дику, чтобы дать последним каплям крови упасть с нее, Журема уверенным шагом направился к воротом «флакельфа».
- У нас есть мяч, - сказал он и стукнул головой о землю, как мячом. Та отпружинила и вернулась в руки. – Давайте! Ваш мяч! От ворот. – И отдал голову сопернику.
Через минуту игра была возобновлена. «Старт» собрал все свои силы и едва позволял противнику перейти на свою половину поля. Жесткий прессинг, точные передачи, острота атак, одна из которых вскоре увенчалась успехом, – такой была игра родившейся на свет заново дворовой команды из трущоб «Сан-Паулу». Радости ребят не было предела. 1:1. Убежденность в неизбежной победе жила в душе каждого. Только обезглавленное тело Дику, одиноко лежащее за пределами поля, не подавало никаких признаков уверенности в положительном исходе игры, время от времени конвульсируя в судорогах и орошая травянистый покров ручьями выплескиваемой под действием постепенно ослабевающего артериального давления крови.
Атака за атакой, удар за ударом, когда в створ, а когда и мимо ворот, «флакельф» всем составом переместился на свою половину поля, чтобы хоть как-то сдерживать наступательный порыв «старта» и сохранить за собой ничью, благодаря которой выйти победитялями в жесткой схватке по итогам двух матчей. Но не тут то было. Робервал отдает навесную передачу на Журема, тот прокидывает голову Дику вперед, успевает оббежать защитника, на скорости левой ногой легонько касается головы таким образом, что она попадает на пятку правой ноги, пятой подбрасывает её вверх, та пролетает над его головой и головой очередного защитника, опускаясь прямо на уже готовую её встретить ту же правую ногу, под действием ударной силы, изменяя траекторию полета, направляется в свободный от опеки вратаря угол ворот, касается штанги, от чего теряет несколько зубов, и выводит команду хозяев вперед. 2:1.
Журема подбегает к машине селекционеров из «Сан-Паулу» и отдает им низкий поклон. Разозленный пропущенным голом Жуан Карлос выбивает за пределы поля голову Дику. Та падает на прозжую часть и с треском раскалывается пополам, освобождая от двадцатилетнего заключения в черепной коробке головной мозг. Везущий гуманитарную помощь из США грузовик «MAN» хоронит всякую надежду на обретение Дику прежнего внешнего вида. Никакая медицина тут уже ничем не может помочь. Колеса раздробили две половинки черепа на тысячи мелких кусочков, а мозг, как перегретый на солнце головастик, кровоточа, распластался на асфальте.
Не веря своим глазам, Журема подбежал к еще теплому телу Дику:
- Он мне за это ответит. Я отомщу! – сказал он ему, понимая, что уже никогда больше не встретится со своим лучшим другом.
Подняв с земли мачете, лежащее подле тела, он понесся к обидчику. Жуан Карлос встретил его тремя выстрелами из своего «кольта» калибра 0,45, но Журема успел замахнуться и снести с плеч голову своего убийцы. Голова, ударившись о перекладину, залетела в ворота, доведя счет игры до 3:1, но этот гол не был засчитан. Не секрет, что вооружению банд из трущоб бразильских городов, может позавидовать армия такой страны, как, например, Швейцария, поэтому не удивительно, что все игроки взяли в руки свое оружие и началась перестрелка. Селекционеры, испугавшись, решили уехать прочь, но несколько пуль, попавших в жизненно важные для автомобиля комплектующие, сделали их невольными свидетелями самого кровавого в истории мирового футбола поединка. Погибли все…
Через пять минут над «стадионом» воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь только легкими порывами ветра, скрипением пошатывающихся деревьев и шелестом листьев. Солнце, став в зените, окутало своим теплом бездыханно лежащие на траве тела, создавая благоприятные условия для их последующего разложения. Где-то высоко-высоко над землей в голубой лазури неба одиноко кружились стервятники, издалека учуявшие стоявший в воздухе запах запекшейся крови. Вдруг, прежде неподвижное обезглавленное тело Дику зашевелилось, встало и вслепую пошло по направлению к «восточным» воротам. Споткнувшись о труп Жуана Карлоса, оно остановилось, нагнулось и подняло с земли его голову. Сантиметр за сантиметром с тщательностью, подобно которой слепой читает по методу Брайля, тело пальцами обследовало голову, и, нащупав повреждения, причиненные при инертном полете ударом о перекладину, подбросило ее вверх и ногой зафутболило далеко за пределы поля. Ступив шаг назад, оно наткнулось на то, чем еще 6 минут назад был Журема. После короткого изучения целосности недостающей телу Дику части тела Журема, оно взяло в руки лежащий рядом мачете и отсекло ним голову. Подняв, тело присоединило ее себе. Через несколько секунд Дику открыл глаза:
- Ничо так… - кашлянув кровью, сказал он сам себе и пошел в сторону припаркованого у центра «ягуара». – Надеюсь, вскоре заживет.
Открыв двери автомобиля, он увидел дрожащих от страха селекционеров с их охранниками:
- Ну, и как Вам игра? – спросил он.
- Ничо так, понравилась, - ответил Умберту Жанинью, - вы были особенно великолепны. Не хотите ли подписать с нами контракт на год? – он протянул ему бумаги, - просто поставьте подпись вот здесь, - и указал пальцем в нижний правый угол последнего из прошитых листов.
- Хорошо, - сказал Дику, взял в руки документ и расписался, - а теперь я хочу немного отдохнуть, извините.
Он вернул подписанный контракт, а сам пошел прочь с этого ужасного места, на которое впредь больше никогда не возвращался…


Теги:





0


Комментарии

#0 12:41  28-04-2005Lautrеamont    
"... в отличие от твоего, пьяным заснувшего на берегу океана и сожранного пираниями"(с)

Пираньи речные рыбы.

З.Ы. Ничо так, понравилось

#1 12:41  28-04-2005Лютый ОКБА    
Хуясе! Барбитураты или амфетамины?
#2 12:59  28-04-2005Дик Кант    
Lautrеamont

О том, что пираньи в океане не живут, написано в следующем предложении

#3 13:06  28-04-2005Рыбовод    
Сюжета нет.

Есть только фабула пинания башки. Фабуля, мягко говоря, несвежая.


Стиля нет. Есть нечто даже хуже, нежели просто "нет" - есть издевательство над самим понятием "стиля". Двойное отрицание. Антисистема.


Почему персонажи носят португальские имена, но разговаривают языком пензенских тинэйджеров ?


Ерунда.

#4 14:02  28-04-2005Lautrеamont    
Дик Кант.

ой!))Приношу извинения за невнимательность.Работа.Читала отвлекаясь. Чувствую себя полнейшим тормозом. Как жить после этого? Убить себя?

#5 14:52  28-04-2005Giggs    
Чота ниасилил. Но мож и не хуйня, не знаю.
#6 14:53  28-04-2005Рыкъ    
вполне сойдет
#7 15:15  28-04-2005Нейромант    
Лотремо хотя бы надругайся на д собой..

Ничего так славненьки трешачок...

#8 16:53  28-04-2005ГумбертГумберт    
хуй дочетаиш

поибень.

#9 22:39  28-04-2005МешокНоктей    
хуйня.зря четал.
#10 14:30  05-05-2005Сэмо    
дочитал. ниче так. хоорор

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [3] [Здоровье дороже]
скрип ногтей по коже тонкой.
кости свёрнутые в жгут.
подрасплющенного ломкой
новые приходы ждут.

боли созревает тесто.
сутки потнодрожий тёмных.
не осталось больше места
на дорогах воспалённых.

увлекает в мёртвый холод
нервной глубиной зрачок....
10:22  03-12-2016
: [11] [Здоровье дороже]
Какой-то вакуум полный в голове,
Комок пустот, не связанных друг с другом,
Где угол, за которым ветра нет?
В чём связь времён с моим порочным кругом?

Нет тяги к жизни, не о чем писать,
Потеряна идея и надежда,
Блистает белизной моя тетрадь,
Не пачкаю страниц уже как прежде....
22:33  27-11-2016
: [6] [Здоровье дороже]
Был у нас такой пацан: Витька Жданов. Лучше всех кидал ножик. Любой ножик, брошенный Витькой, неизменно попадал в цель. Однажды, чтобы окончательно утвердиться в статусе лучшего и развеять сомнения завистников, он объявил во всеуслышание, что поразит белку точно в глаз....
18:09  24-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
Сегодня мимо я прошел:
Лежал старик, как лист осенний
Как будто, кто его поджег
Как будто, подкосились вдруг колени

Лежал старик сжимая трость
Как будто чью то руку
А в горле совести застряла кость
Его я больше не забуду

Бежали люди к старику
А он лежал, кряхтел
Как будто, кит на берегу
Он просто жить хотел

Домой он шел или из дома
За внуком может, в детский сад
Мне не узнать, куда вела дорога
Он рухнул прямо на асфальт

Мне ...
20:42  23-11-2016
: [30] [Здоровье дороже]
Вечер и впрямь бывает исключительно мрачен.
Это был один из таких вечеров.
За столом сидела женщина с приятной грудью, и явно скучала. Ей было сильно невесело. В лёгком халатике чёрного шёлка, ласково обтягивающего пружинистый зад; с двумя задорными штуками навыкат, с талией, и длинными, далеко способными ногами....