Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Вокруг света:: - дневник одного путешествия

дневник одного путешествия

Автор: Анатолий Власов
   [ принято к публикации 09:27  12-04-2017 | Антон Чижов | Просмотров: 497]
Толя Тархов
Дневник одного
путешествия
Или как продлить
лето, поехав на
велосипедах по Турции.
г. Пенза
2015 г.
Аннотация
За все три недели пребывания на турецкой земле мы ни
разу не мылись в горячем душе, да и вообще просто окунуться в
Средиземное море нам посчастливилось спустя две недели нашего
пути. Там же, в Кушадасах, мы первый раз приняли холодный душ
прямо на улице – на конечной остановке автобуса – мы по очереди
поливали друг друга из шланга и даже намылились на виду у немно-
гочисленных людей.
На наших старых велосипедах были тяжеленные
велорюкзаки и, в результате, они ломались так часто и сильно,
что мы часами их ремонтировали и еле двигались вперёд. Мы
мокли под дождями, а по ночам замерзали в палатке. И в какие-то
минуты доходило до отчаяния. А потом трудности вдруг стали
нравиться и меня это начало здорово заводить.
На мелководье мы случайно поймали осьминога, желания
убивать его совсем не было, но в итоге мы его съели.
Нам приходилось хитрить, обманывать и приворовывать,
ведь денег у нас было мало. В итоге нам дорого пришлось за это
заплатить – нас в конце концов ограбили. Иногда мы теряли друг
друга, а мобильных телефонов тогда у нас не было. И всё же, нам
постоянно везло и мы выходили «сухими из воды».
Редактор и корректор Аня Власова.
Вёрстка - Аня Власова.
Дизайн обложки Аня Власова и Толя Власов.
Тираж - 4 экз.
3
Примечание от автора
Это записи с оригинала дневника, который я вёл всю
дорогу, пока мы ехали, и комментарии ко всему написанному
на протяжении всего текста пишу уже сейчас, весной 2014 года,
спустя 13 лет. Всё это я решил оформить в нормальный вид для
чтения, чтобы дать прочесть, прежде всего, моей жене Ане, так
как рукопись дневника понятна только мне.
В дневнике порой лишь только факты - написаны
сумбурно, неразборчиво и косноязычно, но я довольно хорошо
помню те события, поэтому кое-что исправляю, редактирую,
добавляю красок и эмоций («соплей», как сейчас выражаются).
Повествование идёт в хронологическом порядке - не один
день не пропущен. Так как изначально это дневник, где-то идёт
повторение действий и текст может показаться нудноватым.
Я увидел это, когда начал перечитывать и редактировать,
процесс начал затягиваться, и я решил не делать из этого худо-
жественного произведения, а оставить всё как есть. Но в то же
время мне начало это нравиться и поэтому я захотел сделать
книгу в жёстком переплёте и обязательно с фотографиями
на протяжении всего текста, а не кучкой в середине, как это
обычно бывает в документальных книгах, которые я люблю
читать.

5
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
(как всё начиналось и начало пути)
Единственное, что мне хотелось – это двигаться вперёд.
Двигаться, несмотря ни на что. Я сидел на корточках на
пустынной неприветливой турецкой земле и холодный
ветер неприятно обдувал со всех сторон, спрятаться от него
было некуда - вокруг одни поля, а серое низкое небо давило
непонятным образом, казалось, вот-вот пойдёт дождь, и от
всей этой гнетущей атмосферы становилось так тоскливо и
даже жутко – ведь мы были очень далеко от дома и надеяться
на помощь было нельзя. Но я понимал, что в данный момент,
почти всё зависит только от меня.
В руках у меня был ключ для спиц, и я отчаянно пытался
отремонтировать заднее колесо на Антохином велосипеде. Его
нужно было выправить - подтянуть и заменить сломанные
спицы, а их в процессе ремонта обнаруживалось всё больше и
больше. Я брался за спицу, начинал в неё вставлять ключ, а она
вдруг оказывалась уже отломанной. Вот чёрт! Их оставалось
так мало, и я в ужасе думал, что на этом колесе сложно будет
просто ехать, а везти с собой ещё и тяжёлый груз… Как?! Как
мы сможем ехать с таким колесом?! Спиц оставалось так мало,
что мне не удавалось даже выправить восьмёрку на нём, что
бы оно хотя бы не задевало за раму! Запасные спицы, что мы
взяли с собой я давно уже все поставил, а пустого простран-
ства в колесе становилось всё больше и больше. Да, не хватало
много спиц… Сомнение и отчаяние кружились в моей голове,
я старался не показывать вида и думал, неужели нам придётся
вернуться из-за какого-то колеса?! Мы ведь были в самом начале
нашего пути, и мы ничего не видели, кроме Стамбула и этих
полей, которые сейчас нас окружали, и вернуться, это означало
проиграть, не оправдать ничьих надежд; я представлял, как
буду сгорать от стыда, когда меня будут расспрашивать о
6
МОЁМ путешествии! «Ну как съездил?» «А почему так рано
вернулся?» «Почему не проехал как хотел?» «И кто же в этом
виноват?!» Да я виноват, кто же ещё! Такого возвращения мне
очень не хотелось. Проделав такую работу и преодолев ТАКИЕ
расстояния, истратив кучу денег и кучу сил, вот так вот бросить
всё и вернуться домой из-за какого-то колеса?! Нет, только не
это! Я ковырялся в колесе и повторял про себя как мантру:
«Двигаться вперёд, нам нужно двигаться вперёд, ехать и ехать
дальше, просто ехать, только не оставаться на одном месте,
только ехать, хоть медленно и понемногу – ехать!»
Велосипед у Антона был старый. Не вот уж прям, но
видавший виды «Турист» зелёного цвета с большим диаметром
колеса и тонкими ободами. Он его купил прямо перед поездкой
у нашего общего знакомого взрослого велотуриста и был
уверен, что велик надёжный. Я тоже в это верил или просто
хотел верить, так как у меня не было выбора, потому что из
всех возможных компаньонов для поездки остался только
Антон, да и его я «обрабатывал» уговорами и доводами чуть ли
не за полгода до самой поездки. У меня-то у самого велик был
старый, но проверенный жёсткими походами.
Н.Я. Платов мне как-то сказал, что для кого-то важно
КУДА ехать, для кого-то С КЕМ ехать, для кого-то КОГДА.
Лично для меня последний фактор малозначим, а первый,
напротив, самый важный, как и для всех, а вот с КЕМ ехать -
здесь да, у всех по-разному, но для меня этот пункт является
одним из важных.
Антона я знал давно, у нас была общая компания, но
друзьями мы никогда не были. При этом я был готов поехать
с ним, потому как перебрал всех, и никто не смог составить
мне компанию, и, хотя я знал, что у него полно минусов, всё
равно я не жалею о своём выборе. До этого я уже путешество-
вал и в одиночку, и в группе, поэтому имел кое-какой опыт и
представление обо всём и знал, ЧТО я хочу получить в итоге
для себя от ВСЕЙ поездки в целом. Одиночное путешествие
меня не пугало, но мне не хотелось ехать одному - я по натуре
своей общительный и мне всегда хочется делиться эмоциями и
живым общением непосредственно сразу, на месте, так сказать.
7
Ехать тоже веселей в компании. Да и что бы просто было кому
меня сфотографировать. Вот.
Если сказать тоже самое словами из какой-то умной книги,
то «нам нужны рядом люди, хотя бы лишь для того, чтобы быть
свидетелями нашей жизни». Да, я полностью с этим согласен,
это действительно так и есть.
Опыт велопутешествий у меня уже был довольно
хороший, и заключался он, главным образом, в том, что ездили
мы в, так называемой, «автономке», ну то есть, это когда всё
нужное, а бывает так, что и ненужное, везёшь с собой, включая
ВСЮ еду и оборудование, чтобы можно было готовить горячую
пищу на огне и спать в палатке. Это было, главным образом,
потому что мы не могли себе позволить покупать продукты
за границей, у нас просто не было денег – особенно в Европе,
где очень дорогой хлеб (например, в Швеции, где я был годом
ранее), а без хлеба я страдал и это единственное, что мы себе
позволяли покупать, хотя некоторые велопутешественники
даже умудрялись обходиться только сухарями вместо хлеба!
Ну так вот, представьте себе, сколько мы набрали с собой
крупы, сухих пакетированных супов, консервов, сахара и
сладостей в виде печенья, плюс масло и т.д. на ЧЕТЫРЕ недели!
Багаж был ОЧЕНЬ тяжёлый!
Ночевали мы только в палатке – её, как и спальные мешки,
тоже везли с собой. Единственное, чего нам не хватало, так это
тёплой одежды – мы же ехали в тёплую страну, хотели продлить
лето, хах – наивные! Это ведь был основной мой аргумент для
того, чтобы уговорить Антона поехать – и он сработал, вот
только его сильно разочаровала погода, да и не готов он был к
таким трудностям, хотя, надо отдать ему должное, он всё-таки
сумел перенести все тяготы и лишения нашего, отчасти,
авантюрного похода.
Наш друг Миша, который провожал нас на Ж/Д вокзале,
был в шоке, попытавшись помочь приподнять велосипед с
загруженным на него велорюкзаком, и, хотя он неэмоционален,
по нему было видно, что он сильно удивлён, и ни капельки не
хотел бы оказаться на нашем месте. Поэтому лишний вес и стал
главной причиной поломки наших СТАРЫХ велосипедов.
8
14 октября 2000 года, суббота. День первый.
г. Сочи.
С утра на поезде приехали в Сочи, и сразу же двинулись
в сторону моря. А там народ купается, ну и мы не удержались
от соблазна: температура воды примерно 20-22 градуса, а вот
на воздухе немного прохладно. Пляжи грязные и неуютные.
Но само это ВСЁ…, ну, то есть Сочи и Чёрное море – это меня
сильно впечатлило! Чистый пляж только около гостиницы
«Жемчужина», летом вход там платный и стоит 50 или 100
руб., а сейчас свободный, но мы туда не пошли. Нам хотелось
поскорее залезть в море – ведь его в Пензе нет, да и погодка
дома уже далеко не летняя – осень давно уж на дворе. Для меня
этот день вообще был очень значимым – ведь я ВПЕРВЫЕ
оказался на нашем юге – на Черноморском побережье! Хотя
главной нашей целью было попасть на Средиземное море.
Потом мы поехали на Морской вокзал, в кассу, узнать
всё про билеты и про расписание – нам нужно переплыть в
Турцию в г. Трабзон, а оттуда, по плану, должно начаться наше
велопутешествие по всей Турции. Но тут выяснилось, что в
данное время паромы туда не ходят, а ходят в Стамбул и не
часто, а раз в неделю. Тут я начал «почёсывать репу», ну что
же – значит, плывём в Стамбул, мы туда всё равно собирались
ехать, я там собирался посмотреть на главную достопримеча-
тельность на нашем пути – Храм Святой Софии (Айя София).
Это было наше первое отклонение от заданного маршрута
и далеко не последнее, но как оказалось в дальнейшем – в этом
и есть вся прелесть ПУТЕШЕСТВИЯ! Да и честно сказать,
конкретного плана маршрута у нас не было: я хотел в Стамбул,
потом петлять по дорогам в сторону моря, а Антон просто
хотел на море!
К тому же, в процессе пути выяснилось, что это нам
только на руку, т.к. мы бы не смогли проехать ТАКОЕ
расстояние по гористой местности от Трабзона в сторону
Стамбула (более 1.000 км), да и смотреть там особо нечего,
9
а на нашем новом маршруте, как оказалось, сосредоточено
основное духовное и историческое наследие древних времён на
территории теперешней хозяйки ВСЕГО ЭТОГО – Турции.
Ниже я ещё постараюсь вернуться к тому, что сейчас
там хозяйничают турки.
Во второй половине дня мы поехали в Адлер на ночёвку
к Ивашину, его координаты в Пензе дал мне Платов Н.Я. По
дороге остановились на берегу моря, разожгли нашу походную
печку и сготовили себе первый походный горячий обед. Солнце
приятно припекало, было тепло, и мы снова полезли в море
купаться. Начинался наш велопоход.
Ивашин – тренер по велоспорту, нас радушно принял.
Ночевали мы у него в подвале велоклуба, где он жил вместе со
своей молодой женой и с маленьким ребёнком.
Всего проехали приблизительно 30 км (на велосипедах
разумеется).
10
15 октября 2000 года, воскресенье. День второй.
Едем на автобусе в горы к форелевому хозяйству (форель
100 руб. за 1 кг). А потом идём в горы - отличная прогулка для
человека, живущего на равнине! В горах нашли дикорастущее
дерево с грецкими орехами – я первый раз в жизни рвал и ел
грецкие орехи прямо с дерева и был в первобытном восторге! А
на обратном пути ещё нарвали и наелись груш и хурмы.
Я тогда ещё не знал и не предполагал, что это только
начало нашего фруктово-овощного обжорства, которое будет
продолжаться на протяжении всего нашего пути.
16 октября 2000 года, понедельник. День третий.
С утра на великах уезжаем обратно из Адлера в Сочи,
дорога получается в 24 км до Морского вокзала. Покупаем
билеты на паром до Стамбула и обратно; билеты мы взяли без
питания и без страховки, за 4.500 руб. Билет с открытой датой,
это нам на пользу, но минус в том, что паром ходит один раз в
неделю.
Ночуем в клубе спортивного ориентирования (адрес нам
дал Ивашин в Адлере, он же позвонил и предупредил их).
Вечером немного шёл дождь, но в остальные дни было
солнечно, и мы довольные, потому что можно ходить в летней
одежде.
17 октября 2000 года, вторник. День четвёртый.
Чёрное море.
Ну, наконец-то! Свершилось! Мы удачно садимся на
паром – небольшое ржавое судёнышко под названием «Канин»,
пригнанного, как нам сказали, из Мурманского пароходства, и
солнечным утром в 11.00 мы отплываем в Стамбул в сопрово-
ждении дельфина!
11
На самом деле эмоции тут зашкаливают, и так уже было
и ещё будет не раз, во многих моих поездках и путешестви-
ях, ведь всё дело в том, что подготовка начинается задолго:
наверно, это чем-то схоже с тем, как «родить ребёнка»:
подготовка (со всеми сложностями, нервозом и непонятками)
– это беременность, а отплытие – это «роды», потому что
начинается новый этап жизни – долгожданный! Сел на паром
или в самолёт, поехал, полетел, поплыл – а на руках «родившийся
ребёнок» - твоё путешествие, и ты заботишься о нём, чтобы
оно получилось, выросло, созрело, состоялось, и ты волнуешься,
переживаешь, стараешься всё сделать как можно лучше. Ну
как-то вот так… Выдохнули, в общем, радуемся и кайфуем в
предвкушении плавания, ведь нам предстоит переплыть всё
Чёрное море!
Кстати, это не автопаром, может, поэтому, его и паром-то
нельзя называть, не уточнял, обычный ОКЕАНСКИЙ
пароходик с небольшим количеством неплохих кают. Ходит по
вторникам в Стамбул, а обратно по субботам, именно на нём нам
предстоит вернуться в Сочи. Садясь на судно, мы наблюдаем,
12
как неторопливо, краном, загружают два мотоцикла «Индуро»,
позже мы узнали, что это швейцарские путешественники,
пожилая семейная пара.
Легко штормит, 2 балла, и меня начинает понемногу под-
ташнивать. Морская болезнь, наверное…
18 октября 2000 года, среда. День пятый.
Чёрное море.
Просыпаемся примерно в 11.00, а за окном, по левому
борту, виднеется турецкий берег: далеко-далеко, в тумане
на горизонте видно горные хребты. И так мы плывём вдоль
него почти целый день, примерно в 20 км, и горы на берегу не
прекращаются.
Погода пасмурная, солнце выглядывает лишь на
мгновение, но ветер тёплый, и днём качает несильно, а к вечеру
качка усиливается, и меня опять начинает подташнивать.
Ещё вчера мне продуло ухо и болит половина головы. Днём
мы спим и смотрим видеофильмы в кают-компании. Ещё я
13
пообщался с теми самыми швейцарцами, которые путеше-
ствуют на мотоциклах. Периодически появляется небольшая
стайка дельфинов, которая сопровождает нас некоторое время,
за ними интересно наблюдать, когда они плывут совсем рядом,
но это бывает лишь изредка.
Каюта у нас хорошая: просторная четырёхместная, со
шкафом, умывальником и ковролином на полу. Ещё есть окно,
которое открывается, но оно негерметичное, и, если будет
дождь, то оно протечёт. Из единственного динамика играет
музыка. На второй ярус кроватей есть лестница, она стоит у
стенки и закреплена неплотно и, когда корабль наш начинает
раскачивать чуть сильнее, лестница отскакивает со стуком
«тыдыц- тыдыц», а потом через паузу возвращается «тадац-
тадац». Мы лежим на кроватях и, когда молчим, то начинаем
прислушиваться к стуку, я бы не сказал, что он сильно
раздражал, скорее наоборот – звук нас веселил, потому что
от скуки я начинал повторять стук лестницы, «пародировал
его», Антоха подхватывал мои пародии, и, в конце концов, мы
начинали ржать над всем этим. Хором повторяя – «тыдыц-
тыдыц», «тадац-тадац»! Это говорит о том, что развлечений
не было никаких, кроме просмотра кино, корабль маленький,
ходить особо некуда. Я иногда уходил на корму, особенно
после того, как поем, т.к. меня частенько подташнивало (но ни
разу не вырвало), а на корме качка меньше, правда, там никого
нет, лишь ветер дует, неуютно. Иногда мне давали таблетки от
«морской болезни», и это помогало.
Насчёт еды. На питании мы сэкономили – готовили и ели
то, что взяли с собой. У нас была газовая горелка, и мы зажигали
её прямо в каюте, так как никто не ходил и не проверял, а нас в
ней было только двое. Единственное неудобство – это качка, да
и газ нужно было экономить, ведь впереди долгое путешествие.
Поэтому Антон иногда ходил на камбуз за кипятком для чая.
Вот, кстати, один случай с чаем, который, к тому же, ха-
рактеризует Антона.
Мы пообедали и не торопясь собирались попить чай.
Занимаясь каждый своими делами, готовили и чай, все
подробности я не помню, но они и не важны. Так вот. Антоха
14
отлучился из каюты ненадолго, а я в это время докипятил
котелок с водой и насыпал туда заварки (чайные пакетики тогда
не практиковались), мелколистовой, как сейчас помню. Так как
стола у нас не было, а котелок был весь, к тому же, закопченный,
я поставил его на пол прямо посередине каюты, чтобы лучше
видно было, на виду, короче, и накрыл миской, как положено,
чтобы побыстрее заварился и чаинки все на дно осели. И улёгся
ждать в предвкушении, пока чай заварится. Тут заходит Антон
и со словами: «А эт чё за фигня стоит посередине!?» - лихо
бьёт по котелку с чаем ногой! Котелок катится по каюте – чай
весь разлит. Заварка мелколистовая хорошо застряла в ещё не
затертом ворсе ковролина… Попили чайку. Вот небольшая
зарисовка к портрету Антона.
15
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
(основной поход по Турции)
19 октября 2000 года, четверг.
День шестой (первый день в Турции).
г. Стамбул
Вставать рано я не люблю, а уж затемно и тем более, но
какое-то чувство заставляет меня не только открыть глаза, но и
вылезти из-под одеяла и подойти к окну. Рассвет еле брезжит и
серое низкое небо не даёт пробиться свету, но я понимаю, что
мы уже сбавили ход, качки совсем нет – мы идём по Босфору!
Быстро одеваемся и выходим на палубу – город с двух сторон,
пытаюсь разглядеть детали, но видно ещё совсем плохо. Воздух
прохладный и влажный, начинает светать. Мы останавлива-
емся посреди Босфора, вокруг уже полно больших и малых
судов – жизнь всегда кипит в этом историческом перекрёстке
всех путей. Нас ждёт огромный город, сменивший не одно
название. Здравствуй, Стамбул Константинополевич!
По левому борту виднеется множество больших и
маленьких мечетей, у всех есть минареты, пытаюсь разглядеть,
где же «Айя София»?! И, когда совсем рассвело, мне кажется,
что я её увидел. Не уверен, конечно, что это был именно тот
храм, но и неважно – вся картина меня завораживала и даже
серая погода не портила настроения.
Наш пароходик долго стоит посреди Босфора, часам к 12ти
дня приплывают таможенники в форме, и нас всех не торопясь
перегружают на катер. Народу из Сочи плыло немного. Затем
нас отвозят в Zeiport, примерно за 8 км.
Таможню проходили долго. Мы почему-то остались
в самом конце, наверное, из-за велосипедов и громоздкого
багажа. Сначала короткая беседа, а потом долго сидим и ждём.
Затем просветили все наши огромные велорюкзаки – к моим
16
никаких вопросов, а Антохин заставили распаковать – я сначала
не понял, что их заинтересовало, но потом выяснилось, что это
был маленький топорик. Мне пришлось объяснять, зачем он
нам.
Наконец-то! Мы за воротами таможни и паспортного
контроля. Сразу садимся на велосипеды и стартуем вдоль
берега Босфора! Дует свежий ветер, вокруг движение довольно
оживлённое, но, как оказалось, это ещё «цветочки». Едем. Кручу
педали и башкой по сторонам, засмотревшись на море, цепляю
велорюкзаком бордюр и падаю, как оказалось, удачно – упал на
тротуар и машин вблизи не было. Без травм. Едем дальше. Не
жарко, где-то +14-15, пасмурно. Проезжаем красивый рыбный
рынок. Затем начинается очень оживлённый район с узкими
улочками, забитыми машинами, телегами-тачками и людьми
– на них так тесно, что порой, не то что ехать – даже пройти
тяжело! Народец вокруг довольно нагленький и туповатый, на
английском мало кто говорит, зато пристают с расспросами.
Вокруг все дома древних построек – серые и довольно мрачные
– в них ощущается глубина веков. Здесь всё разительно
отличается от Швеции, в которой я был годом ранее – тут всё
другое, очень непривычное.
17
Первые два дня, которые мы были в Стамбуле, были
довольно напряжённые из-за местного колорита, было
некомфортно от ВСЕГО. Зато спустя три недели экстремаль-
ного путешествия, на обратном пути, Стамбул нам показался
уже своим, родным городом. К тому же, сначала мы везде ездили
с огромными и тяжелыми велорюкзаками, а на обратном пути
мы вообще их сняли и оставили на теплоходе.
И вот, наконец-то, перед нами появляется столь величе-
ственная и долгожданная «АЙЯ СОФИЯ»! И мне не верится,
что после долгих мечтаний я скоро окажусь внутри!
Вообще-то я опять здесь скромничаю с эмоциями. Это
сейчас я стал сильно искушённый, и прежде чем поехать куда-то
всё узнаешь, запланируешь и посмотришь в интернете. А тогда
у меня информации не было – неоткуда было взять, да и некогда.
Да чего уж, я особо и не стремился что-то узнать заранее,
подготовка была в другом – к САМОЙ поездке – и занимала
много времени. Поэтому, собираясь в Турцию, я знал точно одно
конкретное место – ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЬ, которую
хочу посетить – это Собор Святой Софии. На этом ВСЁ,
дальше экспромт.
Билет стоит 4 миллиона турецких лир (это примерно 8$),
я, не раздумывая, покупаю.
18
Антон начинает колебаться: идти или не идти, он
мрачнеет, оказывается у него не так много денег и на лишние
траты он не рассчитывал, т.к. вообще бóльшую часть денег
он взял взаймы. Но я думаю, что причина всё же в том, что
он не готов был потратиться именно на ЭТО – на музей, на
виртуальное удовольствие, потому как на материальные
ценности он тратился с бóльшей охотой, уж поверьте. Я же
долго его не уговаривал, здесь мне было всё равно, и поспешил
внутрь один.
Все впечатления от увиденного я не смог записать, вот
лишь основные моменты.
Внутренности ЭТОГО строения меня не то что поразили,
можно сказать, шокировали (я не помню, чего я ожидал, но
подобного ранее не видел). Сразу бросилось в глаза то, что такая
древняя реликвия мирового значения очень неухоженная,
грязная с толстенным слоем пыли везде (это как раз к тому,
что турки просто эксплуатируют этот мировой памятник
архитектуры – ОН не их). Всё было очень необычно, оно и
понятно, ведь это самое старое строение в мире с такой ар-
хитектурой, дошедшее до наших дней практически в первоз-
данном виде! Даа, здесь уж точно ощущается глубина веков…
При входе внутрь каменный (мраморный?) порог прошаркан
примерно на 7-8 см! Да и, как выяснилось, во всех других
проходных местах тоже. Все стены, да и всё остальное, сделаны из
больших каменных и гранитных блоков и плит, и все неровные,
шероховатые, потёртые и затёртые бесконечным потоком
людей. Основания огромных колонн в медных обручах. Своды
и стены раскрашены некрасиво и в мусульманском стиле, а
краска уже облетает. В центре возвышаются на ¾ всей высоты
огромные реставрационные леса. Самые древние изображения
— это мозаика 11-12 века, частично освобождена от древней
мусульманской штукатурки. Кругом висят огромные чёрные
круги с писаниями из Корана. И везде множество иностранных
туристов ходят многочисленными группами.
19
Время близится к вечеру, пора искать ночлег. Выезжаем на
какой-то широкий проспект и движемся по нему к периферии.
Проезжаем километров восемь, а город нескончаем (мы лишь
завтра ощутим, НАСКОЛЬКО он большой). Мы пересекаем
границу старинной крепостной стены, вокруг нескончаемые
кафе, везде очень людно, снова огромный рынок, точнее
его остатки: торговцы и горы мусора, какие-то полупьяные
бедняки, туристов здесь уже нет. Темнеет. Обстановка далеко
не приветливая. Видим какой-то парк, подъезжаем, а это
кладбище. Подъезжаем к следующему – картина та же. Решаем
дальше не ехать, т.к. уже стемнело, и возвращаемся обратно.
Подъезжаем к старинной высокой стене, пытаемся найти место,
но вокруг лишь кучи мусора и бомжи. Кто-то предупреждает
нас о пьяных, короче, здесь небезопасно.
Теперь план «Б» (по советам опытных туристов): мы куда-то
заходим (оказалось, ветлечебница), спрашиваем разрешение,
чтобы поставить палатку, не сразу, но нам показывают место
у старинной каменной стены. Осматриваемся. Дров для печки
нет, время позднее, готовим ужин на газовой горелке, которая
у нас собой как раз для таких случаев. Наедаемся, и настроение
повышается. Первый день на Турецкой земле был длинный,
20
тяжёлый и насыщенный, он удачно близится к концу. Уже
перед сном Антоха где-то раздобыл деревянный ящик, который
сейчас лежит в палатке рядом со мной – на нём с утра мы будем
готовить завтрак (это дрова для печки – для тех, кто не понял).
Почему в палатке, потому что дождик начал накрапывать,
чтобы не намокли. Время почти 23.00, дождь стихает, пора
спать.
За день мы проехали 26 км
20 октября 2000года, пятница.
День седьмой (второй день в Турции).
г. Стамбул
Серое дождливое утро, 8.00, готовим завтрак. Настроение
нерадостное, но и не плохое. Раз уж о дожде – это было начало
холодного осеннего циклона, который прилично нам «насолил»
и потрепал в последующие дни, но он же нас и закалил («то
что нас не убивает – делает нас сильнее» ©). В этот день дождь
был несильный, он начинался периодически, а затем стихал на
какое-то время. Он разошёлся лишь к ночи.
21
Едем опять в исторический центр к «Айе Софии». Решаем
продать красную икру, это оказалось не так просто, как мы
предполагали сначала. К тому же продавать пришлось мне, т.к.
я говорил на английском, а турецкий мы ещё не знали. Людей
вокруг было много, и поначалу я выборочно предлагал тем, кто,
на мой взгляд, должен был купить русской икорки, в основном
это были иностранные туристы. Спустя время я понял, что
им впарить икру на улице – шансы практические нулевые! И
я стал предлагать уже всем подряд: турки проявляли интереса
больше, но им хотелось просто поболтать, особенно если
их была компания. Я изрядно притомился и начал уже было
отчаиваться, но всё же, после долгой торговли с компанией
таксистов, я сумел продать ОДНУ маленькую баночку с
небольшой выгодой (140гр. – 75 руб.) за 5$.
Теперь предыстория с КРАСНОЙ ИКРОЙ. Началось всё в
Пензе. Я конечно иногда люблю мелкие авантюрки, но здесь я был
против. И, как выяснилось позже, интуиция меня не подвела, но
что было, то было.
Так вот. Антон где-то узнал, что в Европе бутерброд
с красной икрой стоит приличных денег, поэтому, быстро
прикинув нехилый навар, он решил, что нужно затариться
икрой, там продать – и поездка типа окупится, а так как
он занимал денег на Турцию, то ему эта бредовая идея не
давала покоя. Ну а мне после раздумий и переговоров пришлось
подписаться на это дело – я прикинул, что риск небольшой,
мы команда, нам нужно всё делать вместе, и в случае чего, мы
съедим непроданную икру. Хорошо, что мы взяли совсем немного
банок, и с большим трудом продали все, а одну всё же съели сами.
Таким образом, мы ничего не потеряли, но и не наварились, как
планировал Антон. Ведь Турция – это не Европа.
Катаемся по историческому центру, проезжаем бухту
«Золотой рог» - здесь уже гораздо интересней. Еще один
небольшой рыбный рынок на набережной, здесь рыбацкие
лодки, прилавки, где рыба разложена ровными рядами и у
всех раскрыты жаберные крышки, чтоб показать покупателям
красные жабры свежего утреннего улова, продавцы в сапогах
22
со шлангами в руках, из которых струится вода – всё в округе
чистое и нет неприятных запахов. Тут же на маленьких
прилавочках жарят на углях небольшую рыбёшку, запах и вид
которой сводит с ума! Но денег на эту роскошь у нас нет, и мы
спешим ретироваться, дабы не упасть в голодный обморок.
С одной стороны, это большой минус, ведь местная кухня
(особенно уличная еда) – это отдельная большая тема, и я, в
следующих поездках и путешествиях, это оценил, и очень
тяжело удержаться от соблазна перекусить или просто
попробовать что-то местное и вкусное, чтоб утолить голод
и просто порадовать себя! Но в тот момент мы не рассчиты-
вали тратится на эти удовольствия – мы находились в самом
начале нашего длинного пути и наш скромный бюджет был
рассчитан только на самое необходимое: на хлеб и на те запасы
продуктов, которые могут закончится, например, сахар или
крупа. Вот в этом заключается и плюс – сейчас мало кто так
путешествует, да и я сам вряд ли когда-нибудь ещё поеду в
такой вот «автономке». А гастрономия страны – это большая
ЧАСТЬ любого путешествия. Но тогда нам сполна хватило
и других похожих и совсем иных и необычных вещей и мироо-
щущений! О них речь пойдёт ниже – всё только начинается.
Читайте до конца.
Движемся дальше. Стамбул красивый и разнообразный
город – мечети с минаретами на каждом шагу. Но сейчас наша
цель – это мост через пролив Босфор. Дело в том, что мы
высадились на европейский берег, а нам нужно на азиатский,
вот мы и едем на мост. Хотя, как выяснилось позже, удобней
переплыть на пароме, но тогда ещё этого мы не знали.
Начинается очень крутой подъём, с непривычки ехать тяжело,
потом вообще пошёл горный серпантин. Мост впечатляет
огромными размерами и стремительно несущимся через него
потоком машин. «Welcome to Asia» – табличка на въезде. На
знаках указано, что мост только для автомобилей, пешеходам по
нему нельзя, и проезд по нему вроде бы даже платный. Людей не
видно, и мы быстренько въезжаем на мост. Проехав половину
пути по мосту, мы останавливаемся где-то на середине, чтобы
23
полюбоваться. Вид с моста, сильно завораживает, я смотрю
вниз, и в моём сознании не укладывается реальность вида,
так как я ни разу не был на мосту такой высоты (64 метра от
проезжей части, где мы стоим, до воды), здесь очень высоко и
дует дико сильный боковой ветер. Я сделал одно лишь фото, и
мы едем дальше.
А дальше сильно загруженные автомобильными потоками
шоссе сменяются автобанами, мы пытаемся съехать на дорогу
менее оживлённую, смотрим карту, начинаем петлять, чтоб
найти дорогу поспокойней, но у нас ничего не получается. Поток
машин плотный и нескончаемый, двигаться очень трудно, то
и дело встречаются пробки, и нам тоже приходится сбавлять
скорость, пейзаж не радует, смотреть уже давно нечего, а город
всё не кончается. Одни лишь спальные районы с невысокими
многоквартирными домами. Мелко накрапывающий дождик
переходит в дождь. Темнеет. Никому не пожелаю выезжать из
Стамбула на велосипеде.
Но не всё так плохо и вот уже «чёрная полоса» постепенно
сменяется «белой». Мы останавливаемся у маленькой
придорожной кафешки, чтобы набрать воды для ужина,
какой-то турок интересуется, кто мы и куда едем, и вот уже
24
грязные велики загружены в микроавтобус и нас подвозят
оставшуюся часть сложного пути – примерно 10-15 км, причём
до пристани, где мы сядем на паром и переплывём залив, минуя
петлю вокруг него. Теперь не придётся ехать по загруженным
автомагистралям. Нам везёт. Турки, в этом плане, отличные
люди, и мы в этом ещё не раз убедимся за все последующие дни
нашего нелёгкого путешествия.
19.00 – мы мокрые сидим и греемся в крохотном зале
ожидания, в нём светло и очень уютно, а за окном темно и
моросит дождь, паром будет нескоро. Антоха начинает свою
традицию каждый вечер согреваться приёмом спирта внутрь,
коим он запасся заранее, ещё дома, ему становится весело, мы
отдыхаем, грызём баранки и рассматриваем присутствующих.
Среди всех я выделяю одну симпатичную девушку, мне хочется
подойти и поговорить с ней, но я стесняюсь, Антон говорит:
- Ну иди, сушками её угости! Так разговор и завяжется!
Я ему:
- Ага… Ды чёт стрёмно как-то.
И вот она уже беседует с кем-то другим. А нам просто
весело.
В 21.45 приплываем в маленький городок Ялова (Ylova),
а там дождя не было совсем – сухо кругом, и это нас радует.
Едем по тихим улочкам, горят фонари, вокруг ни души, ищем
место для палатки. И тут нас что-то привлекло – мы увидели в
каменном заборе огромную дыру, пробираемся внутрь вместе
с велосипедами, кругом темень, светим фонариками и залезаем
в небольшую теплицу, где уже ничего не растёт, ставим палатку
внутри – нам теперь не страшен ливень, хотя дождя-то ночью
так и не было.
В этот день состоялось наше своеобразное «крещение» в
этом походе.
25
21 октябрь 2000 года, суббота.
День восьмой (третий день в Турции).
Просыпаемся и слышим голоса – выглядываем, видим
людей неподалёку – оказывается, мы на чужом участке. Нас
не видят, и мы по-тихому собираемся и, не завтракая, тем же
путём, через дыру в заборе уезжаем незамеченными.
Ялова – тихий, спокойный и ухоженный городок, недавно
пострадавший от землетрясения. У многих домов нет целых
секторов – ну то есть стоит только полдома. А многие дома
в трещинах. Говорят, землетрясение было сильное, и были
погибшие.
В этот день мы преодолели два перевала. Первый перевал
дался довольно тяжело, он начался практически сразу после
Яловы, и мы ехали в гору почти 13 км, но к 12ти часам наверху,
довольные собой, уже пили чай. А потом редкое явление для
велосипедистов – мы много ехали со спусков и ветер нам дул
в спину! Едем в гору, и ветер снова приятно подгоняет нас,
дуя в спину, он значительно экономит нам силы и время, ну и
повышает нашу скорость, соответственно. («Расплачиваться»
нам пришлось уже на следующий день в Бурсе – мой велик
сломан, мы сидим на автобусной остановке, льёт дождь, мы
замёрзли, вокруг ни души…)
Перед вторым перевалом мы нарвали инжир и айву прямо
с деревьев – всё только что поспело и необычайно вкусное!
Это приятный бонус, единственное, что неудобно, так это
ехать в гору с набитым ртом – айва очень плотная, а в подъём
приходится напрягаться и пыхтеть, но ничего, всё равно я еду и
жую на ходу. Второй перевал преодолеваем уже легче: пока едем
в гору, сильно потеем и раздеваемся до майки, ну а когда с горы,
то скорость в разы выше, педали не крутишь и уже натягиваешь
на себя не только ветровку, но и шапку с перчатками – холодно!
Город Бурса начался примерно через 5 км после указателя
«20КМ ДО БУРСЫ», это связано с тем, что в городе проживает
1,5 млн. человек, а он весь малоэтажной застройки, как и
26
Стамбул с 15 миллионами. Катимся к городу по пологому
склону, Бурса расстилается перед нами как на ладони - эдакая
широкая раскидистая масса чего-то… Так чего же? (не хватает
фантазии).
А за городом на горизонте высится хребет гор, перпенди-
кулярно нашему движению, горы упираются в низко висящие
облака, и вся эта картина очень завораживает и радует глаз!
Настроение приподнятое (так всегда бывает, когда едешь с
горы). Но вскоре оно ухудшается – начинается дождь. Холодает
и становится темно. Момент неудачный – ведь нужно искать
место для ночёвки, а мы в городе. Медленно едем и осматрива-
емся. Что же придумать? Остановились у длиннющего забора, и
Антон (не говорящий по-английски) договорился с охранником
(также не говорящем по-английски) за этим забором о ночёвке
на территории их ботанического сада. И вот уже мы в тёплой
сторожке «болтаем» с кучей весёлых турецких охранников. С
ночёвкой вопрос решён, вот только как ужин приготовить?..
Они нам говорят, что мы будем жарить картофель фри! Я
думаю, что не понял, но вот мы куда-то идём, вокруг темно,
нам показывают ламу, затем верблюда и кого-то ещё, всё это в
полутьме и мне уже не особо интересна эта экскурсия. Я хочу
27
спать, хотя и пожрать перед сном не мешало бы. Парни дей-
ствительно набирают где-то картофель, мы возвращаемся, пьём
турецкий чай из местных маленьких стеклянных стаканчиков,
они называются «БАРДАК», очень похожи на рюмки. Ребята
начинают готовить картошку, и мы отлично общаемся с ними
и заодно учим турецкий. Женскую грудь мы называли «айва» и
всем было всё понятно. Парни оказались молодыми, простыми
и доброжелательными, атмосфера располагала к общению,
единственный минус – это то, что мы устали и хотели спать. Но
долгожданный ужин всё-таки готов и вот мы наконец-то едим
КАРТОФЕЛЬ ФРИ с турецким хлебом, потом снова пьём чай
ПО-ТУРЕЦКИ, опять разговоры, и только в 0.30 мы ложимся
спать в каком-то тёмном зале, расстелив спальные мешки прямо
на полу. Сон оказался коротким и через пять часов нас будят,
потому что скоро заступает другая смена. В 5.30 мы встаём, и
радушные турки нас снова поят чаем, мы прощаемся с госте-
приимной охраной и в 7 утра уходим.
В этот день мы проехали 77 км.
28
22 октября 2000 года, воскресенье.
День девятый (четвёртый день в Турции).
Ужас, как спать хочется, а у меня проблемы с великом –
в данный момент я просто иду и качу его. Вчера перед самой
остановкой у меня сломалась ось заднего колеса, когда я СВОЗИЛ
велосипед с бордюра! Просто задний рюкзак очень тяжёлый,
и я даже слез с велосипеда, но всё равно это не помогло – ось
сломалась, когда заднее колесо просто шлёпнулось с пятнадца-
тисантиметрового бордюра! Настроение соответствующее, вот
веду велик пешком и ищу веломагазин или слесарку какую-ни-
будь, но здесь, в Бурсе, всё закрыто, не работает абсолютно
ничего, даже людей нет на улице! Нам кто-то сказал, что сегодня
у них перепись населения и все сидят дома. Находил уже пять
километров! Изредка кто-то встречается в этом «вымершем»
городе, но помочь никто не может – даже по-английски не
говорят. Так мы и мыкаемся из угла в угол по пустым улицам.
Начинается дождь, заходим под крышу автобусной остановки
посреди широкой улицы. Немного перекусили. Сидим, значит.
Холодно только. Вдруг подъезжает телевидение, и начинают
нас снимать, короткое интервью – кто, откуда, куда, и уезжают.
Узнаём, что номер в отеле стоит 75-100$. Через некоторое
время подъезжают следующие, уже из журнала, снова короткое
интервью, банальные вопросы, нас просят попозировать, у
чувака огромный цифровой фотоаппарат, и он хвалится им,
говорит, что он стоит кучу бабок! Всем им я объясняю свою
проблему с велосипедом: «БИСИКЛЕТ ПРОБЛЕМ», - говорю
по-турецки, они сочувствуют, но помочь не могут.
…время 12.30, состояние какой-то безысходности, сидим
на остановке посреди огромного города, моросит мелкий
осенний дождь, мы уже обо всём наговорились, вдоволь над
всем насмеялись, а проблема то осталась и её надо решать…
Вдалеке изредка появляются одинокие прохожие, но к нам
никто не подходит.
Антон спит сидя, а я вот пишу заметки в дневник. Сильно
29
замёрзли ноги, да и сам тоже замёрз – я даже натянул на себя
Антохину накидку от дождя и пишу в перчатках, ух и холодно,
я уже весь съёжился, некомфортно очень.
Но вот нам всё это надоело, и мы встрепенулись. Антоха
говорит:
- Всё, надо что-то делать!
И я ему вторю:
- Да, точно, харош сидеть!
Я срываюсь с места и иду один пешком, куда глаза глядят.
Антон остаётся охранять наши велосипеды там же, под крышей
остановки. Что-то тянет меня в бедные малоэтажные жилые
кварталы, на улицах по-прежнему ни души! Я обшариваю
закоулки и подворотни, мне начинает попадаться всякий
железный хлам, я понимаю, что на верном пути, лезу на какую-то
крышу и, кажется, сейчас удача улыбнётся мне. Среди прочего
мусора я нахожу два старых китайских велосипеда! Один из них
детский, в нём нет того, что мне нужно, а именно – ось в заднее
колесо, она должна быть достаточно длинной, а во втором
велосипеде она есть и, по-видимому, то, что мне надо! Нужные
ключи я предусмотрительно взял с собой, но вот задача – это
похоже на воровство, велик хоть и старый и потрепанный,
но целый, к тому же вокруг полно окон. Наверняка кто-то за
мной наблюдает. Нужно спросить. Но опять двадцать пять
– не у кого! Я начинаю бродить и шуметь, чтобы кто-нибудь
вышел, никого. Что же делать? Стучусь в ближайшую дверь.
Появляется небритый испуганный мужичок в белой майке-ал-
кашке с довольно большим пузом, я ему:
- Do you speak English?!
Мужик отрицательно покачал головой, тогда я на пальцах
и на начальном турецком объяснил, что:
- Бисиклет проблем! - (по-турецки). И тычу пальцем на
старый велосипед, который лежит на крыше, ну короче, я сделал
вид, что он мне разрешил и с чистой совестью опять полез на
крышу и открутил очень покоцаную (с большой выработкой),
но столь необходимую мне, китайскую ось для моего колеса!
30
Рюкзак мой по-прежнему оставался очень тяжёлым, и я думал,
что эта ось долго не протянет, но она отлично справилась.
Победа! Я был собой доволен. Антон тоже был сильно удивлён
моей успешной вылазке, и настроение наше пошло вверх.
Ось отлично подошла к моему такому же некачественному и
видавшему виду «бисиклету».
В 16.00 мы на всех парах стартуем из неприятного нам
города, так и не посмотрев его. Льёт дождь, но нам всё равно
– главное, что мы едем. Мы сумели проехать лишь 30 мин,
ещё даже ненавистный город не успел закончится, как Антоха
прокалывает колесо… Вот такой сегодня получился день. И это
ещё не конец.
Отъехав от Бурсы не так далеко, но вымокнув насквозь,
мы видим строящуюся бензоколонку, рабочих нигде не видно,
а большой навес уже возведён, и под ним хоть и неуютно,
но самое главное сухо и дождь не попадает, это наш шанс на
комфортную ночёвку. Решено – встаём под навесом.
Не торопясь ставим палатку, разжигаем нашу походную
мини-печку (дров для неё надо совсем не много, а КПД у неё
высокий), готовим ужин и наедаемся до отвала. Идёт дождь,
но у нас отличный сухой ареал под большим навесом – квадрат
примерно 10х10 метров.
И вот итог всего: после тяжёлого и морально напряжённо-
го дня судьба в конце концов опять к нам благосклонна, и так
будет ещё не раз, - мы засыпаем в тепле и комфорте.
В этот день всего лишь 18 км.
23 октября 2000 года, понедельник.
День десятый (пятый день в Турции).
Сейчас позднее серое утро, на небе ни просвета, и иногда
моросит дождь, я сижу у догорающего костра, сушу одежду
и низ вот этой тетрадки, поэтому здесь такие каракули. В
ушах наушники, а мой SONY WALKMAN настроен на одну из
множества турецких радиостанций. Я пританцовываю и, как
ни странно, настроение у меня отличное. Вспоминаю друзей,
31
которые остались в Пензе, представляю себе, что они могут
делать в этот момент и мне становится теплее на Душе. Сегодня
опять холодно, вокруг лужи и грязь, пейзаж совсем не радует, а
мне так хорошооо.
Антон мечется – кидает мне на ходу:
- Давай собирайся!
- Сейчас я допишу и как раз одежда и тетрадка заодно
подсохнут!
Он постоянно что-то изобретает, но это не всегда к месту,
а я – я … Я тяну время, слушаю музыку, получаю от всего заряд
нового настроения. Но честно сказать, мне просто неохота
мокнуть и мёрзнуть, как вчера, а судя по погоде, нам это сегодня
точно предстоит…
Вот чёрт! Дым от костра попадает мне прямо в лицо, глаза
слезятся…
Но главная причина, почему я тяну время, - это то, что у
меня сильно разболелись оба ахилловых сухожилия на ногах
– это от большой нагрузки из-за непривычной езды по горам,
и я думаю, что сегодня надо поехать поспокойней и поменьше
километров, а то неизвестно, насколько хватит моих ног.
Вон вижу, идёт Антоха, сгорбился как партизан, и тащит
какие-то продукты и прочую ерунду. Оказывается, он обшарил
бытовку турецких рабочих! Я не люблю воровство, даже такое
незначительное, но, как и сегодня, мне ещё не раз предстоит
быть невольным соучастником Антохиных похождений. Ну а в
конце концов мы дорого за это заплатим, но об этом позже. На
этом я вынужден закончить – нужно сматываться. Выезжаем в
12.00.
Продолжение пишу на следующий день.
Это был поистине супер день – потому что было ВСЁ!
Выехав в обед в сухой и тёплой одежде, мы едем целых
2 часа без дождя – настроение у нас отличное, как говорится,
«душа поёт»! Постепенно начинает моросить дождь, а ветер
встречно-боковой начинает усиливаться, но настроение, как
ни странно, приподнятое (сказывается утренний отдых). На
автозаправке разговариваем с водителем грузовика по-русски,
32
он очень рад встрече и угощает нас чаем в придорожной
забегаловке, и снова настроение только улучшается! Мы едем
дальше – вокруг одни бахчи и сады, урожаи почти нигде не
собраны. Набираем вкуснейших помидоров, груш и гранатов.
Мы едем в спокойном темпе, рассматриваем аграрный
пейзаж, не разговариваем и я постепенно ухожу в свои мысли,
меня пробивает «на лирику»… Я мечтаю, строю планы и
делаю дальнейшие прогнозы по нашему путешествию, так как
чёткого плана у нас нет. И честно говоря, все эти трудности и
радости меня сильно заводят, и мне очень хочется довести этот
МОЙ поход до победного конца, чтобы было что вспомнить и
оправдать надежды и материальные затраты. Короче говоря, я
хочу двигаться во что бы то ни стало! И единственный большой
минус – это то, что мои «ахиллы», оба, болят всё сильней и
сильней…
А сейчас, во вторник, я вообще еле-еле хожу.
Продолжаем разговор. Постепенно мы промокаем
насквозь, время шестой час, а темнеет в полседьмого, начинаем
думать о ночёвке – вокруг одни поля да бахчи, от дождей всё
раскисло, сунуться некуда. Дождь и ветер усилились, и мы уже
начинаем коченеть от жуткого холода! Впереди показалась
небольшая деревня, а перед ней крутой подъём, мы почти
въехали в него, но тут у Антона срывает задний переключатель
скоростей! О чёрт, нам только этого не хватало – это серьёзная
поломка! Входим в деревню пешком. Людей почти не видно,
подходим к центру этой маленькой деревеньки. Меня окликнул
парень, торгующий дынями и арбузами у дороги, и протянул
мне карту, которую я только что потерял. Я начинаю с ним раз-
говаривать – его зовут Камиль, ему 17 лет, он приглашает нас
в единственное кафе и угощает чаем. О, какой же кайф пить
горячий турецкий чай в тепле! Но мы всё равно не можем до
конца отогреться, так как вымокли с ног до головы. Сбегаются
местные, завязывается разговор. К этому моменту, мы уже знаем
несколько турецких фраз, кто-то говорит на английском. Мы
спрашиваем, есть ли у них отель и сколько стоит, говорят, что
нет – он есть там, откуда мы приехали и до него 15 км. Досада.
Спрашиваем место для палатки – говорят, что негде поставить.
33
Толком не согревшись, мы выходим на улицу – холод жуткий
и нас начинает трясти. Дождь прекратился, но уже начинает
темнеть. Камиль дает нам на прощанье дыню и арбуз, и мы
уходим. Деревня быстро заканчивается, палатку поставить
негде – везде очень грязно – одни поля, блин! Дальше ехать мы
то же не можем – у Антона сломан велик. Накатывает отчаяние.
Даже спустя много лет, я хорошо помню те ощущения
– это как сильно мы замёрзли и устали – состояние безыс-
ходности – ехать не можем, места для палатки нет, и уже
почти стемнело. Что делать? Идти дальше в поисках места
для ночёвки или, зная, что шансы малы, вернуться назад в
деревню? Так что же делать??! Решение нужно принимать. Ох,
как же хочется в тепло и согреться, снять с себя несколько слоёв
бестолковой промокшей одежды! Сейчас я, конечно, рад, что у
нас были такие приключения, а тогда это могло бы выйти мне
боком – экстрим на этом не закончился, и Антон несколько
раз был на грани срыва, он неоднократно говорил, что если
ситуация не изменится, то он сядет на автобус в обратном
направлении. Меня это почему-то не сильно пугало, толи я был
уверен, что он не уедет, толи мне было всё равно, т.к. с ним
было довольно напряжно путешествовать, хотя, в одиночку
было бы ещё хуже, конечно.
На окраине деревни я иду обследовать какой-то сарай
рядом с пекарней, но он закрыт, а дальше за ним я вижу
заброшенный двухэтажный дом, он открыт – и вот удача –
это наш бесплатный «отель» на сегодня! В очередной раз Бог
сжалился над нами. Возвращаюсь за Антоном. Мы еле тащим
наши гружёные велосипеды по вспаханному полю, земля так
сильно напиталась водой, что колёса быстро забились грязью
и перестали крутиться. 150 метров от дороги мы преодолевали
минут пятнадцать.
С утра мы долго выковыривали грязь из колёс, и нам
предстоял тот же путь обратно.
С фонариками обследуем старый заброшенный кре-
стьянский дом. Уже стемнело. Ставим палатку в прихожей на
земляной пол, рядом ещё остаётся немного места для печки, из
34
открытой двери пробивается свет, я боюсь, как бы ни спалить
дом – кругом полно соломы, наверное, после людей тут держали
скотину. В глубине довольно жутко, и мы начинаем разговоры
о страхах, Антоха заявляет:
- Ды, вообще-то, нестрашно, но лишь бы не было
привидений и вурдалаков.
Я соглашаюсь. Скорей бы сготовить поесть, а то мы
сегодня решили ехать без обеда, потому что выехали поздно, а
световой день короткий. Дым быстро заполняет всё помещение,
становится нечем дышать и сильно режет глаза. Очень тесно,
зато сухо, нет ветра, и мы постепенно начинаем согреваться.
Сегодня я подумал: «Какие в Турции хорошие дороги», в
подъём бывает аж 4 полосы в одну сторону, все обочины заас-
фальтированы и «нá тебе»! Как в России, узкая перегруженная
транспортом дорога с одной полосой и с плохой неровной
обочиной.
За этот день мы проехали 64 км.
35
24 октября 2000 года, вторник.
День одиннадцатый (шестой день в Турции).
Сейчас 22.00, мы в палатке: Антон спит, я лежу, слушаю
музыку и пишу. Мы сегодня заметили: вот парадокс, как
бы ни ужасно сложно складывался день, в конце его нам
обязательно везёт с ночёвкой и с ужином (в виде дополни-
тельного бонуса из свежих овощей и фруктов). В этот день
мы особенно хорошо затарились на бахчах разнообразными
овощами: помидорами, баклажанами, болгарским перцем,
луком порей и забабахали поистине королевский ужин! Мы
остановились под навесом, где хранятся тюки с соломой,
здесь немного места, зато сухо и тепло и всё просто отлично!
Нас было видно с просёлочной дороги, и мы боялись, что
может объявиться хозяин этого склада соломы и попросит
освободить сей уютный уголок. И действительно, к нам
подъезжали местные фермеры – походили, посмотрели,
поняли, что солома нам не нужна, и скоренько уехали по
своим крестьянским жилищам.
А с утра у нас был фруктовый завтрак, помимо основного,
мы вдоволь наелись арбузом и дыней, грушами и айвой. Утро
опять затянулось, т.к. нужно посушить промокшие накануне
вещи, мы разожгли костёр прямо у дома, в котором ночевали.
Спали мы хорошо, и привидения нас не тревожили, людей
поблизости тоже не оказалось. Выехали мы снова поздно, но
это даже к лучшему. Поначалу нас ждал вчерашний «марш
бросок» по раскисшему от затяжных дождей грунту. Колёса
снова забились грязью, да и нам пришлось попачкаться, и мы
чистили наших потрёпанных «коней» минут тридцать, чтобы
начать двигаться вперёд.
Рельеф после Бурсы, как в России – холмистый – то
подъёмы, то спуски, бывают и равнины, а на них поля, местность
аграрная, ну а горы лишь изредка появляются и исчезают на
горизонте. Дорога стала узкая – лишь по одной полосе в каждом
36
направлении.
Но не успели мы начать ехать, как Бог велосипедов окон-
чательно отвернулся от нас – у Антохи на заднем колесе не
хватает уже ВОСЬМИ спиц! Груз на багажнике по-прежнему
тяжёлый, хоть я и забрал у него часть оборудования, а колесо
на его «Туристе» большого диаметра и обод, к тому же, узкий.
В очередной раз я пытаюсь выправить «восьмёрку», а запасных
спиц больше нет, у меня почти ничего не получается, настроение
катастрофически падает, и я стараюсь не подавать вида. Дует
сильный ветер, мы на обочине дороги на открытом простран-
стве, холодно и укрыться некуда… Кое-как «реанимировали»
антохиного коня. Но ситуация у НАС критическая, самая
большая сложность – это психологически тяжёлый момент для
нас обоих: у Антона никчёмный велосипед (а ехать нам ещё до
Антальи добрую 1.000 км), у меня же дико болящие «ахилловы»
сухожилия на обеих ногах, и я с трудом хожу хромая (мне даже
педали крутить легче). Антон в «трансе», он молчалив и угрюм
как никогда, и мне во что бы то ни стало нужно спасать ситуацию,
и я повторяю про себя фразу «ОТСТУПАТЬ НИКОГДА НЕ
ПОЗДНО!» Начинаем разговор… прикидываем наши шансы,
просчитываем варианты – хочется доехать хотя бы до ТРОИ, но
как… Я, конечно, морально сильнее, чем физически и терплю.
Велосипед у меня имеет преимущество перед Антохиным,
большой минус – это мой «ахиллес» и мой напарник Антон,
который в данной экстремальной ситуации расклеивается на
глазах. Твержу про себя «не сдаёмся и надеемся на лучшее».
…башка, блин, ещё чешется – уже неделю не мылись! Меня
случайно осеняет, я опускаю седло велосипеда значительно
ниже и начинаю крутить педали пятками, нагрузка распреде-
ляется по-другому, ноги мои постепенно адаптируются, и мне
становится легче. А вот с Антохой пока всё сложно… Ну, зато
сегодня дождя почти не было, а это значительный плюс в нашу
пользу. Сегодня мы очень мало проехали из-за всех сложностей,
свалившихся на нас, но зато мы отдохнули физически, а вот
морально мы устали ещё больше, но что поделать…
За этот день мы проехали всего лишь10км…
37
25 октября 2000 года, среда.
День двенадцатый (седьмой день в Турции).
Сегодня пробуем «запасной» вариант – автостоп. Денёк
оказался богатый на события и на очередные более жёсткие
испытания. Итак, по порядку.
Встаём рано, на завтрак доедаем вкуснейшее овощное рагу,
оставшееся от ужина. Собираемся и ровно в 9.00 выезжаем.
Это достижение, пораньше получилось из-за того, что нам не
пришлось сушиться, как в предыдущие дни. Настроены мы
решительно и уже за первый час делаем 16 км. Продолжаем
шарашить дальше в таком же темпе по холмистой равнине,
ветерок немного встречный, но он не портит настроенья – ведь
нет дождя, и даже солнце светит, хоть и не жарко. Пейзаж с
бахчами сменяется почти на российский, со скошенными
полями зерновых. Дорога идёт узкая и почти всегда одна полоса,
а машин не так уж мало и особенно грузовых. Хотим сделать 50
км и попить чайку, а за тем снова шарашить, чтобы проехать
за сотню. На боль в ногах я внимания уже не обращаю, мы, как
говорится, уже вкатились, но нашим планам не суждено было
сбыться – страсти накаляются…
38
Мы едем по самому краю дороги, друг за другом, я впереди,
Антон в нескольких метрах за мной, настроение отличное!
Как вдруг огромный самосвал проносится впритирку с моим
плечом! Я невольно от такой неожиданности матюкнулся –
«сердце ушло в пятки»! А тут ещё следом за грузовиком вихрем
полетел шлейф каких-то мелких вещей и непонятно чего!? Я
оглядываюсь на Антона – он едет, спрашиваю его:
- Ты цел?! Тебя не зацепило?
- Нет.
Останавливаемся. Смотрим на дорогу, по которой
проезжающие машины давят очень знакомые предметы…
Оказывается, самосвал всё же задел Антохин велорюкзак
и оторвал от него большой боковой карман и разорвал его
частично с левого бока, так что по дороге летело «облако»
из его вещей, а он даже не почувствовал толчка! Ещё бы
несколько сантиметров и уже могла бы полететь левая рука…
Мы собираем на дороге оставшиеся нераздавленные Антохины
вещи, перевариваем случившееся, ремонтируем рюкзак, спустя
какое-то время до Антона доходит вся серьёзность ситуации,
он мрачнеет, и, когда мы собираемся уже двинуться дальше, он
не может сесть на велик, говорит:
- Меня трясти начинает, я в шоке!
Я стараюсь не думать о том, что могло бы произойти –
гоню от себя плохие мысли и невольно вспоминаю похожую
ситуацию в первый день в Сочи, тогда шебутной Антоша
ехал впереди, и я видел, как он почти что попал под колёса
грузовика. И вот результат, хотя здесь вина водителя самосвала
100%! По-моему, он нас просто не заметил. Короче, легко мы
отделались. Вскоре мы потихоньку все же тронулись дальше по
узкой и не комфортной турецкой дороге…
Из Бондирмы в Стамбул идёт паром, и мы любуемся
Мраморным морем издали, когда дорога, петляя, проходит по
вершине холма, с которого хорошо видно вдаль. Настроение,
испорченное грузовиком, постепенно уходит, мы продолжаем
двигаться, ведь сегодня довольно солнечно и лёгкий ветер нам
не помеха. Но, как оказалось, на 44м километре, это ещё не все
39
проблемы на сегодня, в начале спуска с холма у Антохи ломается
ось в заднем колесе – ну не везёт нам сегодня, так не везёт!
Что ж, пора бы поесть, и мы готовим обед прямо на обочине
дороги. Погодка сегодня хоть нормальная, солнце начинает
приятно припекать, первый раз за всё время нашего пути по
Турции, как вдруг, через какое-то время на нас непонятно
откуда слетаются сотни, а может и тысячи комнатных и ещё
каких –то МУХ! Они рассаживаются на всех наших вещах и
замирают, мы в недоумении – у них что, привал?! Откуда они
взялись? В зоне видимости нет жилья! Ну, после сегодняшних
неудач мухи – это так, мелочь.
Недолго думая, начинаем ловить попутки. Но после
Бондирмы машин стало намного меньше и прошло немало
времени, прежде чем нас подобрал хромой мужичок на
стареньком пикапе в 16.00. Проехав километров 20ть, мы
остановились в придорожной кафешке, и он нас ещё и чаем
напоил. Из окна автомобиля открываются красивейшие виды
на заливы Мраморного моря, дорога то и дело взбирается на
холмы, а с них открываются красивейшие панорамы и есть
ощущение, что мы едем по местам, пронизанным глубокой
историей и древностью, где жило и воевало не одно поколение
великих цивилизаций.
40
Я плохо знаю историю, но предполагаю, что здесь были и
греки, и эллины, и кто-то ещё…, а возможно проходил и сам
Александр Македонский. Да-да и не смейтесь – ощущение есть!
Подвезли нас километров 40, до городка Бига.
За сегодня на великах проехали 44км. Всего 90км.
26 октября 2000 года, четверг.
День тринадцатый (восьмой день в Турции).
Сейчас около 23.00, я лежу в палатке, Антон уже храпит.
Мы вот уже вторую ночь греемся газовой горелкой Н.Я.
Платова. Вот и сейчас она уже 20 минут горит, а в палатке
всё равно прохладно. Прошлую ночь под утро мы замёрзли.
Пишу кратко, т.к. фонарик догорает – батарейки быстро
садятся.
Светодиодных фонарей тогда ещё у нас не было – это сейчас
они здорово облегчают нам походную жизнь. Налобных фонарей
тоже не было, и писать мне с фонарём в руке было опять же
неудобно, поэтому я держал фонарь во рту, постепенно у меня
начинали течь слюни и фонарь был весь в слюнях, зато светил
он куда нужно, и писать было значительно удобней. Фонарик
был маленький, металлический, узкий как маркер с двумя паль-
чиковыми батарейками и с тусклой лампочкой. Да, ещё и спать
всегда сильно хотелось, но я отнимал время драгоценного сна,
чтоб оставить слова на бумаге о прошедшем дне, ибо каждый
из дней был чем-то знаменателен.
Погода наконец-то наладилась – целый день светит солнце
и небо голубое над головой, вот только ветер прохладный и в
майке некомфортно.
С утра хотим уехать автостопом (велик-то у Антохи
сломан), долго голосуем в Биге, но тщетно – никто нас не берет.
Потом уже собрались поехать на рейсовом автобусе за деньги до
Чанаккале (это примерно 90 км), но он, собака, не остановился!
Что ж, бредём на окраину Биги, а по дороге находим велома-
газинчик и покупаем ось для Антохиного велосипеда и одну
41
мне про запас. Не успели мы выйти на окраину города, как я
застопил грузовичок, мы покидали велики в кузов, и уселись
в кабину к работяге, время уже было около 15.00. И вот мы
несёмся по небольшим горам и по петляющей узкой дороге
вдоль пролива Дарданеллы! Картина просто обалдеть – то и
дело открываются красивейшие виды на залив, а вдоль дороги
идут сады и поля. Мужичок – водитель небритый и в грязной
одежонке, но зато с мобилой PANASONIC, чему мы сильно
удивлены, в России пока такого ещё нет. И так у них везде, в
любой деревне – все босяки с мобильниками! Довёз он нас лихо
до небольшого городка Лапсеки.
Прямо на берегу, мы поменяли Антону ось в заднем
колесе и пообедали, жрать, ох, как хотелось, обед-то сместился
сегодня. Ну вот, порядок, жизнь налаживается. Грузовик подвёз
нас километров 45.
Еду мы готовили прямо на обочине дороги – городок
оказался тихий, и мы расположились под одиноким деревом
на открытой площадке. Наше спокойствие нарушили человек
пять школьников 10-11 лет, возвращавшихся из школы. Они
оказались весёлые и довольно наглые – лезли прямо в котелок
с готовящейся едой и сильно мешали, и не хотели уходить.
Прогнать их не удалось, а на грубость я не решился, поэтому
пришлось их терпеть. Один момент нас позабавил и запомнился
надолго. Школьники увидели проезжавший неподалёку
грузовик с сидевшими в кузове военными, и тут все как один
быстро встали вряд, вытянулись по стойке смирно, кто-то из
них козырнул рукой, и они все хором нараспев начали петь
какую-то военную песню, из всех слов которой нам запомнились
«Жандарма, жандармааа», и следом детский хохот! Мы поняли
это как прикол над военными. И действительно, нам всем было
весело.
А завтра мы уже планируем ночевать в ТРОЕ! Проехав
городок, мы подъезжаем прямо к берегу пролива Дарданеллы –
оо, дааа! Место отличное, и мы решаем не ехать дальше, а встать
здесь на ночёвку. Ещё два дня назад мы и представить не могли
себе такого: дров полно, ветра нет, берег моря и красивое тихое
место – просто идеально для ночёвки! Вот сижу я на «горшке»
42
у пролива Дарданеллы и любуюсь закатом. Эх, хорошо! Солнце
село в 18.13 по турецкому времени. Прогулялись по берегу –
красота, Душа поёёт! Разожгли большой костёр, сготовили
сытный ужин, стало прохладно, градусов восемь, наверно.
В палатке изнутри уже конденсат, под утро его становится
ещё больше, изо рта идёт пар, палатка стоит в 15 метрах от
воды и слышно, как тихо плещется море. Где-то вдалеке гудят
корабли, а с другой стороны слышны машины, проносящиеся
по шоссе… Я вылезаю из палатки и смотрю наверх, а там на
редкость глубокое звёздное небо и «млечный путь», но нам по
нему не идти… Вот такая вот романтика.
На великах мало. Сегодня автостоп.
27 октября 2000 года, пятница.
День четырнадцатый (девятый день в Турции).
Цель достигнута – сегодня мы доехали до ТРОИ! После
всех тех сложностей, которые приключились с нами за все
эти дни, это, можно сказать, маленькая победа. Сейчас 22.00,
43
и всё по старому сценарию: мы в палатке, Антоша спит, а
я пишу, и снова тускнеет свет в фонаре, ведь батарейки на
исходе. Но, в отличие от прошлой ночи, сейчас в палатке
тепло. А вчерашняя ночь была холодной уже с вечера, я
замёрз только под утро, ну а Антон сказал, что замерзал уже
с вечера и его это сильно напрягает, т.к. он мёрзнет каждую
ночь. По ночам почти всегда сильная роса, и внутри палатки
на потолке у нас сильный конденсат, стоит присесть или
просто задеть плечом за потолок, как тут же становишься
мокрый, и начинает капать с потолка. Палатка-то у нас
маленькая, в один слой, второй слой у нас тоже есть – это
кусок полиэтилена, которым мы накрываем палатку сверху
на случай дождя, и прикрепляем его прищепками, но ветром
всё равно бывает, что его задирает. Поэтому с утра сегодня
мы опять долго сушимся и выезжаем только в 10.30, но, тем
не менее, сегодня мы полноценно отработали весь день на
велосипедах и проехали 65 км и были, здесь, в ТРОЕ в 17.00.
День и маршрут сегодня были интересные, вот только
«ахиллы» мои по-прежнему болят и кручу я поэтому пятками…
Дорога постоянно проходит вдоль берега, и виды открываются
нам на Дарданеллы просто замечательные! После серых,
пустынных и унылых полей лицезрение вокруг нас садов и
бахчей с трудящимся на них крестьянским людом, ехать нам
становится веселей. Трактора тоже пашут, прямо как у нас
дома. Мы проезжаем стада овец, затем коз и мне, в который раз,
кажется, что мы едем по Италии – очень колоритная местность
тут. Помидоры у них здесь собирают как в ящики, так и просто
валом в прицеп от трактора, с горкой наваливают, наверно,
кетчуп будут делать из них. Болгарский перец – аналогично:
и в ящики, и в кузов горой! Мы тоже, пользуясь случаем,
набираем себе овощей про запас, на обед и на ужин. Так же
мы разжились крупной и сочной айвой, но самое главное – это
яблоки, огромные, красные, спелые – вкуснее не бывает! Они
висели на одной единственной яблоне, недалеко от дороги, и
нам очень повезло, мы собрали их все, немного, штук десять,
шикарные яблоки!
44
Дорога как всегда в эти дни: то спуски, то подъёмы,
встречаются и довольно крутые, а если ещё вдобавок и
встречный ветер, как сегодня, - Антоха начал «ломаться» на
них, ну, в смысле, он топит вначале, но ему не хватает темпа
заехать, и он вообще встаёт и впадает в уныние, потому что
ему, наверно, тяжело осознавать проигрыш мне, ведь он мастер
спорта, признанный лидер, а тут приходится проигрывать
какому-то перворазряднику, то есть мне. Поэтому я про себя-то
посмеиваюсь над ним, когда у него перестало получаться
уходить от меня в отрыв, начались правила марафона – вынос-
ливость и сила воли вышли в приоритеты. У него ведь и велик
менее приспособлен к крутым подъёмам – не хватает мощных
передач. Но я даже не стебался над ним, отнюдь! Я всячески
подбадривал его – ведь он и так держался на пределе – не раз
уже просился домой и, всё же, терпел и ехал, молодец, короче.
Въезжаем в Чанаккале, но город мы почти не смотрим. Здесь
находится самое узкое место в проливе Дарданеллы, где-то 1,5 –
2 км. На другой стороне видна старинная крепость и огромный
выложенный из камней человек и надпись рядом, подробно-
стей мы, к сожалению, не знаем.
45
Обед мы стараемся надолго не растягивать, занимает 1
час времени, ну или чуть больше, например, 1.10, как сегодня.
Из еды, как обычно, лапша быстрого приготовления, колбаса
и чай с чем-нибудь, ну, с печенькой или пряником, например.
После обеда подъёмы становятся ещё круче, и даются
они даже тяжелее, чем перевалы. Антон еле терпит, видно, что
сил у него остаётся всё меньше и меньше, хорошо ещё, что
погода установилась тёплая, но не жарко. И здесь я особенно
поддерживаю Антоху, а то он раскисает на глазах после очень
крутых подъёмов. Дорога почти всё время идёт в одну полосу
и с крупным гравием, прямо как в России, нехорошая дорога,
правда, иногда в подъём бывает две полосы, и тогда едется
поспокойней. Да, температура воздуха где-то в районе 18-21
градусов, но дует ветерок, и мы едем в спортивных костюмах,
а солнце приятно припекает и поэтому у нас «всё в ажуре»!
Купаться, правда, пока ещё не стóит – вода холодная, да и
погода, честно сказать, не располагает ещё. Вода в море чистая
и прозрачная, иногда хорошо видны в ней косяки довольно
крупной рыбы, мне, как любителю рыбалки, это зрелище
доставляет удовольствие!
До долгожданной ТРОИ остаётся совсем не много, мы в
сильном предвкушении, правда пока, надежды не оправдыва-
ются – вокруг ничего не напоминает о приближении к Великому
городу – одни поля со всех сторон… Подъезжаем. Парковка с
машинами. Ищем вход, но тут выясняется, что вход платный,
идём в кассу. Входной билет на территорию стоит 2.250.000
турецких лир – это примерно 3-4$. Решаем идти завтра с утра.
А потом хотим поехать автостопом до Измира (это примерно
300 км), так как мы едем медленно, поэтому не укладываемся
в график, да и устали мы от постоянных проблем – в тепло
хочется. И помыться, постираться и побриться тоже хочется, а
то мы не мылись и не брились уже больше недели – аж с самой
России!
Едем искать место для ночёвки – вокруг всё распахано
под поля, ткнуться некуда! Маленькие бедноватые деревеньки,
грязные и плохо одетые крестьяне – довольно унылый пейзаж
для такого исторического места.
46
Ещё сегодня мы встретили грязного и оборванного
крестьянина, но очень колоритного, типаж злодея из кино –
зубов почти нет, длинная щетина, грубая ухмылка, но дерзкие
и цепкие голубые глаза, очень живые для его возраста. Видно
было, что ему скучно работать в поле, и он сам нам начал рас-
сказывать, что здесь он скрывается в бегах за убийство двух
полицейских у себя на родине, в Болгарии. Я немного оторопел
от такой исповеди и не знал, как реагировать.
Еле находим малюсенькую полянку на окраине деревни
у заднего двора, рядом с сараями какого-то небогатого кре-
стьянского дома среди полей. За забором слышен лай огромной
собаки, мы в раздумьях, и всё же решаем встать здесь. К нам
так никто и не вышел, и мы остались не замеченными.
Сейчас лежу в палатке и слушаю турецкие радиостанции,
часто ставят и европейских исполнителей, сегодня вечером
и ночью особенно тепло и настроение у меня замечательное,
весь вечер лающая собака, наконец-то, угомонилась. Ночью
вдруг начался сильный ливень, он так сильно шумел по крыше
палатки, что мы не могли уснуть, пока он не кончился. Хорошо,
47
что мы сегодня предусмотрительно накрыли палатку тентом –
остались сухими, нигде не протекла.
Проехали 65 км.
28 октября 2000 года, суббота.
День пятнадцатый (десятый день в Турции).
Сейчас 24.00, сижу на автовокзале в Измире, ем огромную
вкусную айву, слушаю радио и размышляю. Настроение –
класс! Антон зашивает рюкзак и клеит проколотую камеру.
2,5 часа назад перекусили сух. пайком здесь же, на вокзале.
Ну и прямо в конце трапезы подходит к нам какой-то турок,
начинаем разговор, и он нас угощает чаем в ближайшей
кафешке – удачно запили сухомятку турецким чаем – везёт всё
же нам! Правда, он на полном серьёзе просил нас, чтоб мы ему
посодействовали в «привозе» русских девушек – танцовщиц
для его казино в Анкаре, а он является там владельцем – это с
его слов. Насколько всё это правда, я не знаю, но мужик был
представительный, типа «бандос-бизнесмен».
48
С утра едем смотреть ТРОЮ. Я решаю сэкономить – дого-
вариваюсь, и нас пускают за пол стоимости. Особенного ничего
нет – Антона вообще ничего не впечатлило, а вот я был сильно
доволен, что попал в столь знаменитое историческое место!
И мне было очень интересно побродить по улицам древнего
города, хотя, территорию он занимает совсем небольшую.
Там же на территории я побрился в туалете, правда, вода
была холодная, но для меня это не проблема. Антон же в это
время раздобыл маленькую бутылочку и слил туда жидкое
мыло! (причём не пользовался им, а довёз до России!!!??? …)
Он побрился с утра на месте нашей ночёвки, сказал, что ему
для бритья необходима горячая вода, вскипятил кружку воды
и как-то побрился «в стакане с водой?» В подробности я не
вдавался – ну, кому как нравится. Да, забыл, фотоаппарат на
территории ТРОИ начал барахлить – проматывал по нескольку
кадров, зря тратив драгоценную фотоплёнку. Какая-то мистика,
наверное, там.
Выезжаем из ТРОИ в 12.00 и едем 18 км по холмистой
местности: то спуски, то подъёмы, тяжеловато. Остановили
грузовик, и он подвёз нас ещё 13 км до Изина, а оттуда мы
поехали на суперкомфортабельном автобусе MITSUBISHI
49
уже до Измира. Ехали мы
с остановками 4,5 часа, в
дороге нам дали кофе и кекс,
это входило в стоимость,
вот, правда, взяли с нас по
5.000.000 лир – это на наш
взгляд было дорого, я долго
пытался сторговаться, но
тщетно – нам не скинули ни
лиры! В тактическом плане
поездка на автобусе была
абсолютно верной, потому
как после Изина началась
сильно гористая местность
с крутыми подъёмами и
горными серпантинами.
В окно автобуса смотреть
было приятно на часто
меняющиеся пейзажи: в горах низко висящие облака и дождь,
деревья с пожелтевшей осенней листвой, а внизу зелёные
курортные городки на берегу с пальмами и апельсиновыми
деревьями. Я смотрел в окно и думал, что на великах этот
участок дороги превратился бы в кошмар, и нам бы стоило
огромных трудов его проехать, потому что даже сейчас, сидя
в тёплом автобусе, Антон хондрит и депрессует, ноет и мне это
уже конкретно начинает действовать на нервы! Да, мы сегодня
целый день в дороге и толком ещё не ели, да, мы уже две недели
не мылись, ну и что?! Ну да, мне тоже неприятно от всего этого
дискомфорта, но я почему-то готов к этим не вот уж сложным
трудностям. Ведь у нас ПУТЕШЕСТВИЕ и мы движемся, а это,
на мой взгляд, главное!
Измир – огромный четырёхмиллионный город и завтра
мы хотим что-нибудь в нём посмотреть, например, старый
рынок в римском стиле и постройки времён Марка Аврелия.
День был длинный сегодня, хороший день, богат на
события и на эмоции – ценить нужно такие дни, и я доволен.
50
Он близится к завершению, я залезаю в свой спальный мешок,
который расстелил прямо на железные стулья в автовокзале
города Измир в предвкушении сна…
На велосипедах мало - 18 км, а всего очень много!
29 октября 2000 года, воскресенье.
День шестнадцатый
(одиннадцатый день в Турции).
Ну вот сегодня уж точно СУПЕР ДЕНЬ, со всех точек
зрения! Он вошёл в мою историю, как лицезрение одного из
семи чудес света – Храма Артемиды! Осталось от него немного,
это место находится в заболоченной низинке, и здесь ведутся
археологические раскопки. Восстановлена одна из колонн,
весом в 127 тонн, а остальные колонны в виде огромных глыб
валяются рядом бесформенными кучами, вот собственно и всё,
но сам факт нахождения в этом месте мне доставил огромное
удовольствие.
Появляется какой-то мужик на мотоцикле и начинает
охотно с нами болтать. Оказывается, он работает здесь на
раскопках (сомневаюсь, что это правда) и предлагает нам
51
купить старинные греческие монеты, найденные здесь при
раскопках, по 20$ за штуку, говорит, что в сезон продаёт их по
100$. Монеты интересные, но я сомневаюсь в их подлинности,
а денег у нас всё равно нет, и в конце концов цена падает до 5$.
Всё равно не покупаем, и турок ретируется ни с чем.
Затем мы поехали в Эфес, там огромные толпы туристов,
кругом сувенирные лавки и кафе. Вход на территорию музея
стоит 4.000.000 турецких лир – это примерно 7-8$, дороговато.
Мы решаем пойти завтра.
Разворачиваемся и едем вокруг Эфеса по второстепен-
ной дороге, машин почти нет, справа от нас, на огромной
гористой территории то и дело видны древние полуразру-
шенные постройки, и их довольно много. А слева на равнине
стройными рядами идут квадраты мандариновых плантаций,
урожай почти поспел – мы несколькими часами ранее набрали
себе несколько кило полу зелёных мандаринов, но внутри
они на редкость спелые и вкусные, а руки от них становятся
зелёными – это от кожуры, пока их чистишь. Наелись, в общем,
мандаринов сегодня и настроение у нас превосходное! Потом
останавливаемся и набираем гранатов покрупнее. Гранаты
нам не доставляют особой радости – на ходу их не поешь, как,
например, мандарины или айву, а времени, чтоб посидеть и по-
ковыряться в них, почти нет, вот и везём с собой лишний груз
по несколько дней, а это нам совсем некстати.
Идём смотреть грот «Семи Спящих» – довольно
интересные развалины, но внутрь не зайти – решётчатый
забор. На ограде повязаны сотни ленточек – явление нередкое.
Да и вокруг полно мусора, а это сильно понижает статус этого
археологического памятника, туркам пофиг, это ведь памятник
не их предков, они просто ЭТО ВСЁ ЭКСПЛУАТИРУЮТ ради
наживы! Время подходит к вечеру и нам пора искать место для
ночёвки, задача не такая уж лёгкая. Мы останавливаемся на
каменистой местности недалеко от большого одиноко стоящего,
но довольно людного, кафе в типичном восточном стиле.
Рядом большое раскидистое дерево, и вот неожиданность – это
миндаль! Я лезу на дерево, и мы лакомимся орехами, и при
этом обсуждаем возможные варианты. Стоя на толстых ветках
52
миндального дерева, я рассказываю, что Н.Я.Платов, будучи в
Турции, спрашивал место для ночёвки у кафе и ему никогда не
отказывали. Антон, не прожевав ореха, сразу заявляет:
- Так давай иди и спроси, у них вон полно места, нам тоже
разрешат. А то вечно встать негде – кругом одни поля!
Я иду.
– Бир чадыр вармы? – спрашиваю по-турецки, и нам
разрешают без лишних разговоров поставить палатку прямо
на территории кафе-усадьбы. Дело сделано!
У них территория летника примыкает и плавно переходит
в частный дом, очевидно, хозяев. Нас по традиции угощают
чаем, и мы быстро обживаем местность в округе. В нашем рас-
поряжении умывальник под открытым небом, стол со стульями
и туалет – великолепный набор для таких бродяг, как мы!
Опять готовим сытный ужин и косимся на иностранцев,
развалившихся на подушках в летнике в восточном стиле и
дымящими кальянами совсем рядом с нами. Подходит какой-то
служащий и с серьёзным видом спрашивает, что мы тут делаем,
говорим, что хозяин разрешил, и он уходит.
Холодает. Я сижу и пишу за столом, мне светит лампа
дневного света, криво примостившаяся между веток плодовых
деревьев. Сегодня, наверное, первый день, когда я пишу с
таким комфортом. Обстановка очень располагает к созиданию.
Вокруг нас то тут, то там видна старинная мебель и утварь:
кувшины, телеги и прялки; из кафе негромко слышна турецкая
музыка… Настроение отличное, хоть я и устал, и вся эта
ситуация мне дико нравится, и я блаженствую… Уже хочется
спать, но я заставляю себя понаслаждаться этим моментом, и
пишу не торопясь, то и дело отвлекаясь от своего дневника. Да,
в такие моменты я отчётливо осознаю, что жизнь прекрасна и
я счастлив.
А начинался день в Измире.
Спали мы на вокзале хорошо, но мало. Встали рано, часов
в пять, и досыпали уже сидя. Выезжаем, не позавтракав, где-то
в 7.30 и 22 км петляем по городу, потом берём небольшой
перевал и выезжаем на автобан, останавливаемся прямо у
53
края дороги, особо не прячась, на открытом месте и делаем
большой двухчасовой завтрак-обед. Накануне шли дожди, и
везде чувствуется влажность и прохлада, но в процессе отдыха
солнце разогревает, и я чувствую лето, и впервые раздеваюсь
до майки, мне хорошо. Подъезжает полиция, и я уже знаю по
какому поводу, нас просят покинуть территорию автобана.
Антон давно уже смурной, и, не смотря на солнечную погоду,
вдруг заявляет, что его всё задолбало и если ситуация не
изменится, то он садится на автобус и едет домой… Один из
его комментариев был таков:
- Ты говорил, что будет тепло, и мы будем то и дело
купаться и загорать, а мы только мёрзнем, и нет ничего
интересного… Я бы сейчас сидел дома и играл в Sony PlayStation!
А на потраченные здесь деньги сделал бы операцию на больной
ноге!
Мне-то казалось, что всё наладилось, но самом деле у него
подошла «критическая масса» или «точка кипения». Я опять
не сильно удивился, а вида вообще не подал, не стал, короче,
развивать тему.
И опять мы в седле – вокруг раскинулись хлопковые
поля, и вид их для меня необычен, и мандариновых плантаций
становится всё больше и больше, мы ведь на юг продвигаемся.
Дорога пошла преимущественно равнинная и ветер дует
нам в спину, поэтому скорость мы держим приличную. На
горизонте то и дело появляются горы, но ни подъёмов, ни
перевалов нет. Мы проезжаем небольшие городки и деревеньки,
и пальмы начинают встречаться нам всё чаще. Дорога идёт по
ущелью и едется по ней легко и приятно. Останавливаемся у
маленькой тихой автозаправки, вокруг полно зелени, народа
не видно, и мы замечаем чуть поодаль огромное мандариновое
дерево и множество плодов на нём. Мне немного страшно, я
иду и срываю парочку мандаринов на пробу, ем, озираясь по
сторонам, и думаю, как бы набрать побольше, ведь мандарины
с дерева – это очень вкусно, поверьте! Из раздумий меня
вырывает Антоша, который идёт сгорбившись и тащит за
пазухой не один килограмм мандаринов и шипит мне:
- Открывай быстрей рюкзак!
54
Мы рассовываем везде крупные, ещё зелёные и начинающие
желтеть, мандарины, косимся по сторонам и быстренько
уезжаем. Хотя дерево даже не было огорожено…
Проехав километров пять, нас окликнули местные мужики
и угостили четырьмя мандаринами, а мы про себя посмеялись
55
этому, так как к этому моменту уже съели килограмма четыре!
Несмотря на остановки, мы легко доезжаем до Сельчука (здесь
находится Эфес). Въезжаем в город в 15.20, проехав уже 80
км. Сельчук – это маленький курортный городок с отелями,
музеями, замками с пальмовыми улицами на фоне невысоких
гор. Мы едем и глазеем по сторонам. Поворот направо и вот
оно – одно из семи чудес света – Храм Артемиды! И, хотя
смотреть почти не на что, у меня нет слов, как я доволен! Всё
просто супер! Мы лазим по огромным глыбам развалин, из
которых когда-то были сделаны колонны, и фотографируемся.
Сейчас время уже одиннадцатый час и я очень хочу
спать… Смотрю, как хозяева услужливо потчуют своих
засидевшихся туристов-европейцев, которые развалились
на коврах и подушках, под навесами из пальмовых листьев,
рядом печки-камины… Всего словами не опишешь – отличное
турецкое кафе. Становится ещё холоднее, наверное, меньше
10ти градусов сейчас, изо рта идёт пар. А вчера в Измире в
восемь вечера термометр показывал +16. Эх, когда же мы
будем купаться и загорать… Когда-нибудь… В будущем веке
точно будем!
Всего за день 90 км.
56
30 октября 2000 года, понедельник.
День семнадцатый (двенадцатый день в Турции).
Завидую сам себе – сегодня 3,5 часа ходили по Эфесу!
Это древний город, и он является самым большим музеем
под открытым небом! Это был точно супер-город, прямо как
реклама NESСAFE.
57
С утра, позавтракав, мы оставляем велосипеды и всё
остальное наше барахло на территории кафе и решаем идти
в Эфес пешком налегке прямо напрямую через гору, а не по
дороге в обход, как мы приехали вчера. Этот план вызревал
у нас со вчерашнего дня, и вот мы лезем в довольно крутой
подъём, но недолго. Потом мы идём по горе, кругом много
крупных камней и низкого кустарника, недалеко от нас пастух
пасёт своё небольшое стадо коз и баранов, подходим к остаткам
разрушившейся Византийской стены, я беру с неё маленький
камушек на память. Разговариваем и обсуждаем наш план,
чтобы пройти на территорию бесплатно. Входной билет стоит
4 млн. турецких лир (это примерно 7 долларов). Гора начинает
плавно спускаться, и вот перед нами возникают два забора из
сетки-рабицы, а за ними виден Римский амфитеатр на 15.000
зрителей! Я смотрю во все глаза, и это строение меня сильно
впечатляет! Я очень хочу попасть внутрь, но страх быть
пойманным меня останавливает, хотя охраны поблизости не
видно.
Антон же напротив – быстро перелезает один, а затем и
второй забор. Я наблюдаю за ним и медленно иду вдоль забора,
также рассматривая то, что у меня под ногами. Здесь много
осколков черепицы, видна старая каменная кладка, я нахожу
58
пару кусочков глиняной посуды и думаю, а сколько же ей веков,
затем кладу в карман. Через какое-то время заканчивается один,
а потом и второй забор, и я в диком восторге, что не пойман,
спускаюсь прямо к библиотеке Цельсия! Я снова под сильным
впечатлением от увиденного: фасад библиотеки восстановлен,
над ним трудились восемь лет!
59
Мы встречаемся с Антоном и довольные начинаем всё
обсуждать и осматривать весь город. Он говорит, что когда
перелезал через забор, ему какой-то японец или китаец сказал
«You’re hero man!»
60
Мы лазаем и заглядываем
везде: вот храм Адриана,
длинная улица с колоннами,
фонтаны с системой каналов,
бани с водопроводом, обще-
ственный туалет и т.д. Всего
не описать. Здесь толпы
иностранцев, с некоторыми
мы болтаем – поляки с фото-
аппаратом «ЗЕНИТ»,
голландцы, новозеландцы,
японцы и много других.
Погода сегодня тёплая
и солнечная, поэтому мы
в шортах и майках, и это
в первый раз после Сочи!
Настроение превосходное,
мы возвращаемся в обход по асфальтовой дороге. На обочине
видим огромную красивую мёртвую змею, вспоминаем
утренний переход по траве и камням, там, где, наверняка, живут
её сородичи, так вот почему пастух был в высоких резиновых
сапогах – от случайного укуса такой красавицы-змеи?!
61
Мы уже второй день объедаемся мандаринами, съели,
наверное, несколько килограмм! По дороге набираем ещё кг 3-4.
С утра я набрал с дерева немного мускатного ореха, попадается
много высохших. (Я думаю, что это описка – орех миндальный.)
Готовим еду на территории гостеприимного кафе, обедаем,
собираемся и после 16.00 выезжаем в г. Кушадасы.
Едем. Мандарины свешиваются прямо на дорогу, их так
много, что иногда можно рвать прямо на ходу, но мы останав-
ливаемся. Рвём уже понемногу – пресытились.
Берём один небольшой перевал и перед нами панорама
Эгейского моря. Спускаемся в Кушадасы, кругом полно отелей:
все берега застроены, а народу – никого, рестораны и кафе
пустуют, сезон подходит к концу. Мы встаём на ночёвку на
берегу моря между отелей. Небольшая замусоренная роща на
скалистом берегу, слышен шум прибоя, вода в море чистейшая!
Вечером становится прохладно, но мы в курортном городе и
нам от этого становится теплее, у нас был отличный день и
настроение прекрасное!
Примерно 20 – 25 км.
31 октября 2000 года, вторник.
День восемнадцатый (тринадцатый день в Турции).
Просыпаюсь, открываю глаза, потолок опять покрыт
бархатным ровным слоем, состоящим из капелек воды – они
не падают, а висят и ждут, когда до них дотронутся и тогда они
превращаются в крупные капли и начинают капать и стекать.
Палатка у нас не куполом, а домиком (так называемая, «мечта
семидесятых») из нейлона или из плащёвки, точно не могу
сказать, а когда она намокает, то провисает сильнее и, так как
она двух местная, то в ней становится ещё теснее, и, вставая,
мы задеваем за двускатную крышу и намокаем сами, поэтому с
утра нужно ухищряться и аккуратно вылезать по одному, чтобы
сильно не намокнуть. Ну а потом, пока готовим и едим завтрак,
снимаем палатку и сушим, её нужно периодически повора-
чивать и встряхивать, чтобы она хорошенько высохла. И эти
62
ежедневные утренние процедуры нам порядком поднадоели, и
настроения, так скажем, они нам не добавляют.
Мы долго собираемся, обсуждая ближайшие планы, и
выезжаем в 10.30, решив, что сегодня найдём подходящее
место где-нибудь на берегу, и сделаем днёвку, чтоб хорошенько
отдохнуть и, наконец-то, искупаться.
Не торопясь едем. Перед нами открывается красивая
большая гавань с огромными круизными лайнерами и
шикарными яхтами, стоящими у причалов. Проезжаем по
вымощенной и ухоженной набережной с пальмами и цветами,
чистыми пляжами, где нет бетонных волнорезов, как в Сочи.
Здесь красиво. Пустынные улочки, вымершие отели, людей
почти не видно. На песочных пляжах стоят шезлонги, кое-где
видны загорающие туристы, и, хотя светит солнце, в тени
прохладно и дует лёгкий ветерок. Мы в майках и шортах – хотим
приобщиться к числу отдыхающих. Местные же, напротив –
одеты довольно тепло, я вообще видел девушку на велосипеде,
так на ней был надет пуховик! Вот такой вот контраст. Думаю,
что в тени градусов 18.
Перед кафе и ресторанами зазывалы пытаются нас пригласить
к себе, я думаю, что они не верят в то, что у нас нет денег, ведь
мы приезжие туристы, источник денег, как они полагают, но
63
заблуждаются – мы исключение. Заходим в барчик, чтобы
налить воды, внутри ни одного клиента, бармен говорит
по-русски, немного болтаем с ним и едем дальше искать себе
место. Мы долго мотаемся по берегу в поисках, но всё застроено
отелями с бассейнами, иногда в них мелькают отдыхающие.
Вообще-то народу после обеда становится больше. Видим
ныряльщиков с аквалангами, потом мужика в гидрокостюме с
подводным ружьём. Нам уже тоже давно хочется бултыхнуться
в воду, ведь море здесь особенно привлекательное, вода синяя
и с оттенком цвета «морской воды»! Вот такая тавтология, но
это действительно так.
Потом мы с Антоном потеряли друг друга часа на полтора,
из-за несогласованности действий, он хочет ехать туда, куда
САМ ХОЧЕТ и игнорирует моё мнение, а так как чёткого
плана у нас нет, мы же просто ищем место, то он взял и упорол,
а я не смог предугадать его намерений. Я долго кружил по
ближайшему району, пытаясь его найти, ломая голову, а он,
оказывается, уже купался в это время.
Я сидел на большой куче огромных круглых бетонных
электростолбов, сваленных как брёвна, на каком-то пустыре и
думал, что же делать, и вдруг мне пришла правильная мысль,
как оказалось позже, – я решил вернуться на то место, где
мы виделись в последний раз. Но как только я встал и начал
спускаться вниз с кучи столбов, они вдруг резко пришли в
движение и начали катиться прямо у меня под ногами, у меня всё
ёкнуло, я думал, что у меня провалится нога или меня вообще
целиком переломает, я начал быстро перебирать ногами, лишь
легко касаясь многотонных столбов, ещё мгновение, и я оказался
стоя на земле, а столбы уже замерли, как будто и не грохотали
секунду назад! Приличная доза адреналина заставила меня
дышать учащённо, да и к тому же, мне казалось, что кто-то
придёт и начнёт меня ругать за это, хотя вокруг никого не
было. Вот дурь какая лезет в башку! Немного порадовавшись
чудесному спасению, я с неохотой и без настроения, покатил
обратно и стал ждать Антона. Он вскоре появился, и мы тут же
начали промывать друг другу мозги, накипело…
64
После этого случая я для себя вывел золотую формулу,
как быстрее найтись, если вы вдруг потерялись. Это, конечно,
при условии, что у вас нет другой какой-либо связи (например,
мобильной). Думаю, вам это тоже может пригодится. Варианта
два. Первый – это, когда вы в разговоре или как-то планируя
заранее знаете то место, пункт или любую другую точку, где
вы обязательно должны быть (например, магазин, кафе, АЗС
или что-то другое), поэтому, если вы вдруг потерялись, то
следуйте туда и ждите там. Если же вы там не встретились
или не можете быстро добраться туда, то возвращайтесь
обратно в то место, где виделись в последний раз и ждите там.
Второй вариант – это как раз был наш случай, у нас не было
конкретной следующей точки, мы ведь просто искали удобное
место для стоянки, а оно могло быть где угодно, поэтому мне
оставалось только вернуться обратно, и ждать там, что я и
сделал. И это сработало. Да, и ещё одно замечание, как бы вы не
были уверены, что не потеряетесь, при случае, не поленитесь
рассказать об этом тому, кто рядом с вами, ведь аккумулятор
у телефона разряжается и абонент может быть вне зоны
действия сети… Так что не стесняйтесь, рассказывайте и не
теряйтесь, а если потерялись - быстро находитесь!
Антоха нашел хорошую тихую бухту, где не было ни души,
лишь стояло одинокое невзрачное кафе. Мы даже сначала
думали, что там никого нет и оно закрыто, но потом там кто-то
зашевелился, но никак на нас не отреагировал.
Ну вот, наконец, и сбылась мечта – я искупался в Эгейском
море! Вода довольно прозрачная, и я понырял в надежде
увидеть морскую жизнь, очки для плавания у меня были, а
вот вода прохладная и дыхания надолго мне не хватало, да
и подводный мир меня разочаровал: одни мальки и больше
ничего, рифов, оказывается, здесь нет. Пока ехали вдоль берега
сегодня, я видел стайку крупной рыбёшки, а тут пустота, хотя
надеялся на большее.
Мы вымыли наш тент от палатки прямо в море, а потом я
решил постирать кое-что из одежды. Пошел на камни, взял
хозяйственное мыло и долго пытался намылить тщетно, не
мылится, ну кое-как постирал – стирка в морской воде
65
неважнецкая, конечно, ничего не поделаешь. Зато солнце так
хорошо припекает, что я разлёгся и немного позагорал, хоть я
этого и не люблю делать, но мы же на отдыхе на курорте
Кушадасы и так давно этого ждали.
Но всё это мне быстро надоедает, потому что настроение
сегодня испорчено, оно, прямо сказать хреновое. Я начинаю
гонять мысли, впадаю в раздумья и замыкаюсь в себе. Снова
разочаровываюсь в жизни, хотя ещё вчера я был так счастлив.
Полоса белая, полоса серая, хорошо, что не чёрная… Я залезаю в
палатку, которую мы уже поставили заранее, ложусь и засыпаю.
Просыпаюсь на закате, на голову сваливается всё тот
же депрессняк, сижу у края палатки и любуюсь закатом,
холодает. На море штиль, и вся картина происходящего
начинает меняться – вокруг стало красиво: меняются краски,
день плавно перетекает в вечер, и меняется моё настроение,
я начинаю абстрагироваться от своих дум и наслаждаюсь
текущим моментом.
У кафешки стоят несколько шезлонгов, поначалу мы к ним
не подходим, но вот стемнело, и мы уже сидим на них, пьём
растворимый кофе NESCAFE из больших походных кружек и
любуемся лунной дорожкой от месяца, который садится к 22.00.
К нам из кафе подходит сторож-курд, хороший разговорчивый
66
мужик, и мы долго сидим и разговариваем с ним на английском,
он рассказывает про себя и про греческий остров Самос, что в
20 км напротив нас, огни которого нам хорошо видны. Вокруг
царит гармония и умиротворение.
Я лежу в палатке, время близится к полуночи, но я не хочу
спать – сегодня был необычный день (ну, в прочем, как и все
предыдущие), просто я выспался днём. Палатка стоит на сухих
водорослях в пяти метрах от воды и поэтому кажется, что
волны плещутся прямо под ногами… Необычное и приятное
ощущение!
1 ноября 2000 года, среда.
День девятнадцатый
(четырнадцатый день в Турции).
Отличное солнечное утро на курорте в г.Кушадасы, мы
никуда не торопимся, отдыхаем, купаемся и загораем, у нас
отличная уютная бухточка, обрамлённая камнями, с песчаным
дном, ну почти сказка. Вода хоть и теплей, чем вчера, но всё же
прохладная, градусов 18-20, наверное, а на мелководье прогрета
лучше.
После вчерашней стирки прямо в море на ветровке видны
белые разводы, но я решаю продолжить начатое. Стиральный
порошок категорически отказывается мылиться в холодной
морской воде – он даже не растворяется, но мне это почему-то
доставляет удовольствие, наверное, потому что просто сама
атмосфера всего происходящего мне нравится, и настроение у
меня приподнятое. Я полощу носки около камней, здесь совсем
мелко и вода кристально чистая, смотрю, как из-под соседнего
камня тянется и странно раскачивается одинокая морская
коричневая водоросль, и вдруг я понимаю, что она живая, и,
значит, это не водоросль! Первое, что приходит на ум – мурена!
Я думаю, что глаза мои округлились, ведь нечасто увидишь
такое! За первой из-под камня полезли другие, и вот уже они
превращаются в длинные щупальца осьминога! Осьминог был
коричневый с большими глазами, он медленно поплыл и резко
67
поменял окраску на серо-бесцветную, замаскировался под
песчаное дно. Я в диком восторге побежал за фотоаппаратом
«ЗЕНИТ» и позвал Антона. Возвращаюсь и делаю один удачный
кадр.
Дальше мы думаем, как не упустить осьминога на глубину,
и отрезаем ему путь в море, нам хочется ещё сделать пару
кадров, но тут наш членистоногий спохватился и шмыг снова
под камни. Антон попытался взять его за туловище и вытащить,
но морская тварь оказалась очень скользкой и противной,
быстро и очень сильно присасывается к руке своими
присосками, я вообще не захотел его трогать. И тут мы решаем
поймать его в котелок – ставим его боком напротив камней с
осьминогом и ждём, к нашему удивлению, нам легко удалось
его поймать и вытащить на берег, но наш друг довольно
проворно вылез и быстренько пошёл к воде, да, именно пошёл
– всеми своими восемью ногами! Мы растерялись. В это же
мгновение мимо нас шёл парень, турок, явно местный, деловой
такой с видом «амиго» типа мачо. Он спокойно и молча схватил
нашу многоножку, поднял над головой и нá его со всего размаха
о лежащий под ногами камень, мы и сказать ничего не успели,
просто стояли и смотрели, как он снова его схватил и опять
шваркнул о булыжник, и так несколько раз... Наш осьминог
долго не хотел умирать, мне почему-то стало его жаль, но раз
68
так с ним поступил
местный житель, значит
так и должно быть.
Кровожадным оказался и
Антон – он воткнул в
него ножик и стал
отрезать ему голову или
туловище, я не очень
разбираюсь в осьминогах,
тут из него полилось
много тёмных чернил.
Пришлось фоткаться с
трупом осьминога…
Антоха стал его
кропотливо разделывать,
теперь мы поняли, что
это будет наш обед. Я
потрогал щупальца, а они
на удивление сильно при-
сасывались к руке, даже будучи уже отрезанными! Очень
интересное и неожиданное открытие.
Каким-то образом мы оказались на кухне одиноко стоящего
69
по соседству с нами кафе,
где за день не было ни
одного посетителя, и наш
турецкий мачо-убийца
осьминогов, стал нам
его готовить, а мы ему
помогать, при этом он
заявил, что готовит такое
впервые. Для начала мы
решили его поварить, но
мясо морского гада было
жёсткое. «Не готово», -
подумали мы, и начали
его жарить на сковороде
с луком и томатом.
Всё равно жёсткий!
Подождали ещё, мягче не
стал. Тогда «амиго» разбил
туда два яйца: «Готово,
угощайтесь!» Сам же он пробовать даже не стал, собака его тоже
отказалась есть, потому что это, как жевать резиновую стёрку,
«ластик», попробуйте – это было тоже самое. Мы же съели всё
подчистую, хоть и без особого удовольствия. На десерт мачо дал
нам винограда. Так закончилась история морского животного,
а наше меню стало разнообразнее ещё на один пункт. Плюс ко
всему, мы ещё наелись мандаринов, айвы и гранатов – хорошо
живём мы в Турции! Но главное, что установилась теплая и
солнечная погода, которой нам так не хватало.
Здесь я хочу заметить, что за приготовление осьминога
с нас не спросили никакой оплаты, и вообще, за всё время в
Турции ни в одном кафе мы не отдали ни лиры! В основном,
нас приглашали местные и угощали чаем или чем-то незна-
чительным. Деньги же мы тратили сами, когда нам это было
необходимо, и, в основном, в продуктовых магазинах на хлеб.
Мы собираемся и уезжаем дальше, время близится к 16.00.
Поднявшись от бухты в крутую горку, мы замечаем шланг с
70
краном на конечной остановке маршруток, чуть поодаль сидят
люди в ожидании транспорта. Я осмотрелся, достал кусок
хозяйственного мыла, разделся до плавок и попросил Антона
полить меня из шланга. Вода была холодной, но пресной. Я
быстренько намылился и смыл всё под импровизированным
душем со зрителями. Мне казалось, что я побывал в бане –
таким чистым я себя ощутил! Затем надел свою любимую
чистую майку с обрезанными рукавами, которую носил только
летом, а на календаре было первое ноября, и настроение стало
ещё лучше, я был чертовски собой доволен!
Выезжаем из города, и сразу начинаются горы: спуски и
подъёмы, небольшие перевалы с видом на залив и на остров
Самос вдалеке. Хочу сказать о стройках – коих здесь довольно
много, и они интересны тем, что строят всегда одновременно
несколько домов, прямо целыми районами. Сегодня видел
строящимися штук пятнадцать четырнадцатиэтажек. Но что
ещё поражает, так это сколько мусора вокруг – такой контраст
со Швецией!
Ещё был рекорд скорости со спуска – 71 км/ч, было
немного страшно, боялся, вдруг ямка попадётся, тогда хана,
поэтому иногда притормаживал немного, а велосипед-то
сильно гружёный и спереди, и сзади.
71
Ехать в Бодрум мы передумали, решили через Памуккале
в Анталью.
Время 22.30, я слушаю музыку в плеере и сильно хочу
спать. Мы встали на ночёвку в очень живописном месте,
у подножья гор. Настроение не то что бы хорошее, оно
на грани лёгкой эйфории, уже нет сил восторгаться, но,
вылезши напоследок из палатки, чтобы облегчиться перед
сном, и посмотрев на звёздное небо и на силуэт гор, который
освещает турецкий месяц, я подумал: «Вот чёрт, это почти
как в кино…»
33 км на велосипедах.
2 ноября 2000 года, четверг.
День двадцатый (пятнадцатый день в Турции).
Проехали г. Айдын, остановились отдохнуть и решили
попробовать автостоп – сразу же остановился грузовичок,
лезем в кузов и проезжаем ещё 40 км. Вылезаем, говорим
спасибо, и тут опа – неувязочка – мужики стоят и просят денег
за проезд! Я им говорю, это же «автостоп» за него не берут
плату, вы нас везли попутно, сколько сами хотели! Они: «Нет,
72
не знаем никакой автостоп – давай бакшиш, хоть сколько-ни-
будь». Я им: «Мы ночуем в палатке, мы бедные РУССКИЕ, денег
«ЁК»!» Короче, кое-как отвертелись.
Дорога пошла под горку, против вчерашней вообще
равнина. Но так надоел асфальт из крупного гравия: по нему
очень неприятно ехать, постоянная тряска и скорость ниже, да
и, к тому же, обочина ступенькой и по одной полосе в каждом
направлении, и таких дорог почти половина на нашем пути, а
грузовиков великое множество, и они опасны, вы же помните,
что случилось с Антоном раньше. Сегодня изредка попадался и
гладкий асфальт, и он очень радует, уж поверьте.
Я где-то умудрился проколоть заднее колесо, было время
обеда, и хозяин какой-то конторы любезно пригласил нас к
себе на территорию и даже предоставил нам дрова для нашей
мобильной печки. Пока я клеил камеру, Антоха приготовил
великолепную гречку с тушёнкой. Здесь же рвём с дерева ещё
зелёные, но вкусные, лимоны и немного апельсинов.
В целом дорога идёт интересная: мы едем по ущелью гор,
и панорама всё время меняется и радует глаз, много небольших
деревушек и хлопковых полей, на которых женщины собирают
урожай и складывают его здесь же, в большие кучи, недалеко
видны склады и фабрики по переработке, куда устремляются
грузовики гружёные «коттоном».
73
Остановившись в туалет, я нахожу виноград, он немного
перезрел и запылился. Но, чёрт возьми, он слаще сахара,
просто объеденье! Наелись прямо с лозы грязного винограда,
едем довольные дальше, видим, хурма растёт, срываем, а она
жёсткая, ну, думаем, будет сильно вязать. Ничего подобного,
не вяжет совсем, вот это открытие – невяжущая хурма! И снова
наше меню пополнилось новыми фруктами.
74
Потом Антон находит огромные оранжевые апельсины
и очень красные гранаты, которые начинают всё больше
встречаться нам вдоль дорог. Ну а вскоре изобилие апельси-
новых садов заполоняет пространство вдоль нашего пути,
перемежаясь с мандариновыми садами, где крупные плоды
свисают прямо на узкую дорогу. Сады почти нигде не огорожены
и никем не охраняются, но есть сегодня цитрусовые мы больше
не в силах.
Ближе к вечеру мы набираем баклажаны и, уже по
турецкой традиции, варим густой суп из них: предварительно
обжариваем нарезанные баклажаны на топлёном масле прямо
в котелке вместе с луком и специями, затем добавляем воды,
один пакет супа, картошки, вермишель и одну банку консервов
– получается объеденье! Ну, а на десерт приходится снова есть
фрукты…
День сегодня снова выдался тёплым, и мы довольные этим
едем в майках на город Денизли, а точнее, мы хотим попасть в
знаменитый Памуккале.
Пару слов о Турках – вообще, они нам нравятся, очень
приветливый и дружелюбный народ. Когда мы едем, нам
75
часто машут руками, кивают и приветствуют, мы отвечаем
им взаимностью. Нередко нас останавливают и расспрашива-
ют, хотя мало кто говорит на английском, даже чаще говорят
по-русски, но все хотят пообщаться. Нас часто принимают за
западноевропейцев, например, за англичан (ведь я немного
разговариваю на английском) и нам это льстит, часто бывает,
что за румын и за многих других, и узнав, что мы русские,
очень удивляются. Но больше всего местных удивляет, откуда
мы едем и куда, стоит сказать, что из Стамбула в Анталью,
так у них такое изумление и неверие, что на нас начинают
смотреть, как на инопланетян, зовут друзей, тычут пальцем на
велосипеды и начинают с восхищением и недоверием расспра-
шивать. Дальше я их добиваю фразой, что мы ночуем в палатке
и всё – для них это предел понимания, и они в исступлении
и удивлении начинают переговариваться между собой, а мы с
гордостью небожителей продолжаем путь.
В процессе нашего путешествия, мы постепенно выучили
несколько слов и фраз на турецком языке, благодаря нашему
путеводителю с разговорником, и это нам очень помогает,
особенно в глубинке, где понимают только родной турецкий.
«мерхаба» - привет
«экмек» - хлеб
«су лазым» - набрать воды
«аркадаш» - друг
«бисиклет проблем» - велосипед сломался
«тешеккюлер», «ийи гюнлер» - спасибо
И моя любимая «бир чадыр вармы» - где можно поставить
палатку?
Есть и другие, но остановимся на этом.
76 км на велике.
76
3 ноября 2000 года, пятница.
День двадцать первый
(шестнадцатый день в Турции).
Сегодняшний день был что-то особенно трудным,
скучным и ненасыщенным. Было много подъёмов-тягунов
длинной по 1-2 км, да к тому же ехать приходилось против
ветра, а это довольно тяжело, если ещё учесть приличные
нагрузки накануне, так что к вечеру я сильно измотался и устал.
Обед мы решили не делать, так как на пути у нас был
город Дэнизли с населением 230.000 человек. К этому времени
у Антона повылетало уже довольно много спиц на обоих
колёсах, и мы ищем в Дэнизли веломагазин и покупаем там ему
недостающие спицы. По выезду из города мы решаем встать на
ночёвку пораньше, чтобы отдохнуть и отремонтировать колёса
на Антохином велосипеде.
Мы остановились на хорошей площадке рядом с дорогой
у одиноко стоящего кафе, не доезжая до Памуккале 6 км. Антон
принялся чинить своего потрепанного боевого коня, а я в это
время готовил ужин. Из кафешки к нам то и дело стал приходить
мужик и с интересом расспрашивал нас и всё рассматривал.
А когда я готовил еду в котелке на походной печке, он принёс
немного дров, присел рядом на корточки и с интересом стал
наблюдать за мной и за процессом приготовления, поэтому я
был уверен, что он захочет попробовать, но турок категориче-
ски отказался пробовать нашу еду.
Солнце садится в 17:50, а утром встаёт где-то в 7:45 –
8:00, точно не могу сказать, и, хотя дни сейчас стоят довольно
тёплые, то ночи всё равно холодные и утром тоже бывает очень
холодно. Мне в спальном мешке тепло, а вот Антону приходится
мёрзнуть – у него старинный ватный спальник. С утра также
сильная роса, а конденсат внутри палатки такой сильный, что
начинает стекать по стенкам, и вещи намокают. Поэтому мы
всегда ждём солнца, и тогда палатка высыхает быстрее, а мы
в это время завтракаем геркулесом с изюмом – это отличный
завтрак, но наших запасов осталось примерно дня на два.
77
Иногда я залезаю в палатку утром и пишу (вот, например, как в
данный момент), а она в это время сохнет.
Дорога сегодня была особенно отвратной: опять одна
полоса с крупным гравием, съезд с дороги на обочину
ступенькой, а грузовиков здесь много и случается так, что
встречный и попутный пролетают рядом с нами – надо успеть
резко съехать на обочину, а это сильно напрягает. Вот и устали
мы сегодня сильнее обычного. Ну, ничего, зато завтра нас ждёт
Памуккале!
74 км на велосипедах.
4 ноября 2000 года, суббота.
День двадцать второй
(семнадцатый день в Турции).
Я продолжаю делать эти записи для следующего
поколения только сейчас, 7 ноября, здесь в Анталье – куда
я так стремился доехать! Да, мы сделали это – доехали, и мы
очень довольны, а я просто в диком восторге, я счастлив!
Время десятый час, я сижу на камне под уличным
фонарём, на каком-то пустыре, заросшем чапыжником и заму-
78
соренном, рядом второстепенная дорога и где-то неподалёку
аэродром, здесь постоянно кружат самолёты, и непонятно,
откуда доносится музыка. Антон уже спит в палатке, а я
пытаюсь абстрагироваться от неуютной обстановки и
записать все события последних дней. Людей поблизости не
видно, ведь мы остановились ночевать на пустыре, но округа
обитаема; через какое-то время на границе света от фонаря
я увидел человека, он немного понаблюдал за мной и исчез,
на плече у него висело охотничье ружьё, хотя охотится тут
вроде бы негде.
Ну так вот. Мы оставляем вещи в палатке, здесь же, где
и ночевали, и едем в Памуккале налегке. Утро сегодня было
особенно холодное, хоть и без ветра, пришлось надеть всю
тёплую одежду. Но когда мы выехали, солнце уже светило
вовсю и стало так тепло, что мы поехали в шортах, вот такой
контраст с погодой: рано утром – осень, днём – лето.
Подъезжаем, входной билет на территорию всего комплекса
Памуккале стоит 1.500.000 лир, пытаемся уговорить служащего,
чтобы пройти вдвоём по одному билету – не пускают (а в Трое
пустили). Ну что ж, значит, делаем как в Эфесе. Разворачиваемся
и уезжаем, едем вокруг и присматриваем место для манёвра,
весь комплекс находится выше на горе. Прячем велосипеды
79
у подножья и начинаем взбираться по крутому склону вверх,
озираясь по сторонам, никаких заборов и охраны пока не видно.
Восхождение наше получилось очень интересным и захватыва-
ющим: мы лезем вверх по крутым террасам, которые похожи на
огромные ступени, все они разной формы и размера, кипельно
белого цвета и на фоне голубого неба они становятся ещё
ярче и контрастнее, как только что выпавший снег! На самом
80
деле это соль, довольно
плотная и шершавая, но
если посильнее нажать на
неё, то она проминается, и
можно с лёгкостью отломить
кусочек. Мы фотографи-
руемся на мыльницу, вот
досада, в «ЗЕНИТЕ» только
что кончилась плёнка. Не
торопясь, с опаской, влезаем
на само плато, которое
находится на высоте птичьего
полёта, и откуда открывается
потрясающий вид на всю
округу. У меня дикий восторг
от этого необычного места
и от всей ситуации – мы
прошли бесплатно, виды
потрясающие, светит солнце
и всё очень интересно, аж нет слов, ничего подобного я раньше
не видел, здесь нужно побывать!
Мы в шортах и майках, поэтому быстро сливаемся со всеми
иностранцами, которых здесь огромные толпы и начинаем
осматривать всю территорию. В процессе блужданий мы
выясняем, что ходить, где попало здесь нельзя и нам повезло,
что нас не заметили, когда мы пришли из запретной зоны.
Террасы не везде белые: со временем они начинают сереть, а
с годами темнеют до цвета камней. Самые красивые это те,
которые заполнены водой, но больше сухих, их ещё называют
травертины, а уникальность этого места в том, что образуются
они естественным образом из солей, коими насыщена
вода источника, расположенного в этом месте. Источник
этот считается целебным ещё с древних времён, вода в нём
тёплая, градусов сорок, я попробовал её на вкус – она слегка
кисловатая. Но со временем люди начали управлять строитель-
ством террас – просто направляя поток воды туда куда надо, а
дальше дело времени, соли, растворённые в воде, при взаимо-
81
действии с кислородом начинали жить новой жизнью, возводя
необычайную красоту, прославившую этот аграрный регион на
весь мир.
Пока мы здесь ходим, у меня перед глазами то и дело
всплывает картинка – фотография, которая висела в узком
коридоре на стене, рядом с нашей каютой на теплоходе, я тогда
смотрел на неё и не понимал, что за загадочные лужи-сту-
пеньки изображены на закате, где вдали виднеются поля, и всё
это высоко над землёй?! Сюрреализм какой-то, думал я и не
понимал, что к чему. Потом кто-то объяснил нам, что это
ПАМУККАЛЕ, находится где-то далеко в Турции и там очень
красиво. На этом всё. Ну а теперь, каково же моё удивление и
гордость за нас, что МЫ ОКАЗАЛИСЬ именно в той картинке
с парома! Я нашёл именно тот вид, тот ракурс, откуда была
сделана та фотография, вот правда, воды в этих террасах уже
не было. И я не знаю, бывает ли так у других людей, но у меня в
этой ситуации, когда я оказываюсь в том месте, где я не думал,
что окажусь, приходит необычайный волшебный восторг и
какое-то внутреннее ощущение победы и удовлетворения,
когда понимаешь, что ЖИВЁШЬ – в полном смысле этого слова!
Когда обретаешь. Когда становишься счастлив.
82
Мы проходим сквозь ряды сувенирных лавок и кафе,
не останавливаясь, и находим древний город Гераполис,
напоминающий Эфес, но гораздо скромнее, здесь тоже есть
большой и красивый амфитеатр с крутыми рядами трибун и
скульптурами. В амфитеатре меня достал пацан-прилипала,
который шёл за нами вплотную с сувенирной продукцией, он
ну никак не хотел уходить по-хорошему, поэтому пришлось
послать его английским матом. Ещё из неприятных моментов
– это исписанные туристами памятники архитектуры, на всех
языках мира, включая и русский.
Идём дальше и попадаем в райский уголок в прямом смысле
этого слова – среди пальм мы находим древний античный
бассейн замысловатой формы с тёплой чистейшей целебной
водой. Но больше всего меня поражают огромные каменные
глыбы, и части расколовшихся колонн с барельефами, лежащие
на дне бассейна, и люди, плавающие среди них! В одном месте
глубина доходит до пяти метров, а на дне лежит большая
античная колонна, которую хорошо видно в прозрачной
воде. Ух, красота! Мы проходим по мостикам и тоже хотим
искупаться, я останавливаюсь в раздумьях, что-то подсказы-
вает мне, что это не бесплатно. Антон же другого мнения, он
83
уже разделся и перед самым входом в воду, откуда ни возьмись
охранник: «Ваш билетик». Обломчик – билет на купание стоит
прилично, 3.000.000 турецких лир!
Всё подробно описать не хватает слов и времени: Памуккале
– супер! И хорошо, что мы поехали в этом направлении, а не
через Бодрум.
Мы возвращаемся голодные после четырёхчасовой
экскурсии к себе на базу и начинаем быстро готовить обед. Здесь
нас уже поджидает молодой пекарь Юсуф, он со вчерашнего
дня то и дело «дежурит» рядом с нами и до сих пор смотрит
на нас, как на свалившихся с неба инопланетян. Накануне он
угощал нас горячими лепёшками, а сегодня он просто сидит на
корточках и болтает без умолку на турецком с видом, что мы
его понимаем. По-английски он не знает ни слова. Надоел уже,
хоть бы лепёшками ещё раз угостил что ли. Я могу ошибаться,
но мне показалось, что Юсуф нам завидует.
Собираемся и снова едем на город Дэнизли. Без особой
радости. Дэнизли, данезли, «да не зли» ты собаку – прикалы-
ваемся мы как можем и тем самым развлекаем себя. А ещё мы
по очереди или вместе поём песни Высоцкого, особенно, когда
становится тяжело крутить педали или просто так, от скуки
84
поднимаем себе настроение: «… здесь вам не равнина – здесь
климат иной!»
Вокруг поля’ и вдалеке виден город, а к нему тянется
прямая дорога, но идёт она всё время вверх, сам город стоит
у подножья гор, хотя подъём оказывается некрутой, и мы
с лёгкостью его преодолеваем, длина этого тягуна почти 11
км. Отметить же я хочу другое: над дорогой висит плотная
полусфера смога из выхлопных газов и пыли от едущих
в гору и дымящих грузовиков и прочей техники, которая
здесь в большом количестве. К тому же ветра нет совсем и от
этого пелена становится ещё плотнее; осознавая это, и то что
объехать нельзя, а нам приходится дышать грязным воздухом,
настроение падает. В городе картина та же, он небольшой, но
промышленный – здесь жизнь кипит, полно грузовой техники,
от дыма и чада улицу в конце просто не видно, а дома и всё
кругом закопченное, да и смотреть совсем не на что. Его я
запомню, как самый загазованный город Турции, а может и
всего мира. Мы хотим поскорее проехать его по светлому, но
не успеваем и останавливаемся на окраине, когда уже стемнело.
С местом для ночёвки нам, как всегда, везёт.
40 км на велосипедах.
85
5 ноября 2000 года, воскресенье.
День двадцать третий
(восемнадцатый день в Турции).
Сразу после ночёвки дорога уходит серпантином всё
время вверх и нам открываются красивейшие панорамы гор.
Я не могу налюбоваться – виды шикарные и я в восторге от
горных пейзажей! Но вот фотографий не будет – «ЗЕНИТ»
опять порвал перфорацию плёнки, он вообще очень часто стал
подводить меня в этой поездке. Да и сегодня ещё будет много
чего потеряно – прямо «день потерь» какой-то получился.
Проехав совсем немного, у меня ломается алюминиевый
ободок педали, мы останавливаемся, и я начинаю её ремонти-
ровать. Но тут Антон стопит небольшой грузовичок с двумя
парнями, которые полгода работали в Астрахани и поэтому
говорят по-русски, они с радостью подвозят нас примерно 65
км. В кабине было только одно место, и я сразу же отказался,
так как мне не хотелось болтать с турками – настроение было
не то, поэтому я с удовольствием прыгнул в кузов, куда мы
погрузили наши тяжёлые велосипеды. Расположившись у
кабины, где ветер почти не доставал до меня, я достал огромный
и вкусный гранат, и начал, не торопясь, его есть и любоваться
окрестными горами. Дорога шла то вверх, то вниз – подъёмов
было множество, а виды очень живописные, и мне сразу
стало хорошо. Насмаковавшись вкуснятиной, я решил заесть
апельсином, и в противовес гранату он оказался на редкость
невкусным. Но настроение осталось превосходным.
Прощаемся с доброжелательными ребятами, я кое-как
ремонтирую свою педаль проволокой – ехать можно.
Светит солнце, постепенно разогревает, и мы раздеваемся
до шорт. Проехав ещё немного, мы натыкаемся на арбузную
бахчу, урожай только что собран, но мы видим арбузы. Идём
смотреть: да это не кондиция. Наедаемся и начинаем швырять
арбузы куда попало: в деревья, в столбы и просто вверх! Они с
грохотом разбиваются, и нам это доставляет ребячью радость
86
и восторг, это даже лучше, чем их есть! Но время – деньги (а их
у нас нет), нам нужно ехать дальше.
Пейзаж гор постоянно меняется: от остропиких до
заросших лесом, от плавных с редким кустарником до
травянистых холмов – в общем, красиво здесь и ехать приятно.
К тому же машин мало, вот только полотно дороги опять из
крупного гравия и это сказывается на езде и на настроении.
Откуда ни возьмись, с чистого поля с лаем на нас бежит
огромная кавказская или азиатская лохматая овчарка, мы
пытаемся прибавить скорости, но на наших тяжело гружёных
велосипедах это плохо получается, а псина ринулась на перерез.
Простых собак я не боюсь, а контакт с этой громадиной мне не
представлялся, и я начал прикидывать возможный сценарий,
и он разворачивался в моей голове не в нашу пользу. Вот чёрт,
она приближается! Но потом вдруг, метров за двадцать до нас,
она замедляет бег и просто долаивает свой собачий долг перед
хозяином, или, может, велосипеды её смутили, не знаю, на этот
раз пронесло.
Время обеда и тут нá тебе, потеря посерьёзней –
оказывается, я где-то посеял нашу печку, а с ней вместе и два
котелка…
Походная печка хоть и небольшая, но довольно объёмная,
чтобы класть её внутрь рюкзака, поэтому я сшил для неё
специальный чехол, и привязывал её снаружи двумя резинками с
крючками, очень удобно получилось. Вот только нужно было для
страховки сделать какую-нибудь петельку, чтоб она повисла,
если вдруг упадёт. Причём я прикидывал, что так может
произойти, но, испытав конструкцию на надёжность, решил,
что всё в порядке и беспокоиться не о чем, хотя в глубине души
понимал, что конструкция несовершенная и риск потери есть.
И вот он настал на восемнадцатый день (ну хоть не на первый),
я потерял и печку, и котелки. Вот балбес! Сильно злюсь на себя
и корю за непрофессионализм.
Настроение - ноль. Хорошо, что в запасе у меня оказался
маленький котелочек, который мне дал вместе с газовой
горелкой Н.Я. Платов. В нём Антоха будет готовить обед, а
87
я в это время поеду обратно налегке и попытаюсь разыскать
потерянную ценность.
Я проехал в обратном направлении 17 км и ничего не
нашёл, разворачиваюсь и в быстром темпе еду ещё 17 км к
Антону, в сумме 34. Я сильно устал от этого марш-броска на
голодный желудок и хоть я приехал к готовому обеду, настроение
нисколько не улучшилось. Пока ехал в одиночестве обратно,
я догадался, где мог потерять котлы и печку – возможно, они
вылетели на ходу из кузова машины где-нибудь на кочке, пока
нас подвозили, ведь зад велосипеда упирался в крайний борт, а
борт был низкий, скорость высокая и шум ветра заглушил звук
падения. Но как же я не заметил потери, когда мы разгружали
велосипеды из кузова? Вопрос, на который так никогда и не
будет ответа. Всё тленно в этом мире. И надо просто жить
дальше.
В Турции, как и в России, вдоль дорог полно мусора, причём
кучи бывают довольно большие, вот у одной из таких и разво-
рачивалось сие действие.
Мы быстро нашли выход из положения. Берём большую
и подходящую нам по размерам жестяную банку из-под
оливкового масла, объёмом на несколько литров, и рукастый
Антон вырезает из неё новый котелок с ручкой: края получаются
грубые и острые, как зубья крупной пилы, но нас это совсем не
смущает, лишь бы было функционально. Новый котелок чем-то
напоминает плетёную корзинку с ручкой. И мы довольные
собой двинулись дальше.
Я очень жалею, что нет ни единого фото этого котла.
Тогда, будучи в Турции, не осознаёшь каких-то важных и
интересных моментов, всё принимаешь обыденно и на голодный
желудок больше думаешь о хлебе насущном, а не о чём-то
интересном.
Дорога становится равнинной, перевалов больше нет, но
мы ощущаем, что забрались на горное плато. Проезжаем пустые
поля со скошенными зерновыми, а на некоторых вовсю идёт
уборка сахарной свёклы. Я снова в негодовании от этих бедно
одетых турецких крестьян, у которых даже пастухи, и те, все с
88
мобильными телефонами! Небольшие стада с белыми овцами
сменяются на чёрных коз, здесь жизнь идёт своим чередом и во
всём чувствуется умиротворение и созидание.
На ночёвку мы останавливаемся в красивом и необычном
месте – в горах, я думаю, на высоте примерно 700 – 1.100 метров
над уровнем моря, но это лишь предположение, точно не знаю.
Вокруг растёт кустарник и есть сосны, посаженные ровными
рядами. Трава вокруг давно выжжена солнцем и полно сухих
колючек. Собственно, здесь вся трава на 80% с колючками,
которые имеют разную длину и форму, и они часто впиваются
в нас, сильно раздражая при этом. Да к тому же в темноте не
видно, ведь темнеет здесь быстро. Уже впотьмах мы ставим
палатку, и я собираю камни с полянки, что бы поставить на
них наш новый импровизированный котёл – жестяную банку.
При этом я думаю, что под камнем может оказаться змея или
скорпион, но вокруг тьма и ничего не видно, и может, поэтому не
так страшно, а может я просто устал и поэтому мне становится
всё равно.
63 км на великах.
6 ноября 2000 года, понедельник.
День двадцать четвёртый
(девятнадцатый день в Турции).
Прошедшей ночью под утро я замёрз, но на удивление,
росы и конденсата на палатке не было. Да к тому же мне
нездоровилось, меня вырвало, думаю, накануне я траванулся
всё же арбузами. Весь день чувствую себя разбитым, сил
нет, но мы едем. Не торопясь. Солнце светит, но не греет, мы
пытаемся позагорать, но ветерок прохладный. Да и пейзаж
стал какой-то уныло-тоскливый. Мы едем по горному плато,
вокруг бледно-жёлтые поля со скошенными зерновыми,
редкие пирамидальные тополя с жёлтой листвой и пологие
горы без растительности, лысые и совсем неживописные. А
может, это от того что просто мы устали и поднадоело нам всё.
89
Останавливаемся передохнуть, Антон с обречённым видом
тихо заявляет:
- Ещё одну ночь в горах я не выдержу – замёрзну к чертям
собачьим!
Я его понимаю – сам замёрз и не выспался. Настроение у
нас сегодня упадническое, нам уже хочется поскорей добраться
до Антальи и как следует отдохнуть, это примерно 135 км, а
впереди горы, и мы уже знаем, что на велосипедах это два дня
пути. Подвёз бы кто… Да машин здесь совсем мало проезжает.
Берём небольшой перевал, 6 км в гору. Встаём на обед на
открытом месте, на солнышке, вокруг нерадостная картина, а
ещё три дня назад мы ехали по мандариновым плантациям,
хочется опять так же, к мандаринам и апельсинам снова
попасть. Но у нас ещё остались запасы фруктов с тех времён:
три вида цитрусовых и гранаты, только есть их некогда, так и
везём с собой балласт, чёрт его побери! Вчера вечером виноград
доели. А, вон Антоха тащит вилок капусты – спёр с ближайшего
огорода, уж что-что, а это он делать умеет.
Нехотя едем дальше. Побаливают все суставы, и «ахиллы»
не зажили, и колено левое даёт о себе знать – старая травма.
До Антальи остаётся около 80ти км, впереди виднеется
подъём, на деле же это оказался перевал и довольно крутой. Это
было начало довольно высокого горного массива, со скалами
и пропастями, с очень красивыми горными видами. Не успел
я остановиться, как Антоха застопил легковой грузовичок
Ford, и мы в дикой радости и предвкушении отдыха, а не пе-
далирования, грузим нашу технику в кузов, а сами прыгаем
в кабину к молодому и весёлому парню Али! Наша радость
усиливается, когда почти сразу начинается крутой горный
серпантин дороги, и мы не верим своему счастью, хотя, порой у
нас случался сильный «всплеск адреналина» оттого, как лихо и
беззаботно турок гнал вдоль глубоких пропастей, а на коротких
прямых разгонялся до 130 км/ч! Признаюсь, мне было жутко в
некоторых моментах. Али успокаивал нас тем, что постоянно
ездит по этой дороге по работе. По-английски он почти не
говорил, зато мы понемногу начали «шпрэхать» по-турецки.
Мы весело болтаем с ним о жизни и о женщинах. Али очень
90
жизнерадостный, хотя ему приходится много работать. За
окном быстро пролетают красивейшие панорамы гор, и я даже
немного разочарован, что не еду по ним на велосипеде, скорее
мне отчасти даже стыдно и обидно за себя, потому что я не
могу остановиться и вдоволь насладиться их величественной
красотой. Вот такой я «горе»-велотурист, блин…
И вот вскоре появляется наша тёплая мечта – Анталья!
На горизонте уже мелькает Средиземное море, настроение
приподнятое, мы в предвкушении. В 17.00 Али выгружает нас
где-то в пригороде полумиллионного города, и мы не верим
своему счастью – да, мы доехали туда, куда хотели!
Теперь мы не ищем дорог и не прикидываем маршрут, мы
просто едем в сторону моря, чтобы заночевать на берегу. Это
оказывается не так просто, нам приходится долго петлять по
улицам, и, наконец, мы утыкаемся в берег, но попасть к морю так
и не можем – здесь ВСЁ застроено! Да, ситуация… Становится
темно, а мы всё едем и едем, но вот постройки наконец-то
редеют, и мы уже в нескольких метрах от воды, но кругом город,
где ставить палатку и готовить ужин – неизвестно.
Заезжаем на самый тихий и безлюдный пляж в городской
черте, идём по крупному хрустящему песку, тепло, мы в майках,
настроение превосходное, несмотря на напряг по поводу
ночёвки и ужина. Мы конечно уже привыкли к различным
местам ночёвки и к приготовлению ужина на огне, но в данной
ситуации мы находимся в городе и нам нужно приготовить
еду на КОСТРЕ, а не на нашей привычной и удобной походной
печке, которую я потерял вместе с котлами. А вот и следы от
небольшого костра прямо на песке. Решено – остаёмся здесь.
Осматриваемся по сторонам, людей поблизости не видно,
разводим костёр и собираемся поставить на огонь наш «новый»
импровизированный котелок из большой консервной банки. И
только мы достали нужные ингредиенты для супа, как откуда
ни возьмись вылез мужичок-сторож или смотритель пляжа и
криками, и жестами дал нам понять, что костёр – это плохо. Да
мы и сами это знаем, вот только пищи горячей очень хочется.
Вокруг темно, быстро прооравшись, сторож сбавляет
обороты, и я спокойно и нехотя объясняю ему, почему мы
91
вынуждены так поступить. Потушив костёр, медленно
собираемся, а мужик уже спокойно и заинтересованно расспра-
шивает нас и рассматривает заодно. Я без всяких мыслей, кроме
как «и куда же мы теперь поедем», рассказываю нашу эпопею и
события последних дней, связанное с потерей печки и котлов,
как вдруг мужик говорит: «Бери котёл и пойдём ко мне. Там, на
газе приготовишь поесть». Опа! Отличный поворот событий,
беру нужные продукты, котелок и иду за ним.
Непривычно яркий свет чистой и ухоженной строжки
с кафельным полом и светлыми стенами бьёт мне в глаза, я
щурюсь, а мужик с довольной ухмылкой начинает меня рас-
сматривать, ловко зажигает газ и всячески мне помогает. У него
реально округляются глаза, когда он увидел, ЧТО я поставил
на плиту – огромная прямоугольной формы закопченная
консервная банка из-под оливок с вырезанной обычным
ножом толстой ручкой, как и положено у котелка, только
края с грубыми зазубринами, что аж браться страшно – ручка
торчала просто вверх и не гнулась, как у нормальных котлов.
«Хэндмэйд» понимаете ли, но это было пол беды, ситуация
усугублялась тем, что на дне была недоеденная еда, с нашего
дневного обеда, мы решили не выбрасывать густой горох с
овощами, а вечером сделать из остатков суп, добавив туда воды,
пакет сухого горохового супа и банку консервов. Стенки и края
у котла соответственно были грязные в налипшей и присохшей
пище. Дальше добрый турок начинает смотреть спектакль
одного актёра с котелком, и удивление, смешанное с восторгом,
не сходило с его лица, когда я сначала просто добавил воды
в остатки еды размешал и стал ждать пока закипит, он то и
дело заглядывал в котёл, а я поочерёдно закинул туда пачку
горохового супа из пакета и банку рыбных консервов кильки в
томатном соусе.
Меня это всё тоже начало веселить, и мне захотелось узнать,
что же он обо мне думает. Пока он куда-то вышел, я первый
раз за долгое, время увидел себя в зеркале: светлая майка была
грязной, замызганной и засаленной, в руки въелась грязь, лицо
обветренное загорелое и не бритое несколько дней, чёрные
выгоревшие шорты из обрезанных джинсов такие же грязные,
92
как и всё остальное – включая меня самого и ручной работы
котелок. Не знаю, воняло от меня или нет, я не чувствовал, но
столько дней не мыться, наверное, всё же попахивало. Прямо
скажу – вид мой мне понравился. К тому же было тепло, вопрос
с приготовлением ужина решался сам собой, и настроение моё
резко пошло вверх.
Оказалось, что сторож ходил за другом, чтобы проде-
монстрировать ему МЕНЯ, и показать, ЧТО мы едим! Я это
понял сразу, с каким энтузиазмом он ему быстро всё излагал,
наглядно демонстрируя, а тот в свою очередь был так же
удивлён, но смотрел как-то скромно, и мне показалось, что он
стеснялся меня. Я уже освоился, вёл себя уверенно, поэтому
начал подыгрывать и придурковато улыбаться, мне, в свою
очередь, было стыдно только за немытый котёл. Хозяин
сторожки угостил меня печеньем, а я с лёгкой наглостью взял
ещё несколько штук, засунул их в карман, и сказал: «Аркадаш»
(друг), – и махнул рукой в сторону берега, где остался Антон.
И вот суп сварен, я аккуратно снимаю его с газовой
плиты и направляюсь к выходу, сторож суетится рядом, машет
у меня перед лицом каким-то ключом и что-то пытается мне
объяснить. Мы выходим, и он ведёт меня куда-то по тёмной
территории, освещая путь фонариком. Вот ряд летних хижин,
сколоченных из нестроганых досок, он отпирает одну из них,
мы входим, он включает свет и жестами объясняет, что это для
нас ночлег. Вот ничего себе, поворот событий! А сначала нас
просто гнал с пляжа! Я первым делом уточняю на счёт оплаты:
«For free?». «Yes!!!» Отлично! Ставлю котёл и иду за Антоном
сообщить ему радостную весть.
Мы берём наши велосипеды, оставшиеся вещи и безмерно
довольные спешим в наше «бунгало-гостиницу», чтобы
поужинать, осмотреться и поделиться эмоциями. Дощатый
домик изнутри был также выкрашен белой краской в один
слой, и на грубых досках цвет был скорее серым, чем белым.
Неяркая лампочка хорошо освещала центр двухместной
комнаты, а углы были довольно темными, простенькие кровати
сколочены тоже из досок. Главной ценностью был туалет и душ
с холодной водой – если бы ни это, то непонятно вообще, какие
93
отдыхающие захотят в нём остановиться, разве что такие,
как мы? Но в данной ситуации для нас ЭТО был огромный
ПОДАРОК судьбы! Мы впервые за три недели нашего пути
были в тепле и со светом! И ночевать мы будем не в палатке,
а «в доме, на кровати», да ещё и помыться в холодном душе
можно – ну, это на наш взгляд, было уже слишком!
Мы дико голодные быстро съедаем наваристый суп и
думаем, как же нам вскипятить воду для чая, ведь газ в горелке
давно закончился. Уже поздно снова идти к сторожу, да он и так
уже сделал для нас довольно много. Антон выпивает свою тради-
ционную рюмашку спирта и начинает мастерить кипятильник
из лезвий, а я, не дождавшись чая, и разморённый «домашней
атмосферой», просто вырубаюсь. Вскоре Антон разбудил меня
и напоил чаем, который он вскипятил самодельным кипятиль-
ником. Сил принять душ у меня не было, да и вода к тому же
была холодной, и я снова быстро уснул, а Антон пошёл мыться.
70 км на велосипедах.
94
7 ноября 2000 года, вторник.
День двадцать пятый (двадцатый день в Турции).
Встал я в 7.20 с солнцем, выспавшийся и отдохнувший, и
сразу в холодный душ.
За все три недели нашего пути мы проехали на велосипедах
примерно 900 км, и это было первое нормальное мытьё
(правда без горячей воды), если не считать на автобусной
остановке в Кушадасах. Вот такой вот получился у нас поход
ЭКСТРИМАЛЬНЫЙ, может кто-то не согласится, но на
тот момент, я именно так всё ощущал, и чувствовал себя
победителем, потому что мы смогли сделать ЭТО. Хотя, по
планам, нам нужно провести ещё неделю здесь в Анталье –
отдохнуть, покупаться в море и покататься по окрестностям, но
об этом пока не думалось. Я наслаждался текущим моментом, и
настроение было превосходное.
Антон готовил чай, когда к нам вошёл сторож, и каково
снова было его удивление, когда он увидел, ЧЕМ мы кипятим
воду – он вытаращил глаза и попросил продемонстрировать
ему сие действо несколько раз! Мы с нескрываемым удивлением
наблюдали за ним, показывая ему, как работает кипятильник
из двух лезвий для бритья, скрученных между собой нитками
и проложенными между ними несколькими спичками под-
ключённый к двум проводкам и воткнутый в розетку, и
чувствовали себя магами и изобретателями в его глазах! Нам
всем было весело. Дядя турок начал просто умалять нас, чтобы
мы подарили ему Антохино изобретение (хотя многие знают
про такой самодельный кипятильник и придумали его давно),
и этот кипятильник стал наградой за его доброту к нам. Утро
было весёлым и непохожим на все предыдущие.
Такой туризм тем и хорош – в нём никогда не повторяется
ни одно действо. Вот ты готовишь обед на травке в лесочке, а
следом на старой автобусной остановке, прячась от дождя. Вот
ночуешь под навесом недостроенной бензоколонки, следующая
ночь на берегу моря, затем в заброшенном доме - скрываясь от
непогоды, и снова в живописных горах под звёздами, потом в
95
неприветливом чапыжнике у дороги, а следом на территории
колоритного кафе. Ты едешь и не знаешь, ЧТО ждёт тебя через
несколько километров – и в этом весь смысл и удовольствие
от такого ПУТЕШЕСТВИЯ. И кто так путешествовал, тот
знает, о чём я говорю, а кто нет – тому я искренне желаю
попробовать, и я уверен, вам понравится.
С годами я вывел для себя «формулу»: ЖИЗНЬ ТЕМ И
ПРЕКРАСНА, ЧТО НЕ ЗНАЕШЬ, КАК ОНА ПОВЕРНЁТСЯ ДЛЯ
ТЕБЯ В СЛЕДУЮЩИЙ МОМЕНТ.
Тёплое солнечное утро на берегу Средиземного моря – я
этого хотел – продлить лето, я это сделал!
Мы надеваем чистую одежду, припасённую для особого
случая и, позавтракав, довольные едем в центр города погулять
и сфотографироваться с длинными рядами пальм.
Я тешу себя мыслью, что в России 7го ноября часто уже
лежит снег, болото на окраине замерзает, и в детстве, в это
время, мы всегда там катались на коньках. Да, жизнь не стоит
на месте, всё меняется. Сейчас я не торопясь еду по курортному
городу и думаю обо всём на свете, мне хорошо.
Проехав по центру, мы оказываемся на одной из главных
улиц, она очень оживлённая и мы понимаем, что велосипеды
нам только мешают. Мы решаем их оставить прямо посередине
96
разделительной полосы на одной из центральных улиц,
привалив наших «боевых верблюдов» к столбу с двух сторон.
Всю нашу поклажу мы оставили вместе с велосипедами, а взяли
лишь документы, деньги, фотоаппарат и двинулись дальше по
городу налегке.
Центр города оказался красивым и очень оживлённым,
здесь полно туристов-иностранцев и много наших соотече-
97
ственников, половина из которых здесь живёт и работает. С
некоторыми мы болтаем, и они также удивляются нашему
маршруту и сколько мы проехали на велосипедах. Нам это
льстит.
Встречаем двух русских парней живущих тут относи-
тельно недавно, долго разговариваем и продаём им последнюю
банку красной икры.
Затем открывается вид на старый район с красивыми
черепичными крышами, и мы спешим туда, ведь для меня нет
ничего лучше, чем побродить по старым извилистым улочкам.
Здесь много сувенирных лавок, в одной из них встречаем
продавца, грузина 25 лет, говорящего на русском. Потом кто-то
предлагает нам проституток, мы вежливо отказываемся и идём
дальше.
Вот зазывала большого рыбного ресторана обращается к
нам по-русски, но объясняем, что ресторан – это не для нас.
Завязывается разговор, он нам рассказывает свою российскую
историю, как влюбился в русскую девушку, стал учить язык,
читал наших классиков, кое-что процитировал, и мы осознали,
насколько глубока и серьёзна его эпопея, связанная с нашей
страной. Какое-то время он жил в России, но любовь была
безответной, зато он хорошо узнал нашу жизнь и выучил язык.
Теперь по нему было видно, что он скучает по России и любит
нашу страну.
Мы спросили разрешения сходить в туалет, а когда
вернулись, он нас угостил яблочным чаем. Единственное, в
чём он попросил не отказывать ему, так это зайти в магазин
и примерить пару кожаных курток, он там тоже зазывалой
числится. Мы сходили и померили, одна мне даже понравилась,
и мы для приличия поторговались.
После долгого мотания по центру Антальи, мы сильно
хотели есть. Снова сели на наши велосипеды и поехали на
периферию, где поменьше народа, чтобы перекусить. И вот
парадокс: мы стоим в апельсиновой роще, едим бутерброды
с салом, запиваем киселём, разведённым в холодной воде,
а вокруг всё в спелых апельсинах – только руку протяни и
сорви! Рядом огромное дерево с крупными жёлто-зелёными
98
лимонами, сорвали парочку, с дерева они гораздо вкуснее, чем
у нас в магазине, у них есть дополнительный аромат.
Потом мы долго едем по всему побережью в левую
сторону, если стоять к морю лицом, пытаемся найти пляж,
чтобы искупаться, но весь берег так плотно застроен, что мы
просто не можем найти прохода к воде! Вокруг полно теплиц
с помидорами и другими растениями. Нас это начинает
раздражать, и после долгих поисков мы, наконец, находим
узкую полоску пляжа шириной 100-150 метров! Вправо и влево
идут застроенные территории с платными бунгало и различные
одноэтажные постройки, стоят они вплотную друг к другу.
Ну вот, свершилось! Мы купаемся в чистейшей прозрачной
и солёной на вкус морской воде и загораем на крупном песке
Средиземного моря! Погода тёплая, но не жарко, хотя здесь на
порядок теплее, чем на Эгейском море в Кушадасах! Нашему
счастью нет предела, хотя пляж общественный и кое-где
валяется мусор и чувствуется неухоженность, к слову сказать,
вся Турция замусорена, почти как в России.
Народа здесь немного: пара рыбаков с удочками, да две
семьи готовят барбекю, но периодически кто-то приезжает и
уезжает. А купались только мы – для местных, по-видимому,
сезон закончился, прохладно уже. Ещё были двое подростков
99
на тарахтящем и еле движущемся мопеде, остановились в 50
метрах, немного понаблюдали за всем и уехали.
Пока я готовил обед, Антоха исследовал берег и нашёл
неохраняемую территорию в километре отсюда. Наевшись до
отвала, мы собрались и поехали туда на ночёвку.
27 км на велосипедах.
Сейчас 2.10 ночи с 9го на 10е ноября, я сижу и пишу
эти строки в комфортабельном междугороднем автобусе.
Обстоятельства сложились так, что мы не остались ещё на
неделю, а едем в Стамбул.
100
101
Часть третья
(заключительная)
8 ноября 2000 года, среда.
День двадцать шестой
(двадцать первый день в Турции).
Я продолжаю свой дневник, лёжа на кровати в 38
каюте океанского корабля под названием «Канин» турецкой
фирмы «Алекс-Зирве» – мы плывём домой. Судьба этого
похода в очередной раз продиктовала нам свои условия, и
мы вынуждены были «её послушать».
Очень изменчива и непредсказуема получилась эта
поездка, мы часто меняли маршрут, планы и многое другое;
но и от этого она оказалась более интересной и приклю-
ченческой в своём роде. Мы видели «знаки» и пытались
им следовать. И кто знает, как бы могло всё обернуться, не
прислушайся мы к внутреннему голосу и не сделай так, как
сделали. Итак – кульминация.
Очень мало написано про день 8го ноября, его мы провели,
по всей видимости, на пляже. Устроили «днёвку», выражаясь на
туристическом языке.
Большой широкий и пологий пляж с крупным песком
оказался почти не обитаем, хотя на нём был ряд летних домиков,
но они не работали, и их никто не охранял, людей почти не
было, туристический сезон заканчивался. Это было то, что
нужно, нам здесь понравилось. Мы осмотрели территорию и
решили остановиться у одного из бедно выглядевшего домика.
К тому же, он стоял с краю. Пока мы ехали, то на заброшенном
пустыре нашли ещё бóльшую по размеру, чем наш котёл, банку
и сделали из неё новую печку.
102
Погода стояла по-летнему тёплая, и мы купались в чистой
и прозрачной воде Средиземного моря.
Неподалёку рыбаки удили рыбу, но мы к ним не
подходили. Нам предстояло прожить в Анталье ещё неделю,
и мы прикидывали, чем будем заниматься и куда поедем. На
дворе стояло лето.
9 ноября 2000 года, четверг.
День двадцать седьмой
(двадцать второй день в Турции).
На побережье солнце встаёт почему-то раньше, чем в
горах, и сегодня с утра уже тепло, а это редкость для нашего
похода, хотя за теплом мы сюда и ехали.
Я медленно просыпаюсь от странного ощущения, что
солнце светит мне прямо в глаза, но я лежу в палатке, а такого
быть не может. Значит, мне это снится. Вскоре я понимаю,
что уже не сплю, а солнце прямо так и светит МНЕ В ГЛАЗА!
Я решаю открыть свои очи, и они чуть не выпали у меня из
глазниц, когда я увидел перед собой дыру в стене палатки
длиной 25-30 см!!!
Дыра была прорезана! Да, прорезана в боковой стенке
палатки, рядом со мной! Тишина. Я поворачиваю голову и
понимаю, что нас ограбили – две поясных сумки с документами
и деньгами пропали, хотя рядом лежащий фотоаппарат
«ЗЕНИТ» остался лежать на месте. Всё это находилось рядом с
моей головой!
Антона в палатке нет. Я крикнул его, но он не отозвался.
Поздний выброс адреналина заставляет меня окончательно
выйти из сна. Вылезаю в шоке, вокруг никого, смотрю на дыру
снаружи, и до меня доходит вся абсурдность ситуации, чёрт,
этого ещё нам не хватало! Да и Антон куда-то пропал.
Я понимаю, как аккуратно действовали воры, ведь на
моей сумке на ремне привычная пластмассовая застёжка давно
сломалась, и я её заменил на металлическую пряжку от ремня,
103
а она гремела и позвякивала, если её тронуть, и лежала у моей
головы, но я ничего не услышал!
Появляется Антон – он бегал на зарядку. Оказывается, нас
обокрали, когда он убежал, а я спал. Обсуждаем всю трагедию
нашей ситуации: у нас нет паспортов, нет уже купленных
билетов на паром обратно из Стамбула в Сочи и СОВСЕМ
НЕТ ДЕНЕГ!!! Нам что, придётся ехать до самого дома на
велосипедах?! Ну, поедем мы в полицию, ну дадут нам справки
вместо паспорта, ну а дальше что?! О, капец нам, вот влипли!
Мы же планировали уехать отсюда на автобусе до
Стамбула, теперь денег на билет нет…
Я от безысходности почему-то начинаю вспоминать сцены
из фильмов, как и что делают воры с украденными вещами,
ведь в основном они берут самое ценное и деньги, начинаю
рассуждать: у нас там только деньги из ценного, а остальное
– документы, билеты, авторучки, блокноты, бумажки и всякая
мелочь… Говорю: «Давай, Антоха, пошли на поиски, вдруг
паспорта выкинули где-нибудь, и нам повезёт, делать-то всё
равно нечего – закончен наш отдых».
У нас три направления: два вдоль берега, а одно по дороге
в гору на материк через пустыри, заросшие кустарником – туда
я посылаю Антона, а сам иду вдоль берега. Одно направление
хорошо просматривается – это широченный и пустынный
пляж, а другое, куда я направился, застроено дешёвыми и
малообитаемыми бунгало. Я прошёл метров триста, ничего не
нашёл и понял, что дороги отсюда нет, вряд ли они пошли сюда.
Возвращаюсь и вижу бегущего радостного Антона, с
идиотской улыбкой на лице. В каждой руке он держит по нашей
поясной сумочке, руки у него нелепо согнуты и чуть расставлены
на уровне шеи, он молчит и улыбается. Выглядит смешно, но
пока ещё рано радоваться и нам совсем не до веселья.
Я сразу спрашиваю:
- Ты внутрь смотрел, паспорта на месте? А билеты на
паром?!
- Неа, не смотрел.
Я понял, что он в радостном шоке. Открываем каждый
свою. У меня были наши общие деньги на еду – несколько
104
турецких лир и 14 долларов, их забрали. Ещё забрали у нас по
20 долларов, оставленных на автобус из Антальи до Стамбула.
Но! У нас в руках наши паспорта, загранник и российский! Вот
она – первая радость! Вторая радость – это билеты на паром, да
зачем они им, а для нас это такой подарок! Радостная улыбка
появляется и на моём лице. Но российских рублей на поезд
домой из Сочи нет, что ж, печально.
В то время ещё не было евро, и в ходу, наравне с долларами,
были немецкие дойчмарки. Деньги в этих самых марках мне
на поездку дала моя родственница Валентина Михайловна
Тархова, я рассчитал, сколько мне надо на поездку и поменял
их на рубли и на доллары. Точно не помню, но, по-моему, ВСЯ
ПОЕЗДКА ОБХОДИЛАСЬ В 250 долларов.
Движемся дальше. Я начинаю перебирать всё содержимое
моего портмоне – весь хлам на месте, но я ищу трясущимися
руками тетрадный листок – вот он здесь, грязный и засаленный,
он весь исписан разными заметками: расписание парома, цены
на билеты, что сколько стоит, в общем, необходимая шпар-
галка-конспект, которая всегда под рукой. Я беру его в руки,
и во мне, где-то глубоко внутри, начинает зарождаться тепло
надежды, что ещё не всё потеряно, и это скоро станет ясно,
хотя я уже настроен на худшее.
Барабанная дробь – я очень медленно разворачиваю
сложенный в несколько раз, вырванный из середины тетради
двойной листок бумаги, и думаю, что, наверное, они посмеялись
надо мной, и просто засунули его обратно, но вот он миг:
«Тадададамммм!» Внутри импровизированного конверта
лежит наше спасение – купюра номиналом пятьсот немецких
марок, а это ровно двести пятьдесят долларов США!!! Мы
ликуем, ах, какие хорошие воры нам попались!
Антон сильно удивлён, он ничего не знал про мою заначку
крупной суммы, я же, в свою очередь, сильно рисковал, взяв с
собой про запас, на всякий случай, огромную по тем временам
сумму денег. Да, просто у меня не было купюр помельче – это
была единственная и я, рискнув, спас нашу плачевную ситуацию
и обеспечил нам комфортное возвращение домой.
105
Мы понемногу приходим в себя, сидим и разговариваем. Я
думаю, какой я молодец, что взял с собой на всякий случай денег
про запас, и ЭТОТ КОНКРЕТНЫЙ СЛУЧАЙ уже наступил, и
не могу представить, что было бы с нами, если б получилось
по-другому…
Мы думаем, кто бы это мог быть, и почему-то вспоминаем
вчерашних подростков на старом тарахтящем мопеде: либо
это они, либо их более опытные друзья. Кто знает? Ответ
для нас же навсегда будет неизвестен. И неизвестно, как бы
могла повернуться ситуация, если скажем, я бы проснулся в
момент грабежа, был бы жив? Вот главный вопрос. Пока мы
рассуждали, находясь в нашем лагере, мы случайно нашли тот
самый Антохин топорик, который почему-то был закопан в
песке на глубине 5 см, перед входом в палатку, и представили
себе картину, что один из воров стоял у входа с топором, на
случай, если я внезапно проснусь и побегу за ними. Картина
получалась вполне правдоподобной и совсем нерадостной
для меня. Но это было позади – мой крепкий сон спас меня, и
теперь это была лишь тема для фантазий, а наша криминальная
история оказалась с хорошим концом.
Так проходит два часа. Мы в нашем лагере на берегу
Средиземного моря. Не торопясь завтракаем и только и
106
делаем, что обсуждаем наше ТЕПЕРЕШНЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ, и
задуматься есть над чем. Завтра из Стамбула уходит наш паром
в Сочи, а мы собирались ещё неделю быть в окрестностях
Антальи и вернуться домой на следующем рейсе, билет-то у нас
с открытой датой. Но, в связи со сложившимися обстоятель-
ствами, в нас начинает зарождаться «чемоданное настроение»,
мы взвешиваем наши шансы и пожелания и, после двухчасовой
дискуссии на заданную тему, решаем сегодня же уехать домой.
Да, мы ставим точку. Точнее точку с запятой, ведь нам до дома
ещё далеко.
Солнце уже прилично припекает, день становится жарким,
и мы идём искупаться на прощанье. Вдоволь поплавав, я сижу у
кромки воды, мне радостно и немного грустно, на море штиль,
я смотрю в прозрачную воду и вижу маленькую морскую
звезду практически у берега, достаю и думаю, что это будет мой
морской сувенир – надо успеть её засушить, главное не съесть,
как это произошло с осьминогом.
Антон нашёл открытый летний домик, и мы снова
там приняли холодный
душ, собрались и поехали
на автовокзал узнать
расписание автобусов до
Стамбула. К счастью рейсов
оказалось много. С вокзала
мы двинули в центр, чтобы
поменять валюту на лиры
и погулять на прощанье по
«Бродвею».
Опять в центре много
русских, которые здесь
давно живут и работают, все
с нами охотно общаются.
Потом мы встретили
пожилого англичанина на
стареньком велосипеде с
небольшим рюкзаком и с
большим пузом, нескольких
107
передних зубов у него не было, и он шепелявил, так что я его
плохо понимал. С ним был местный гид-болгарин, хороший
доброжелательный человек, прекрасно говорящий по-русски.
Они тоже встретились случайно. Мы долго разговариваем. Так
вот, болгарин был сильно разочарован, когда узнал, что мы
срочно уезжаем, так и не осмотрев древний город, водопады и
гору Олимп, - заявив при этом, что греки всех обманывают, а
Олимпийские игры зародились здесь в Турции, а не в Греции.
Мы удивились его темпераментному рассказу и не знали,
верить ли ему.
Нам интересно было с ним общаться, но время поджимало,
и мы поехали на автовокзал. Уже стемнело, но было тепло +22.
Из Антальи до Стамбула автобус идёт 12 часов и фирм,
занимающихся перевозкой, как выяснилось позже, очень
много, но мы купили билеты в первой попавшейся. Молодой
и активный турок-кассир фирмы Ak Deniz сказал, что билет
стоит 11 млн. турецких лир, а студентам и туристам скидка до
10 млн., но я легко сторговываюсь до 9ти. Это примерно 13-14
долларов, а не 20, как мы предполагали, и это нас радует. В пути
мы будем всю ночь.
Оставшееся время мы коротаем в пустынном сквере на
лавочке под фонарём. Близится финал, мы оба уставшие и
медленно начинаем «собачиться». Дело в том, что я всю дорогу
терпел Антохины выходки, эгоизм и неуважение, а тут вдруг,
выдал ему всё что накипело, причём ситуацию он снова спро-
воцировал, а я в этот раз не стал сдерживаться, вот и пришлось
разговаривать на повышенных тонах.
10 ноября 2000 года, пятница.
День двадцать восьмой
(ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ день в Турции).
В автобусе удобные кресла, но мы едем с остановками и
поэтому толком не спим. В пути нам бесплатно два раза давали
чай или кофе с печеньем и кексом, на котором по-русски было
написано «приготовлен без свинячьего масла», страна-то му-
108
сульманская! Простую питьевую воду пей сколько хочешь,
а ещё всем на руки поливали какой-то приятно освежающей
мятной жидкостью – вот это сервис!
С утра мы приезжаем в Стамбул на азиатский берег
Босфора, а нам нужно на европейский, в порт Каракёй, что у
Золотого рога. Переезд по мосту трудный и утомительный,
поэтому мы решаем перебраться на пароме. Ещё в автобусе,
перед выходом, подхожу с вопросом о пароме к женщине,
начинаю тираду из фраз на своём ломаном английском, а она,
терпеливо выслушав, отвечает мне на русском, типа не парься,
говори на своём родном, я понимаю! Она уже давно знала, что
мы русские, ехали-то долго в одном автобусе.
Здесь же быстренько садимся на паром, купив билеты
по 900.000 лир (1 $ - 680.000 тур. лир). Время завтракать, и мы
едим сырокопчёную колбасу, которую везём до сих пор с собой
из России, варёную картошку, сваренную накануне в Анталье,
и запиваем всё это киселём, разведённым в холодной воде.
Нормальный завтрак получился.
Дальше едем в порт и быстро проходим таможню с
просветкой багажа, но без лишних вопросов, грузим наши
велорюкзаки на корабль и налегке уезжаем в центр города,
побродить по старому базару и прикупить каких-нибудь
сувениров.
Погода снова по-летнему тёплая, и мы катаемся на лёгких
велосипедах в шортах и футболках, по загруженным автомо-
билями улицам города на приличной скорости – освоились
и адаптировались уже к плотному турецкому нескончаемому
потоку машин, состоящему преимущественно из новеньких
РЕНО, ФИАТОВ И ПЕЖО! Антон по-прежнему не устаёт
удивлять меня и автомобилистов своим наглым и небрежным
поведением на проезжей части, но ему всё сходит с рук, а мне
уже всё равно, ведь дело сделано – мы едем домой.
Самое интересное место в Стамбуле – это полуостров у
бухты Золотой рог со многими причалами, лодками и кораблями,
с большим количеством мечетей на берегу и с множеством
всего остального, где просто интересно быть: рассматривать,
ходить, сидеть на лавочках, разговаривать и дышать, - дышать
109
коктейлем из морского воздуха,
с запахом рыбы, и городского,
с запахом еды, выхлопных
газов, чего-то непонятного и
надвигающейся осени. Здесь
же неподалёку находится храм
Святой Софии, где я уже был,
и знаменитая Голубая мечеть с
шестью минаретами, куда мы
и отправились. Внутрь мы не
попали, так как после службы
огромная толпа мусульман шла
нам навстречу.
Узкие тёмные улицы и
переулки по-прежнему кишат
торговцами с телегами и
лотками, кругом припаркован-
ные машины, так что еле протискиваешься среди всей этой
толчеи, но теперь мы уже в «своей тарелке» и наслаждаемся ар-
хитектурой из старых тёмных и мрачных домов, сделанных из
мрамора и гранита и просто из крупных необычных кирпичей.
Мы едем на огромный Гранд
базар – это сеть узких улочек,
превращённых за долгие годы
в торговые ряды, и закрытые
крышей на всём протяжении,
здесь мрачновато, но интересно,
одолевают приставучие
продавцы. Мы торгуемся и
покупаем кое-какие сувениры,
по килограммовой пачке
турецкого чая и по шесть чайных
турецких стаканчиков, которые
называются «бардак».
Потом мы пытаемся
вырваться из запруженных
старых улочек и снова едем с
110
горы вниз, к набережной Золотого рога, мне не дают покоя
жареные каштаны, и я решаю побаловать нас напоследок
местным уличным деликатесом!
На одной из улиц мы видим два красивых велосипеда с
велорюкзаками и прочей нужной экипировкой для дальних
маршрутов, а рядом сидит молодой парень, мы останавлива-
емся. Это два немца, они уже месяц едут по Австрии, Италии,
Греции, Турции, а затем по Ирану, Ираку, Сирии и куда-то
дальше. Меня удивляет, что с собой они везут даже запасную
велопокрышку, привязанную снаружи к рюкзаку. Но в целом
багажа у них меньше, чем у нас. Подходит турок и начинает
просить с немца плату за парковку велосипедов, наш немец
спокоен и невозмутим, игнорирует требование денег, он
ждёт друга, который оформляет разрешение или визу для
пересечения следующей границы.
А мы едем дальше на набережную, где я покупаю 100
грамм жареных каштанов за 750.000 тур. лир (это чуть больше
доллара). Садимся на лавочку, смотрим на рыбаков с удочками,
едим необычные для нас каштаны, но кажущиеся довольно
вкусными с голодухи.
111
Болтаем с турком, работающем на телевидении, он зараба-
тывает 1.300$ в месяц, но говорит, что это немного. Он расска-
зывает нам, что был в Москве.
Сегодня в Стамбуле намного теплее, чем три недели назад,
мы целый день в шортах и футболках, но к вечеру становится
прохладнее.
На наш маленький корабль грузят огромное количество
различного товара, и из-за медленной погрузки мы отправля-
емся не в 23.00 как положено, а где-то в 3-4 часа ночи, когда мы
уже спим.
11 ноября 2000 года, суббота.
День двадцать девятый.
Чёрное море, борт теплохода «Канин».
Весь день мы плывём домой по Чёрному морю. Небольшая
качка и самочувствие у меня поганое – голова тяжёлая и
подташнивает, настроения нет, я понемногу делаю записи в
своём дневнике. Днём нас сопровождала небольшая стайка
дельфинов.
112
12 ноября 2000 года, воскресенье.
День тридцатый.
Тоже целый день плывём, близится финал - скоро
Российский берег, мы какие-то уставшие и неразговорчивые,
наверное, из-за лежания на кровати и безделья после двадцати
трёх дней активной турецкой эпопеи. Но за час до прибытия,
мы начинаем собираться и это поднимает нам настроение.
Причаливаем где-то в 23.00 и едем на Ж/Д вокзал ночевать.
13 ноября 2000 года, понедельник.
День тридцать первый.
г. Сочи.
В 6 часов утра нас будят менты. Мы спали в спальных
мешках, улёгшись на широкий подоконник, где-то в закутке
вокзала. Легли поздно, а встали рано – не выспались. Покупаем
билеты на поезд до дома и едем в магазин за привычной
российской едой, а потом на берег моря.
Светит солнце, но довольно прохладно, мы рассматри-
ваем гуляющих по берегу приезжих, и с наслаждением едим
пирожки с кефиром, ох, как же здорово снова оказаться на
родной земле! Шумный прибой с мутной водой и большими
волнами не отпугивает русских северян от соблазна залезть
в холодную воду, но мы не в их числе. Я наблюдаю за всем
происходящим, солнце приятно припекает, меня начинает
размаривать, я достаю и стелю туристический коврик, прямо
на бетонную дорожку, ложусь и засыпаю. А Антон в это время
готовит обед и еду нам с собой в дорогу в поезд – в этом деле он,
конечно, мастер – никто не спорит.
Меня будит какой-то мужик, говорит, что это частная
территория Брынцалова, здесь заброшенный и заросшей
густой зеленью пальм неработающий санаторий, похожий на
усадьбу старой постройки, и он просит нас покинуть это место,
113
но потом разрешает остаться ещё на пару часов.
В 15.30 мы уезжаем. Перед посадкой проводница, как
обычно, немного возбухает из-за наших велосипедов, которые
мы грузим с собой в вагон, но вот стук колёс нашего вагона
погружает нас в «анабиоз», мы катимся по побережью Чёрного
моря, позади целый месяц странствий. Мысли хаотично роятся
в голове, состояние и настроение непонятно-неопределённое…
Я наблюдаю, как солнце садится за горизонт ровно в
17.00; темнеет, остаётся лишь глубокое красное зарево заката.
Мы тормозим на какой-то станции… Это Туапсе. Да, мы едем
домой, у нас ВСЁ получилось.
114
115
Послесловие
Единственное, о чём я сильно жалею, это то, что так мало
снимков сделано в этой поездке – ведь тогда не было цифровой
фотографии, и приходилось сильно экономить плёнку, не то
что сейчас, когда из обычной 10ти дневной поездки привозишь
более 1.000 кадров.
Большим подспорьем в кардинальных изменениях, на
протяжении всего маршрута, стал путеводитель по Турции,
который в последний момент Антон сумел где-то раздобыть,
он очень помог нам как разговорник, как помощник в выборе
маршрута и, главным образом, без него мы не смогли бы
увидеть того, что увидели, например, Памуккале и многие
другие интересные места.
Помимо археологических памятников, в этой поездке,
мне, как простому обывателю, доставило дикое удовольствие
впервые увидеть, как растут, и собственноручно рвать с дерева
и есть многие поспевшие к тому времени фрукты и другие
плоды: инжир, айву, гранат, апельсины, мандарины, лимоны,
миндальный и грецкий орехи ну и т.д.
Я благодарен Анастасии Степановой – она дала мне свою
удобную и лёгкую палатку, которую прорезали воры, за это я
приношу свои извинения.
Спасибо моему напарнику, который ни смотря на все
трудности и тяготы нашего пути, всё же сумел доехать со мной
до конца и не повернул раньше времени домой.
Я благодарен турецкому народу и всем тем людям в
частности, которые нас не сбили и не задавили на своих
грузовиках и тракторах, которые помогали нам и угощали чаем
и фруктами и были добры и снисходительны к нам. Спасибо
тем ворам, которые не убили и не покалечили меня и оставили
нам паспорта, и деньги на дорогу домой.
116
Я выражаю огромную благодарность Н.Я. Платову за
всяческую помощь в подготовке и осуществлении этой поездки,
да и вообще за ВСЁ моё пребывание в велотуризме – с ним,
когда-то давно, я начал и теперь он так или иначе постоянно
чем-то помогает во всех моих велопоходах.


Теги:





-3


Комментарии

#0 09:57  12-04-2017синька    
если лентой с этим текстом обмотать школьный глобус, то получится "вокруг света" и еще останется на закуску книжным червям
#1 10:17  12-04-2017Лунапаркский    
Не надо такое здесь публиковать. Никакого смысла
блять

пиздец скролу

аффтар, ты исчо войну и мир в приемнег хуйни сдуру та
#3 14:58  12-04-2017херр Римас    
Не посмотрел рубрику, надеюсь это х ( цензорет)
#4 16:35  12-04-2017Шева    
Не читал, но верю автору: /Так как изначально это дневник, где-то идёт повторение действий и текст может показаться нудноватым. Я увидел это, когда начал перечитывать и редактировать, процесс начал затягиваться, и я решил не делать из этого худо-

жественного произведения, а оставить всё как есть/(с) Автор, один вопрос: что должно читателя подвигнуть на прочтение ЭТОго? гг
#5 18:35  12-04-2017Шульц    
здесь чтото не так. верняк нечистые на руки редаки тратят выделенные спонсорами мат, ценности аватару сего. подозреваю построчную оплату. на это же косвенно указывает и частое сбивание аватара на полустроки.
#6 23:03  12-04-2017синька    
возможно это стих. Вернее поэма. Но не просто, а в пятнадцатой степени. Декаметровый. Небось ямб десятистопный. Щас линейкой померяю
#7 23:07  12-04-2017синька    
в районе трех метров. Сбилась немного. Может и четыре
#8 01:25  13-04-2017Анатолий Власов    
Спасибо за критику.

Для всех поясняю. Писал о своём путешествии я. Редактировала моя жена.Зачем - прочитайте внимательно аннотацию и примечание автора - и, соответственно, после прочтения вводных текстов, вам должно стать понятным о чём пойдёт речь - и разумеется стоит ли читать дальше (если это не ваш жанр, то за чем читать?)

На сайте полно разделов - каждый читает свои. Мой текст соответствует разделу Вкруг света.

Если взялись читать - найдите силы и время прочитать целиком.

Не понятно, почему некоторые считают, что мой текст не имеет права на существование? Тогда бы не размещали вообще его здесь. К слову скажу, что я люблю документалистику такого рода, среди которой попадаются более скучные произведения, но именитых авторов.

К сочинительству пока не имею склонности - поэтому написанное мной является правдой от начала до конца. См. фото в ВК.

Это моя первая "проба пера" - разместил здесь, дабы посмотреть на реакцию посторонних людей, т.к. мои знакомые читали и им понравилось (может просто льстили). Пол страны пишут "в стол" - но что плохого поделиться своими произведениями. Текст мой я издал книгой с фотографиями, она есть у меня на странице в контакте. Или тут пишут только короткие эссе? Намекаете что мне здесь не место? Пусть редакторы тогда выскажутся.
#9 01:50  13-04-2017майор1    
Текст я не читал. Но вот этим вот каментом карму ты себе разрушил окончательно. С хуя ли ты решил, что не только здесь, а вообще имеешь право раздавать указания? Здесь, блядь, все пишут и ждут реакции. Умные это делают смиренно.



А то, что ты издал книгой это круто канешна, в гараже не жмут? Или тираж 200 экземпляров удалось распихать по знакомым?
#10 01:56  13-04-2017майор1    
...всё пишут....
#11 02:18  13-04-2017Анатолий Власов    
Не понял про указания. И про смиренность.

Издал для себя и родственников 4 ЧЕТЫРЕ экземпляра. (чтобы хоть что-то после меня осталось)

Да, я на вашем крутом сайте новичок. Да, ничего не значу и ничего из себя не представляю - я вообще бездарность, - никто, но я есть.

Интересно смотреть на вашу реакцию.

Вы тут такие все маститые, умные и словоохотливые. Всё у вас нахуйебатьептвоюмать - молодцы хули.

Интересно читать коменты, давайте жгите критики.



#12 10:03  13-04-2017Сергeй Бачагов оф    
Самый маститый и умный здесь - я. Но не очень разговорчивый. Поэму не читал.
#13 11:02  13-04-2017Ева    
Ага, и я
#14 12:00  13-04-2017Шева    
Автор, не кипятись: сам знаешь - в чужой монастырь с каким уставом ходят. По сути, еще /до текста/: такие объемы не приветствуются. А если даже и появляются, то выкладыватся небольшими частями. Совет: выложи читабельного объема часть, причем неважно - с начала, с середины, и посмотри реакцию на текст. /И тогда поймешь/(с)
#15 12:30  13-04-2017майор1    
Я только про указания.



Если взялись читать - найдите силы и время прочитать целиком.(с)



Это, блядь, что?



Вчера еще от, что ты "есть" мне было неизвестно, тебе про меня тоже. С хуя ли, должен находить в себе силы?



Но если ты так считаешь, то - идешь ко мне в профайл, открываешь роман "Труп" читаешь его и пишешь рецензию. Я жду! Там 300 000 знаков, и ты знаешь некоторые прочли без указаний.

#16 13:36  13-04-2017Шульц    
изначально неверный подход к делу, толик. предварительно надо было заслать редакам компактный бумажный формат. аккуратно выбрать серёдку и плотно натрамбовать пачухами сам знаешь чего. любой отличный от этого путь в лауреаты бесперспективен.
#17 22:07  13-04-2017Шева    
По своему совету зачел из середины: напомнило Тура Хейердала. Но, как в том анекдоте: /есть нюанс/.
#18 22:21  13-04-2017майор1    
Чо-то автор пропал... Интересно, еще читает или рецензию уже пишет?
#19 22:25  13-04-2017майор1    
За все три недели пребывания на турецкой земле мы ни

разу не мылись .... В дневнике порой лишь только факты - написаны

сумбурно, неразборчиво и косноязычно.....добавляю красок и эмоций («соплей», как сейчас выражаются) (с)



Да ну тебя нахер!
#20 23:04  13-04-2017майор1    
В общем прочел до шестого дня в Турции. Читать можно. А те, кому идея прокатиться по ХОЛОДНОЙ блядь Турции на велосипеде в компании малознакомого мужика постоянно воруя и побираясь кажется привлекательной наверное вообще будут в восторге.
#21 23:39  13-04-2017karapuz    
Прекрасный дневник, молодец, что не поленились и так подробно зафиксировали события и впечатления, представляющие интерес для автора, - увы, увы! -

единственно. Это, т.с., издержки жанра. PS. Зря проехали Бодрум, там прекрасные бухточки и было бы где палатку поставить, а купаться можно и в ноябре.. А в след. раз обязательно сделайте крюк и заверните в Каппадокию. Не пожалеете.
#22 02:58  14-04-2017дважды Гумберт    
я не понял сука бля нахуй такуй такуй хуибень фбдизду гавнои ибучие
#23 01:51  15-04-2017Лев Рыжков    
Осилил легко. Нормальный, в принципе, путевой дневник.

Даже в чем-то метафизический. Сначала вы бахчи разоряли, потом ответочка прилетела.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:21  22-07-2017
: [10] [Про любовь]

Что толку за тебя бороться -
Твоя свобода, это миф
Пусть всё как прежде остаётся
И я усну недолюбив
А ты ходи, и бойся, бойся
С привычкой к звону кандалов...
.
А за меня не беспокойся
Я обойдусь без сладких снов
Без ожиданий и надежды -
Пустой, как выпитый стакан....
10:46  15-06-2017
: [19] [Про любовь]

Всё закончится, поздно иль рано
Вряд ли кто-то считает заслуги
Для кого-то ты мазь от раны
Для кого-то — ты мразь, и сука

Но земля принимает всяких
Без разбора — как мусоропровод
Не оценивает двояко
И не ищет отказу повод

Зацветут над моею гнилью
Колокольчики белых лилий....
21:27  13-06-2017
: [14] [Про любовь]
Попытка наша - интерес
Двоих людей друг другу нужных,
Я не люблю продажный секс,
Предпочитая секс по дружбе.
Мы сожжены с тобой дотла,
Но всё ещё имеем жажду
До пресловутого тепла,
Что нас спалило. Но неважно,
Нам повезло. Ура, мон шер,
Нас крепче сделало и лучше
Ушедшее....
10:44  13-06-2017
: [16] [Про любовь]
Раскрыл тебя, где загнут уголок:
листвой дыхнуло палой, сном, больницей.
Промеж страниц забытый, мотылёк
наружу выпорхнув,
растаял тенью птицы.

Распахнутый твоей любви словарь -
на лепестки распавшиеся розы,
чернил застыла выцветшая гарь,
желтея в старческих прожилках целлюлозы....
19:45  12-06-2017
: [9] [Про любовь]

Давай немного помолчим
Слова то ничерта не значат
И доверять им нет причин
Они лишь ноют, стонут, плачут
Глотают боль как эликсир
А истину за печкой прячут

Давай — поделим этот мир
Порвём напопалам как карту
В нём звёзд на триллион квартир
Продашь — хороший будет бартер

Себе оставишь штук пятьсот
Гирляндой пустишь по балкону....