Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Критика:: - «Китаист» Елены Чижовой

«Китаист» Елены Чижовой

Автор: bjakinist.
   [ принято к публикации 20:33  19-04-2017 | Антон Чижов | Просмотров: 429]
(Е. С. Чижова. Китаист: Роман. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. — 604 с. — (Проза Елены Чижовой)

Наверно, такое в голову могло придти лишь ленинградке/петербурженке. Мало того, что Петербург с исправностью хорошего принтера снабжает нас разного рода и пола безумцами. Безумие на этот раз наблюдается именно специфически питерское. Вы только представьте. А что если — предполагает автор — в 1945 году война закончилась на Урале, вся восточная часть СССР осталась, собственно, Советским Союзом, а на европейской территории возникла новая Россия?.. И вот, значицця, новый СССР живет по стандартам нашей страны, как минимум, начала 80-х (если не сталинских вовсе лет), а новая Россия — это наша новая, сегодняшняя «капиталистическая» Русь и есть? В конце концов, таких раздвоений одного народа история знает немало: ФРГ и ГДР, две Кореи (а заодно и два ведь Китая, если иметь в виду Тайвань с Гонконгом, и два когда-то Вьетнама!) История ставит безжалостный эксперимент (почему-то всегда в пользу капитализма), и две половинки одного народа становятся ох какими несхожими. «Два мира — два Шапиро», короче.

Вот и у Чижовой: в сибирском СССР царят нехватка всего и доносы, а также сугубая уверенность населения, что оно живет праведней всех. Во всяком случае, говорит на правильном, староленинградском (он же сов-русском) интеллигентском наречии. А «захребетники» тявкают на жуткой смеси из немецких заимствований и полудеревенской речи («понаехали-тут»). Например, преподша на полном серьезе вещает:

«— Рилька ему не нравится. — Перейдя на родной нем-русский, преподаватель закипела праведным возмущением. — Рилька — наше всё! Мы на ём стояли и будем стоять! И неча тут!»

Или же: «Пасть порву за роман Алоисии Сивокобыленко!» Это, извольте видеть, реклама новой книги такая, на нем-русском.

Советские люди задраены на все пуговицы и до озноба корректны, русаки-«захребетники» раздолбаисты и хабалисты до неистовства. Такова диспозиция-дислокация. Что до сюжета, то вот же вам: из СССР на научную конференцию в СПб (то есть, в новую Россию) прибывает молодой ученый Алексей Руско. Официально он китаист, неофициально — шпиён, разумеется. В Питере Алексей знакомится со своей сводной сестрой и ее отцом — ветераном вермахта, он же (отец, а не вермахт в целом) и первый муж матери Алексея. Вся эта игра в дочки-матери Чижовой хорошо удается — как и воспоминания о военном и послевоенном детстве, эта неподдельная боль целого советского поколения.

Да, именно струя семейных воспоминаний — самое сильное, что есть в романе Елены Чижовой (плюс и сам дерзкий замысел). Эта не проходящая в питерцах память о войне и блокаде.

Повествование строится на языковой игре, на столкновении сов-русского и нем-русского языков. Сознание Алексея разрывается: с одной стороны, он привык свысока смотреть на хабалистых «захребетников», гордиться своими страданиями и духовностью, а с другой — жисть-то у них, у «захребетников», поустроенней, повкуснее будет! К тому же он не знает, что «ведет» его из-за Уральского хребта шеф из органов, у которого свой интерес в СПб имеется. Шеф использует Алексея вслепую, и это выливается в вереницу мельтешащих интриг, которые не столько держат внимание читателя, сколько путают его.

В итоге Руско возвращается в свой сибирский СССР, предав друга (может, ценой этого предательства купив право на возвращение?..), и…

Что еще «и» — читайте. Самое главное автор успела выложить где-то уже в середине романа, так что вторая его половина — лишь зачистка сюжетных линий. Ибо роман Чижовой не про шпиёнов, а про наше нынешнее сознание, в котором сложно переплелись день нынешний и день минувший (советский опыт), «крымнаш» и намкрыш», и т. д. Но судя по тому, что правоверно советский шеф Алексея ухитряется уже промышлять контрабандой (плюс замешан в сотрудничестве с оккупантами во время войны), два Шапиро медленно, но верно идут на сближение. Или, как шеф Алексея выражается: настала пора «привить к советскому дичку бесспорные завоевания России, ее, я дико извиняюсь, свободы…»

Роман Елены Чижовой не назовешь абсолютной удачей автора. Он, конечно, перезатянут и перемудрен во второй половине. Вряд ли ей стоило соблазняться авантюрным (но мутноватым все-таки в ее исполнении) экшном, если она способна передавать по-настоящему живые и глубокие чувства. Но там, где эти чувства проглядывают — как сугубо лирическое излияние автора, ибо характеры-то довольно картонны — это трогает, теребит нервишки читателя, и всерьез.

За это, а также за смелость замысла и порой озорную языковую игру стоит прочитать «Китаиста», я думаю.

19.04.2017




Теги:





3


Комментарии

#0 21:11  19-04-2017отец Онаний    
всё никак не соберусь прочесть. вообще у Чижовой всё фифти-фифти- удачные книги и занудство полное. Может "китаист" понравится

спасибо за обзор
#1 21:59  19-04-2017херр Римас    
Интересно читать тебя, афтор.

Единственно вполне можно было что то такое на твой взгляд интересное или шокирующее даже закинуть с представленной на суд читателя книги.Я думаю этого там хватает.
#2 22:55  19-04-2017Парфёнъ Б.    
нормально расписал так. понял, што читать надо до серёдки. уважеск
#3 01:03  20-04-2017Лев Рыжков    
За обзор так-то спасибо, но читать не буду.
#4 11:31  21-04-2017Шева    
Интересно написал
#5 18:34  21-04-2017bjakinist.    
У нее прикольные на нем-русском пародии на "Идиот" и "Кап. дочку" там.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:25  16-10-2017
: [5] [Критика]
(Водолазкин Е. Г. Авиатор: Роман. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016. — 410 с. — (Новая русская классика)

Евгений Водолазкин — автор парадоксальный. Например, в «Лавре» и «Авиаторе» пишет он о вещах по большей части тяжелых и страшных: о болезнях, смертях, казнях, пытках, потерях и унижениях, — но очень уж акварельно ваяет-то!...
Почему ты ещё не вымер, дорогой читатель? Потому что ты приспособился. Ты нашёл в окружающей среде достаточно оснований, чтобы быть. Своим телом ты вытеснил другие тела на край погибели, подальше от твоей зоны комфорта. Надеюсь, тебе за это не стыдно, как не стыдно мне за съеденный завтрак....
А это правда? Что именно? Ну, то что вы сказали? Да, самая настоящая правда. Странно. Почему? Потому что я вижу всё по-другому. Как же? Это внутренний мир маленького мальчика, а всё остальное сортирные надписи. И события и люди- это всего лишь надписи в сортире....
17:13  23-08-2017
: [6] [Критика]
(Алешковский П. М. Крепость: Роман. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017 с. — 592 с. — (Новая русская классика)

Если поверить, что это и есть «новая русская классика», то какая-то она неклассичная, эта классика. Не значит, что не цепляет....
Творческие люди жутко блядь чувствительные. Вот наступит обычному человеку на ногу какое-то мурло, так обычный человек просто скажет ему убери ногу нахуй, и всего делов то. Но творческий человек не таков, он из другого теста. Он будет краснеть и пучиться придавленный тяжестью чужого каблука, но слова из себя не выдавит....