Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Было дело:: - Некрасивая история

Некрасивая история

Автор: latgal
   [ принято к публикации 07:49  16-02-2019 | Антон Чижов | Просмотров: 517]

Об этом скандальной истории за короткое время узнал почти весь город.
Все пикантные сплетни разносятся быстрей, чем вирусная инфекция в период эпидемии.
Хотя городом назвать этот затишек слишком смело – пять улиц с пятиэтажками, старыми деревянными домами и несколькими сотен жителями. Даже магазин «Магнит» закрылся несколько лет назад. Церкви тоже не было.
Кирпичные дома выросли вместе с областным профилакторием, который построили еще в незапамятные времена подальше от городской инфраструктуры.
Что там лечили – уточнять не будем. Поэтому не удивительно, что почти все население работало в этом важном медицинском учреждении.
И если бы не пациенты, которые в любое время года по льготным и профсоюзным путевкам отбывали срок в этой глухомани, то культурная жизнь города исчезла вовсе.
А так, вечерние улицы периодически заполнялись гуляющими компаниями и парами, которые после прогулки по больничному парку бродили темными проулками в поисках достопримечательностей, которых там давно не осталось.
Был бюст Ленина возле городской администрации, скульптура мужчины и женщины, мостик с несколькими замками новобрачных, широкая липа с таинственным дуплом, и мемориал - зенитная пушка.
Только благодаря променадам пациентов, страдающих от скуки казенного учреждения, в городке сохранился какой-то частный бизнес – несколько ночных ликероводочных магазинов и кафе «Пельмени», в котором спиртное круглосуточно отпускали на розлив.
Рядом находилось отделение полиции. Сотрудникам иногда приходилось заходить туда, чтобы не только выпить задарма, но и разнять перебравших водки пациентов профилактория или довести до палаты заснувшего под столом посетителя.
А в целом, в городе все было спокойно, и жизнь протекала медленно и однообразно.

*
Накануне новогодних праздников, как было издавна принято в профилактории, планировалась корпоративная встреча Нового года.
К этому времени очередная смена пациентов разъезжалась, и для сотрудников в белых халатах выпадало несколько спокойных недель.
Сценарий из года в год был один: руководство, елка, дед Мороз с самодеятельностью, сотрудники с семьями и обильное застолье со здравицами под крепкие напитки.
До официального дня совместного празднования оставалась целая рабочая неделя.
В этот день у старшего лаборанта Алексея Кошкина настроение от предвкушения длинных выходных было отличным.
Он пошутил с лаборантками и медсестрами, которые звенели баночками для анализов, укладывая их в автоклав для дезинфекции. Новенькая Анечка смутилась и покраснела, когда он, проходя рядом, весело подмигнул ей. Не вооруженным глазом было видно, что Алексей нравился этой скромной девушке.
В лаборатории жизнь начиналась рано утром, так как пациенты шли сюда натощак.
Быстро переодевшись, он сделал анализы очередной партии мочи и кала, злорадно отметив, что сахара меньше не стало, хотя посевы стали лучше.
- Как платят – так и лечим,- произнес он вслух, закончив делать запись в служебном журнале.
- Это, Алексей Николаевич, вы верно сказали,- поддержала, вырвавшиеся вслух мысли начальника, стоявшая за спиной санитарка тетя Нина.
Она хотела продолжить разговор – уж наболело, но Алексей не очень благоволил этой толстой болтливой бабе – «Извини, Нина – спешу. Работы накопилось…».
Он энергично поднялся с кресла и поспешил к выходу, ловко лавируя между передвижных столиков.
Нина повернулась, чтобы за невнимание сказать что-то резкое в спину начальника, но неловко задела полным бедром тележку со свежими анализами. От сильного толчка баночки закувыркались и одна за другой поскакали с полуметровой высоты на пол, разлетаясь вдребезги.
- Вот, что и требовалось проверить,- услышав за дверью звон падающих на пол банок, удовлетворенно произнес старший лаборант.
Он не стал слушать, что о нем выскажет толстуха Нина, поспешив в процедурный кабинет.
Наступило время сдачи крови, и он до обеда тыкал скарификатором в пухлые пальцы пациентов, пытаясь выжать из них каплю крови. Слушал писк, вздохи и жалобы – это был ежедневный ритуал.
Ловко протирая укол ватным тампоном, Леша попутно отвечал на банальные вопросы больных о диете, сахаре и гемоглобине.
- Это нормально, жить будете. Ничего страшного, надо немного набрать форму, скинуть вес…
-Доктор, а какая норма для меня?
- Делать то, что врач прописал…
Он на автомате повторял своим пациентам это каждый день.
Вот и последний старичок.
-Вы можете сказать, когда я умру?
_ Точно не сегодня!
- А когда?
- Это только бог знает
- В телевизоре недавно смотрел передачу. Так этот проповедник меня совсем запутал. Я вообще-то не верил раньше, партийный был. А теперь видно пора, но не знаю, как начать.
- Господь все устроит.
- Так-то оно так…
Прием, наконец-то, окончен. Можно идти перекусить. Все удивлялись его хорошему аппетиту, имея в виду место работы Алексея. На что ему всегда приходилось отшучиваться или делать вид, что не слышал.

*
Алексей Кошкин работал в профилактории второй год. Ему было тридцать пять. Сюда он попал из областного центра после развода с первой женой.
После семи лет совместной жизни они со Светой развелись. Причина? Просто стали чужими людьми.
И даже сын Сережка не помог сохранить этот брак, который возник от первой студенческой любви.
После химфака университета Леха несколько лет работал на пластмассовом заводе лаборантом. Были даже перспективы связать карьеру научной работой.
Но сокурсник предложил заняться бизнесом. Убедил перспективой свободы и денег.
Спустя год Кошкин остался без работы, денег и жены.
С последним помогли теща с тестем, которые сразу невзлюбили новоиспеченного зятя из глубинки соседней области. Они не могли простить, что их единственная дочь променяла семейную фамилию Залевская на какую-то – Кошкину. Тем более что молодая семья жила с ними в их трехкомнатной квартире.
Когда в семейной жизни точки были расставлены окончательно, Леша какое-то время жил у приятеля в общежитии, искал работу и пил с ним пиво.
Были разные подработки, но без перспектив и нормального отношения.
Леша даже пытался пойти на контракт в армию, но не прошел медосмотр в связи с плоскостопием.
И вдруг, подвернулась вакансия.
Сокурсник, с которым Кошкин поддерживал хорошие отношения, рассказал, что в один профилакторий требуется начальник лаборатории. Предоставляется квартира, хорошая зарплата и не далеко от города – восемьдесят километров.
*
Руководителем лаборатории Леху не взяли, но должность старшего лаборанта и малосемейку в общаге предложили.
Зарплата тоже оказалась не такой, как обещали, но и тратить ее там тоже было некуда. И не восемьдесят километров от города оказалось, а все сто пятьдесят. Но это уже были детали.
В тот Новый год было такое же застолье, где все веселились и выпивали. Там его и познакомили с Иркой.
Утром он проснулся в ее квартирке, где и остался в качестве мужа.
Как свадебный подарок профком выделил им из жилого фонда трехкомнатную квартиру с перспективой увеличения состава семьи. После закрытия гранитного карьера и лесопилки, с жилым фондом в городе проблем не было. Вот с кадрами – да, были.
- Живите в любви Кошкины и размножайтесь,- каламбурила председатель профкома, вручая Лешке ключи от квартиры.
Фигуристая, яркая блондинка, хотя и старше немного своего мужа, всегда была в центре мужского внимания. Тем более, что подрабатывала в салоне красоты. Маски, массажи и прочие модные манипуляции. Это были платные услуги профилактория, и зарплата там была гораздо выше, чем в остальных отделениях.
На зависть всем, у них сложилась полная гармония любви и взаимопонимания. По старой привычке, бывшие Иркины кавалеры иногда звонили, но она твердо отсылала без надежды на возобновление отношений.
Но не будем ворошить прошлое Ирины, так как жили они хорошо.
Со временем у Алексея в этом скучном городишке появились приятели – физрук Сергей Левенко и немного постарше их завхоз Саша Казаев.
В свободные дни они ходили в гости, баню, выпивали в гараже у Казаева. Это было интересно и весело. В шутку Казаев называл Лешу «какашкиным». Это напоминание об его лабораторных исследованиях.
Левенко тоже был в разводе, и поэтому особо пользовался вниманием женского пола, так как был стройным брюнетом и пел под гитару. Черные кудри и прямой длинный нос – сражали под аккорды наповал любую даму профилактория. Он был далеко не ангел.
Свои занятия лечебной физкультуры с приехавшими дамами он начинал с вводной фразы: Девушки, сейчас расстанемся с целлюлитом и остатками нравственности, которая вам мешает быть привлекательными и желанными! Больше секса в движениях! Побежали по кругу! Раз-два…
-Бес попутал,- оправдывались на утро перед подругами жертвы физрука.
А те осуждающе завидовали.
*
После обеда коллеги собрались в парке, возле облюбованной для перекуров скамейки.
Был морозный солнечный денек, и настроение от этого было хорошее даже у безнадежно больных. Левенко, перешел к делу, по которому собрал мужской совет.
- Есть мнение провести завтра предновогодний « вумен - мен сейшен» в русской бане. Там где мы прошлый раз отдыхали – « Ямская». Для этого имеется повод – три распрекрасные дамы, готовые на все ради нашей приватной встречи, коллеги.
-Что за дамы?
- Какашкин, помнишь этих нимф, которых ты глазами продырявил в парке.
- В фиолетовой куртке? Так они еще у нас?
- У тебя только какашки в уме. У женщин есть желание отметить свой отъезд из нашего прекрасного заведения в теплой компании. Сразу говорю – Марина моя. А подруги ее тоже красавицы, но на любителя. Пардон, друзья! Но у меня с ней сразу сложились отношения. Коллеги, поймите – не люблю ее, но возжелаю!
-Я не против мероприятия,- согласился Сашка Казаев – Тем более моя к дочке в город уехала.
Лешка вспомнил, как они с приятелями несколько месяцев назад кутили в той бане.
Тогда Ирка была на дежурстве – заменяла напарницу. Вечер был свободный. Хорошо тогда отдохнули. Левенко захватил дамочек из своей группы здоровья, которым прописал банные процедуры в мужской компании. Гера-банщик шашлык пожарил, картошку в мундирах. Красота.
Если бы Ирка дома была, то не смог ничего придумать в оправдание. А так, пронесло. Утром все нормально прошло – мол, выпили, а сейчас голова болит.
- Я с вами, парни,- поддержал товарищей Кошкин. Он вспомнил, что Ира сегодня тоже заменяет напарницу, а завтра дежурит свою смену. А у него самого накопились отгулы.
Кошкин не был каким-то беспринципным типом. Он был как все жители этого маленького городка. Да и изменять супруге он не собирался. Веселая компания, баня, шашлык, коньячок – какой мужик устоит перед такой перспективой?
План проведения предстоящего мероприятия приятелями был утвержден.
-Раз все согласны, то остается сброситься по тысяче рублей,- объявил Левенко. Встречаемся в семь возле остановки. Нас заберет Иваныч. Дамы на своем авто. Закуску и выпивку я организую. А сейчас - всем на работу! Раз - два!

*
В двадцати километрах от городка прямо на пересечении с федеральной трассой светился огнями гостевой дом «Ямской». Автомобиль плавно въехал в ворота, где был неприметный вход в баню.
Парни вышли из салона на морозный воздух.
- Хорошо
- Зима пришла, снежок. Сейчас попаримся,- радостно отметил Казаев.
Навстречу вышел банщик Гера. Пересчитав переданные Серегой деньги, улыбаясь, пригласил гостей внутрь.
- Банька поспела, венички запарил. Шашлычок скоро будет. Заходите, располагайтесь, господа.
Компания потянулась в теплое помещение.
- Девушки приедут через полчаса. Только звонили,- обнадеживающе сообщил товарищам Левенко. – А пока пойдемте быстрей в парную. Замерз я. Не люблю холод.
- Тогда, как договорились – после двенадцати,- крикнул Иваныч из открытого окна старенькой «ауди». Его услугами часто пользовались работники профилактория, чтобы доехать в город или на вечеринку к друзьям. Просил он недорого – сколько не жалко. До пенсии он работал в охране и знал каждого работника.
-Не опаздывай, Иваныч!
Машина, мигнув поворотом, исчезла за воротами гостевого дома.

*
Мужчины ввалились в теплую раздевалку, разбирая на вешалках места, скидывая с себя верхнюю одежду.
- Смотрите, что здесь забыли,- громко сообщил друзьям Сашка.
Леха с Сергеем сразу подошли к нему.
- Какая пикантная вещь и размер подходящий,- прищурив глаз, Казаев рассматривал уникальные предметы нижнего женского туалета, которые вызывающе висели в углу на вешалке.
- Дай посмотрю,- оттолкнул товарища Серега и взял лифчик в руки,- какой размер, а фасон и дырочки для.., вау.… У меня уже мурашки по спине. Представляю, как тут до нас зажигали, и какая киска это забыла. Шедевр эротики!
- Хватит облизываться, извращенец. Забыла девчонка, потом вспомнит. Надо Гере сказать, чтобы забрал – потом отдаст. Он- то знает кому.
Лешка заглянул из-за спин товарищей, чтобы увидеть, о чем такой жаркий спор.
И сразу узнал этот ярко красный лифчик и в цвет его прозрачные с кружевами трусики.
В прошлом году он купил их Ирке в магазине интимного белья, когда отдыхали в Турции.
Его лицо непроизвольно покрылось холодным потом, и словно окаменев, смотрел на знакомые вещи. Не может быть! Совпадение!?
- Дайте человеку полюбоваться,- оттолкнул Казаева Серега. – Смотри Леха и возбуждайся. Скоро пригодится.
Внезапно раздавшийся женский смех отвлек их от созерцания.
- Мальчики, а почему еще одетые. Мы хотим в баню и шампанского.
- А потом секса и секса. Сегодня последний день свободы.
- Хочу шампанского, где шампанское!?
Помещение сразу наполнилось приторным запахом духов.
Пока все отвлеклись, Кошкин незаметно спрятал лифчик и трусики в сумку.
Марина была даже очень хороша. Все было при ней – и смазливое личико и фигура. Она без комплексов, не стесняясь жадных мужских взглядов, сняла с себя всю одежду, оставшись в тонких черных трусиках. – Хочу, чтобы меня веником избили. Хочу!!!
Левенко обхватив девушку за плечи, потянул в сторону парилки. Оглянувшись, подмигнул замешкавшимся с одеждой товарищам. – Догоняйте.
Вторая подруга была милой брюнеткой за тридцать пять. Правда, ниже ростом и чуть шире в талии. К ней сразу прилип Казаев, пытаясь галантно ухаживать, расточая комплименты.
Но та не стала оголяться как ее подруга, оставшись в верхнем аксессуаре. Видимо, знала, что ее фигура не совершенна на свету.
-Ах, какая женщина…
Сашка все время поправлял длинные трусы с мелким рисунком дедов морозов, которые спадали с его тощего живота.
Подруга кокетливо одергивала руку кавалера, который пытался ненароком приобнять за талию.
Не обращая внимания на Кошкина, они тоже отправились в парную.


- А ты что сидишь?- вывел Леху из транса командный голос третьей подруги.
Все уже в парной, а ты сидишь в куртке как на похоронах.
Леха поднял глаза: перед ним обернутая в простыню стояла его классная руководительница. Конечно, это была не Алла Львовна, но очень похожа фигурой - от груди переходящей в живот, широким вздернутым вверх носом и маленькими глазками под толстым стеклом широких очков.
- Здрасьти,- пролепетал сбитый с толку Кошкин.
- Здрасьти – мордасьти,- передразнила классная. Ты долго сидеть, как истукан будешь. Раздевайся, покажешь, где парилка.
И это слово «как истукан». Так мне Львовна и говорила, когда я у доски стоял.
- Извините, я сейчас вам все покажу…
- Точно больной. Мы сюда побухать и трахаться приехали, а он мне выкает,- обнажив ровный ряд белых вставных зубов, рассмеялась женщина. - Куда в майке пошел, кавалер? Снимай, и носки тоже,- залилась она громким смехом.
Больше часа Кошкин без остановки парил по очереди ахающих от горячего пара женщин, потом друзей, в перерыве прыгая в бассейн с холодной водой.
- Следующий заходи,- сжимая в руках истерзанные дубовые веники, кричал Лешка, стоя возле открытой парилки. На руках вздулись волдыри от ожогов, но он не чувствовал боли.
-Полегче бей, садист. Ты все почки отобьёшь. Что на тебя нашло? Отдохни уже!- корчась под горячими вениками, взмолился Казаев.
- Ноги подними! По пяткам пройдусь.
- Ой, все! Не могу, ноги горят. Пусти-и!
Выскочив из парной, Сашка опрометью бросился в бассейн.
Дамы во главе с Левенко уже перебрались в банкетный зал, где Гера потчевал гостей горячим шашлыком.
- Что-то мне не по себе, Саня! Вы отдыхайте, а я еще попарюсь и домой на попутке поеду.
- Ты, расстроился из-за этой!? Брось, сейчас выпьем, и все наладится. Может она в другом деле лучше любых красавиц. Я бы с тобой поменялся, но чувствую, что Оля на меня запала и этот фокус не пройдет. Разгони тоску, Леха! Ай-да, покурим и за стол. Водочка холодная, шашлык, девочки – что еще для счастья надо… Жизнь то не вечная!
Казаев открыл бутылку коньяка: Есть тост. Давайте, чтобы старый год прошел без происшествий, а новый принес много приятных сюрпризов!
Женщина похожая на Аллу Львовна уселась рядом с Лехой. Все дружно нахваливали шашлыки и произносили банальные и пошлые тосты, после которых женщины громко смеялись.
Выяснилось, что ее зовут Люба, и она действительно работает в школе методистом.
За знакомство предложила выпить с Кошкиным на брудершафт и прислонилась к нему своей горячей коленкой.
Лешка вежливо отстранился, сделав вид, что смотрит сообщения в телефоне.
Левенко с Мариной пошли покурить и пропали. Казаев уже откровенно тискал свою подругу, целуя в плечи и шею.
Видя, что время пришло, Люба взяла инициативу и принялась откровенно домогаться Кошкина. Она бесстыдно сдернула с себя простыню, и Леха на миг представил, как бы на ней смотрелось Иркино белье. От этого ему стало еще хуже.
- Я себя неважно чувствую, извините,- пытался оправдываться Кошкин, понемногу отодвигаясь от страстной фурии.
- Расслабься, котеночек! Сейчас я тебя вылечу.
Даже Казаев исчез куда-то со своей пассией, а Лешка по-прежнему не сдавался и уже откровенно убегал от школьного методиста.
Через какое-то время поняв, что кавалер глух к ее желанию, Люба переключилась на шампанское и коньяк: Какая низость! Что из себя возомнил! Я тебе не твои провинциальные потаскухи! Или ты думаешь, что я бл*дь?
- Не думаю, просто я…
- Вот просто и заткнись, импотент.
Каждую порцию спиртного она сопровождала гневными тирадами о никчемности и бесполезности мужчин, упоминая нетрадиционную ориентацию некоторых особей мужского пола с прямым намеком на сидящего поодаль Кошкина.
Он пересел подальше после того как та метнула в него туфлей. Слава богу, не попала.
Когда в раздевалку заглянул Иваныч, Лешка сидел там уже одетый.
- А где остальные?
- Кто где?
Иваныч осторожно заглянул в холл, где развалившись за столом, полулежала голая Люба, и расплылся в похотливой улыбке.
- Твоя, что ли? Уже все нормально!?
Леха нервно отмахнулся – Поехали домой, а то меня тут чуть не изнасиловали.
- Горячая пышка. Видать мужика давно не было. Да и не удивительно. Надо тебя спасать, а то она не отпустит. Выжмет как лимон. Что Ирке своей скажешь? Гы-ыы!
Вошел перемотанный простыней уже изрядно пьяный, но довольный Левенко – Ива-аныч ! Друг! Ты почему-у так рано? Мы еще парим! Гы-ы! Хотел сказать паримся! Видишь, какие мы красные от пара.
Лешка встал и взял в руки сумку - Вы едите домой?
Из глубины бани раздался громкий голос Марины - мы поедем вместе, но попозже. У меня же машина. Мы еще не напарились. Правда, Сережа?
- Вот видите, мы никуда не едим,- развел руками Левенко.
Простыня спала с него на пол, выдав его состояние.
- Береги себя, Серый! – попрощался с веселой компанией Иваныч.

*

Они молча ехали по снежной дороге.
- А все-таки зря ты ее не того.… Под водочку самый раз. Я-то уже староват,- нарушил молчание водитель, когда они уже въезжали в поселок.
Леха был в не настроении поддержать разговор и упрямо молчал, уставившись на дорогу. Он думал, как будет выяснять у жены про оставленный в бане лифчик – шалава, потаскуха…
- Или ты супружескую верность хранишь? Так зря. Бабы они тоже порядочные только на словах, а так у всех рыльце в пуху. Надо моментом пользоваться, пока молодой.
- А что ты про Ирку знаешь? Может тоже в баню возил?
- Ничего я не знаю. Так, к слову сказал.
Иваныч притормозил возле дома Кошкиных, и Леха не прощаясь, побежал в свой подъезд.
- Вот олень ретивый,- усмехнулся пенсионер, глядя вслед убегавшему пассажиру.
Вчера под утро он здесь также высаживал его супругу.

*
Всю ночь Леха не сомкнул глаз в ожидании жены, которая только утром должна вернуться с дежурства.
Он продумал сотни вариантов начала разговора. Но под утро заснул.
Его разбудил звук ключа в двери.
- Привет, дорогая! А я еще в постельке нежусь, тебя дожидаюсь,- не естественно мягко промурлыкал Кошкин вошедшей в комнату супруге.
- А почему не на работе?
- У меня сегодня законный отгул. Все процедуры в этом году окончены!
- И у меня выходной. Я приму душ, а ты, если хочешь быть хорошим – свари кофе.
Алексей выпрыгнул из постели и вышел в одних трусах в коридор, где супруга снимала пальто и сапоги.
- И не забудь одеть тот красный набор, который я тебе купил в Турции. Мне он очень на тебе нравится. Голос выдал его напряженное состояние.
Ирина как будто не услышала вопрос, перебирая свою одежду в шкафу: Не знаю, что одеть на новогодний вечер. Ничего нового нет. Сколько можно жить в этой нищете!
Кошкин еще раз настойчиво напомнил о своей просьбе.
- У тебя что, других фантазий нет. Не помню, куда его положила. Может в стирке. Мне теперь что – все перерывать надо. Потом найду,- женщина раздраженно захлопнула комод и повернулась к супругу, скрестив руки на груди.
Но тот тоже не собирался отступать и снова повторил вопрос о своем интимном подарке.
На лице женщины на секунду мелькнула растерянность, но она быстро справилась с ней и попыталась взять инициативу в свои руки, повысив голос: Что ты себе позволяешь? До обеда валяешься в кровати. Где вечером был, перегаром воняет, развалился как кот на масленицу. Толку никакого – ни денег, ни уважения. И зачем с тобой связалась, да лучше одной…
Устроив скандал, Ира хотела выйти из неловкого положения, заставив оправдываться непутевого мужа.
- Значит, не помнишь, где свое белье оставила. Так я тебе его еще раз подарю,- и он вытащил из сумки злополучный красный лифчик с трусами – На ****, дарю!
Конечно, можно было возразить – да мало ли что ты нашел.
Но фирменный лейбл магазина, который они вместе тогда рассматривали не оставлял сомнения в подлинности интимного экспоната. Тогда продавец сказал, что каждый экземпляр предназначен только одной даме. И этот номер «GX-022» они помнили оба.
Ирка убежала на кухню, где начала греметь посудой. Кошкин последовал следом.
Намечался серьезный скандал.
Опустим подробности семейной разборки.
Но вскоре Ирка выскочила из квартиры, прикрывая рукой намечающийся под глазом синяк.
- Ты еще пожалеешь, ничтожество. Я на тебя в профком жалобу…
- Катись к черту ш**ха!- донеслось с верхней площадки. И с силой захлопнулась дверь.
Для многих соседей это была бы нормальная предновогодняя разминка с битьем посуды, вызовом милиции и знакомых, но только не для Ирки Кошкиной.
Будучи женщиной практичной, она понимала, что вместе с репутацией и мужем, также потеряет ведомственную квартиру, к которой уже привыкла и обустроилась.
Как он посмел поднять на нее руку? А сама – дура! Забыла вчера злополучное белье, когда с Гариком Хачикяном и компанией ездили в баню.
Хотелось выглядеть лучше Жанки и этой новенькой Оли, которую Гарик все время оценивал взглядом.
Тогда все выкусили в своем дешевом бельишке. Он только на нее смотрел и облизывался.
Зачем все это?
Она понимала, что еще немного и придется уступить свое место в массажном салоне и работать дежурной медсестрой на нищенский оклад.
А сколько раз для этого ей пришлось переспать с Гариком, чтобы получить эту работу.
Мерзкая волосатая обезьяна, которая управляла салоном красоты. Как можно таким уродом быть рядом с красотой. А его толстая, старая жена с золотыми побрякушками, которая делала вид, что ничего не знает, ради денег, которые тот брал от пациентов. Для свадьбы дочерей и ремонта дома. Да ей было наплевать на пузатого, лысого Гарика, лишь бы тот обеспечивал ее запросы и высылал деньги детям для учебы.
- Но теперь, я с тобой буду говорить серьезно. Ты обещал вчера – разведусь, будем жить вместе, сына родишь… Скотина!
Она достала телефон и ткнула пальцем в «нач Гар Хач».
- Хачикян слушает!
Гарик, привет! Ты на работе?- она пыталась не выдать волнение голосом.
В трубке молчание и дальше официальный тон. Явно, что Гарик был дома.
-Слушаю, Вас! Что случилось?
-Нам надо срочно встретиться!
- Понятно! Клиент хочет дополнительный сеанс. Через полчаса буду на работе. Без меня начинайте.
Он поспешно накинул дубленку, обмотался шарфом – Дорогая, где моя шапка!
- Ты надолго?
Гарик пыхтя застегнул ботинки и отыскал свою норковую шапку - Скоро буду. Это по работе. Ключи от шкафа с препаратами у меня. Никому в этом городе нельзя ничего доверить.
Он осторожно закрыл входную дверь и вышел на площадку подъезда. Похлопал по карманам – ключи от машины были на месте.

*

Они встретились в процедурном кабинете.
-Ой-ой дорогая! Надо срочно делать примочки и грим! Что случилось? Какой кошмар? Какой бандит это сделал?
- Это мой муж! Я от него ухожу! Все решено! Я теперь свободна, так что, Гарик, ухожу к тебе, как ты хотел!
-Подожди! Что, ко мне ухожу! Я женатый человек! Какой такой к тебе ухожу? Ты пьяная еще? И откуда он знает про нас?
Ирка от души влепила любовнику пощечину.
- Он после нас был в бане и нашел мой лифчик. Догадался – не дурак! Все само раскрылось и к лучшему. Не нужны лишние объяснения. Ты мне вчера говорил, что уходишь от своей Нели! Квартиру нам нашел, мол, уедем из этой дыры, клинику вместе откроем в городе
Заведующий отошел в сторону, поправляя галстук – Успокойся, дорогая! Зачем скандал делаешь. Это я так перспективно говорил, но не так чтобы сразу! Мне надо жену, детей подготовить и тебе тоже надо все дела устроить. Я сейчас не готов. Давай этот разговор отложим на следующий год!
- А что мне делать? Мой Лешка все знает! Мне сейчас идти некуда! Если ты не готов, то я твоей Нелли сама все расскажу!
В соседнем кабинете медсестра Жанна прильнула ухом к тонкой перегородке, чтобы не пропустить ни слова из выяснения отношений с начальством.
Гарик схватил любовницу за плечи – Даже не думай такое! Мы порядочная семья. Ты свои проблемы с мужем решай, а не лезь в мою семью!
Ирина вырвалась из хватки любовника и решительно вышла из кабинета – Мерзавец!
- Сам такая!
Взбешенная разговором с любовником женщина хлопнула дверью так, что чуть не вылетели стекла в окнах.
- Что творит! Совсем с ума сошла. И что она себе думает…
Заведующий тоже был очень озабочен поведением своей любовницы, которая в таком состоянии могла натворить глупости.
- Ладно, на улице немного остынет. Ведь не дура совсем.
Несмотря на произошедший скандал, Гарик поспешил домой, где жена только приготовила его любимое блюдо – долма по-домашнему и люля-кебаб.
Когда шаги начальника стихли в коридоре, Жанна позвонила подруге – Оля, я сейчас такое расскажу…

*
А в это время Ирина дозвонилась Нели и договорилась через час встретиться в парке!
Она решила ускорить процесс выяснения отношений, не дожидаясь пока на серьезный поступок, решится осторожный Гарик.
-Это очень важно! Нет, прийти не могу! Встретимся возле синей скамейки.
Разговор сразу начала с того, что Гарик ее любовник и хочет жить с ней.
Ее вступительный монолог закончился сразу увесистой оплеухой от Нели.
Ирка упала в снег, а та продолжала пинать соперницу ногами обутые в красные модные сапожки – Потас***ха, бл**ть…
Разлучнице еле удалось подняться и ретироваться с места встречи. Обманутая жена еще пыталась преследовать, но поскользнулась и упала в сугроб.
Получив под второй глаз от законной жены Хачикяна, Ирина отправилась в опорный пункт к участковому Баранову. Это уже была женская месть. Она не хотела быть обманутой любовницей и брошенной женой.
Михаила Андреевича на месте не было. Но висела записка с номером телефона.
Михо, как его называли местные, назначен был в город несколько лет назад за какой-то серьезный проступок в областном центре.
Здравия желаю! – через полчаса он подошёл вразвалку к своему месту работы. Явно был не в настроении. Поверх спортивного костюма был накинут полицейский тулуп с капитанскими погонами.
- Михо, случилось такое! Меня избили, оклеветали….
- Изнасиловали?- буднично спросил Михо,- не удивился бы.… Так что там у тебя.
И Ирка рассказала о муже деспоте для достоверности пустив слезу из опухших глаз.
- Так вот как тебя приперло. Пошли в кабинет, будем оформлять.
Он открыл навесной замок в деревянную будку с надписью «Опорный пункт полиции».
Там Ирка сопротивлялась недолго.
- Это только для того чтобы восстановить справедливость,- сообщила она, поправляя прическу.
Михо выпил стакан воды, чтобы восстановить дыхание и придвинул потерпевшей лист бумаги – Пишите заявление от кого и что случилось. Будем принимать меры.
-Все писать?
- Пиши правду, а там разберемся.
Участковый не спеша прочитал написанный ученическим почерком текст заявления.
- Значит, муж избил, начальник домогался, а его жена оскорбляла и похитила перчатки. Это тянет на тяжкое преступление. От пяти до пожизненного заключения. Кошкину точно пожизненный срок. Жену оскорбил, избил и сексуальное насилие. Таких злодеев суд не помилует. А вот про Хачикянов надо из заявления убрать. Это уважаемые люди. Зачем их сюда впутывать. Обойдемся профилактической беседой.
А на мужа твоего заведем уголовное дело, проведем следствие и в суд передадим. Свободна, Кошкина!
- Михо! Все что ли?
- А ты еще разок хочешь?- заулыбался участковый, сверля глазами потерпевшую.
-Но, ты без фанатизма! Припугни Кошкина и все. Ты думаешь, что он мне в тюрьме нужен. Кого я здесь найду!
- Ты же все по закону хотела? Так я и есть представитель закона! Арестую мерзавца, который на женщину руку поднял и все. Потом суд решит.
Ирка встала с табуретки и подошла к участковому – Да я тебя сама в суд отправлю. Сказала – припугнуть!
Михо шутливо откинулся назад и поднял руки – Сдаюсь! Понял все! Мне что ли надо эти ваши проблемы. Дела семейные – понимаю. Припугну и все! Хотя, наш район не выполняет план по маньякам… Гы-гы!
На этом официальная часть общения потерпевшей с представителем власти была закончена.
Участковый закрыл дверь на замок, и они разошлись разными снежными тропами.

*
Настойчивый звонок в дверь застал Леху в туалете.
- Вернулась сц**ка!
Он быстро натянул штаны, наспех подтерев жопу, успел нажать кнопку смыва унитаза.
Резко открыв дверь, от неожиданности отпрянул назад, увидев вместо жены красную рожу участкового.
- Хорошо, что ты дома,- отталкивая хозяина, вошел в квартиру Михо. Кивнув на расстегнутые штаны, буднично спросил – дрочил, что ли?
Кошкин что-то нечленораздельно пробормотал «мол, только из туалета» и попятился назад, но вспомнив о правах и конституции, заслонил вход на кухню.
- Рукоблудье в своем жилище и без извращения законом не возбраняется,- успокоил участковый.
- Шо надо? Если Ирка написала заяву, то у меня есть алиби. Она сама виновата! Смотри синяки на руках. Чтобы ты знал…
- Мозоли еще покажи на ладошках. Мы органы все знаем. Собирайся! Ты задержан, Кошкин за семейное насилие!
Леха от неожиданности попятился на кухню и упал на стул.
- Водички налить?- Баранов плеснул в стакан из кувшина воду и протянул Лехе. Попей - это помогает.
Стряхнув со стула крошки, Михо уселся и разложил на столе папку с протоколами.
- Имя, фамилия, год рождения…
Создался напряженный момент.
Михо, ты о чем? Ты же меня знаешь.
- Я тебе не Михо, а представитель власти,- поправил на шинели жетон участковый. Может, хочешь еще в чем-то признаться? Ты же знаешь, что чистосердечное признание облегчает совесть и увеличивает срок.
Почувствовав, что участковый шутит, Леха побежал на балкон и принес холодную бутылку «Медов», которую припасли на новогодний праздник.
- Так, уже ближе к теме,- пригладил шевелюру на голове участковый. - Колись, что с женой не поделил.
Леха разлил водку по рюмкам. – За наступающий год, давай! А что жена?
Выпили по третьей. Баранов закрыл папку, чтобы не капнуть на нее маслом салата.
Потом коротко изложил цель своего визита – заявление жены о причинении побоев, оскорбления.
Кошкин налил еще по рюмке и рассказал, как было дело.
Во время признания участковый понимающе кивал головой – Казаев, Левенко, Гера – банщик, Иваныч, Марина и другие, которых не помню.
- Вот, здесь подпишись, что с твоих слов все записано верно.
Кошкин, рыдая, подписал бумагу.
- Не бойся – это пока неофициально. Когда разберусь, то на допрос повесткой вызову. А ты Леха не виноват. Ты по-человечески сам пострадавший. Но если по закону, то можешь загреметь по статье.
У Михо зазвонил телефон.
- Слушаю! А, здравствуй, дорогая! Что случилось. Какой негодяй! Подожди Нели, скоро буду, потом расскажешь!
-Смотри сколько в городе преступности, а ты хочешь, чтобы я один все распутал. Зарплата у нас сам знаешь.
Участковый, держа в руках пакеты с подарками, успокаивал Кошкина – Все будет нормально. Не посадят. Я походатайствую. Условно дадут. У нас баб бить надо. Они без этого не могут. Но мы же на европейцев равняемся. А там у них такое.… Но Уголовный кодекс чтить наш надо.
Они распрощались почти друзьями, как думал Кошкин.

*
День выдался для полицейского Баранова напряженным. Надо было опросить свидетелей по делу Кошкиных, и еще звонила Неля Хачикян.
Их семью Михо уважал. Гарик никогда не забывал о профессиональном празднике полиции и его дне рождении. Его брат работал прокурором области. Да и сам Гарик раньше служил в дорожной полиции, пока не попался на взятке. Земляки помогли замять дело и устроили Хачикяна в профилакторий, где он открыл коммерческий салон красоты.
Они встретились в кафе «Пельменная».
Не снимая норковой шубы, Нели сразу приступила к сути дела.
- Гарик не виноват. Это все Ирка Кошкина. Знаешь, что она моего Гарика совратила и меня шантажировала?
- Успокойся, Нели. Давай подробней.
- Я тут тебе к празднику подарки,- Нели передвинула участковому увесистый пакет.
- Это лишнее, Нели – потупив глаза, Михо ногой придвинул его к себе.
Она долго рассказывала о своей не легкой судьбе и наконец-то перешла к тому, что ее семью пытается разбить какая-то Кошкина.
-Это просто какая-то фурия. Я помогла ей с работой в кабинете Гарика. И что я вижу? Она с ним спит. Но это ладно! Она хочет замуж. Что скажут дети? Сын Артур убьёт его и ее. Это скандал, мать моя! Помоги, Михо!
- Все будет хорошо! Я разберусь. Эта не проблема. Забудет эта Кошкина к нему дорогу.
- Так мой Гарик, какой идиот. Ему мои родители, сколько сделали…. Он же был из бедной семьи. Горе мне!
Проводив рыдающую Нели, капитан Баранов отправился дальше распутывать преступный клубок страстей, вспыхнувший на его территории.
На практике он знал, что надо оперативно опросить всех свидетелей правонарушения, пока свежи подробности конфликта, не было сговора или затмения памяти.
Потратив день, Баранов по списку посетил всех участников любовной драмы, включая Иваныча.
О том, что услышал и узнал, хватило бы на десять томов уголовного дела или сценария сериала.
Хорошо, что еще не убили друг друга. Жаль, что приезжие подруги успели уехать в город. Но найти их данные в регистратуре не составляло труда. Он подумал, что неплохо будет навестить их, когда поедет в город по служебным делам. Повод для этого визита имелся хороший. А там как карта ляжет.
-А вдруг, это мошенницы или проститутки. Здесь необходима профилактическая работа участкового инспектора полиции,- размышлял Баранов, перечитывая показания свидетелей и участников любовной драмы.
Каждому в личной беседе он определил вину, затем пообещав личное содействие в улаживании возможного уголовного или административного наказания.
Не удивительно, что все хотели быть чистыми перед законом без тени подозрения и лишнего шума.
Если кому-то приходилось сталкиваться с правоохранительными органами или работать в их структуре – знают, что обвиняемый и потерпевший могут быстро поменяться местами. Под каждого если надо есть статья. Деньги - решение проблем, которые по глупости создали сами.
Именно за превышение служебных полномочий Баранов был переведен сюда из областного центра. Сослать дальше этого тупого и жадного, по мнению начальства, работника было просто некуда.
С женой он не развелся, но и она не последовала с ним на место новой службы. Жил один в общежитии и иногда навещал супругу в городе, но со временем все реже.
- Спасибо тебе, Михо, что ты по-человечески. Никого больше подвозить не буду. Я не таксист, а так по доброте и глупости. Я же, как лучше, а они против меня показания,- лебезил перед Барановым водитель Иваныч, переливая из канистры бензин в полицейскую «пятерку». Он был напуган, что за частный извоз, полицейский мог лишить водительского удостоверения.
- Благодарю за содействие органам правопорядка. Вы к нам открыто и мы к вам с пониманием!
Издав рычание прогоревшим глушителем, служебная машина участкового скрылась за поворотом, оставив возле калитки дома подозреваемого в нелегальном бизнесе Иваныча.
- Чтобы ты сгорел в аду, скотина,- сплюнул старик в сторону скрывшейся машины, пряча с лица маску угодливой улыбки.

*
Приехав в опорный пункт, Баранов достал из сейфа методическое пособие для служебного пользования с длинным названием «Семейное насилие в провинции, латентные проблемы социума и профилактическая роль участковых инспекторов полиции». Попытался прочитать первый параграф, но решил сегодня не напрягать голову и повернулся, чтобы достать из сейфа бутылку «Медова».
Хачикян вошел в кабинет без стука, напугав участкового, который не успел спрятать в сейф трофеи, доставшиеся от потерпевших и подозреваемых.
- Ах, какие люди, и что без приглашения,- задвигая пакеты ногой под стол, поднялся навстречу полицейский. Бутылки предательски звякнули.
- Здравствуй, Михо! Времени нет на любезности. Ты, я знаю, что в курсе всех дел. Так я без предисловий.
- Дела все житейские – люди ругаются, ссорятся, убивают. Ты здесь не причем. Что привело ко мне, дорогой?
- Мне эти скандал - мангал не нужны. Не хочу, чтобы мой фамилия в этой некрасивой истории фигурировала. Все-таки салон красоты, понимаешь. Я сам разберусь с женой и Ирой. Это моя дело.
- Не только твоя, но и государственное. Заявление есть от Кошкиной в принуждении к сожительству.
Полицейский пролистал в руках методичку, заслоняя от посетителя обложку рукой – Вот, как все подробно изложила. Зачитать?
Гарик сжал кулаки и подошел вплотную к разделяющему их столу. Его глаза налились кровью, но это не смутило Михо, который спрятал за спину книжонку.
Давай поговорим,- Гарик ударил кулаком по столешнице, и внезапно обмякши, опустился на стул, где недавно сидела Кошкина.
- С этого надо и было начинать, дорогой. Что могу – помогу.
Михо протянул посетителю стакан с водой.
- Хочу тебе тоже помочь. Чтобы все честно было. Брату позвоню, чтобы тебя обратно в город перевели. На хорошую должность. Ты здесь много работал, проявил себя хорошо. Искупил грехи. Пора на повышение. Хочешь участковым на рынке?
- Я-то согласен, если это серьезный разговор.
- Это очень серьезный разговор, мужской. Слово свое держу крепко. Я сейчас звоню, а ты все это что есть – рвешь и в корзину.
Гарик долго разговаривал по телефону. Михо ничего не понимал из их разговора с братом на армянском, но несколько раз слышал упоминание своей фамилии. Гарик то повышал голос, то умолял. Потом долго прощался, передавал привет.
Закончив разговор, он подошел к столу – Очень трудно было договориться, чтобы после твоих косяков в городе обратно взяли. Готовься к переводу на повышение, майор.
- Как это у вас армян все так легко получается?
Хачикян рассмеялся.
- Так ты не армянин, поэтому у тебя все только через нас делается. Протоколы свои давай мне.
Баранов достал из-за спины методичку - В руки не дам, но на глазах уничтожу!
Он с силой несколько раз порвал брошюру и выкинул листы в мусорное ведро - Все, нет больше никакого дела.
Гарик, улыбаясь золотыми зубами, протянул руку,- Договорились! На следующей неделе будет распоряжение о твоем переводе в область.
Хлопнув дверью, он вышел из кабинета.
- Вот как все дела решаются. А я эти мандарины, конфеты, коньяки собираю,- Михо тихонько, чтобы не разбить бутылки, пнул ногой, лежавшие под столом пакеты. Почему только русским здесь тяжело жить?
Он достал из папки собранные сегодня бумаги с объяснительными и положил в сейф.
– Пусть полежат, пока перевод из главка не пришел.
С облегчением достал из сейфа бутылку водки и налил полный стакан – Будь здоров, майор Баранов!

*
Чтобы не случилось в личных взаимоотношениях отдельных людей, это никак не влияет на весь остальной мир и его глобальные проблемы.
Рабочая неделя в профилактории продолжалась своим чередом – бухгалтерия составляла отчеты и начисляла зарплаты, рабочие ремонтировал замки и выносили мусор, медперсонал делал вид, что занят делами, а врачи наводили порядок в личных делах пациентов, разбирали кардиограммы и анализы.
Все спешили закончить рабочие дела до наступления нового года.
Но все же в рабочей атмосфере чувствовалось неуловимое напряжение. В курилке, коридорах и кабинетах шушукаясь обсуждали и делились подробностями некрасивой истории произошедшей на днях с их коллегами.
Когда Леша Кошкин зашел в лабораторию, весь персонал, до этого что-то бурно обсуждавший, мгновенно замолчал. Все как-то неестественно быстро разошлись по рабочим местам, и принялись переставлять колбы и передвигать тележки, забыв даже поприветствовать заведующего.
Только тетя Нина осталась стоять на месте, где недавно стояли все сотрудники.
- Здрасьти, начальник! Что-то сегодня рубашка не наглажена и вид не веселый! Видно женушка забыла погладить и приласкать?
Она захихикала своей шутке, надеясь, что остальные женщины поддержат ее. Но все, опустив глаза, занимались своими делами.
Не обращая внимания, Лешка сел за свой стол и начал перелистовать рабочие журналы. Надо было подготовить годовой отчет, но он никак не мог сосредоточиться на работе. Все продолжали перебирать пробирки и обмениваться дежурными фразами.
Толька медсестра Анечка подошла к Кошкину и заботливо спросила – Может, я чай заварю, Алексей Николаевич?
- Спасибо, Анечка. Не надо.
-Ты к нему понастойчивей, Аня! Он теперь мужчина одинокий, глядишь и приглянешься ему,- захихикала санитарка.
Не обращая на колкости внимания, девушка вышла из лаборатории, а заведующий опять погрузился в мрачные раздумья из цикла «как жить дальше и стоит ли вообще?».
Ирка все-таки вернулась домой. Ее закадычные подруги под разными предлогами не захотели принять на ночлег, чтобы не компрометировать себя дружбой с фигуранткой некрасивой истории.
Всю ночь они ругались и обвиняли друг друга из разных комнат, чтобы случайно не распустить руки.
Кошкин много узнал о себе. И то, что он в баню с проститутками ходит. Это ей поведал пьяный Левенко, когда однажды приставал к Ирке. Про невнимательность, эгоизм, отсутствие интеллекта, измены и безденежье. Полный арсенал взаимных упреков среднестатистической российской семьи.
Не позавтракав, не выспавшийся Лешка первым ушел на работу, демонстративно хлопнув дверью.
Левенко на звонок не отвечал. Хотел все ему высказать. Но того не было и на работе, хотя он вполне мог взять отпуск или отгулы.
Под конец рабочего дня случайно встретился с Казаевым. Тот менял лампочки в коридоре.
- Не ожидал от тебя такого расклада, какашкин,- вместо приветствия сказал Сашка.
- Моя-то в чем вина, Саня?
Казаев спустился с лесенки.
- Откуда до моей жены слухи дошли, что я вместе с вами в бане с девицами развлекался? Вы свои семейные отношения выясняйте, но других туда не вставляйте.
Кошкин начал объяснять, что он в этом не виноват, про Левенко и Ирку. Но приятель, взяв в руку лестницу, повернулся и решительно отправился в другую сторону, бросив на прощание: Не хватало мне в вашем грязном белье разбираться. И больше не звони.

*
Занятая подготовкой к торжественному мероприятию заведующая профилакторием Амина Рамазанова узнала о нездоровой атмосфере в коллективе за день до праздничного дня, от секретаря Катеньки.
Чтобы выяснить ситуацию и пресечь расползающиеся слухи, Амина Серверовна вызвала к себе участкового Баранова и чету Кошкиных.
-Не хватало, чтобы эта история дошла до областного начальства. Мне меньше года до пенсии. Я здесь тридцать лет работаю и подобных случаев не помню,- разнервничалась Рамазанова, когда Баранов доложил суть дела.
- Ситуация, конечно, нехорошая. Попахивает уголовным делом. Эпизодов достаточно. Тут и семейное насилие, и развратные действия и…
- Хватит,- басом оборвала участкового Амина Серверовна. Ее полное лицо от гнева стало в тон с ее рыжими волосами.
- В моем профилактории такого не может быть. Это образцовое заведение, которое благодаря мне еще существует.
Она грозно взглянула сквозь очки на участкового – В этом все ваша вина. Где профилактическая работа с населением? И откуда у нас притоны. Мы, в конце концов, не в загнивающем западе живем, а в современной России.
Баранов сразу понял, что ему не нужна плохая репутация заведующей, которая имела связи в области, и поэтому решил пойти навстречу, чтобы замять скандал.
- Послушайте, Амина Серверовна! Это житейский конфликт, никакой политики и уголовщины. Закон позволяет решить все это в коллективе и ограничиться профилактической беседой. Недавно даже президент говорил о перегибе в правоохранительной системе. Людям надо давать шанс исправления, а не наказывать за незначительные ошибки.
- Баранов, я тебя правильно поняла, что не надо выносить это за скобки.
- Амина, давайте ограничимся порицанием и я готов закрыть это дело. Тем более, я скоро перевожусь в область. Нам эти скандалы не нужны. Все должно быть спокойно в городе.
Алина задумалась – Ты прав, Михо! Давай спокойно решим этот конфликт, чтобы ничто не мешало людям встретить праздник. Катенька, позови Кошкиных. И больше никого не впускай!
Вошли Ирка и Алексей. Кошкина попыталась протиснуться на стул за участковым, но заведующая, увидев ее маневры, приказала – садитесь рядом. Разговор есть.
Они присели на стулья, но выглядели как чужие люди, случайно севшие рядом в электричке.
Минут пять было полное молчание.
- Кто-то скажет что случилось,- нарушила молчание заведующая.
Ирка открыла рот первой. Полчаса все слушали ее монолог о никчемном супруге и ее несчастной жизни.
Баранов несколько раз отходил к окну, чтобы перекурить.
- Хватит!- еще раз скомандовала заведующая и достала из шкафа бутылку водки и коробку конфет. – Всем надо успокоиться. Как женщина, познавшая несколько браков, она была решительно настроена, чтобы помирить супругов.
Кошкин разлил по рюмкам. Выпили. Потом еще налили. Открыли следующую бутылку.
Рабочий день давно закончился, а в кабинете заведующей горел свет.
- Я этого Казаева не уволю, конечно, а то работать некому. Но выговор получит, и премии лишу, стервеца. Левенко тоже. Физрук, твою мать! А Гарика его женушка уже так воспитала, что самому в свой салон ложиться надо.
Обстановка в кабинете начальницы постепенно стала непринужденной.
- Ира, Леша! Вы еще такие молодые. Хочу посмотреть, как вы поцелуетесь и быть уверенной, что любовь еще осталась с вами.
Ирка подставила щеку и закрыла глаза.
- Смелей, Леха,- подзадорил Баранов. Целуй жену!
Леха нерешительно под пристальным взглядом начальства коснулся ее сухими губами.
Амина Серверовна поднялась с кресла и обняла Кошкиных. – Я дам очень хороший совет – уезжайте отсюда! Из этой дыры. Я здесь тридцать лет живу, и каждый год собираюсь уехать. До пенсии доработаю, и катись оно все к такой матери. Все несчастья от безысходности тутошней. Думаете, что у других в семьях лучше? Там черт ногу сломит. А вы на подъем легкие – найдете счастье в новом месте.
- Это где есть такие места? И кто нас там ждет? Опять же работа и жилье!- прервала ее Кошкина.
Баранов тем временем наполнил рюмки. Все уже были достаточно подвыпившие.
Амина прислонила палец к губам, будто хотела открыть тайну.
- В Крым! Многие туда едут. Там солнце, море, горы, воздух. Там сейчас все деньги крутятся и работы непочатый край.
Баранов поддержал заведующую.
-Я тоже слышал, что наших многих туда перевели работать. Очень довольны. Только порядка там мало после Украины. Местные работать не любят, только на рынке абрикосами торгуют в три дорога и на пляжах греются. Но ничего, со временем до нашего уровня Крым поднимем. Теперь-то он наш! Имеем право.
По этому поводу выпили.
Крымская татарка Рамазанова еще в советское время вышла замуж за военного и промотала с ним молодость по дальним гарнизонам. Когда мужа уволили из армии за беспробудное пьянство, Амина развелась и уехала от него с сыном в областной центр. В Ташкенте она успела закончить экономический факультет университета, поэтому быстро нашла работу. Было еще одно замужество, но тоже не удачно. И когда предложили должность заведующего в профилактории, она без колебания согласилась. Сын давно вырос, женился и живет в Москве, а она так и осталась в этом забытом цивилизацией городишке.
Братишки и сестренки Амины в Крыму давно выстроили дома и звали ее к себе, обещая помочь с работой и жильем. А она все откладывала с переездом, но видимо время для этого пришло.
- Мой братишка Бекир - директор санатория. Он мне давно говорил, что нужны хорошие работники с материка. Просил помочь с кадрами. Жильем обеспечат и хорошей зарплатой. Я ему позвоню и рекомендую, чтобы вас приняли. Так что, скоро будете жить возле теплого моря и кушать персики с деревьев.
- Мы согласны. Хоть завтра купим билеты и в Крым,- восторженно воскликнула Ирка Кошкина, радостно пихнув локтем в бок изрядно подпившего супруга.
До дома Кошкиных довез участковый. Далеко за полночь, под аккомпанемент милицейской сирены с включенными маячками они подкатили к темному подъезду пятиэтажки. Леха вытащил жену из салона и подхватил на руки. Качнувшись, они рухнули в сугроб, заливаясь счастливым смехом. Леха шатаясь, поднялся, потеряв шапку, и снова вскинул на руки хохочущую жену.
- Не хочу домой! Неси меня в Крым! Хочу на море!
Они еще несколько раз упали в снег, прежде чем добрались до двери подъезда.
- Вот, блин, дают! А еще недавно убить друг друга готовы были!- усмехнулся Баранов, наблюдая за фортелями парочки из салона машины.
Он дождался, пока в их окне вспыхнет свет и, нажав на педаль, понесся по пустым улицам в сторону дома.

*
Продолжение этой на первый взгляд некрасивой истории закончилось для некоторых вполне благополучно. Другим участникам событий повезло меньше.
Кошкины улетели в Крым и устроились на работу в санаторий на берегу моря. Передавали привет коллегам, рассказывая, что у них все хорошо.
Участковый Баранов перевелся в областной центр. Но и там он долго не задержался. Уволили за несоответствие служебному положению.
Амина Рамазанова вышла на пенсию и уехала к родственникам в Крым. Говорят, что она там стала большим начальником.
А вскоре в связи с отсутствие финансирования закрыли профилакторий. Имущество распродали, а людей уволили. Так что каждый остался при своих интересах.












































































Теги:





0


Комментарии

#0 13:25  16-02-2019Стертo Имя    
блять.. ну я такие длинные не осиливаю... ты как-то дроби чтоли на части, Вовка-морковка... вон, как Онаний.. правда он выкакивает по капельке, так тоже ни к чему, а по три главы можно..
#1 20:44  16-02-2019latgal    
Я же про мужиков
#2 20:54  16-02-2019дядяКоля    
пиздец. как это прочитать в один раз? автор, дели на части, падла. сразу нахуй. обидно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
07:48  11-08-2020
: [8] [Было дело]
Моя баба поваром работала на Чистых Прудах в пивняке, недалеко от Сретенки. Тут Мишка-хохол бас-боя привёл. Типа помогать халдеям. Лёхой звали, такой накаченный. Я ещё сдуру ему охотничий билет выправил. И разрешение на оружие на Петровке, 38, оформил....
Иногда нет-нет, а вспомнишь людей, повлиявших на твое становление. Проще сказать учителей. Одного я вспоминаю регулярно. Николай Петрович Коняхин. Встреча с этим прекрасным человеком должна была состояться в самые первые сентябрьские денечки, но оттянулась на пару месяцев....
08:35  08-08-2020
: [48] [Было дело]

Пьяная. Босая. Ты - по улице
Лип цепляя веточки, бредешь.
Весело. В наушниках - Кустурица,
Платье - с подолом фасона клеш.

Сумка, за валюту в дьюти куплена,
Серьги - сам Сваровски их лепил.
Я бы тебе дал метлу да ступу, но
Дал по голове....
Иван родился в семье простых железнодорожников. Папа Ивана был машинист, а мама стрелочница. Отец Ивана считал, что фамилия у человека должна быть говорящей, чтобы окружающие сразу понимали с кем имеют дело. Чтобы не нужно было съедать пуд соли, а сразу всё было ясно и понятно....
10:26  06-08-2020
: [5] [Было дело]
- Я всё узнал, - сказал Мусин. Его лицо озарилось заговорщической улыбкой с прореженным забором прокуренных зубов.
- Не тяни, - все как один стали повторять остальные собравшиеся,- чего мусолишь как мамкину титьку, - сказал один особо нетерпеливый по фамилии Авралов....