Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Не тайна, но секрет.

Не тайна, но секрет.

Автор: Рыкъ
   [ принято к публикации 00:40  28-07-2005 | proso | Просмотров: 281]
Лет восемьдесят назад мне казалось, что время не выказывало своего существованием ничем другим как расположением стрелок на циферблате или же освещенностью заоконного пространства. Сейчас же мерилом времени стала собственная спина и зеркало – первое фиксировало каждый час, второе чуть ли не каждый день. Если в кровавые сороковые я боялся не успеть состариться, то сейчас все наизнанку. Хотя, я еще не стар, но...

- Товарищ, пора.

... ждать совсем не долго. Уступят ли мне место в автобусе? Должны. Хотя бы потому что я скорее всего это место буду брать боем – наступая тростью на каждую сидящую ногу. Должны. Старикам у нас почет, даже в автобусах. А может и на машине возить будут, зря я их что ли воспитывал.

- Гражданин, хватит. Протрезвляйтесь.

Передо мной вырисовался молодой жилистый парень с рогами. Его рука и вытрясла меня из моих же мыслей.

- Двенадцать. Расплатитесь и уходите.
- Чур тебя. Еще без пяти. Спина меня не обманывает.
- Вась, может ему плохо? – подключился другой, с шваброй в руках.
- Плохо. Не надо было пить. Что ты смотришь? Плати и вылетай. По пятницам до двенадцати.

При этих словах он выхватил стакан моей водки и влил себе в пасть. За это я кинул ему в лицо салфетку, но она меня предала и не долетела. Однако мой бросок видно напугал обоих и они начали убегать от меня на цыпочках. «Это моя водка» – закричал я им вслед и кинул копейки на столик. Я бы, конечно, мог догнать их и ударить кулаком каждого, но тогда бы мне тоже пришлось бежать на цыпочках. А я этого не люблю никогда. И швабр тоже не люблю – у них страшное название.

На улице меня встретил дождь. Он уже начал лапать меня, но я вовремя раскрыл черный зонтик, тем самым оградившись от дальнейших домогательств природы и пошел ждать автобуса. Минут через сорок я, почти уже трезвый, понял, что автобусы не ходят по паркам и уже начал идти к остановке, как меня поймала рука. Владелец руки начал мне говорить что-то, размахивая незанятой конечностью, и со стороны, наверное, был похож на мельницу.

- Томнену помощь, тоена. Помоги разрешспор на, - говорил он под ритм дождя. «Что делает немец в парке ночью», подумал я.
- Мы вас побили давно! Чур тебя, фашист!

Вместо того, чтобы обидеться и уйти немец выпустил мою руку и схватился за сердце. За свое. Глаза его округлились и он начал глотать воздух как рыба, с тем исключением, что он скорее его не глотал, а наоборот – пытался вытолкнуть из себя. Так он корячился с минуту и я уже думал, что он все-таки обиделся, но он неожиданно выпрямился и сказал на чистом русском языке без акцента.

- Товарищ, мне нужна помощь, то есть нам. Помоги разрешить спор наш.
- Вы пили!- урезонил его я, - С пьяницами дела не имею.
- Нет, я не пьющий, впрочем бывало и так, но сейчас очну вапомощь...
- Нет, у вас язык заплетается. Уходите.
- Пожалуйста.

Честно сказать я не ожидал такого слова, да и сам я был только «почти» трезв. В общем я сказал: «Но это в последний раз», и пошел за пьяным немцем. И был очень удивлен тому, что привел он меня в то самое заведение из которого меня так вероломно выгнали. Зайдя, я проклял рогатого и того, что был со шваброй, так как они мне наврали, что все закрывается в двенадцать: за столом сидели трое. Двое мужчин и женщина. Мужчина с короткой стрижкой быстро курил, не сводя взгляда с ножа, лежавшего на столе. Женщина вздувала ноздри и стучала длинными ногтями по столу. Другой мужчина, храпя, спал, уложив русую голову на стол, рядом с его головой лежала рюмка и грустила. Немец со словами «вот чернь» сел за стол неподалеку и начал чирикать в тетрадке карандашом. Из под карандаша вылетали мухи и жужжали. Жужжание по всему радовало немца и он губами в улыбке сказал: «Вот ритм». Это все галлюцинации?

- О, чернь! – вдруг сказала женщина и поцеловала кончик своего пальца.
- Сама ты. То рабочий и никакой прочий! – ответил мужчина не сводя глаз с ножа.
- Вот я и говорю чернь.
- Глупая.
- Дразниться – негоже, Володя.
- У вас какой-то спор? Я согласился помочь, но мне нужно знать не шпион ли немец?
- Какой немец, чернь?
- Вон тот, который пишет мухами. И не называйте меня чернью. У вас вон у самой ногти грязные!
- Это потому что я ими картошку чищу. А то - не немец, то – Боря.

Боря посмотрел на нас. Встал и пересел за другой столик. Мне вдруг стало не по себе и я хотел уже было убежать из этого ада, но меня остановило мычание спящего мужчины: «Пошли его на хуй!»

- Ыыы, имажинист проснулся, - усмехнулся Володя, - Рабочий, садись, дело есть. Так ведь, Марин?
- Да, все так. У нас к вам вопрос. Нужно ли искусство?

Я надо сказать был польщен таким вопросом. Меня редко когда спрашивают, так как я, чего уж таить, совсем глупый - меня в детстве боднула корова.

- Искусство несомненно нужно. Для отдыха души так сказать. У меня сын любит Маяковского, например, говорит...
- Съела!!! – прервал меня Володя и хлопнул в ладоши. Я продолжил.
-... Говорит, что у него составная рифма.
- Ыыы, съела, Маринка!!! Это тебе не Психею с ахинеей рифмовать!!! Ыыы, слышал, имажинист? – потрепал он по голове спящего, на что тот отозвался все тем же «пошли его на хуй».
- Так и сделаю, - сказала женщина и подсела к Боре.

- Товарищ, - решил спросить я, - мне Боря-немец сказал, что у вас спор. Но тогда почему из четверых спорят только двое? Вообще зачем вы меня звали, Боря сам бы смог помочь вам, а?
- Ну ты даешь, ыыы. Имажинист щас говорить не может, сам понимаешь. Борька занят. Маринка не понимает ничего...
- Как же Борька занят если он за мною ходил? Где официанты?
- Да не поймешь этих лириков. Они сами себя не понимают. Официанты домой пошли. Ночью мы тут заседаем.
- А вы кто?
- Ты не узнал?.
- Узнал, - соврал я, - но ты все-таки скажи.
- Мертвецыыы.
- Повтори-ка.
- Неа. Слушать надо было.
- Что значит мертвецы?
- Значит, что умерли.

Я посмотрел ему в глаза. Начал быстро моргать. Пару раз открыл и закрыл рот. Взглянул на часы. Вдруг опять подумалось о времени. Точно все это галлюцинации.

- Вы мертвы все?
- Ыы.
- Что?
- Да-да, мертвы.
- А я жив?
- Нет, конечно! Совсем глупый. Маринка, он думает, что он жив.
- Я же говорила - чернь. Они, впрочем, все так думают.
- Нет это ошибка! Я просто пьян. Сами подумайте, я был на улице под дождем. Сидел на лавочке, ждал автобуса. Да вы сумасшедшие!
- Пошли его нахуй, - повторил сквозь сон русоголовый.
- Ыы, так все думают. Только поэтам открыт секрет.
- Это не секрет. Это тайна, Володя.
- Марин, не гундось, напишите про дождик лучше с Борисом на пару. Лирики, а! Все им тайны. Тайн нет, есть секреты.
- Подождите, подождите. Вы с ума сошли. Я живу в СССР. Я там родился. Прошел войну. Все реально. Все помню, - спрашивается, зачем я пытаюсь, что-то им объяснить? Ведь и так понятно, что эти люди психбольные. Надо было скорее вызывать скорою.
- Не надо скорых, - вдруг крикнул Борис, - У меня вдохновение.

Я полностью протрезвел. Нет, не галлюцинации.

- Это он что мысли читает?
- Читает, ага. Ладно ты нам помог, я тебе расскажу. Мы все тут мертвы. Жили-жили, а потом умерли. А потом проснулись и как будто и не мертвы. Понимаешь?
- Нет.
- Короче, все так задумано, что люди не понимают когда умирают. Просто засыпают, а просыпаются в той же обстановке, только вокруг люди другие. Вокруг все мертвые. То есть когда люди умирают, умирают только тела, но не души. Тела хоронят, а души продолжают жить. Понял?
- Владимир, ты дурак! – закричал я, - Ты хоть сам поняли что сказал? Вот человек умер на войне, допустим руку ему еще оторвало, а он по-вашему потом проснется и опять жить начнет весь целехонький, а?
- Да, правильно понял. Проснется в больнице. Доктора все тоже мертвые. Все вокруг мертвые. Рука на месте, вроде как и пришили. И будет жить и ничего не поймет. Только вся шутка в том жить-то он по другому будет! Его тело там, в СССР, похоронят. А душа его будет жить.
- Чушь! Вот человек умирает дома от старости, вокруг него близкие. И что дальше? Что он проснется и дальше жить начнет?
- Да, только близких сразу не увидит, они потом придут.
- То есть смерти нет? А душа есть?
- Ыы. Так и выходит. Я сам сначала не поверил. Это все против принципов моих.
- А душа не умирает?
- Неа. Тело умерло, а душа продолжает жить. Но вся шутка в том, что душа по инерции ждет смерти. Сто лет ждет, двести. А все не умирает. Вот так в страхе и живут души.
- А ты откуда знаешь?
- Я знаю. Деятелям искусства это открывается по прибытии.
- Мы сейчас в СССР?
- Неа, мы вообще нигде сейчас.
- А я говорю в СССР.
- Ну ладно, ладно, в СССР. Мы в СССР потому что мы в СССР умерли. Но это не настоящее СССР.
- И что мы всегда в СССР будем?
- Ыы.
- Что?
- Да, говорю.
- А почему я старею, если я мертв?
- А потому что. Но скоро перестанешь.
- А ты давно умер?
- Ыы, в смысле да. Но мы не стареем. Поэты не стареют, они остаются такими же как в момент смерти.
- Ты дурак. Что и сын мой тоже мертв?
- А ты его когда видел?
- Вчера.
- Мертв. Здесь живых нет.
- Да ты мудак, понял?
- Да сам ты мудак. Не хочешь, не верь. Вот возьми нож и загони в сердце. Проверь.
- Пошли его нахуй, - напомнил о себе русоголовый.

- Да пошел ты нахуй, Володя! Дураки вы все, а не поэты. Я щас в псих больницу вас всех сдам.

Я вышел на улицу. Нет, я выбежал. Домой я пошел пешком. Когда пришел было утро. Я набрал телефон городской психбольницы. На другом конце сказали: «Алло». И я почему-то сразу повесил трубку. Ну вас к чертовой матери. Не буду больше пить...
В радио говорил Сталин.


Теги:





1


Комментарии

#0 01:45  28-07-2005Gobshite    
Есть чо?
#1 02:38  28-07-2005Хаба    
Крговорот времени
#2 11:33  28-07-2005Рыбовод    
Это реально не фтапки срать. Серьезная вещь, автор даже вроде и сам несколько убоялся серьезности и принизил в концовке - опрощением.
#3 14:07  28-07-2005Рыкъ    
Именно. Снижал пафос.
#4 14:31  28-07-2005godsayit    
Хм.....

Нет, не понравилось.

1. Написано не интересно, посередине рассказа пропадает желание читать. А когда уж начинается мертвечина, то совсем че-то скучно, читал такое и не раз.

2. Герои не чествуются, как будто все об одном человеке. Просто в голове его тараканы.

3. В конце вообще ни о чем.

А че, они мертвы?

Да!

А эти?

И эти!

и т.д. и т.п.

4. Присутствуют сомнительные обороты типа "Владелец руки"...

5. Видно, что писал быстро, не прочувствовал. Хотя к редакции отнесся с полной ответственностью.


Ничего не остается после прочтения. Ни о чем.

#5 17:25  28-07-2005X    
Вязкое постмодернистское чтиво.

Мат слегка не в кассу, по моему.

#6 21:05  28-07-2005Daron    
ссука, ну почему смазанная концовка?

жалко. пишешь на отлично. мне понравилось очень.

#7 03:14  29-07-2005Щикотиллло    
Вышак, хуле каментить...
#8 19:29  09-08-2005Рыкъ    
"Видно, что писал быстро, не прочувствовал, хотя к редакции отнесся с полной ответственностью", вообще это, конечно, охуенная фраза.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....