Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Литература:: - Три. Парки (продолжение)

Три. Парки (продолжение)

Автор: Samit
   [ принято к публикации 21:56  05-02-2020 | Саша Штирлиц | Просмотров: 425]
....Парки прядут, и у них достаточно времени... Нона с Децимой как всегда, при делах, и только Морта дремлет до поры, до времени...

...работа с людьми имеет как плюсы, так и минусы, тут, порой, и воздух не помогает, не радует..бегает Ризван весь день с высунутым языком, вслушивается,запоминает, тяжело ему, осунулся, отожраться не получается, всё ищет, вынюхивает.. опасайтесь его люди, опасайтесь, не ровен час, и вас подслушает, он ведь в любом месте оказаться может, и соседом по подъезду, и в автобусе рядом стоящим, и в ресторане за соседним столиком... что происходило за соседними столиками Ризвану, вообще, было любопытнее всего, потому что самое интересное о человеке, который только что там сидел, ты обычно узнаешь от его приятелей, как только он уйдет… и чего только ты о нем не услышишьи не узнаешь... сначала беседовавших было трое, и разговаривали они о самых обыденных вещах, ничего интересного и настораживающего... но как только один из собеседников ушел, сославшись на срочные дела, тут-то всё и началось, только запоминать успевай..в ресторанчике вкусно пахло луковой подливой, но Ризван, ограничившись салатом, чечевичным супом и минералкой, навострил уши.. со стороны поглядеть, так они у него разве что ходуном не ходили...

- Кстати, при нем говорить не хотел, ты в курсе, что он на котах неплохие деньги делает?
- Слушай, ты допьешься рано или поздно.Какие коты? Какие деньги? Зафар мне до сих пор 300 манат должен.
- Это он просто возвращать не хочет, с детства ж такой.
- Так ведь плачется постоянно, ой, на то не хватает, на это не хватило, вот, смотри, поел-попил, десят манат оставил и ушел. Гнида ведь, хоть и друг, не?
- Друг, хоть и гнида. Ты сюда смотри. Он кота завел. Породистого.
- И что?
- Как и что? Он тебе сколько должен? Триста?
- Да. Не считая мелочей, как сегодня. Хотя, к чему считаться, друзья всё-таки.
- Верно, друзья (хрустя огурцом). Всё-таки. А мне около пятисот задолжал. Итого – только нам восемьсот. А хороший кот или кошка, да с документами, под несколько тысяч стóить может.
- Да ну?!
- А ты думал? Это же золотое дно для некоторых. Купят, потом сводят, а как котята пойдут – с их продажи долю имеют. Или за разовую случку, это уже как между собой договорятся.
- Кот с кошкой?!
- Тьфу, дурак. Хозяева, заводчики. Живут не горюют, всего делов-то.
- С котят живут?!
- С котят. И неплохо живут, кстати.Мои знакомые так почти со всеми кредитами расплатились.
- А почему тогда Зафар мои триста манат не отдает?
- Ну, я о своих пятистах помалкиваю, хотя, надо бы при случае напомнить.
- Слушай, а может и нам к такому делу подключиться?
- Я уже думал, но там головной боли хватает, и раз на раз не приходится.Ты в курсе, что у Зафара неприятности были?
- Даже не слышал,какие?
- Было дело(со стороны, конечно, история может показаться полным бредом, но в нашей ли реальности на высокую температуру жаловаться?)

КОРОТКАЯ ИСТОРИЯ О ЗАФАРЕ, КОТОРЫЙ ТОРГОВАЛВСЯКИМИ ЗВЕРИКАМИ, И СТАРАЛСЯ ПОЛУЧИТЬ ОТ ЭТОГО СПРАВЕДЛИВУЮ ПОЛЬЗУ..
Зафар, он серьезно зверюшками занимался, В последний раз прикупил партию попугаев, начал учить их говорить, чтобы потом продать с выгодой, и так бился, и эдак – нет, не говорят, и всё тут. Ему, оказывается, не ту породу подсунули, обманули, говорить они не умеют, а только клекочут противно. Ну, он к продавцу с претензиями, продавец его вместе с претензиями послал матерно, Зафар в драку полез,и выбил ему два зуба. Тотпосле потери зубов материться перестал, стал шепелявить. Шепелявит,а денег не отдает, ссылается на неимение. Зафар, видя такое дело, решил, чего, мол, двумя зубами-то ограничиваться, и выбил еще штукитри или четыре. Денег, правда, обратно не получил, зато хоть душу отвел, а это, что б ты там ни говорил, многого стóит. Потерял не смертельно много, но хоть над продавцом покуражился, тот и заявлять на Зафара не стал, побоялся, мало ли, ведь у нас и правого и виноватого, обоих сперва на всякий случай в ухо стелят, а только потом спрашивают, когда оба размякнут, да и случай такой, что ни говори - а мошенничество (вообще-то, продавец, в ходе потасовки поначалу сам надеялся, что Зафар стукнет его по морде, и даже намеренно подставлял для этого лицо, чтобы после снять следы побоев и пройти медицинское освидетельствование, вещь крайне нужную для составления протокола). А ты же знаешь Зафара,он человекна редкость несдержанный, недальновидный, и желание продавца насчет побоев исполнил. А тому не оставалось делать ничего, кроме как крепко вцепиться в зафаров пиджак, и визжать на весь квартал «держи, держи его, убью же!»).. В общем, денег Зафар назад не получил, так и остался при попугаях и глубоком моральном удовлетворении. Часть попугаев знакомым раздарил (тем, кто взять согласился), оставшихся – не торгуясь сдал в другой зоомагазин.
- А чего продавец всё же заявлять не стал? Побои есть, зубов нет, самое время.
- Да понял, что и ему не отвертеться, мошенничество же… Кидалово, и с него сдерут.
- Ну да, верно.
- Зафара, правда, потаскали чуть-чуть, но дела заводить не стали, он же у нас не последняя сирота, есть у него кое-где родственники, вот и обошлось без последствий.
- Родственники, да, понимаю.
- Ну да ладно, нехорошо за спиной болтать, разливай давай.

Сначала эта история Ризвана заинтересовала,нельзя ли из этойистории о человеке с котом хоть что-нибудь выжать? Нарушение найти.. под статью подвести... Незаконная предпринимательская деятельность – вроде бы не подходит... Хотя... тут можно подумать.. Мошенничество – точно нет...Вот! Вовлечение в занятия проституцией! Ну и что же, что всего лишь кота? Ну и что, что самец? Какая разница? Половой акт был? Был. Деньги брал? Брал. И что с того, что не кот взял, а хозяин? Хозяин и виноват, самое то! А владельцу кошки... Нуууууу.... мммм.. Организация, либо содержание притонов, или систематическое предоставление помещений – это, знаете ли, идея. Потом и в уклонении от налогов можно обвинить.Тут ведь всё просто: одно дело на ниточке за собой другое тащит,потом третье, и так далее, далее, далее, хоть одно в итоге на срок да потянет. Всё это читатель, ты не хуже меня знаешь, лучше героя нашего оцени.. Какая поразительная настойчивость, какая богатая фантазия! И всё это счастье ограничено исключительно отсутствием ресурсов, ведь ни должностиособой у человечка, ни денег.. Ты лучше того момента бойся, когда он всем эти обзаведется... В общем, все это лирика, а тем временем, Ризванрасплатился ивышел на улицу, прогуляться, подумать да обдумать.. дело с Зафаром представлялось ему интересным, весьма перспективным, но очень и очень хлопотным, в любом случае, с таким скорым на расправу гражданином Ризван связываться не хотел, зная, что иногда доносчиков даже бьют, причем больно и скоро, а на помощь могут и не успеть, как оно часто случается, потому, скрипнув зубами от досады, удалил Зафараиз списка... постоял, подумал, пошмыгал от огорчения носом,и вдруг, еле слышно разразился одним их тех длинных и бессмысленных ругательств, когда и не поймешь, кого именно материт ругающийся, то ли начальство, то ли эту собачью жизнь, то ли целиком все мироздание... терпи, Ризван, терпи, тяжело, понимаю, но при таких способностях и прилежаниитвое «светлое завтра» практически гарантировано... Правда, никаких обещаний насчет того, что это«завтра» не будет серым и унылым,тебе не давали..


ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ. ПРОСТО В ГОЛОВУ ПРИШЛО, ЧТО-ТО Я В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯДУРИТЬ НАЧАЛ..

(Париж, 1924-й год, кабинет председателя «Всеевропейского Человеколюбивого Общества Вспомоществования Жертвам Большевизма», в кабинете двое, председатель и посетитель).
Председатель: - Вы, собственно, кто?
Посетитель: - (вытягиваясь и прикладывая руку к помятому котелку) Штабс-капитан Дудушбеков, состоял при конвое блаженной памяти его величества Николая Второго, потом был в чинах при АДР. Временно работаю таксистом в Париже. Могу отвести к девочкам за скромные комиссионные.
Председатель: - Так, так, так.. (минутное раздумье) Выведите его отсюда.
От необдуманной лихости – и проблемы, и везение, это уж как получится, тольковот получилось из рук вон плохо, спустили с лестницы, даром, что общество человеколюбия, хорошо хоть бить не стали.. не там, вы, видимо, лихость проявляли, господин штабс-капитан... всем последующим поколениям – вперед наука: пока вы прыгали на концерте, Каспий вышел из берегов, затопил центральные улицы, и пошел выше... а кто там пел – то дело последнее, сами, все сами.. вот досада, даже обвинить некого... а Ризван бы в таком случае совершенно не к месту подумал бы: нет, всё-таки хорошо быть, скажем, французом, он даже у себя во Франции француз...

Как и было обговорено, Ризван в назначенное время явился с докладом к Сахибу. Докладывать было что, потому он почти и не нервничал…

- Так – сказал Сахибне здороваясь –времени мало, за неимением, и по причине громкого, общенародного отторжения чего-либо хорошего – и ты сойдешь, потому что почти состоялся.. иди, Ризван, попозже я соберудипломированных,дело есть.А сейчас тебя Фаиг-муаллим ждет. (Ризван аж скривился. Он вообще терпеть не мог умных, вечно они говорят что-то обидное или непонятное, или и то и другое одновременно, да так говорят, что и не придерешься. А обида непонятно на что, делает тебя еще глупее в глазах умного, говорящего обидное и непонятное).
- А никак нельзя без дипломированных на этот раз?
- Никак. Не ты же умные слова в предложения складывать будешь. Или будешь?
- Нет, не буду, не обучен пока.
- Вот видишь, не обучен. А они учились, и могут, несмотря на свою гражданскую принципиальность. А чтоб их принипиальность контролировать – тут твоя бдительность как нельзя кстати. Дело знакомое, слушай, одергивай если что, чтобы не отклонялись.
- (Ризван совершенно запутался в попытках понять умные слова, но и виду не подал, просто кивнул головой, готов,сделаю, не сомневайтесь).
- Слушай, Ризван, ты даже кивать как-то по другому начал. Солиднее, что ли. Пообтерся, получается?
- Стараюсь, учусь у старших по должности.
- Ясно. Все спросить хотел, а чего ты боишься больше всего на свете?
- Вас подвести и доверия не оправдать (сразу выпалил, без раздумий).
- Врешь, конечно, но мне этот задор в тебе нравится. Ты, конечно, и дальше ври, но смотри у меня..Не люблю,когда подчиненный умнее меня быть пытается.
- Что вы! Как можно! Я же для вас... из-за вас... ради вас... на любую подлость... на всякую глупость!
- Это меня и настораживает, что на любую подлость… Если из-за меня – то и против меня способен. Так ведь? Признайся, сколько раз к Фаиг-муаллиму без моего ведома ходил?
- Нет, нет, ни разу, что вы, меня же к нему просто так не пустят (экая оплошность, брякнул не подумав).
- Воооот оно что! Просто потому что не пустят?
- Нет, я же совсем не то имел ввиду, что вы!
- Дааа... А вот если я тебя за ухо дерну?
- За.. зачем за ухо? За что?
- Проверить реакцию. И, может быть, в качестве наказания.. пинками по кабинету погоняю, как вариант.. или знаешь... я дам тебе выбор, и ни к чему принуждать не буду, прошли те времена, прошли безвозвратно.
- Какие времена?
- Когда принуждали. В общем.. выбор у тебя небольшой:или десять пинков, илитридцать раз больно дергаю за уши, или ты получаешь пять ударов ремнем по оголенному заду. В случае отказа ты со мной больше не работаешь. Ну, как тебе расклад?
Ризван сперва слегка опешил, а потом, призвав на помощь арифметику, пришел к выводу, что пять ударов ремнем всё же лучше, чем десять пинков или тридцать раз за уши, и, признавая за собой какую-то вину, только спросил, можно ли, мол, получить пять ударов ремнем через штаны, чтобы совсем стыдно и больно не было, на что Сахиб милостиво согласился… Ризванпринялвзыскание с надлежащим смирением, понимая, чтогде-то провинился, но совершенно не понимая, где именно... что, читатель, мерзко читать? Неприятно? Извини, но если один человек чином выше другого – это уже приглашение к веселому времяпровождению (в соответствии с представлениями вышестоящего о веселом времяпровождении и о рае вообще)..Шучу, шучу, вымысел всё это...
- Возьмем это за правило.
- Что возьмем?
- Телесные наказания. В люди выйдешь – благодарить будешь.
- Спасибо, большое спасибо, а можно выйти в люди без этого самого, ну, без ремня?
- Нет, нет, и еще раз нет. Того никак не можно..
- А вас.. простите.. тоже ремнем?
- Тебе этого знать не по чину, ну да ладно, чего уж там. Меня до сих пор иногда.. ремнем.. старшие товарищи, в целях восстановления партийной дисциплины. Но это строго между нами. В общем, считай, что ты почти вступил в Нашу Организацию. Только в следующий раз во время наказания, ты должен сохранять на лице почтительное выражение, это особенно ценится вышестоящими,и даёт +5 кСпособности к Регенерации. А теперь иди, Фаиг-муаллим ждет.

На душе у Ризвана спокойно не было.. На заду – после порки – тоже… ни душе, ни попе, в общем.. вперед наука - не ложись с собаками, блохастым проснешься, никакого покоя, сплошное смятение чувств и помятие брюк, а тут еще к еще БОЛЕЕ вышестоящему начальству идти.. а ну как там простой поркой не обойдется, а еще чего похуже будет? С них станется, придумают… И вообще, друг, нужна тебе эта служба чиновная, ведь работал же ты когда-то парковщиком.. должность, конечно, требовала железных нервов и несгибаемого характера, а так, в жизни никого, кроме жены, участкового и водителей дорогих авто, не боялся.. как таксистов гонял, как владельцам «Жигулей» кулаком грозил, а? эх...а сейчас - словно не кровь в жилах, а молоко, да еще такое молоко, что вот-вот свернется... колени подгибаются, за каждое слово и жест думать приходится, неврастения, повышенная потливость и половая дисфункция, а счастья как не было – так и не предвидится.. да и в деньгах особой прибыли нет, за каждую купюру отчитайся да чек предъяви, хорошо хоть за поездки на такси не спрашивают, на то и живешь, не считая зарплаты… плюс что начальство по настрению побросит или не подбросит.. ну разве это жизнь? Эх… так, ты уже возле двери Фаиг-муаллима, быстро сгорбился, голову в плечи втянул, и про голос, про голос не забывай, побольше заискивающих интонаций, благодарных ноток и самоуничижительного тона, чем выше начальник, тем больше он это ценит, потому что и самому иногда приходится.. эээ, ты не забывайся, стучи боязливо, с робостью… тьфу ты, опять эта игра слов..

- Здравствуйте, Фаиг-муаллим (нотки, нотки, голову втягивать не забывай).
- Ааааа, Ризван. Заходи, заходи.
- Я это.. вы вызывали.
- Да, вызывал. Ну как жизнь? Как работа? Как ладишь с Сахибом?
- С Сахиб-муаллимом лажу, работа хорошо, идет, большое вам спасибо (Ризван подумал было, а не стукануть ли на Сахиба, но ПОКА стучать было совершенно не на что, потому и решил повременить, справедливо рассудив, что всему свое время).
- Думаю вот, не засиделся ли ты на улицах Баку? Не замылился ли глаз? Может быть, обстановку сменить пора? На время, конечно.
- Как скажете.
- Конечно, как скажу, так и будет, а ты думал?
- Нет, я не думаю, я следую.
- Молодец, молодец! Верность и честь – это то, что ни при какой девальвации не девальвируется!
- Да, Фаиг-муаллим, совершенно с вами согласен (учись, читатель, вникай, молодежь, ведь ничего у человека нет, кроме зарплатной карточки, а как реагирует!)
- Да, хм, верность. Вот о верности и поговорим.Вот что. Сахиб тебе говорил насчет «есть дело и надо собрать дипломированных»?
- Говорил, Фаиг-муаллим.
- Забудь. Мне вообще Сахиб в последнее время не нравится, навязали его на мою голову, а отказать не мог. Ты с ним вообще, поаккуратнее. Опасный человек, да и силу набирать начал. Теснить они нас начинают.. Нас, старую гвардию, которая еще с семидесятых... вот так вот как-то..
- Что с семидесятых, Фаиг-муаллим?
- Что надо было, то и с семидесятых.
- Понимаю. Я очень хочу чтобы тоже… по прошествии времени мог бы сказать, что равнялся на вас, и был в старой гвардии.. в гвардии конца десятых годов двадцать первого века.
- А ты молодец, пообтерся? Читаешь?
- Учусь, Фаиг-муаллим, учусь у старших, их примером живу и всегда держу перед глазами светлый образ.
- Какой образ?
- Ваш образ. Вашего поколения.Но ваш в особенности.
- Лестно, конечно, но ты только никому не говори, что образ именно мой, неприятности буду.
- Никому не скажу, но держать не перестану.
- Это хорошо, что не перестанешь. Кстати. Поедешь в командировку? В то самое Брно, если помнишь?
- Конечно, поеду, если позволите.
- Как вернешься, забываться не станешь? Не обнаглеешь?
- Что вы, как так можно, после всего того, что вы для меня сделали!
- Ну смотри. А то всякое бывает, знаешь ли... Насмотрятся, наслушаются, зажрутся.. фрукты экзотические распробуют, яблоками брезгуют, вместо «Салам Алейкум» «гуд морнинг» говорить начинают.
- Нет, не буду, честное слово (то ли от смущения, то ли от избытка хитрости, плечо Ризвана поднялось чуть ли не к уху).
- А то смотри у меня, отправлю тебя в провинцию. Культурой, например, заведовать, вам обоим на горе. Замучаешь там население воспоминаниями и стихами.. про патриотизм и верность избранному курсу..
- Нет, не надо, пожалуйста, культурой заведовать я потом хочу. Мне бы в Брно сначала...
- В Брно.. Хм.. а что ты вообще про Европу знаешь?
- Немного. И часто путаю сквош с керлингом.. По незнанию..
- Научишься. Я вот в свое время тожедумал, что хоккей и есть хоккей, только позже узнал, что он и на траве тоже бывает. Да.. В наше время все было по-другому..
- Конечно, Фаиг-муаллим. Мое поколение так, мелочь на фоне этих… как их..
- Ты хотел сказать титанов?
- Да. Титанов.Именно.

Нет, Ризван, заносит тебя иногда. Зря тытак сразу, очертя голову сторону выбираешь. Ты осмотрись, где сытнее, прибыльнее и безопаснее.. А может быть, ты еще и не определился вовсе, а хитришь, время тянешь, примеряешься, на чью сторону встать?Ну молодец, еслитак... Нет, не продается наш герой, а вот в аренду взять – можно попробовать...Ну ты не зевай, взвешивай, благо, есть кого и с чем сравнивать.
- После загранкомандировки, если получится, конечно, у меня на тебя еще кое-какие виды есть. Да, есть. Думаю вот, сайт новостной открыть. Или несколько сразу,по-умному. Один, например, чтобы только за нашу линию, за генеральную.Второй, скажем, для того, чтобы покритиковать в разумных рамках или похвалить не фальцетом и без завываний.Илиесли на кого из наших компромат слить. Ну а третийбудет игратьроль непримиримой оппозиции, и ругать нас по-всякому.
- А зачем третий нужен? Не хватит ли двух?
- Нужен. Чтобы слить, когда надо будет.А все вокруг подумают, что оппозицияу нас же на зарплате сидит. Прикормленная.
- Гениально.
- (со злобной грустью) Да. Только вот идея не моя, а Сахиба. И наверху об этом уже знают. Он мне уже не первый день поперек горла.
(не зевай, Ризван, не зевай, может, это и есть твой звездный час).
- И мне с ним сложно. Тяжело, очень (с приличествующим моменту вздохом).
- Таааак. Докладывай, да поподробнее.
- Да в общем-то не о чем. Строгий он очень, и не всегда по делу (зудящие ягодицыне давали забыть опроявленнойстрогости), и выспрашивает вечно, не хожу ли я к вам без его разрешения.
- Под меня, тварь, копает. О, Господи, пригрел я змею на груди волосатой. Ты вот что. Всё запоминай, решительно всё, до последнего слова, что говорит, с каким выражением лица. Если случайно услышишь, что с кем-то по телефону говорит –постарайся выяснить. Если глухо – сам провоцируй, на разговор вытаскивай, так мол и так, старый стал Фаиг-муаллим, хватка не та, об этом уже подчиненные шепчутся, а в руководстве новые силы нужны, готов поддержать.. Понимаешь?
- Конечно. Провоцировать.
- Да. И не бойся,я много таких пережил, ногами топталдапод стол пинками загонял. Не одного, не двух, много, много больше. В общем. Я тебе помощницу дам, на всякий случай, она вот-вот подойти должна. А я пока подумаю, и насчет командировки твоей, и насчет сайтов новостных. Будешь у меня оппозиционера играть, хе-хе. Сытый кусок я тебе обещаю, мы своих никогда не забываем.
У Ризвана от таких перспектив аж во рту пересохло!Как ему хотелось стать прикормленным оппозиционером или, хотя бы,сытым журналистом! Совсем не обязательно оппозиционером или журналистом, но обязательно прикормленным исытым! Как он желал обладать ценнейшим качеством: ничего не понимая, например, в сельском хозяйстве, писать отзывы и кропать репортажи про посевы и удои!И, вообще, в широком смысле слова, восхвалять и клеймить, благодарить и поносить, радоваться и негодовать, требовать, когда можно!Оооо, это фрондирование в рамках дозволенного, ооо, эти частые заграничные командировки, ооо, эти бесплатные перелеты, оооо, эти ни к чему не обязывающие предложения и лозунги, оооо, эти рауты в посольствах, если пригласят, и женщины в открытых вечерних платьях, оооо, эти звуки классической музыки, которую никто не понимает, но все восторгаются!Оооо, добротные костюмы и шелковые галстуки! Ооо, эти канапе, паштет и бесплатная выпивка! Ооооо, весь этот джаз! Стоп, если рауты в посольствах – то это уже слегка другая кормушка, Ризван, ты не перепутай ине жадничай, сразу из всех корыт хлебать не получится, хозяина того или иного корыта при случае ведь и сдать придется, а это чревато,в одном из корыт и утопить могут, особенно, если не того и не вовремя сдавать начнешь... Что? Ты заранее на всё-всё-всё согласен? Сам вижу…Тоже мне, Азеф выискался.. вот ведь Евно доморощенное.. ему еще и помощницу выделили... а вот и в дверь постучали.. без особой робости, но и не нагло..
- Разрешите, Фаиг-муаллим?
- Заходи, заходи. Вот, знакомьтесь. Ризван, это Лала. Лала, это Ризван.
- Очень приятно.
- Да, здравствуйте, Лала.
Ты, читатель, не подумай, Ризван не потерял дар речи, не опешил, и не был наповал сражен красотой. Обычная,отличавшаясятем типом внешности, который со временем позволит сказать о ней, уже о сорокалетней женщине, что-то вроде «в молодости она была достаточно привлекательна», разве что коленки интересные, круглые, белые, без угловатостей, а такие, каким красивым женским коленям и полагается быть.Обычная биография, обычная семья, детсад, школа, институт, в который поступила со второго раза, потом работа в небольшой местной компании, потом в иностранной, в общем, все как у людей. Выпихнуть замуж ее, правда, не удалось, так как белизну девичьих одежд и имидж девочки из хорошей семьи, слегка пачкала известная половине города (другого города, равно как и другой его половины, у меня для вас нет, простите за полу-плагиат) мимолетная связь с бывшим начальником, англичанином, а, точнее, с краснолицым шотландцем, который так и не захотел на ней жениться… семья, посовещавшись, и, увидев в глазах дочери желание оправдать возложенные на нее надежды, мобилизовала наличные деньги, включая заработанные самой девочкой, и задействовав всех знакомых и родственников, устроила ее в Учреждение… ой, вот только не надо мне сейчас воплей «врешь, паршивец».. Ну вот и ладненько...возвращаемся в кабинет к Фаик-муаллиму, и тихо прячемся за шторами...
- Вот.. поработаете в связке.. Нужна молодая кровь, очень нужна, чтобы по уму..
- Надеюсь, мы сработаемся, Ризван (она чуть задумалась, и решила обойтись без уважительного муаллимканья, невелика птица, во всяком случае, пока, а дальше видно будет).
- И я надеюсь.
Лала еле заметно для присутствующих облизала губы языком, что не ускользнуло от внимания Ризвана. Ну, кони в возрасте тоже овес едят, не отказываются, так что нечему удивляться, что у Ризвана аж подошвы друг о дружку стукнули, хоть он и сдерживался изо всех сил.
- Кстати, Лала владеет двумя языками, помимо азербайджанского и русского. Английский, а второй какой?
- Корейский, Фаиг-муаллим (а здесь без подчеркнутой уважительности никак, потому что уже видно).
- Корейский, хм.. Хорошо, хорошо, нужное дело. Ведь верно же сказано: «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты и человек». Верно, Ризван?
- Конечно, очень правильно сказано. Особенно, если корейский.
- Что корейский? Человек?
- Не, язык. Редкость же.
- Не такая уж и редкость – вмешалась Лала. В ИнЯзе есть факультет корейского языка с середины 90-х.
- Вот как? Я и не знал, молодцы, если есть. Ну что, Ризван, понимаешь теперь, насколько это нужная вещь - образование?
Ризван внимательно пригляделся к Фаиг-муаллиму, и поймал себя на мысли, что только что заметилкак плохо тот выглядит... отечный вид, будто заспанный или, наоборот,невыспавшийся, синяки под глазами мешками висят, нижняя губа дергается. «Да, сдает старик, сдает» - подумал Ризван. «Тут думать и думать надо, на чьей стороне быть. С одной стороны, Фаиг-муаллим может в любой момент того... от него уже поминальным пловом пахнет, а с другой стороны – возле старого котла много новых кувшинов вдребезги разбивается. Ладно, лучше подожду, а там – как Бог даст».
- Конечно, понимаю.
- Корейский язык! Это тебе не школьная программа! Помню вот, когда я работал в восьмидесятых заместителем директора фабрики мягкой игрушки, на всем предприятии никого, кто бы корейский язык знал, не было. А сейчас...
- Да, наверное, этоочень сложный язык, Фаиг-муаллим. И редкий. (для справки: на корейском языке говорит более 80 млн. человек).
- Там совершенно другая система письма, но очень логичная грамматика – вставила Лала.
- Вот! Грамматика! Сегодня без неё – никуда! (совсем старик заговариваться стал – подумал было Ризван, но и виду не подал, что думает, а, наоборот, преданно выкатив глаза, смотрел на Фаиг-муаллима. На начальника в любом случае надо глядеть с уважением на грани подобострастия, слегка приоткрыв рот и наклонив корпус чуть-чуть вперед. А если уж провинился – придавай лицу выражение виноватой дебильности, может, и пронесет при известной доле везения: сам, мол, всё понимаю, и вина моя огромна, больше моей же глупости, обе, обе на хребет и затылок давят, но очень надеюсь на ваше снисхождение).А многие, Ризван, не понимают грамматики нашего общества, и плохо видят направление, в котором мы движемся. Ведь наша цель – процветание, растущее благосостояние всего народа, всех, до единого. Так я говорю?
- Конечно, именно так, и никак иначе (Лала и Ризван одновременно, на выдохе).
- А процветание – это дорога, это тяжелая дорога. И оно, процветание, похоже на дождь, который на лес проливается. Ведь сначала вода попадает на верхушки деревьев, потом, постепенно, капля за каплей, по веточкам, спускается всё ниже и ниже, и так до самой земли. Ускорять его ни в коем случае нельзя. Это может сломать всю систему наших нравственных и социальных ценностей! Все понятно?
- Да! (снова на выдохе, почти синхронно, и с явным уважением в голосе, хотя, совершенно не понимали, как рост благосостояния может что-то разрушить, в чем именно заключается система именно наших нравственных ценностей, и чем она отличается от системы тех же ценностей, например, в Испании или Казахстане. Про социальные ценности старались просто не думать. Но как Фаиг-муаллимзаворачивает, а? Восторг категорически не хотел проходить).
- Ладно, пока всё. Идите, пройдитесь по городу, может что новое услышите. Я позвоню.
(Ризван и Лала исчезают).
....Парки прядут, и у них достаточно времени... Нона с Децимой как всегда, при делах, и только Морта дремлет до поры, до времени...

.. почему в середине рабочего дня на улицах Баку не протолкнуться –большой секрет, тайна неразгаданная, и, может быть, даже государственная...большой город всегда остается большим городом, и с этим ничего не поделаешь, иди сквозь толпу, толкаясь и извиняясь, настолько часто, наскольковоспитаниепозволяет.. .. Ризван молча шел рядом с Лалой, и думал, с чего же разговор начать? Ничего толком в голову не приходило. Ну да, есть, конечно, старая, опробованная схема: приветствие, комплимент, а потом что-нибудь смешное, потому чтоесли ты сумел заставить девушку смеяться - ты ее почти завоевал, а как раз вот с этим у Ризвана всегда были проблемы. С шутками, в смысле, и как следствие, с завоеваниями. Хоть комплимент бы сделал, «ты ароматна, подобно долме, красива, как пахлава, и элегантна, словно бута»или что там тебе еще в лысеющую и со лба и с затылка голову прийти может…

К дерьму
И то почтенья больше! Гад Дживола
Предаст нас после первой неудачи.
Зато при первой же удаче...

Б. Брехт «Карьера Артуро Уи, которой могло не быть»

Когда страна прикажет быть героем.. ээээ, то есть, когда начальство приказало пройтись по городу с целью услышать что-нибудь новое, прощупать настроенияшироких народных масс – деваться некуда, приходится ходить.Терятьмоему герою кроме премии или работы, всё равно нечего, ловить, кроме взысканий, выговоров да подзатыльников, впрочем, тоже. И раз он даже простенького комплимента из себя выдавить не в состоянии –пусть говорит с девушкой на отвлеченные темы, и чем отвлеченнее, тем лучше. Оглядел толпу прохожих, чуть-чуть задерживая взгляд на женщинах (взгляд, во избежание возможных вопросов и последующего мордобития, был скользящим, равнодушным, и без долгой фиксации), вздохнул, и выдал что-то вроде «как же много сегодня туристов в Старом Городе»

- Конечно. Это же сейчас основной тренд – привлечь в страну как можно больше туристов.
- Да, тренд именно такой (важно кивнул Ризван, да так кивнул, что со стороны могло бы показаться, что тренды в стране разрабатывает именно он. Конечно, кому как не тебе тренды доверить, вывози, брат, на тебя вся надежда).
- Знаешь, почему?
- Конечно. Туристы тут деньги тратят.
- Не только. Они потом у себя в странах о нас рассказывают,и про нас начинают узнавать во всем мире!
- И что с того, например, лично мне? (торгашескому началу сложно отказать в логике)
- Отложим в сторону вопрос прибыли. Или, хотя...Например, Франклин.В наших краях никогда не бывал,а его все равно знают, уважают сверх меры и всегда рады видеть. Вот ты, например, его знаешь?
- Нет, не знаю.
- Знаешь, знаешь. Он на стодолларовой купюре нарисован.
- Ааааа.
- Вот тебе и «ааааа» (после чего бросила на него взгляд уставшей дрессировщицы, которой почти надоело).А представь себе, что было бы, если б он знал об Азербайджане, и рассказал бы о нас, например, Вашингтону и Джефферсону?
- А они на чем нарисованы?
- (вздыхая) Джефферсон еще и отчеканен, но ты хоть понимаешь, о чем я?Туризм - это ведьдело государственное(слово «государственное» она произесла чуть ли не по слогам).
Спорить Ризван не стал, потому что на ум приходило все, что угодно, кроме мало-мальски разумных контраргументов. «Раз государственное – то лучше держаться от этой темы подальше» и просто понимающе на неё посмотрел.Протискиваясь сквозь толпу, Ризван нечаянно задел плечом пару корейских (!) туристов, и пошел себе дальше, увлекая за собой Лалу.
- Какая невоспитанность!–зло бросила пожилая кореянка.
- Успокойся, дорогая, ну что эти белые варвары понимают в этикете, какое у них воспитание? – вальяжно, не напрягаясь,откликнулся её супруг, фотографировавший ворота крепости.
- Они назвали тебя белым, Ризван – коварно даже для женщины, прошептала Лала на ухо Ризвану, обдав его горячим дыханием с запахом мятной жевательной резинки.
Ризван от удовольствия аж плечи расправил. А как же! Не каждый день такое случается, чтобы прям на улице тебя приняли за белого человека. Он, наш герой, вообще здóрово за последнее время изменился, хотя бы потому, что самым спокойным образом начал искать смысл в действиях любого человека, а не найдя – не огорчался, пожимал плечами и думал: а зачем ему это нужно?Ну, обходят с повышением или премией – принимал это с напускным смирением, прекрасно понимая, что не так важно попасть в список кандидатов на поощрение, как стать тем, кто этот список составляет, а еще лучше – подписывает... и просто ждал своего часа.. ты только вперед-то не особо лезь, когда дерьмом кормить начнут – мелкому, тому что в самом низу страницы - меньше всех достается.. Прошло часа два. Как ни вслушивались, куда ни ходили, как ни вглядывались –ну ничего интересного, никакой крамолы, такое ощущение, что вымерла не только оппозиция, но и все недовольные вообще. Ну, нет так нет,одним грехом меньше.
- Ты проголодалась?
- Не очень, но перекусила бы.
- Я знаю одно место. Вкусно, чистенко, никто не помешает.
- Чему не помешает?
- Ну.. общению.. там лангеты куриные размером с мой ботинок (чуть закатил глаза и зацокал языком).
- Заманчиво. А далеко это?
- Не очень, пешком минут десять, ну, пятнадцать.
- Давай, перекусим перед тем, как на работу вернемся.
...Ризван не соврал, и ровно через десять минут они очутились вкабинете небольшогоресторанчика. И насчет качества еды не обманул, и лангет был хорош, и салат, кторый заказала Лала, удался. Живи, жуй да радуйся. Ризван заказал бутылку вина (одну на двоих –особо не закосеешь, все-таки обратно на работу надо, носидеть веселее будет), и плитку шоколада к чаю. Молчаливый официант принес чайи исчез, после чего Ризван аккуратно, ступая чуть ли не на цыпочках, встал из-за стола и подошел к Лале. Ты неверятно проницателен, дорогой читатель, да, он её облапал, и попытался поцеловать. Поцелуй вышел чуть слюнявым, но Лала не отстранилась, а ответила на поцелуй практически сухими губами, потом отвела руку предприимчивого Ризвана от своей груди, и еле слышно сказала: «Потом, не сейчас». Чай допили молча, Ризвану было неловко, а Лала была совершенно спокойна, что должно было его насторожить... но... человек всегда задним умом крепок, а будь Ризван немного повнимательнее, он бы задумался, почему она такая отрешенно-спокойная... По дороге в Учреждение Ризван то и дело бросал на Лалу ласковые взгляды, полные надежды на скорую и полноценную половую жизнь... А вдруг? Нет, ну на самом деле, почему бы и нет?К Фаиг-муаллиму заходить не стали, незачем беспокоить пожилого человека если нет никаких результатов, а Сахиба на месте не было. Ну, Ризван и затащил Лалу в пустой кабинет. А что там было потом, за закрытыми дверями? Ничего особенного, между нимивообще, легкий и мало к чему обязывающий флирт,а были, за дверями,поцелуи и обжимания,плюс петтинг средней степени тяжести (скользящий без проникновения палец, не более того).Может быть, было бы и продолжение, но... Лала вдруг легонько оттолкнула Ризвана, и вышла из кабинета со словами: «Только не надо вот этого, рано еще»....
Вернувшись домой, Ризван долго размышлял, как бы ему изловчиться, да начать выглядеть попредставительнее.. Илимужественнее, что ли, чтоб больше не отталкивали... С пол-часа перед зеркалом вертелся, отмахиваясь от домочадцев. Увиденным остался крайне недоволен: грудь впалая, плечи узкие, пузико выпяченное. Додумался иобрил голову, наголо, лезвием, сам... Брутальности это не прибавило, зато во всё лицо лысина появилась.. Мда.. когда голова налысо выбрита, уши кажутся вдвое больше, опять ты промашку дал, ну что с тобой делать-то? А ты, читатель, не ной да на детали не сетуй, скажи спасибо, что не во времена соцреализма живем, а то б я тебя тут до истерики б довел девушками с веслами и пионерами с горнами. Всякому времени – свой символ, авсякой формации – свой герой, прояви смирение с уважением, и запомни:если Бог наградил тебя вызывающе-оттопыренными ушами, никогда и ни при каких обстоятельствах не брей голову налысо. Домашним осталось только руками всплеснуть, но он сердито цыкнул, и, чтобы избежать расспросов, наспех, невкусно поужинал, и лег спать, растянувшись прямо на диване..
....Парки прядут, и у них достаточно времени... Нона с Децимой как всегда, при делах, и только Морта дремлет до поры, до времени...
И приснилось ему, что получил он должность.Да не просто должность, а я бы даже сказал – пост, с просторным кабинетом, аквариумом с рыбками (о них чуть позже),двадцатью, или нет, двадцатью пятью подчиненными, тремя телефонами, и всего десятью начальниками выше него уровнем.Во сне прошел целый год, за который он отъелся, да так, что щеки чуть ли не на плечи легли, спина прямая, взгляд строгий, и от большого ума аж голова больше стала. Заматерел, стал молчалив, не по квалификации усердиябольше не выказывал, а держал для советов с пяток толковых человечков, которым шла зарплата из Вневедомственного Фонда Учреждения. Казалось бы, живи себе, руководи, да в день по три кило мяса уминай. Но нет! Должность вещь беспокойная, ведь кругом завистники, конкуренты, от заместителей до тех самых толковых на зарплате, и никому, никому верить нельзя! Ни улыбкам, ни лести, ни предупредительности.Выход один – постоянно бдить, работать над собой, развивать интуицию, чтобы носом чуять, когда и при ком что сказать можно, а когда лучше заткнуться.Настроение вышестоящего начальства нужно угадывать, ведь промахнешься, скажешь чего невпопад или смолчишь, когда кричать требуется - в немилость попадешь. Вот тогдабыть беде, всё отберут,все загашники вычистят, из штанов вытряхнут, сверху бульдозером пройдутся, а после даже рыбок из того самого аквариума изнасилуют (Тут Ризванначал беспокойно ворочаться во сне. Ты поосторожнее там, так и с дивана упасть можно).А дальше снилось, что группа трудящихся подарила его Ведомствуковер, с вытканным на нем Самым Самым Главным. Ковер был принят с приличествующей подарку торжественностью, с прессой, с телевидением, с благодарностью, с рукопожатиями и последующим фуршетом. Выпивали со вкусом, закусывали обильно, громко высказывали дельные и благонадежные мысли, покакто-то из начальников отделае задал резонный, хотя и совершенно несвоевременный вопрос: как же его чистить, ковер, в смысле. Ковровыбивалкой?! Разумеется, никто не осмелился произнести это страшное слово вслух, но, по тому, как на лбах собравшихся внезапно выступил нездоровый пот и непроизвольно подогнулись колени, было ясно, что все подумали именно о ней. Переглянулись, кашлянули,скрывая испуг и смущение, мысленно возблагодарив Аллаха за то, что коллеги, равные, нижестоящие и начальствующие, а так же присутствующие вообще, не умеют читать мысли.Идеянасчет ковровыбивалки буквально витала в воздухе, но так никем и не была высказана. Потом кто-то заметил, что если подует ветер (подумать только, какая неожиданность), изображение волей-неволей исказиться, и злонамеренные граждане могут подумать, что Самый Самый Самый то ли хмурится, то ли подмигивает, народ-то нынче вредный пошел, ему только повод дай, позубоскалить да в соцсетях покритиковать, а собравшимся - отвечать. И, вообще, все прекрасно понимали, что ждет тех, кто относится к.. к.. ну, вы поняли, без должного уважения... что ж делать-то, что ж делать, крайне идеологически невыдержанная ситуация, по лезвию ноже ходим... ладно, зовите умников... доцентов с кандидатами.. но настоящих, а не с купленными дипломами... настоящие нашлись (каждому человеку – свое место, и каждый человек на своем месте, некоторые даже с зарплатой из Вневедомственного Фонда Учреждения).. онинекоторое время шушукались, качали головами, имитировали мыслительный процесс и кусали губы, пока самый умный не выдавил:надо поместить подарок под стекло.. стекло вытирать ежедневно, а все щели герметично замазать.Ризван хотел было дать умнику оплеуху, от души разамахнулся, и, очень даже может быть, что сбил бы плюгавца с ног, но замах произошел во сне, и Ризван, перевернувшись набок,открыл глаза уже на полу. Потный, перепуганный и тяжело дышащий.Страсти-то какие,приснится же – подумал он, вытирая ладонью вспотевшую лысинуи собираясь на работу.. давай, не задерживайся, скоро тебе особым указом по Учреждению бронзовый значок для ношения в петлице выдадут «Много Лет На Побегушках».. бабу толком завалить не в состоянии, а туда же, сны про должность смотрит… уууу, мордатвоя несытая, ненасытная, неумелая...
Проходя дворами до автобусной остановки, Ризван наткнулся нато ли небольшую толпу, то ли на большое и шумноесборище.Зевак, как водится, было бóльше, чем лиц действующих, а действовало на этот раз сразу шесть человек: две почтенные женщины почтенного возраста и столь же почтенного телосложения, три священнослужителя и один покойник. Шумели все акторы, за исключением покойного: почтенные женщины, одна из которой являлась законной женой усопшего, а вторая – любовницей, на повышенных тонах и мало стесняясь в выражениях, спорили о том, кому именно и почему должен достаться относительно новый автомобиль «КИА» (обещание вырвать тощие и короткие ноги из жирной и низкопосаженной задницы было самым приличным из озвученного), священнослужители (двое в гражданском и барашковых папахах, третий в длиннополом халате и чалме) спорили, кто именно станет читать молитву над покойным (победил гражданин в чалме, сразивший оппонентов наличием лицензии из Духовного Управления, и пригрозившего им привлечением к ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность).Соседи, родственники, участковый, и просто проходившие мимо граждане,прекрасно понималя логику происходящего, охали, цокали, всплескивали руками или тяжело вздыхали, создаваясвоеобразный шумовой и эмоциональный фон. Ризван подумал, что неплохо бы вернуться сюда, когда всё уляжется,чтобы задешево сторговать машину.Хоть «КИА», но своя. Правда, оценив громкость вопля одной из предполагаемых хозяек машины, пришел к выводу, что дешево тут не купишь, а потому лучше подумать о чем-нибудь другом. Много онв последнее время о Европе думал, особенно, после известия о предполагаемой командировке в то самое Брно.. Хорошо там, наверное, даже выражение лиц у европейцев, другое, воспитанное, образованное, куда там нашему убожеству. И фигуры женские, не тумбообразные, когда плечи заду равны, а ладненькие: сперва плечей покатость, потом чуть ниже округлость, после заужение, и снова расширение.. да и вообще, народ ласковый, покладистый, не то что наши – только повод дай друг другу в волосы вцепиться, вопросы, например, с машинами, решаются там не горлом, а в суде или через нотариуса, у нас же-сплошное бескультурье, бесконечная гоморра, заплеванный асфальт, обшарпанные стены и выкрученные лампочки–подумал Ризван, и аж плюнувна землю от возмущения, направился в сторону ближайшей станции метро.В вагонной толчее он по привычке прислушивался к тому, о чем говорят окружающие, но граждане больше жаловались на дороговизну, чем на процессы и чиновников, хотя, краем уха один интересный диалог Ризван всё-таки услышал:
- Ты через неделю на парламентские выборы пойдешь?
- Нет, никак не могу, не успеваю.
- А чего так?
- Детей в цирк отвести обещал, а это как раз нерабочий день.
- Да, там интересно.
- Конечно. Клоуны, фокусники, дрессированные зверюшки.
Ризван даже на внешность говорившего внимания обращать не стал, что что, а такие настроения были всем прекрасно известны,это даже считалось в некотором роде полезным. Бог с ними, короче, махнул рукой, и вышел на нужной ему станции.Вот и оно, родное здание, вход, лестница, кабинет, который Ризван делит с коллегами. В своем углу, почти над самой головой, он даже приладил книжную полку, с соответствующей литературой, причем подобранной не абы как, а по цвету переплета. Порой он даже пыль с книжек тряпочкой стирал. Нежно, любовно так, чтобы всякий начальствующий, заметив, обязательно бы похвалил. Книжки-то правильные, идеологически выдержанные, никакой крамолы, а, наоборот, сплошная благонамеренность и гражданская сознательность в переплете.Вошел, поздоровался с коллегами за руку и, включив компьютер, сел на свое место. Да да, под те самые книжки. Коллеги солидно, вполголоса, но так, чтобы всем в комнате было слышно, говорили о текущих делах, цокали языками и хвалили внутреннюю и внешнюю политику. Ризван, прекрасно понимая, что в таких случаях молчать нельзя, потому что это все услышат,и присоединился к разговору, да так присоединился,что ни у кого и мысли не возникло задать ему вопрос: «А где уважение в глазах?». У Ризвана были не глаза, а какое-то округлившееся уважение, поддержка и полное согласие.Когда разговор близился к завершению, он как раз думал, какой бы смс Лале послать. Желательно, чтоб за душу брало и за версту романтикой пахло.Ну и послал: «Ты такая красивая и очаровательная», после чего аж облизнулся, словно кот, вспомнивший недоеденную накануне сметану.Коллеги Ризвана уже слегка побаивались, но не сторонились, завидовали, что называется, в непосредственной близости, а всё потому, что с радостью оказались бы на его месте. Шутка ли, человек и Фаиг-муаллиму и Сахибу доносит, силища-то какая!В оба кабинета вхож! Доносит, конечно, доносит и сообщает – шептались коллеги, а у самих аж зубы от зависти сводило, так хотелось на его место, а его самого - живьем соржать, чтоб только пуговицы на зубах захрустели.Ну, прям какой-то НИИ в эпоху Заката Советской Власти, склочное такое место с запахом прокисшего супа, хоть сейчас садись за диссертацию на тему «Побочные эффекты всеобщего образования»...
В отличии от России, где в каждом более-менее образованном человеке подозревают еврея, у нас, почти каждого, отличающегося хоть каким-то инакомыслием или оригинальностью мышления, считают выпускником зарубежного ВУЗа, или, как минимум, МГУ, и относятся с настороженным и подозрительным уважением. Сахиба на инакомыслии не ловили, но в уме отказать ему было сложно. Да, учился за рубежом, да, был на хорошем счету, да, удачно женился, вот коллеги-друзья-знакомые и завидовали, как его стремительной карьере, так и наличию тестя, вхожего во многие кабинеты. Или даже так: «во Многие Кабинеты». Не то чтобы двери туда левой ногой открывал, но стук находил отклик, а это всегда и во все времена многого стóит. Потому, когда Сахиб позвонил Ризвану с просьбой зайти к нему в кабинет,тот аж согнулся, разговаривая по телефону, и только отвечал, глотая согласные: да, Саиб-муаллим, хорошо, Саиб-муаллим, хо’ошо, без «муаллима», конечно, сейчас зайду, Саиб. Откладывать нельзя, начальство зовет.
- Заходи, Ризван. Ну, как дела? Как работа? Как отношения с коллегами?
- Всё слава Аллаху, всё хорошо. Как вы? То есть, ты?
- Тоже ничего. Вот, держи (протягивая толстую книгу). Садись в угол, читай.
- А… зачем?
- Книга умная, нужная. «Государь», Макиавелли. Слышал?
- Нет, не слышал.
- Вот и почитаешь. Ты садись, садись. За час ты должен прочитать пятнадцать страниц минимум.
- Я.. я.. постараюсь.
- Не постараешься, а сделаешь.
- Хорошо, конечно (садясь на стул).
(примерно через час)
- Ну что, понял хоть что-то, Ризван? Пересказать сумеешь?
- Не..
- Даааа.. Не годишься ты в интеллектуальную артиллерию.
- Не гожусь (чуть ли не со слезами в голосе).
- Ладно, ладно. Найдем тебе применение, не оставлю, не бойся. Будет у тебя и хлеб, и колбаса на нем. А книгу всё ж с собой возьми и читай.
- Обязательно буду. Если чего не пойму – можно у вас, то есть, у тебя спросить?
- Нет. В интернете поищи.
- Буду, понял.
- Иди. Если что – звони. Кстати, что у тебя там с Фаиг-муаллимом? Был?
- Нет (и не соврал ведь).
- И обо мне не спрашивал?
- Нет, но хвалил и восхищался (умный, зараза). Сожалел о своей молодости.
- Понятно. Ладно, пока иди.
- Есть (и чуть ли не по-военному развернулся через левое плечо).





Теги:





1


Комментарии

#0 14:23  06-02-2020Шева    
Изящно передан колорит и менталитет. Да и отношения. В учреждении. гг
#1 23:52  06-02-2020Алена Лазебная*    
Я, конечно, читаю. Однако, не покидает мысль о рубрике Азербайджанская литература.)
#2 23:54  06-02-2020Алена Лазебная*    


üzr istəyirəm, если что.
#3 00:40  07-02-2020Samit    
спасибо, Алена.. а я и есть азербайджанец... turk, musulman)
#4 01:00  07-02-2020Алена Лазебная*    
Да, я знаю, уважаемый. В этом-то и дело. Я когда Вас читаю, даже боюсь комментировать. Вдруг чем-то обижу, или скажу что-то несуразное. В общем, чувствую себя как в церкви, когда опасаешься, что платок с головы соскользнет.
#5 16:00  07-02-2020Samit    
Алена, комментируйте, спрашивайте, я буду только рад ответить)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:20  30-07-2020
: [21] [Литература]
Событийность в посёлке зашкаливает. В шестьдесят седьмом посёлок вырос из подросткового возраста и получив паспорт стал городом с населением в двадцать пять тысяч к восемьдесят девятому. Это был пик. Начиная с девяностого город терял население как заядлый курильщик теряет здоровые зубы....
11:27  29-07-2020
: [8] [Литература]
Высокий негр цвета переспелого баклажана катил перед собой старую детскую коляску. От коляски несло мочой и марихуаной. От негра, впрочем, тем же. В коляске были диски, музыка, видео. Самопально нарезанные на CD болванки сборники на любой вкус. Негра звали....
11:22  25-07-2020
: [11] [Литература]
пришёл ученик к Лао-цзы и спросил: что на уме у тигра?
да кто ж его знает - ответил учитель - сунь голову в пасть и проверь
может не люди играют в игры, а игры людьми играют
и ваще заебал ты меня своими вопросами, закрой нахуй дверь!

....
00:53  24-07-2020
: [27] [Литература]
В аквариуме жил ребёнок. Малыш с жабрами акулы и хвостом ската был лишь отчасти человеком. Родители его – люди обеспеченные, целеустремлённые, генетически правильные и психологически совместимые, загорелись идеей завести химеру, посмотрев ретро синема о морском дьяволе и ловцах жемчуга....
03:13  11-07-2020
: [9] [Литература]
Чахлые сосенки мало-помалу заигрались новыми красками. Мужичок залез на верхушку одной из них, держа топор пучками усов, дико прущих прямо из ноздрей крапыми от седин волнами. На вершине сосны мужичок учредил гнездо из зубочисток, выпрямленных скрепок, записочек с телефонами разных должностных лиц, из ниток и разноцветного мусора, что черпал из кармана широкой ладонью с грубыми заусенцами вместо пальцев....