Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Куры.

Куры.

Автор: Дровосек
   [ принято к публикации 06:20  18-09-2005 | Спиди-гонщик | Просмотров: 498]
… Мне пришлось охотиться на нее, потому что она была полудикая, и не подпускала близко. Первая пуля перебила позвоночник, ударив чуть выше лопатки. Лошадка лежала неподвижно, и косила вниз глазом, пытаясь увидеть, как я подхожу, и перезаряжаю ружье. Она еще дышала. Ее бок, покрытый темно-коричневой короткой шерстью, тяжело подымался, от него шел пар. Умирающее тело продолжало судорожно выталкивать темную кровь из раны. Горячая черная жижа быстро растекалась из-под лошадиной спины, и пульсирующая струя слабела. Я не стал ждать и выстрелил. Пуля раздробила челюсть, отбросив ее голову назад. Некоторое время передние ноги конвульсивно дергались, и дыхание не прекращалось. Наконец, лошадка затихла.

… Втроем мы оттащили тяжелую тушу к воде, оставляя за собой красный след, и принялись за дело. Под острыми лезвиями ножей мертвая лошадь стремительно превращалась в мясо. Голова долго не отделялась, но вот, нож нащупал в шее хрящ, и она легко отвалилась, перестав смотреть на нас. Язык достали из горла – так легче. Остатки головы спрятали в мешок. Затем сняли шкуру, срезая и стягивая ее, как свитер, с розовой туши, покрытой ошметками желтого жира. Живот вспороли аккуратно, чтобы не зацепить кишки, и те серой, влажно парящей грудой мягко повалились наружу. Сердце и розовые пузырчатые легкие отложили на чистую траву. Туда же были отправлены окровавленная печень и почки. Затем двое, держа еще теплую лошадь за ноги, раздвигали их, а третий вырезал анус и вагину. Когда плотные связки, разрываемые ножом, сочно хрустнули, в моей промежности что-то сочувственно сжалось. Расчленить тушу оказалось не так просто. Жесткие сухожилия не поддавались, нож то и дело упирался в твердую кость. Липкие от крови руки скользили по рукоятке…

«Убийца!» - воскликнут любители лошадок и подвергнут меня обструкции. Бывшие юннаты осуждающе подожмут губы, а защитники прав живородящих пингвинов восточной Антарктики окатят меня презрением с ног до головы. Я уже не говорю об отважных борцах против лисиной охоты и добрейших обывателях, которые кормят семечками жадных белок в лесопарках. Они осудят меня, повергнут гонениям и, возможно, судебному преследованию, выразят негодование, взовут к совести, разуму, и прочим высоким чувствам, а затем отправятся в супермаркет покупать колбасу и традиционного гуся к празднику. Или кур.

Куры. Вот кто вызывает во мне искреннее и глубокое сочувствие. Тысячи, миллионы кур. Их трупы, тщательно очищенные от крови и внутренностей, заполняют магазины и пищевые склады. Они кругом. Эти гладкие, бледные тушки так неестественно чисты, что невозможно представить их живыми - это помогает нам сохранять душевное равновесие. И упаковка. Красочный полиэтилен превращает груду мертвых тел в разноцветный развал безликих пакетов, похожих на толстые, короткие колбасы. Ведь глупо жалеть колбасы. Не правда ли?

Но гораздо страшнее гибели этих невинных существ – их жизнь. Им не дано ощутить ее полноту. Они лишены радости познания мира, лишены всего того, что делает жизнь оправданной и необходимой. Они не знают матери, ее тепла, уютного и беззаботного существования под крылом. Они не испытают восторга увидев солнце, не ощутят бескрайний мир, полный опасностей и удивительных открытий. Они лишены возможности купаться в теплой пыли, и разбрасывая жирный чернозем, лакомиться тугим дождевым червем. Им не дано познать сладости удовлетворенного желания, и никогда не произвести на свет себе подобных. Их удел – концлагерь, бессмысленное и чудовищное существование в искусственном мире, созданном лишь для того, чтобы перед смертью их тело могло набрать достаточный вес.

Ведь увесистые колбасы лучше продаются.

Их доля – всю свою короткую и нелепую «жизнь» провести в тесной клети, в окружении тысяч себе подобных, слепнуть от мигающих дневных ламп, сходить с ума от неподвижности и страшного зуда. Они обречены есть приготовленное машиной месиво, наполовину состоящее из собственных фекалий, напичканное необходимыми витаминными добавками и протеинами; от этого их тела стремительно увеличиваются, растут, превращаясь в бесформенный, заплывший жиром, студень. Им суждено вдыхать душный смрад, видеть перед собой тусклый кафель и слышать несмолкающий крик собратьев по несчастью. И отупело кричать в ответ. Что они кричат? Просят ли смерти, или шлют проклятия? И кто знает, как они ждут этот спасительный удар током, который, наконец, освобождает их от одуряющей пытки существованием.

Куры брошены, отвергнуты всеми. Политкорректное западное общество, принимая законы о правах домашних крыс и канареек, стыдливо закрывает глаза на эти адские фабрики смерти, по сравнению с которыми меркнут самые жестокие преступления человечества. Тысячи, миллионы безвинных существ гибнут ежедневно, огромные трейлеры, набитые их трупами, несутся по хайвэям; горы отрезанных голов, ног и крыльев падают в гигантские мясорубки, измельчаются, и из них выходят вполне невинные кошачьи корма. Ведь вы должны кормить свою кошку не реже трех раз в день, иначе вы нарушите ее права и будете наказаны. Но никто не освободит кур из страшных застенков. Ведь обывателю необходимо дешевое куриное мясо, а его кошке полноценный корм. Кошкам повезло – их не едят.

Вам это ничего не напоминает? О, да. Вот откуда черпали свое вдохновение создатели «Матрицы». Они бывали на птицефабрике. Мы и есть «матрица». Так может, отчаянно защищая носорогов и редких пупырчатых жаб, люди спасаются от глубоко загнанного в подсознание чувства вины? За этот беспощадный многолетний геноцид, доведенный до высшей степени рационализма и механизации.

У кур нет шансов. Их никто и ничто не спасет. Им не поможет ни отчаянный бунт, ни сухая голодовка. Они не смогут разрушить свои застенки, уничтожить истязателей, и увидеть настоящий мир. Они даже не понимают, что он есть. Их мучительное существование - укор человечеству. Оно беспощадно и грубо выворачивает на изнанку лицемерную, жестокую сущность общества потребления. И это холеное, лоснящееся, благообразное общество фарисейски закрывает глаза и отворачивается. А потом оно с трогательной заботой охраняет от истребления снежного барса. Он фотогеничен, и у него печальные глаза. Эти правильные люди, покупающие мертвых кур в супермаркетах, хладнокровно проходящие мимо витрин с обугленными птицами на вертелах - осуждают меня за убийство лошади.

Мне тоже жаль лошадку, но у нее был шанс. Я ведь мог и промахнуться…


Теги:





-1


Комментарии

#0 00:35  19-09-2005НИЖД    
Честно говоря, похую и куры и лошадки... На меня не рассчитывай, автор.

Вообще, довольно занудно - публицистика требует инфаркта, а не изжоги на восемь абзацев...

#1 02:16  19-09-2005Дровосек    
какая нах публицистика? стеб голимый.

хе-хе))

#2 03:09  19-09-2005низнакомка    
Очень понравилось. Автор , наверно, вегитарианец ...

Неуверенна насчет курей , но про защиту прав гусей слышала . Когда пошел этот бум на гусиную печенку ,

хозяева птицеферм стали извращаться над бедными пернатыми , для получения большего удельного веса печени . Общество защиты прав животных их постоянно судит , и многие приличные рестораны , в знак солидарности исключило эту злополучную гусиную печень из своего меню .( Это мне рассказал однажды официант в ресторане )

#3 09:12  19-09-2005Мозг    
один вегетарьянец, засунул в жопу палец
#4 10:09  19-09-2005Sosed    
Мы едим кур, кури едят червяков, червяки едят нас.


Какое фпесду вегетарианство, пищевая цепь и ниибет.

#5 10:28  19-09-2005Дровосек    
а при чем здесь вегетарианство? Видимо, либо сложная цепь рассуждений, либо - ассоциативное мЫшление.


Замечу, что лошадь была самым циничным образом сожрана.

#6 10:30  19-09-2005Спиди-гонщик    
Дровосек

на глазах у детей? а среди твоих спутников были злые татары в шапках киргизских?

ыыыыыыыыыы

#7 11:03  19-09-2005Дровосек    
да, бля. А в лесу в это время "дерево долбит птица тупая. Имя ей - Дятл"


гыгы))

#8 10:06  20-09-2005Kapushon    
Пиздатая трава.

пойду куриной лапшички пожру

#9 10:53  20-09-2005Сантехник Фаллопий    
Памоему, у Пелевина была повесть про побег из курятника?

А лошадку жалко. Дровосек сцуко.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:47  21-05-2018
: [12] [За жизнь]
Время рачит любые лени,
Сколько бы не тянул резин,
Будет повод вставать на колени
И нестись в "КБ"-магазин.

Время рачит любые цели,
Корректируя экзистенциал.
То, что вечером страстно хотели,
Завтра мирно уйдет в анал.

Время рачит любые лица,
Невзирая на степень вины,
И ни море, ни заграница,
Не спасут от его бороны....
15:24  16-05-2018
: [19] [За жизнь]
Оно ведь как: носиться и кричать,
Любить шалить до умопомраченья,
На утренниках в руки получать
Призы, конфеты, пряники, печенье.
Хворать, рыдать, сопливиться, сморкать,
Взрослеть, учиться, бегать, прыгать, драться,
Гнев на себя, катаясь, навлекать
(на велике по кухне) домочадцев....
21:27  10-05-2018
: [5] [За жизнь]
Дни бегут, как песок в медицинской минуте,
Мнится – скоро не станет мгновений в хранилище.
Страшно жить низачем, и от этой вот жути
Ищут люди грехи, а за ними чистилище.
И, от страха, опять созидатели слова,
С ощущением «Я», но банальными мыслями,
Упраздняют заветы, и пишут их снова,
Наполняя другими, но теми же смыслами....
13:00  10-05-2018
: [3] [За жизнь]
Тоска навалилась под осень. Сперва Тоха ещё телепался по двору, хлопоча по хозяйству и старательно отгоняя хандру. Подняв урожай картохи, с неделю пропадал на озере, промышляя на зиму ранним нерестовым сижком. Когда погреб был надёжно утеплён, а в сенцах встала кадушка засола, прижало так, что, казалось, уже невмочь....
23:19  07-05-2018
: [13] [За жизнь]
На каком-то свете, этом или том,
Жили сторож Петя и собака Том.
В голове у Пети рос терновый куст,
А у Тома ветер вылетал из уст.

Годы шли вдоль пашен, по долинам рек..
Петя был отважен, Том курил "Казбек".
Вечерами пили - приходили к ним
Бармен Тэтчер Вилли и собака Бим....