Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Литература:: - Здоровый- сумасшедший,сумасшедший-здоровый

Здоровый- сумасшедший,сумасшедший-здоровый

Автор: Шляпочник сумасшествия
   [ принято к публикации 17:36  23-12-2020 | Лев Рыжков | Просмотров: 293]
СУМАСШЕДШИЙ ЗДОРОВЫЙ  ЗДОРОВЫЙ СУМАСШЕДШИЙ
Дядя смотрел на море в окне, звали его Анатолий Снежный, жил он в частном доме на берегу моря, и в окне, его часто наблюдал, синее с белой пеной, оно казалось ему его солярисом души. Дочь его стряпала на кухне, звали её Оля. Анатолий был художник, но сейчас у него забвение, кризис в творчестве, и море не помогает, что делать он не знал. Толя достал сигару и закурил, он курил или сигары, или обычные сигареты. Но, вдруг зазвонил телефон, Толя положил сигару в пепельницу и поднял трубку.
- Алло Толя, это сестра твоя Галя, у меня сын сошёл с ума, Андрей считает себя богом, и я ложу его в психиатрическую больницу. Толя сморщился, он любил своего племянника, сестра жила в другом городе. Толя тоже раньше жил там, но потом переехал сюда, поближе к морю, чтобы дышать морским воздухом и вдохновение получать от моря.
Он: «Это не выход, это его ещё больше загонит в психоз, не ложи в больницу», - сказал он.
- Ты, что хочешь Толя, делай, а я его положу.
- Я приеду и заберу его на время.
- Не делай этого Толя, а то я с тобой поссорюсь.
- Ладно, я придумаю, как его вылечить.
- Ты что психиатр, Толя не выдумывай, ничего там его в больнице поставят на ноги.
- Ладно, Галя, ты надумала положить его в больницу, а я думаю не ложить, всё пока. Толя считал, что психбольница не лечит людей, а только загоняет в шизофрению ещё глубже, она ухудшает состояние людей. Ему Андрею, нужны хвойные ванны, морской воздух, массаж, купание в море, контрастный душ, общение с хорошими людьми, рисование, чтение сказок. У дяди Толи, было много книг сказок, он покупал их для своей дочки Оли, ещё было много фантастики, сам Толя любил сказки и вдохновлялся ими, у него некоторые картины нарисованы к сказочным книгам. И он, до сих пор покупает сказки, и их читает.
- Оля, - позвал дочку Толя, - ты меня слышишь?
- Да папа, что такое?
- Племянника Андрея в психиатрическую больницу кладут.
- Да, а что случилось?
- Да, считает себя богом.
- Ну и что, это же хорошо, я ведь тоже считаю себя принцессой принцев, это не повод, его класть в это страшное заведение.
- Да дочка, я тоже так считаю, ему нужен свежий, морской воздух, рисование, чтение сказок, хвойные ванны, массаж, всё это, у нас есть. Я хочу его, забрать на время к себе.
- Да папа, я его тоже хочу видеть, у него такие большие загадочные глаза и красивые очень, в них можно прямо купаться, в них бездонность океана.
- Сегодня я не поеду, поеду за ним завтра, устал я, вдохновения нет, надо проехаться, а то можно сойти с ума, как Ванн Гог. Оля сделай мне хвойную ванну, а я пока, выпью виски. Оля пошла в ванну, обделанную красивой, мраморной плиткой и стала набирать в неё воду. Вода набралась быстро и Оля кинула в неё экстракт хвои, она тоже, любила в такой воде купаться, хвоя успокаивала нервы, и дарила такое душевное спокойствие в уме. Оля, девочка лет тридцати, миловидная, миндалевые глаза рост где-то один метр семьдесят, худенькая, она занимается вышивкой картин и потом их продаёт. Мама Анатолия научила её вышивать, иногда, она тоже рисует, но не так профессионально, как её отец. Толя раньше рисовал хорошо, а сейчас в каком-то неведении прибывает, не рисует уже три месяца, пьёт, курит и сидит на берегу моря, и живут они на то, что Оля зарабатывает от продажи своих картин, они получаются у неё очень хорошо.
- Папа, ванна готова, - крикнула Оля. Анатолий выпил рюмку виски и пошёл в ванну лёг, и его тело и разум охватило незабываемое блаженство.
- Эх, эх, племянник, - он всё думал о нем, как он мог сойти с ума, вообще он считал, что человек не может сойти с ума, он просто погружается в свой мир, и наверно Андрей, тоже погрузился в свой мир, хотя я тоже, думал Анатолий погружён в свой мир, в мир картин, но это своего рода творчество. Может и Андрею надо порисовать, чтобы мозг отдохнул, а может когда я его заберу, он меня вдохновит на написание картины, - да, да, я на это очень надеюсь, я его вылечу обещаю, я возьмусь за него и верну сестре его здорового и невредимого, весёлого. Кто, кто, не считает себя в мире богом, все президенты, депутаты, министры, короли, мэры, политики, все считают себя богами - это своего рода, божки нашего мира. Я тоже, бог картин, ведь написал я пару хороших работ и выгодно продал, и купил за продажу картин этот частный дом с видом на море, а это немалые деньги. Эх, хорошо, хвоя расслабляет и ум, и сознание, и подсознание, она и Андрею тоже поможет, я в это верю, меня же она расслабила, и голова даже перестала болеть. Ещё хорошо расслабляют эфирные масла, надо купить, они, так хорошо расслабляют, где-то у нас была лаванда. Надо поискать, да, они и недорого стоят, думаю, они должны помочь Андрею. Ещё книги сказки, у меня огромная библиотека, я её собирал несколько лет, у меня есть: Братья Гримм, Андерсен, Джанни Родари, Астрид Линдгрен и другие сказочники. Анатолий лежал в ванне и хорошо расслабился, мысли покидали его, и он был в восторге, в блаженстве тёплой ванны. Он встал, вытерся махровым полотенцем в полоску, и оделся, и он прошёл на кухнею, на столе стояло кофе со сливками и его недопитая бутылка виски. Дочка уже приготовила поесть, и поставила на стол еду.
- Папа, а может мне с тобой поехать к Андрею.
- Нет, нет, мне нужно одиночество, сам хочу поехать, сиди дома и готовься к его приезду, купи эфирные масла и море, приготовь к его приезду. Оля засмеялась своей милой улыбкой, - море я-то приготовлю, а на чём, готовить его в кастрюле или на сковородке?
Анатолий оценил шутку дочери и сказал, - готовь его в кастрюле. Книги дадим ему почитать.
- Сказки?
- Да доченька, сказки. А море, какое здесь просто чудесное, а воздух морской, говорят, много заболеваний лечит.
- Да папа, я брата с нетерпением жду, он станет мне большим другом.
- Надеюсь дочка, что благодаря нам, он выздоровеет. Анатолий поел и налил себе виски.
- Папа, много не пей.
- Я немного, оно мне помогает расслабиться, чуть-чуть выпью, не переживай, а то, почему-то вдохновение, бросило меня и голова последнее время болит.
- Выпей спазмалгон.
- Нет, дочка, пил, не помогает, теперь меня спасёт только виски. Он пригубил из стакана виски, и у него потеплело в животе.
Он: «Пойду на берег моря, проветрюсь. Анатолий вышел из дома, прошёл свой участок, открыл калитку и прошёлся по песку к берегу, к самой кромке соединения воды и песка. В руке, он держал бутылку виски. Он был одет в синие шорты и в футболку, с изображение портрета Леонардо да Винчи, его любимого художника. Он сел на песок, песок был теплым. Он смотрел, как волна изящно накатывается на берег, у него болела голова, он только и думал об Андрее, и очень сильно переживал за него. Он подумал, только бы самому не сойти с ума от этих переживаний, а то, как я его лечить буду. Надо вылечить себя сначала от головной боли, и он пил виски, солнце очень сильно припекало. Жара, но возле моря такой влажный воздух, пахнет водорослями, что жары практически не чувствуется. Анатолий поставил бутылку на песок, и достал сигарету «Мальборо», сигары ему надоели, да и они были слишком крепкие. Он смотрел за горизонт, там виднелся дым парохода. Красивое море, хорошо, что я сюда приехал. Он докурил сигарету, выпуская дым кольцами. Снял шорты и футболку и пошёл купаться. - Эх, вода хорошая, тёплая, нежная сразу же обтекла его тело. То, что надо, он, как бы пробовал воду для племянника, точно подумал он, вода его точно вылечит. Вылечит - это я гарантирую. Кое где на волнах сидели чайки. Он очень любил рисовать чаек и волны. Он брал мольберт, ставил его на берегу и рисовал. Рисовал красиво, изящно. Толя любил рисовать и красками, и карандашом. Искупавшись, насладившись изящной прохладой моря, он вышел из воды, и пошёл домой, Дочка Оля вязала картину. Вечером он лёг спать, снилась ему пустыня бездонная, она раскинулась на сотни километров за горизонт, а кругом ползают крысы, которые едят песок, и слышен их глухой звук, их чавканье самодовольное, циничное чавканье, этот звук резал уши Анатолия. Крысы доедали песок, и он увидел пустоту. Он стал думать во сне, что за пустота, что за пустота, о боже, они эти облезлые, мерзкие твари съедят меня, они съедят мой внутренний мир. Анатолий взялся за голову, и действительно в этом сне, у него очень сильно болела голова, как их остановить, как остановить этих крыс? Крысы доели песок, и он оказался в бездонной пустоте океана безмолвия или сумасшествия, и стал падать вниз, он оказался в этой безудержной никому ненужной пустоте. Пустота поглощала его сознание и его мозг. Он кричал: «Нет, нет, я не сойду с ума», - и проснулся. Анатолий встал, дочка еще спала, он принял холодный и горячий душ, а сам подумал, что за сон, он прошёл на кухню. Сделал себе горячее кофе, закурил сигару. Время шло медленно, как будто бы остановилось. Анатолий собрал рюкзак, положил в него виски, сигареты и паспорт, он зашёл в комнату дочери и поцеловал её в лобик. Та зевнула, - папа, ты уже уходишь.
- Да, еду к Андрею, ты приготовь всё здесь.
- Что?
- Ну, не знаю, вытри пыль, убери в комнатах. Хорошо, я поехал.
- Хорошо папу, я буду рада, видеть вас обоих. Толя, вышел из комнаты дочери и зазвонил телефон. Он поднял трубку, и голос какой-то скрипучий, низкий, неприятный сказал: «Не едь в психиатрическую больницу за Андреем».
- Кто это? - спросил озадачено Толя. Раздался неприятный смех в трубке, - демон сумасшествия, если поедешь в психиатрическую больницу, то сойдёшь с ума. Анатолий бросил трубку, а сам подумал, кто это мог звонить, и вышел из дома, гараж с его машиной был недалеко. По дороге он споткнулся о камень, и сказал, - плохая примета, потом, он увидел чёрного кота, тот перебежал ему дорогу. Он: «Чёрт не везет мне сегодня, ещё этот дурацкий звонок», - он сплюнул три раза через левое плечо. Он прошёл ещё по мостовой, свернул, а вот и гараж, он открыл его и выехал из гаража, вышел и закрыл гараж, и поехал на «Мерседесе-Бенце» в сторону города Винницы, где жил его племянник Андрей. Ехал он недолго машина, не слушалась его и виляла из стороны в сторону. Он остановился на обочине, вышел, посмотрел, колесо пробито. Он пошёл к багажнику открыл и собирался достать запаску. Но тут, он увидел невдалеке группу людей, которые общались, потом подъехала машина, и из окна высунулся автомат и стал стрелять по машинам, увидев Анатолия, они направили на него автомат и стали стрелять в его сторону. Анатолий спрятался за машину, но кто-то неизвестный, стрелял лихорадочно в его машину. В машине все стёкла вылетели, но Толю, ни одна пуля не задела. Машина с бандитами уехала. Анатолий очень распереживался, сердце билось очень быстро, прямо вырывалось из грудной клетки: «Тук, тук, тук, тук». Боже подумал Толя, меня чуть не убили, чтобы без меня делал Андрей? Он достал из машины рюкзак со всем необходимым, на машине бесполезно ехать, колёса пробиты, он очень нервничал и переживал за свою судьбу, и за судьбу племянника. Кто-то мешает ему доехать до Андрея, и этот демон сумасшествия по телефону. Анатолий перекрестился несколько раз, ему было пятьдесят пять лет. Вот тебе и кошка чёрная на дороге, если бы не плюнул через левое плечо, то могло случиться непоправимое, думал он. Толя пошел по дороге, сердце и голова у него заболели от переживаний, в голове трещало, и этот смех в трубке, может они демоны существуют, кто это мог звонить, может Галя кого-то подговорила позвонить. Нет, зачем ей, ведь она моя сестра, и мы с ней хороших отношениях. А может, это был звонок с того света, подозрение закралось в голову Толи, может, Андрея мучают демоны. Нет, нет, он отбросил мысль, чтобы вернуться назад. Нет, назад я не вернусь это точно, надо взять себя в руки, иначе можно сойти с ума. Он вышел на трассу и остановил машину, остановилась красная «Ауди».
- Куда едете?
- В город Винница.
- Мне как раз туда, - подвезёте?
- Да, садись. Толя подумал, есть ещё всё же хорошие люди, он сел и они поехали.
- Куда едите? - спросил молодой водитель, очень доброжелательным голосом.
- Да, вот еду племянника забирать из психиатрической больницы.
- А что с ним?
- Да вот, его мама, моя сестра сказала, что он себя богом считает. Водитель с очень добрыми глазами ответил, - а что тут плохого, все себя богами считают в равней степени. Богом, быть неплохо. Его, уже выписывают?
- Нет, я его сам хочу забрать, я думаю, я его вылечу.
- А вы, доктор?
- Нет, я не доктор, но я знаю, что психиатрическая больница загоняет человека в психоз, ещё более глубокий, а ещё там бьют током.
- Да, не хотел бы я, попасть в психиатрическую больницу, - сказал водитель. Тебя как зовут?
- Анатолий.
- А меня, Григорий.
- Рад, - ответил Толя.
- И я рад, надеюсь, нам повезет, двоим в дороге.
- А мне представляете, кот или кошка чёрная дорогу перешла, и мой автомобиль обстреляли какие-то бандиты.
- Кто?
- Не знаю, кто они, там группа людей стояла и всех убили, а потом в мой автомобиль стреляли.
- Но, вам я вижу, повезло.
- Да, нетто слово, но ещё кто-то звонил.
- Кто?
- Позвонил кто-то, голос такой злобный и смеётся, сказал, чтобы я не ехал забирать Андрея, а то сойду с ума.
- Ужас, что творится, - сказал Григорий.
- А у меня три иконы: Богородица, Иисуса и Николая чудотворца от нечистого. Я, когда стал верить в чертовщину, купил иконы от нечисти, чтобы защищали во время дороги.
- А я вот тоже, после этого звонка уверовал во всё, это в Бога, и перекрестился, когда лежал за машиной, и меня, не убили.
- Да, бандиты, что с них возьмёшь, у них вера одна - это пуля, ни во что не верят, я их называю слуги дьявола.
- Да, нетто слово, они всегда были и от них никуда не деться. Я вообще человек неверующий - сказал Толя, - но сейчас уже, верю в Бога.
- А я верующий, у меня есть сын и дочка. Вот фотографии вверху.
- Ага, вижу, хорошие ребята.
- Ничего, ничего доедем как-то до Винницы, заберёте своего племянника, и всё у вас будет хорошо.
- Я тоже на это надеюсь.
- Я сейчас музыку включу, и он включил, и заиграла песня Мадонны. - Хорошо поёт.
- Да, - ответил Анатолий, - мне она, тоже нравится.
- А кто, вам ещё нравится?
- «Лед Зеппелин», «Нирвана», «Металлика» «Оффспринг» - ответил Толя.
- Да хорошие, прекрасные группы. Ещё, одна мне нравится «Пинк Флойд».
- У вас Анатолий отличный вкус.
- А что, вы думаете о правительстве нашем?
- Да, пошли они в одно место, - сказал Толя, - я о них вообще ничего не думаю.
- Да, власть просто обнаглела, и никто их не остановит.
- А вы, голосовали за президента?
- Нет, нет, я за него не голосовал.
- И я, тоже.
- А народ дурак, избирает дебилов.
- Вы правы Григорий, там во власти, дебил на дебиле, погоняет дебила. У оппозиции хорошие законы, но власть их почему-то не принимает.
Толя: «Они, вообще ничего не принимают».
Григорий: «Потому что зажрались, миллионеры все там жадные и жируют». Анатолий от разговоров о власти захотел курить. – Григорий, у вас можно курить?
- Курите, только окно откройте. Анатолий открыл окно, зажёг сигарету и стал курить, выпуская дым в окно.
- У вас есть дети? - спросил Григорий.
- Есть, только дочка.
- А чем, вы занимаетесь?
- Я художник.
- А как, ваша фамилия?
- Снежный.
- О, я видел ваши картины в интернете, говорят вы перспективный художник.
- В союз художников вступили?
- Нет, пока.
- А почему?
- А что там делать, там одни старики, и что оно даёт - этот союз художников?
- Вы, что рисуете, в каком стиле?
- В разном – пейзажи, море, ещё в стиле авангарда.
- А чёрный квадрат, у вас нет случайно?
- Нет, такое сейчас не модно, я рисую в другом направлении, я рисую – море, корабли, ещё многое придумываю, чего нет в реальной жизни.
- Да, море это хорошо, море лечит душу.
- Вот и я, - ответил Толя, - хочу племянника забрать на море. Море лечит не только душу, а и голову. Свежий воздух моря, я думаю ему не помешает. Водитель очень нравился Анатолию, такой милый, дружелюбный, вежливый, ему было приятно ехать с ним, под красивую музыку.
- А что, вы курите? - спросил водитель.
- Я курю сигары и «Мальборо».
- Тоже хорошие сигареты, а я, вот собираюсь бросить. Толя посмотрел на водителя, - да, бросить - это тоже, очень хорошо, я вот раз пытался, неделю не покурил, нет не могу без сигарет, понимаете я много думаю, что это нарисовать, воображаю, мозги напрягаются, а потом рисую, и сигареты очень сильно расслабляют. Мозгу, нужен отдых по другому, я не умею расслабляться, хотя нет, мне ещё помогает виски, кофе, вино, но сигареты - лучшее расслабление, они, так сильно расслабляют мозг.
Григорий: «Да расслабляют, но и гробят здоровье, как бы вашего демона не встретить на дороге», - и водитель Григорий перекрестился.
- Да я и сам боюсь, но он, не угрожал меня убить, а просто сказал, что я сойду с ума, если заберу племянника из больницы.
- Сойти с ума, это очень плохо.
- А я считаю, что человек не может сойти с ума - ответил Анатолий.
- Не знаю, не знаю. Они ехали, дорога неслась перед глазами, сбоку мелькали деревья и пашни земли, посёлки, таблицы, птицы, козы, коровы, луга цветы. Толя смотрел в окно, и был погружен в свой собственный, внутренний мир.
Мама Галя, отдала сына Андрея в больницу ещё вчера, и врачи поставили диагноз шизофрения. Андрея, тут же повели на процедуру - бить мозг электрическим током. Андрей всё чувствовал, но его мир был тонок и нежен, он больше всего боялся, что его будут бить электрическим током, он умолял маму не ложить его в больницу, но она, почему-то решила, что там ему будет лучше. Он кричал: «Нет, нет, вы не смеете меня бить электрическим током, ему казалось, что врачи посадили его на электрический стул. Я бог, я бог - кричал Андрей. Врач бесчувственный, строгий чурбан в белом халате сказал: «Это хорошо, что вы считаете себя богом, а не Наполеоном». Он сказал санитару, ударить Андрея в плечо. И тот, ударил. Врач применял к больным методику силы, битья. Только так, он считал, можно повлиять на их поведение. Он сказал: «Ещё раз скажешь, что ты бог, и тебя побьют очень сильно, ты понял меня?» Андрей промолчал. Врач: «Ничего не сказал, даже молчание хороший знак, значит пациент понимает». Врач считал, только болью можно вылечить пациента. После процедуры с электрическим током, Андрея отвели в палату, где лежал ещё один больной. Лежал он здесь давно, около месяца, и ему не легче, он говорит, что он великий художник Леонардо да Винчи, и рисовал великие картины. Андрей лёг на постель, ему вкололи что-то расслабляющее и наркотическое. Он, видел на фоне потолка палаты безумных, отвратительных бесов, они кричали, - сумасшедший, сумасшедший.
Андрей: «Уходите я бог, я вам, повелеваю именем своим». Они смеяться с него, - бог, объелся блох, ты сошёл с ума, никто тебе не поможет. Андрей старался как-то отогнать бесов от себя, но они приставали как осы на мёд, как назойливые голодные мухи, они смеялись и устроили в его голове шабаш. Он закричал: «Мама забери меня отсюда, мне плохо».
- Тебя, никто отсюда не заберёт, даже твой дядя.
- Дядя, - закричал Андрей, - приди, забери меня, мне здесь плохо, эти проклятые бесы мучают меня, я хочу на море в тёплые, его бархатные воды. Он от чего-то возненавидел маму, за то, что она его положила сюда, на окне виднелась решётка. Это своего рода тюрьма для свободомыслящих людей, а Андрей мыслил свободно, он просто считал себя богом, неважно каким, это его право, каждый из нас считает себя чем-то.
- Ты не бог, - бесы как будто читали его мысли, - ты психически-больной, - говорили они, и кричали, верещали в его голове.
- Я бог принцев, почему вы, меня мучаете, что вам от меня надо, что, что, уходите.
- Ты, принц дураков, ты бог принцев психов, ты бог принцев дебилов, ты бог принцев дураков, - запели бесы или демоны, но все они были, как будто на одно лицо, но с рогами. - Ты бог принцев сумасшедших, ха, ха, ха. Андрей плакал, но его никто его не слышал, он запёрся в своей голове, и не мог выгнать из головы этих подонков бесов. Бесы плясали перед его мысленным взором, они как будто развели костёр в его голове, и танцевали шабаш. Сколько их было, я не знаю, но много. Им нравилась его голова, им нравился его мозг, его голова была чуть-чуть не в себе, потому что Андрей свободно мыслил, и считал себя чем-то особенным. Он переживал из-за мамы, и плакал из-за того, что она его предала, что она его бросила на произвол судьбы, что бросила к ногам бесов. Дома бесы не мучили его, а здесь как будто пристанище и логово их. Грязное логово, которое они перенесли в голову Андрея, и там развели костёр и пляшут, пляшут на его извилинах мозга, хотят, чтобы он, ещё больше погрузился в своё сумасшествие. Андрей думал уже, что мама его плохая. На самом деле, мама хотела только добра для сына, она не знала как лечить его сумасшествие, как справиться с ним в одиночку, ведь она растила сына сама, и поставила его на ноги сама. Отец, ещё когда Андрею было четыре года, их бросил и уехал за границу, женился. Мама Галя сама воспитывала Андрея, ей только помогал её отец и бабушка, а позже материально помогал дядя Толя. Мама, когда Андрей стал считать себя богом принцев, думала о том, как бы чего, с ним не случилось плохого, она ведь на работе, а он не работает. Она думала, а вдруг он покончит собой, а в больнице под присмотром, он не сможет этого сделать, в этом она, была уверена на все сто процентов. А там посмотрим, что делать с сыном, ещё если он больной, ему надо сделать группу инвалидности. Андрей всхлипывал с досады, что попал в этот ад. Психбольница - это не рай, это похоже на ад. Он подумывал, сбежать из неё, а лучше, назло маме, он хотел покончить с собой, но как, бесы, слыша его мысли, кричали, - да сумасшедший, покончи с собой, задуши себя собственными руками и ты попадёшь в рай. Он всхлипывал и плакал, но вскоре подействовало лекарство, и он уснул.
А в это время, Толя ехал в машине с приятным, добрым водителем Григорием. Водитель пел песни. Анатолий молчал, он был погружен в себя. Он то курил, то смотрел в окно, как проносится мир, этот мир за окном. Толе как будто показалось, что они въехали в огонь, как будто дорога горела, и тут оба увидели знак дорожный на краю дороги «Осторожно демоны». Толя перекрестился, водитель заругался и сказал: «Что за чертовщина, что это за знак такой?». Анатолий лихорадочно смотрел вперед, и ответил: «Я не знаю, но меня уже всего трясет». Они ехали минут пять, и тут оба, увидели коричнево-тёмного демона с красными, как огонь глазами и толстыми на голове рогами, он стоял и ухмылялся, в руке его был пистолет. Он поднял руку с пистолетом, прицелился, выстрелил и пуля пробила стекло, и попала водителю в лоб, тот даже не успел ничего крикнуть. Машина неуправляемая съехала с дороги. Толя схватил руль и направил на дерево, - бах, машина врезалась в дерево. Анатолий очнулся, стекла вылетели, но, он был живой и опять от переживаний, у него разболелась голова. Он посмотрел на Григория, из его лба текла струйка крови, водитель был мёртв.
Толя: «Чёрт, что творится, нечисть, демоны преследуют меня». Он вышел из машины, одел рюкзак на плечи, и подумал, - о боже, они - эта нечисть, убили человека, - что творится, что это, как это вообще возможно, и знак этот «Осторожно демоны» кто его поставил?
Он: «Что делать пойду, прости дружище, я пойду, а то неохота ждать полицию, они приедут и разберутся». Он шёл, а в голове его творилось неладное, он переживал за Андрея, за водителя, у него осталось двое его детей, они остались без отца, и он заплакал, что будет с ними. «Боже, как мне опять повезло». Он шёл по дороге и читал молитву «Отче наш», у него опять разболелась голова. Кто этот демон, и что ему надо от меня, ужас, страх одолел Толю, он шёл по обочине и переживал, казалось ему, что голова его сейчас взорвётся. У него заболело от переживаний сердце, и он, бросил в рот валидол, и достал сигарету шёл и курил, и смотрел, то назад, как бы боясь, что бес за ним гонится, и смотрел вперёд. Машины ехали, как обычно, у Толи от переживаний в голове вообще, не мысли, а какой-то сумбур. Толя подумал, если я так буду переживать, то, не доеду до племянника, надо успокоиться, надо успокоиться, так, что делать? Назад дороги нет, нельзя сворачивать с намеченного пути, я попал в какой-то сон, я дойду до этой проклятой психбольницы, дойду, чего бы мне этого не стоило, я ещё тот воин. Пусть демон меня убьет, но не здесь, я хочу дойти до племянника и его увидеть, я хочу помочь ему, какая проблема, демон разговаривал сам с собой. Толя: «Демоны, прочь от меня, прочь нечисть, я властелин своей души, своей дороги, я дойду, я клянусь всем небом и всеми звёздами». Небо хмурилось, и Толя подумал, только бы дождь не пошёл, только бы не пошёл, этот проклятый дождь, а то, ещё заболею. Он подошёл к железнодорожному переезду, шлагбаум опущен, и там шёл поезд. И Толя, стал ждать, когда пройдёт поезд, он закурил, а поезд, всё ехал и ехал, куда ехал поезд, Толя не знал, и что он везёт, он тоже не знал. Это был не пассажирский поезд, а грузовой, ему казалось, что поезд в вагонах везёт его мысли, он стоял, курил, и пошёл дождь. «Чёрт - сказал Толя, - так и знал, ой, лучше не говорить это слово, чёрт, а то не повезёт». Он, смотрел на поезд, стук колёс поезда, кажется, убаюкивал его, и ему даже, вот здесь, захотелось спать, но он, поборол свой сон. Этот товарный поезд всё шёл и шёл, и ему казалось, что он погружается всё больше и больше, в своё сумасшествие, но он курил, и ему становилось вроде легче. Анатолий подумал - это наверно цикл моего сознания, одежда на нём уже вся промокла, но поезд все не заканчивался. Он уже скурил пол пачки, как минимум, он уже больше часа, здесь стоит. Что делать? - он не знал, а поезд шёл, как в замедленной съемке и не заканчивался. Он тогда стал, считать вагоны: раз, два, пятьдесят, он досчитал до ста и плюнул на землю. Опять, кто-то поставил преграду, чтобы он не забрал племянника из психиатрической больницы. Толя прошёл назад, и увидел вертолёт стоит а в нём лётчик. Он подошёл к летчику и спросил: «Не перебросите ли меня на ту сторону?».
Тот сказал: «Сто баксов». Анатолий дал. Радостный лётчик сказал: «Садись». Он сел, пилот тоже, пилот завёл вертолёт, и вертолёт поднялся и полетел. Это был маленький вертолёт жизни Анатолия, он как ангел, нёс его через поезд. Водитель шутил, Толя тоже, они уже летели над дорогой. Но Толя волновался он боялся, что они вот, вот упадут. И вдруг, перед вертолётом появился демон с крыльями, он ухмылялся, в руке его был пистолет. Анатолий закричал: «Демон».
Пилот спросил: «Где?». Демон выстрелил, и пуля полетела быстро и пробила стекло вертолёта, и угодила в горло пилоту. Вертолёт стал падать. Анатолий ухватился за штурвал, его сердце стало лихорадочно биться, он вёл вертолёт, вдоль дороги. Вертолёт сел на дорогу, Толя увидел, что на него едет «КамАЗ» - гигантская машина, он выскочил, как ошпаренный из вертолёта. КамАЗ раздавил, раскрошил вертолёт на мелкие кусочки. Толя лежал на земле, ещё бы чуть-чуть, и КамАЗ его, бы раздавил. Он перекрестился, опять заболела голова, он тяжело дышал. «Боже, что со мной происходит, кто послал демона? Кто, откуда они берутся? Надо попросить помощи у Бога». И он, стал молиться, он пошёл по дороге, и у него, опять разболелась голова, одежда вся мокрая, он достал из рюкзака лекарство от головной боли «Спазмалгон» и выпил, запил водой. И тут, он как прозрел, он увидел, что по дороге идёт старуха с косой. Он перекрестился. Старуха подошла к нему, и язвительно, так хриплым голосом спросила: «Куда идёшь, мил человек?».
- В город, бабушка. Она дотронулась до него рукой и сказала: «Ну, не болей», - и засмеялась. Смех, показался ему знакомым. Он пошёл дальше, и по телу пробежала непонятная дрожь и холод. Он перекрестился и чихнул, потом, резко поднялась температура.
Боже, - подумал Толя, - это наверно точно, прошла смерть. Мне надо, дойти до города. Анатолий не хотел садиться в машину, чтобы опять, демон не убил водителя.
- А почему, демон не убил его, или это всё, что видел он, плод его фантазии или это смысловая галлюцинация. Он увидел табличку город «Литрекс» - пять километров. Жар его поглощал, и делал из него овощ, он понял, что заболел, силы его покидали. Вокруг, появился странный смех и голос: «Не дойдёшь, не дойдёшь». Этот смех, он слышал в трубке телефонной, он крестился и шёл, и это ему помогало идти, с каждым шагом, ему становилось всё хуже. Его никто не остановит, мысль о том, что впереди город и люди, грело его душу. Он закричал: «Вам, мою душу не одолеть, вам не проникнуть в неё, я дойду». Смех заполнил его мысли, сознание, было одновременно больно и страшно, но он грелся одним образом, он видел перед собой лицо Андрея, своего племянника, и этот образ заставлял его идти и идти. И он шёл, как робот, как человек, который обречён, но нашёл смысл жизни. Пять километров тянулись медленно, и Толя, чтобы быстрей дойти до города Литрекс побежал. Он увидел демона, там сбоку под деревом, тот грозил ему пальцем, потом, видение превратилось в волка, и Толя услышал в голове вой волков. «Я или болен, или сошёл с ума?» - думал он. Это наверно галлюцинации от температуры, чем же Андрей болен, что его хотят остановить демоны, может они, его тоже мучают и не хотят, чтоб я его спас. Но, я иду, иду вперёд как локомотив, как танкер напролом волны галлюцинаций. Волна галлюцинаций его захватывала. Он почувствовал, что из носа потекла кровь. Он вытер её платком, ещё одежда вся мокрая, он чувствовал телом, мокроту одежды и от этого, впадал в ещё большее уныние.
- Ангелы где вы? - закричал Толя. И тут показалось Толе, что перед ним предстал ангел, он стоял и улыбался, а сзади ангела, появился демон. Толя закричал: «Берегись ангел». Но, тот похоже его не слышал. У демона в руках был меч, и он отсёк мечем голову ангелу, поднял голову, и из головы стали вылезать змеи, Толя стал давить их ногой, когда он наступал на них, они исчезали. Всё хуже и хуже становилось Толе, - надо дойти, - он повторял каждую минуту, - там люди, там добро, они, мне помогут. Он бежал, хотя весь горел, ему казалось, что его охватило пламя огня. Он достал лекарство от простуды аспирин и выпил его, легче не стало.
Через сорок минут, а может час, под прицелом демонов он был в городе. Он так надеялся видеть людей, а видел он не людей, а вместо них злобных демонов, у него была лихорадка. Он ухватился за столб и упал. Кто-то подошёл и спросил: «Что с вами?». Анатолий лежал в больнице, он не приходил в себя, ему кололи еду и лекарства, а ему снилась длинная дорога предлинная. А дорога летела, как бы вниз, а Толя хотел вверх идти. Кругом были демоны и  они кричали: «Падай в бездну сумасшествия, падай и не возвращайся оттуда». Он видел на дороге много крыс, очень много их миллионы, они ели его сознание. Он падал вниз, летел вниз, и у самой земли его кто-то схватил за руку и поставил на землю, и он услышал голос: «Просыпайся». Он открыл глаза и увидел, что находится в палате больницы. Он позвал медсестру. Появилась миленькая медсестра с голубыми, ясными глазами. Она сказала: «Слава Богу, что вы очнулись, мы думали, что уже всё».
Он: «Сколько, я спал?».
- Вы спали, пять дней.
Он: «Ой, чего-то есть хочется».
Медсестра: «Сейчас, я вам обед принесу», и она сходила за обедом, и принесла ему макароны, салат кофе и котлету. Анатолий стал жадно кушать. Толя почувствовал, что температура прошла, и кажется, он выздоровел. Он поблагодарил Бога, прочитал молитву. Анатолий поел, свою одежду нашёл в шкафу и оделся, медсестре дал пятьдесят баксов, деньги из рюкзака никто не взял, и он убедился в честности народа. Он сказал: «Что уходит». Медсестра просила остаться, он сказал, - я не могу.
- Скажете врачу, от меня спасибо. Он вышел из больницы. «Всё же, я дошёл до города и люди меня спасли. Он пошёл по дороге, потом, он остановил машину и сел в неё, и поехал. Он надеялся, что в этот раз, демоны его не потревожат. Он спросил водителя: «Вы верующий».
Тот: «Нет». Толя подумал, демон убил Григория верующего человека, а неверующего он не тронет, потому что, это как бы друг бесов, тот, кто не верит, попадает в друзья к врагам Бога. Анатолий открыл окно, и свежий воздух ударил ему в лицо, его освежило, он жадно его глотал, как глотает ребёнок первую кашу. Ещё, ощущалось слабость в теле после болезни, он закурил. Водитель был не разговорчив, и всё время молчал, Анатолий и не возражал против этого, ему тоже, хотелось побыть в тишине. Музыка однако по радио играла. Ехали долго, примерно часа три или два с половиной, Толя расслабился, вжался в сиденье, и только наблюдал за дорогой, он вздрагивал при виде знаков дорожных, но видя, что это обычный знак он крестился, хотя он знал, что и это, может не остановить демона. Наконец, они приехали в город Винница, Толя перекрестился и облегчённо вздохнул, скоро я увижу своего племянника. Анатолий вышел из машины, заплатил водителю, и вызвал такси и поехал в психиатрическую больницу, в городе была одна психбольница, других не было. Толя раньше жил в этом городе, поэтому с радостью увидел знакомую местность, ничего не изменилось, всё по прежнему. Город Винница считался самым зелёным городом Европы. Да, деревьев было много. Анатолий приехал и пошел в больницу, узнал где главный врач. Он вошел к нему и спросил: «Андрей Снежный находится у вас в больнице?».
- Да, у нас. Толя сделал паузу, и с облегчением выдохнул из себя: «Я приехал его забрать», он, так рад был, что наконец то увидит Андрея. Врач не хотел отпускать Андрея. Разговор длился долго, Толя сказал: «Я позабочусь о нём, ему нужно море». Врач улыбался, и не хотел отпускать Андрея, Анатолий настаивал на своём.
Он: «Без разрешения матери, я не могу его отпустить». Толя показал паспорт и сказал: «Что он его родной дядя, вот, фамилия у меня такая же». Врач всё равно не хотел отпускать, и улыбался как-то по дурацки. Анатолий сделал усилие и достал из кармана пятьсот баксов. Врач увидел их, облизнулся и сказал: «Можете забрать его». И он повёл его к Андрею. Андрей лежал и бредил: «Я бог, я бог, мама забери меня отсюда». Увидев дядю, он подумал, что это галлюцинация, но Толя его обнял и поцеловал в лоб. «Пойдём Андрей, я приехал за тобой». И Андрей понял, что это не галлюцинация, что это настоящий его родной дядя и незабываемый.
Толя повёл его на поезд, он не хотел ехать машинами, смеха в голове он не слышал. Андрей всё говорил: «Спасибо дядя, спасибо родной, что забрали меня», - он, чуть бы не целовал ему руки. А дядя улыбался и говорил: «Тебя ждёт сестра и прекрасные сказки, и море, мы тебя поставим на ноги.
- Меня мучили бесы, - сказал Андрей.
Толя: «Я догадывался об этом, всё будет хорошо Андрей, всё будет прекрасно, я спасу тебя».
Они приехали домой к Толе. Дочка дяди Толи, увидев Андрея, обняла его, и сказала: «Привет бог». Он улыбался, и сестра Андрея, Оля, взялась за его лечение, она делала ему хвойные ванны, а после читала ему сказки, давала нюхать эфирное масло, потом, они пошли на море купаться.
Анатолий почувствовал вдохновение, он стал рисовать, но рисовал он что-то мрачное, он рисовал того демона, он его хорошо запомнил. Проходили дни, Анатолий рисовал демона, а Андрею становилось всё лучше и лучше, И когда Анатолий дорисовал демона, он погрузился в сумасшествие, он стал смеяться как демон, и говорить: «Я бог художников». А Андрей выздоровел, как только Толя закончил картину, Оля спросила у Андрея: «Ты, ещё считаешь себя богом?».
А тот: «Нет, зови меня Андрей».
/iс


Теги:





-2


Комментарии

#0 17:37  23-12-2020Лев Рыжков    
Вот это триллер. Прям как Дэвид Линча посмотрел.
#1 18:12  23-12-2020Шляпочник сумасшествия    
№0 Лев спасибо с наступающими праздниками!
#2 18:15  23-12-2020Ева    
Может правильнее кладу? Вместо ложу
#3 18:20  23-12-2020Ева    
О!
#4 18:53  23-12-2020Шляпочник сумасшествия    
да скорее вы правы Ева,

но за всем не уследишь,

с наступающим вас Ева!
#5 19:26  23-12-2020mamontenkov dima    
Может, внизу текста и есть Дэвид Линч, но я ебал читать эту поебень. Хватило на пару абзацев.
#6 21:07  23-12-2020лангольеры    
Лев задорно так оттоптался на всех заносчивых обитателях рубрики гг

#7 21:26  23-12-2020S.Boomer    
Ахиреть кирпичч т
#8 21:27  23-12-2020S.Boomer    
З
#9 21:41  23-12-2020Шева    
Ебануться. Ванн Гог и Ван Дамм в хвойной ванне обделанной плиткой. Зато название отражает. гг
#10 21:41  23-12-2020Шева    
А был ли кролик?
#11 01:33  24-12-2020Семен Канторович    
ну блевота какая то
#12 02:17  24-12-2020Семен Канторович    
Не обычно
#13 02:17  24-12-2020Семен Канторович    
Тут у меня разделилось мнение. После второго прочтения веьма понравилось. За первый коментарий я не прав
#14 10:42  24-12-2020Бим    
Ого го шиньки го го!
#15 10:52  24-12-2020Шляпочник сумасшествия    
Семену Канторовичу спасибо

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:29  24-01-2021
: [19] [Литература]
Идут к неизвестной цели,
Косых не смыкая глаз,
И ногти их потемнели
От примесей низших рас,

Толпа безнадежных трусов,
Но вместе – стальной таран:
Безжалостность – от индусов,
Винтовки – от англичан.

Невидимы – вот что плохо…
Внезапны – для всех, всегда:
Во времени, по эпохам
Мигрирует их орда,

Дорогу столетий месят,
Шагают назад, вперед,
Их шаг для них – это месяц
А дюжина – это год....
11:00  14-01-2021
: [9] [Литература]

Скакал зайчонок по лесу, скакал и думает- а чего я скачу целый день, спрячусь-ка я за кустики и подрочу.

Доскакал до разлапистых кустиков, от которых немного попахивало волчьей мочой. Но смелого зайчонка это не пугало. Спрятался он за кустиками и стал себя всячески подбадривать....
15:47  11-01-2021
: [31] [Литература]
Пьеса,
о попытках осознания действительности, и своего места в миропорядке

В кабинет к напыщенному человеку входит юноша с пунцовым лицом.
Он принёс поэму о себе.
Человек за столом незаметно морщась пытается сосредоточиться.
Юноша поправляя ослабевшие руки, начинает читать:

часть первая
Дирижабль

Становится так грустно мне всегда
Когда летит по небу дирижабль
Он чёрен как прошедшие года
Но мне его ни капельки не жаль

В нём смрадное дыхание всех лет
Что...
09:46  11-01-2021
: [26] [Литература]
Газировку с апельсиновым салютом
Допиваю до последнего глотка.
Нас прохладой встретит завтрашнее утро,
Лёгким ветром встретит нас Москва-река.

Светят звёзды цвета сладкого кагора
Над неловко нарисованным Кремлём.
Одеялом ночь спускается на город,
Где с тобою никогда мы не умрём....
01:37  11-01-2021
: [153] [Литература]

Первое мое отчётливое восприятие Анжелики Лошадкиной произошло в ясельной группе, куда отдавали каждого Советского гражданина чуть только оторванного от сиськи, чтобы их родительницы напротив, могли не отрываться от производства и давать стране норму и даже две нормы, а некоторые особо неугомонные, которые лишь чихнув, запросто рожали тройню стоя в это самое время у доменной печи, давали по три нормы, соответственно количеству новорожденных товарищей....