Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Трэш и угар:: - Бродос должен сдохнуть

Бродос должен сдохнуть

Автор: Zaalbabuzeb
   [ принято к публикации 16:33  20-04-2022 | Седнев | Просмотров: 230]
Полковник объявился в один из ясных майских дней.
С запада дул лёгкий ветерок, навстречу которому открывают окна, но в логове Кэпа все окна были зашторены, а сам он полулежал в кресле с бутылкой текилы в руке.
Сработало автопринятие вызова, хотя Кэп и не думал его включать.
— Боже, — сказала трёхмерная голова Полковника. — Ну и срачельник у тебя.
Кэп отсалютовал бутылкой, как бы говоря: "И вам здравия желаю".
Сколько же они не виделись? Лет десять? Двадцать? За все эти годы шеф не поседел ни на волос. Те же мазутно-чёрные усы, угольные брови.
— Союзу нужна твоя помощь, — шеф сразу перешёл к делу. — Это касается Ваххабитов Альдебарана.
Пожав плечами, Кэп поставил бутылку на пол и закурил. Сигареты кончались. Это волновало куда больше, чем возня Союза с террористами.
— Мы наконец вычислили дислокацию их главного штаба, — голограмма кивнула. — Это планета Каса-6. Система Альгеди.
Кэп хмыкнул. Ваххабиты добрались до крайней звезды Козерога? Недурно!
— Вот поэтому Союзу и нужны твои услуги, — Полковник вздохнул. — Во флоте у нас одни щенки, ты знаешь. Дальше Мицара они не совались. А ты — матёрый пилот. Забирался в такую пердь, о которой они и не слышали.
Голограмма помутилась от табачного дыма, разлившегося по комнате. Кэп докурил и метнул окурок в банку из-под скумбрии, но промахнулся. Разочарованно сплюнул и, взяв бутылку, отхлебнул.
— Я не при делах, — сказал он. — Годы не те.
Полковник не отводил глаз, буровя Кэпа взглядом. Лицо не двигалось. Может, связь зависла?
— Есть ещё момент, — наконец проговорил шеф. — Это позывные начальника штаба на Касе-6... Похоже... там всем рулит Бродос.
Кэп чуть не выронил бутылку. Он вскочил и, ошарашенно заморгав, уставился на голограмму.
— Бродос?! Какого хера?! Почему гондон ещё жив?!
Полковник не отвечал.

Отдёрнув штору, Кэп сощурился.
Улицы полыхали от солнца. Хибара напротив казалась начерченной на ватмане, и прохожих будто набросали карандашом. Вкус у рисовальщика был явно скверный, извращённый.
— Матёрый пилот, — буркнул Кэп. — Хрена ты понимаешь, Полкан.
В его родном Шимановске солнце никогда так не палило. Весной крыши брежневок вязли в хмари, от реки шёл влажный запах гнили, а на бордюрах зеленел мох.
Кэп снова был угреватым десятиклассником. Он брёл после уроков, глядя на бычки под ногами. Тротуары Шимановска оставались разбитыми даже по наступлении эры Сингулярности.
Когда в небе раздался гул, парень запрокинул голову и восхищённо раскрыл рот.
Над крышами нёсся "Буран-8"...
А спустя два месяца началась Большая Война.
Пока парень с бабушкой были на каникулах в Сыскалях, по Шимановску ударила ракета. Брежневки разнесло на части, тротуары засыпало обломками и пеплом. От школы не осталось ровным счётом ничего. Хотя — это как посмотреть...

— И где я возьму тонну тушёнки?! — Шкиперша упёрла кулаки в бока.
Она уже сожалела, что согласилась на участие.
"В последний раз!" — пообещала себе.
Чёрт её дёрнул подписать договор со стареющим алкашом с погонялом Кэп. Сидела бы лучше в Омске. Ходила бы в "управляйку", поликлинику или на рынок — ругалась бы там в своё удовольствие. Но нет же!..
Плоть у женщины была тучной, но дух — ещё тучнее. Когда его совсем уж распирало, Шкиперша принималась цепляться к окружающим. Чаще всего те вяло огрызались, а то и вовсе отмалчивались, отчего она свирепела всё больше. Наконец ей удавалось найти человека, который не выдерживал и отчитывал её по самое небалуйся — а то и врезать мог. После такой выволочки, сведя глаза в кучу, толстуха уходила домой. Тихая, бледная, довольная. Но спустя неделю-другую её дух снова начинало распирать.
От Кэпа тумаков не добиться — женщина почуяла это сразу. Он хоть и алкаш, но не буйный. Скорее, мутный.
Не рассказывает, зачем им столько продовольствия. Молчит, чья база находится на Касе-6. "Секретное задание Союза". Ну-ну. Если бы не огромный гонорар, хрен бы она дала добро.
Шкиперша вновь пробежала глазами список.
— Десяток мешков водного порошка я, допустим, найду, — сказала она. — Но нафига вам учебные материалы?

Кэп вошёл в ангар, словно в огромный склеп. Вдохнул запахи пыли, мазута и ржавчины.
В свете ламп недобро засияла обшивка "Пендрагона". Балкер напоминал древнего короля-исполина, который впал в летаргию, но вот-вот очнётся.
Засновали грузчики. Под окрики Шкиперши они потащили на корабль ящики и набитые мешки. Портовые техники проверили оборудование, заменили часть деталей. Бензовоз на треть наполнил бак.
— Бывай, Земля, — пробормотал Кэп, пристёгиваясь в кресле пилота. — Ты давно уже не мой дом.
Шкиперша защёлкнула ремень на соседнем кресле и достала батончик "Марс".
Кэп ещё раз проверил датчики. Занёс палец над кнопкой "Пуск" — и оцепенел.
Даже в эпоху Сингулярности аварии на старте случались. Так в разное время погибли два Кэповых друга. У первого в крейсере расплавилось сопло, у второго потерялся контроль над давлением топлива. Оба корабля вмиг превратились в огненные шары.
Когда Кэп вспомнил об этом, в желудке у него потяжелело, а на лбу выступила испарина.
Ему везло сотни раз. Но что, если не повезёт теперь?
Каково это — умирать?
Что он почувствует, когда тело сомнёт ударной волной, а плоть превратится в чистый углерод?
— Ну нахрен, — пробурчал Кэп пересохшими губами. — Старый я для всей этой дряни.
Шкиперша взглянула на него вопросительно и откусила от батончика.

В седьмом классе парень влюбился.
Девчонка за первой партой пахла ромашками. На переменах она звонко смеялась и щебетала, как малиновка.
Глядя, как солнце искрится в её волосах, парень поклялся себе, что отдаст за девочку жизнь, если потребуется.
Наконец он набрался храбрости и, подойдя к ней после математики, позвал в кино.
Девчонка посмотрела на него внимательно.
И отвернулась.
У неё уже был возлюбленный.
Тот, за кем бегали все девчонки класса.

— Поверить не могу! — выдохнула девушка-техник. — Вы в самом деле Кэп!
Перед дальним полётом нужно было дозаправиться и забить товаром трюм. Поэтому "Пендрагон" пришвартовался на Марсе.
Колонизировав планету, две державы начали странное соревнование по насаждению на ней плодовых деревьев. В итоге безвкусные яблоки стали стоить тут дешевле, чем тараканий протеин. На Марсе их добавляли во все блюда, и от этого его жители беспрерывно пердели.
— Я собрала о вас кучу статей! — не унималась Соня. — У меня есть ваши фото, видео, голосовые записи с эфиров...
Балкер повезёт на Касу-6 три тонны яблочного пюре. Ваххабиты Альдебарана заказали его неделю назад. Благодаря махинациям Полковника заказ передали Кэпу, и теперь он прибудет к террористам как торговец и разведчик одновременно.
Правда, сам Кэп имел другие планы. Он отправлялся на Касу-6 не для разведки — он летел туда за головой Бродоса...
— Я даже моталась на Землю, чтобы встретить вас там, — призналась техник смущённо. — Караулила в портах, на конференциях.
И тут же она воскликнула:
— Но я и подумать не могла, что когда-нибудь попаду в вашу команду!
Кэп нашёл эту милашку в Сети на бирже вакансий. Теперь он сидел с Соней в "Пьяном марсианине", а в кармане лежал подписанный ею договор.
— Я полечу на "Пендрагоне". Невероятно!..
Из глаз Сони сыпались звёзды. Не те мертвенные огни, которыми кишит космос, а живые, золотистые, восхищённые.
В тени, за столиком в углу, хлестала коньяк Шкиперша. Она закусывала конфетами и поглядывала на Соню.
Толстуха заартачилась из-за неопытности Сони как техника и из-за троек в её дипломе. Но затем махнула рукой, вздохнула и незаметно окинула девчонку каким-то тёпло-грустным взглядом...
Когда пришло время отлёта, Кэп поднялся на смотровую вышку. Перед ним простиралась красная планета, планета молчания и смерти, планета пустынь и инея из замёрзшей углекислоты.
От её мерзкого вида мужчину затошнило.

Девчонки в классе сохли по главному негодяю. А парни боялись его приспешников — шакалов с низкими лбами и узко посаженными глазками.
Пуще всех от шакалов доставалось юному Кэпу. Его сделали настоящим изгоем.
— А ну, дай сюда! — рявкнул один из гадов в роще за школой.
Он выхватил у Кэпа рюкзак и пнул парня в живот.
— Кто хотел поссать? — обратился шакал к пацанам. — Ты, Пузо? Во тебе толчок!
Под общий хохот жирдяй стал мочиться Кэпу в рюкзак.
Мимо шли одноклассницы. Заметив происходящее, они с возмущением отвернулись.
Та девочка, в которую юный Кэп был влюблён, тоже отвернула лицо. Но прежде она взглянула на парня с насмешкой и скривила губки.

Сигнал "SOS" высветился на дисплее, когда "Пендрагон" был всего в десятой части а. е. от портала.
— Мы вообще-то на балкере, — напомнила Шкиперша. — Имеем право не лететь на помощь.
Капитан и сам не хотел отвлекаться от миссии. По закону Союза, ему достаточно было сообщить о сигнале помощи в Центр безопасности — и двигаться дальше. Но мужчина поджал губы, нахмурился — и всё же свернул.
Шкиперша фыркнула.
На радаре появились три точки. Катера неслись навстречу "Пендрагону" и не отвечали на позывные.
А затем бортовой компьютер засёк ракеты, выпущенные по судну.
— Сучьи шпроты! — прохрипел Кэп и выкрутил штурвал.
Шкиперша размазала шоколадку по щекам, а Соня вскрикнула и вцепилась в подлокотники.
Ракеты пролетели мимо. Вслед за ними пронеслись и три катера.
Когда Кэп убедился, что катера не преследуют "Пендрагон", он вновь направил судно к источнику сигнала "SOS".
Сигнал шёл от разбитой и, видимо, разграбленной заправочной станции.
Из единственного уцелевшего отсека на борт поднялся выживший.
— Суки! Паскуды! — белобрысый парень сжимал кулаки. — Всех пацанов на заправке перебили! А мою Алёнку утащили с собой...
Спасённого звали Жора Вилко. При налёте пиратов он забаррикадировался в туалете, а теперь скрипел зубами и грозился отомстить.
Кэп полистал ленту "Полицейской волны" и буркнул:
— Похоже, это были Ваххабиты Альдебарана.
— Мрази! Ублюдки! Они у меня кровью будут ссаться!
Потом, узнав, что "Пендрагон" летит как раз в логово этих ваххабитов, Жора потребовал, чтобы его взяли в команду. Можно без жалования.
— А ху-ху не хо-хо?! — рассердилась Шкиперша. — К полярникам на Уран тебя доставим. И то — спасибо скажи.
Но парень стоял на своём.
Он переводил глаза с капитана на Соню, и на девушке его взгляд задерживался особенно долго.
Соня же с восхищением смотрела на Кэпа. Всё ещё бледная и взопревшая после манёвра, она часто дышала и облизывала губы.

Подготавливать анабиотические камеры пришлось Кэпу.
— Я этого щенка обслуживать не собираюсь! — заявила Шкиперша, жуя конфету. — В моём договоре указана команда из трёх человек. А не из четырёх.
Вздохнув, Кэп сам пошёл проверять состав раствора и устанавливать таймер пробуждения.
За час до влёта "Пендрагона" в портал экипаж переоделся в гидрокостюмы и разлёгся по капсулам.
Осталось подать голосовой сигнал. Крышки захлопнутся, насосы заработают, и раствор, заполнив капсулы, вольётся также в лёгкие членов команды. Те погрузятся в анабиоз.
Кэп, впрочем, давать отмашку мешкал.
Ему вспомнились случаи, когда космонавты не могли из анабиоза выйти. Законы Союза запрещают эвтаназию, поэтому некоторые из этих бедолаг до сих пор лежат в хосписах, присоединённые к капельницам с питательной жидкостью.
Что эти несчастные чувствуют? Видят ли они мрак вокруг себя? Надеются ли когда-нибудь из него выкарабкаться? Или их разум давно помутился от ужаса и безысходности?
— Анаб... — прохрипел Кэп и запнулся.
Он слизнул капельку пота с верхней губы. Глубоко вдохнул. Медленно выдохнул.
— Анабиоз пуск! — крикнул он.
И зажмурился.

Шакалы не давали забыть Кэпу о его месте, измываясь над парнем каждую неделю. Но не они были наверху иерархии. Над всеми возвышался он.
Главный негодяй, державший в страхе весь класс. Юный полубог с ухмылкой порноактёра.
Себя он называл Бродягой. Шакалы с почтением обращались к нему "Бро". Ну а будущий Кэп догадывался о подлинном имени злодея.
Бродос. Конечно же, Бродос!

Соня барахталась на полу в луже раствора, не понимая, что происходит.
Выла сирена. В красном мареве по анабиотическому отсеку метался Жора. Шкиперша надсадно кашляла и держалась за живот, а из двери в кают-компанию валил дым.
Девушка попыталась встать, но поскользнулась и ударилась спиной об анабиотическую камеру.
— Бежим! — Жора подскочил к Соне и поднял её на ноги.
Он потащил техника к закрытой двери в машинный отсек. Но когда та открылась, из-за неё вырвались клубы гари.
Соня закашлялась, а парень завопил:
— Нас тут изжарит заживо!
Вдруг раздалось шипение — из дыма появился Кэп с огнетушителем. Мужчина сбивал пламя при помощи пены и зычных ругательств.
Наконец, спустя полчаса, пожар удалось потушить.
— Больше надымило, — отметил Кэп, слушая, как гудят воздухоочистительные установки. — Ерунда.
Тем не менее, из машинного отсека Соня вернулась хмурой.
— Нет, всё плохо, — сообщила она. — Реактор весь выгорел. Ядру конец. Не восстановить уже.
Шкиперша в изумлении зажала рот, а Жора мотнул головой, будто не веря услышанному:
— Чё? Как это выгорел? Так не бывает!
Соня пожала плечами и выложила на стол коробочку, обмотанную проводами:
— Могло быть и хуже. Это вторая взрывчатка. Она не сработала. А если бы сработала, то...
И девушка обвела экипаж мрачным взглядом.
— Но кто её установил? — Жора выпучил глаза.
Члены команды посмотрели друг на друга.
Кэп взял взрывчатку и повертел. Сощурился.
— А это ещё чё такое?
На коробочке коричневели разводы.
Понюхав их, Кэп осторожно лизнул. Задумчиво почмокал.
— Сладкие, — заключил он. — Похоже на... шоколад, что ли?
И тогда взоры обратились к Шкиперше.
Она впала в ярость. Заорала, что её пытаются подставить, оболгать. Но она вычислит истинного виновника — и вышвырнет его в космос.
Доверия её слова не вызывали.

У Кэпа утешительных слов почти не нашлось.
Хорошее: из портала их судно вылетело в правильном месте. Они — в системе Альгеди, как и задумывалось. Вот только...
— Раз реактор разрушен, мы можем лишь дрейфовать, — Кэп закурил. — Но к счастью, мы дрейфуем в сторону Касы-6.
Жора понурился:
— А долго ещё? Далеко до неё?
Капитан ответил не сразу.
— Без турбин до планеты путь неблизкий, — признался он наконец. — Если перевести на земное время, то это... шестьсот двадцать пять суток.
Брови у Сони взлетели, а Жора схватился за голову:
— Фига се! И чё делать-то? Мы же умрём тут с голоду! Друг друга будем жрать, что ли? Мы же...
Кэп схватил его за грудки и потряс.
— А ну заткнись, Вилко! Достал! Мне ещё истерик на борту не хватало.
Когда Жора утих, Кэп объяснил команде, что запасов водного порошка и яблочного пюре у них хватит лет на десять.
Кроме того, на "Пендрагоне" установлены солнечные батареи. Звезда Альгеди сияет достаточно ярко, чтобы обеспечить энергоснабжение всех систем, в том числе генератора воздуха. Так что экипаж в безопасности.
— А ещё я включил сигнал "SOS", — Кэп бросил окурок в пепельницу, но промахнулся. — Когда Ваххабиты Альдебарана его засекут, то направят к нам своё судно. Ну, или Союз пришлёт спасательный катер прежде. В любом случае ждать два года не придётся.
И он удовлетворённо сложил руки на животе.

Вначале со Шкипершей ещё разговаривали. Жора требовал от неё признания, зачем она взорвала реактор. Кэп пытался заставить её выполнять обязанности. Но работать на этого алкаша женщина, разумеется, не собиралась.
В итоге претензии, разборки и скандалы сменились на холодное молчание и тяжёлые взгляды.
На пятый месяц дрейфа Шкиперша перебралась из своей каюты в складской отсек — подальше от скотов. Там она создавала своё сумрачное логово.
Выходила из него редко — только в душевую, гальюн или кают-компанию. Во время одной из таких вылазок Жора внезапно напал со спины.
— Хрена ли высунулась, ваххабитская крыса?! — он толкнул её между лопаток.
Взвизгнув, Шкиперша рухнула на пол.
Жора расхохотался, навис над толстухой и достал член. Но, как ни тужился, из него не вытекло ни капли.
Тогда женщина со всей силы пнула парня по лодыжке, с кряхтением поднялась и побежала в своё убежище.
Чтобы щенок больше не смел её касаться, Шкиперша стала обматываться чёрными ремнями, которые утыкала саморезами. А дабы на неё не зырил похотливый козлина Кэп, она обрила голову и принялась мазать лоб и щёки отработанным моторным маслом, рисуя разводы в форме молний.
— Скотское мужло, вы подохнете у меня, подохнете, я обещаю, — бормотала Шкиперша, кривя чёрные от машинного масла губы. — И мы останемся тут одни. С моей сладкой принцессой. Навечно!

Ещё в баре на Марсе Соня поймала на себе печальный взор стареющей лесбиянки. Но ни её взоры, ни текущие слюни Жоры Вилко не трогали девушку.
Ей был нужен он. Бесстрашный лётчик из девичьих грёз. Покоритель чёрной бездны. Лучезарный Аполлон эры Сингулярности...
В облике Кэпа восхищало всё: лоснящийся нос и небритые щёки; пузо и мохнатые ручищи. Не смущали ни скверная одышка, ни вонь пота — именно так и пахнут настоящие боги!
Соня строила глазки, намекала — Кэп не обращал внимания.
Тогда на шестой месяц девушка пробралась в каюту капитана, пока его не было, разделась и легла на кровать.
Кэп вернулся, пошатываясь от выпитого. Он удивлённо встал над Соней, потрогал её сосок, живот — а затем упал рядом. Минуту спустя раздался его храп.
С тяжёлым сердцем Соня признала, что недостаточно хороша для капитана.
— Но фиг я сдамся! — поклялась она себе.
Каждую ночь девушка стала проводить с Кэпом, лаская, обнимая, потираясь о него низом живота.
Однажды она нашла в его файлах фотографию, на которой счастливый Кэп трепал ротвейлера. Тогда Соня сделала себе ошейник из пояса и надела его, сняв всё остальное.
— Гав. Сучечка хочет пи-пи, — сказала она, стоя на четвереньках.
Мужчине идея понравилась. Он взял поводок и выгулял Соню до гальюна и обратно. А затем потрепал её по загривку, спине — и по тому, что ниже.
"Я счастлива, — записала девушка в дневнике. — Ты мой Гагарин, а я твоя верная Стрелка. Ах, вот бы лететь так всегда, в бесконечном мраке, с тобой, только с тобой..."

— Ты сдохнешь, Бродос, сдохнешь! — завопил Жора Вилко, вскарабкавшись на приборную панель. — Я вырву твой кадык. Высосу глаза. Выгрызу твой червивый ливер.
Парень был в одних трусах. Липкие от пота, они обтягивали его зад и гениталии.
На лице у Жоры алела боевая раскраска.
— Только бы добраться до Касы-6! Уж я поймаю тебя, гнида, я задушу твоими собственными кишками!
Кэпу нравилось, когда Жора корчился от ненависти к Бродосу. Поэтому парень часто угрожал злодею расправой.
Правда, он недоумевал, почему капитан не позволяет ему задушить Бродосовского агента — Шкипершу. Ведь из-за неё вся команда чуть не погибла.
Спустя месяцы это недоумение переросло в потаённое раздражение, а позже — в ненависть.
Кем обрюзгший чёрт Кэп себя возомнил? Королём? Богом?
Впрочем, с виду парень по-прежнему оставался преданным бойцом капитана.
У старика были бластер и лазерный нож. И ещё — верная сучка Соня. В открытой схватке Жора им проиграет. Поэтому он стал подумывать о тайном союзе со Шкипершей.
Вдвоём они с Кэпом справятся, это точно. А затем Жора с легкостью забьёт и саму жирнуху. После чего останется наедине с Соней.
И уж тогда-то он оторвётся по-полной!
Тогда и Каса-6 станет нахрен ему не нужна...
Но пока парень лишь таращился, как Кэп выгуливает свою сучку. Её плечи поблескивали в свете флуоресцентных ламп, спинка выгибалась, а ягодицы напоминали два хорошо накаченных мячика.
От сладостного вида трусы у Жоры натянулись. С истошным воплем он бросился носиться по коридорам, грозя оторвать Бродосу уши и запечь их на гриле с укропом.

К концу первого года разброд на "Пендрагоне" усилился.
По ночам из убежища Шкиперши доносился зловещий хохот. Соня повадилась грызть Кэповы ботинки. А угрозы Жоры в адрес Бродоса перешли совсем уж в непристойную плоскость. Так, парень клялся отодрать злодея меж двух его хорошо накаченных мячиков...
Тем не менее, к началу уроков бардак всегда прекращался.
Вся команда обязана была ходить в школу — под угрозой расстрела из бластера.
Члены экипажа мыли лица и надевали униформу, после чего следовали в класс, оборудованный на капитанском мостике. Там запускалась запись в виде трёхмерной Марь Иванны. Она проводила уроки, на которых объясняла материал при помощи слайдов.
За первым столом сидела Соня. За ней — безнадёжно влюблённая в неё отщепенка Шкиперша. Жора-шакал то и дело засовывал толстухе за шиворот бумажки и задорно хохотал. А на "галёрке" располагался главный негодяй класса — Кэп.
Всё было как в его юности. Только теперь — с правильной иерархией. Так и должно быть, всегда!
Мир Кэповского прошлого возвращался. Так, однажды Жора швырнул банку фасоли в Шкипершу, но попал в трубу. Из трещины забила струя холодного пара. Капитан хотел заделать пробоину, но передумал. Благодаря пару воздух сделался влажным, как в Шимановске, и по коридорам стала расползаться плесень, так похожая на мох родного городка.
После уроков Кэп бродил среди неё, пиная окурки, которые сам же и набросал...
Что касается хулигана из его детства — Бродоса — то он погиб в начале Большой Войны. При ударе ракетой по Шимановску.
Кэп не мог с этим смириться. То воплощение вселенского зла, которым стал для него Бродос, не могло просто взять и умереть. Оно должно было испытать месть Кэпа. Оно должно было погибнуть в схватке с ним!
Зная о желании подопечного отомстить, Полковник смог убедить его, что Бродос выжил. И затем всю жизнь шеф подначивал Кэпа сражаться с мёртвым злодеем.
Впервые Полковник вышел на связь в десятом классе — после того, как шакал Бродоса врезал Кэпу по темени кирпичом.
Сначала Полковник говорил из подушки. Затем его голос начал раздаваться из розетки. В конце концов, шеф возник перед парнем в виде голограммы.
Вскоре Кэп отправился на первое задание.
Зажмурившись, он спрыгнул с балкона третьего этажа...
Позже, в лётной школе, он занял первое место по числу прыжков из стратосферы на плазмосёрфе. А в двадцать пять Кэп побил рекорд Союза по скорости пролёта сквозь облако Оорта.
— Ты снова чудом остался жив, так держать! — поздравила галлюцинация в виде Полковника.
И в её голосе послышалась досада.
Раз за разом шеф отправлял подопечного на смерть — таким было подсознательное желание самого Кэпа — и всякий раз тот невероятным образом выживал.
Спустя годы его объявили самым бесстрашным пилотом Вселенной. Но это было не так.
Страх после выполнения заданий копился внутри: он гнил, отравлял, разъедал Кэпову душу. И постепенно начал прорываться в форме панических атак.
Кэп не мог заснуть без выпивки — боялся, что утром не проснётся. Затем его стали пугать возможные аварии на корабле. Взрывы топлива, столкновения с пиратами, да и просто подозрительные типы на улицах.
Земля начала напоминать концлагерь, а Луна с Марсом — кладбища с ожившими трупами. Да и сама космическая бездна вселяла ужас, доводя до судорог...
— Но щас страха нет. Нет... — пробормотал Кэп, отхлебнув джина.
Он выполнил последнее задание Полковника. Установил в машинном отсеке бомбы. Первая из них разнесла реактор, а вторая — холостая — сделала виновницей Шкипершу.
Ещё Кэп запрограммировал автопилот так, что "Пендрагон" при пролёте сквозь портал свернул, из-за чего его вышвырнуло в случайном месте Вселенной.
Бортовой компьютер показывал данные, записанные заранее. По ним, судно приближалось к Касе-6. Но на деле оно затерялось в такой дыре, которой даже на картах не было.
Полковник мог быть доволен: из этого полёта подопечный уже не вернётся.
Однако же водного порошка, яблочного пюре и прочей снеди экипажу хватит надолго. Лет на десять-одиннадцать точно.
— Но насрать мне на время, — сказал себе Кэп и блаженно сощурился на лампу. — Я теперь по-настоящему дома!


Теги:





4


Комментарии

#0 16:33  20-04-2022Седнев    
Новенькое про космос
#1 20:39  20-04-2022mamontenkov dima    
А неплохо, да. Плюс.
#2 14:32  21-04-2022дважды Гумберт    
заебатый космизм. Лема напомнило, эту его серию про Тихого

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
1.
Единственным занятием для Ильи было спрятавшись за деревом подсматривать как бабы гадят.

Происходило это в районе платформы 69 километр от которой до ближайшего посёлка идти ещё с пол часа. Вот все и гадили под ближайшим кустом. Но все Илье были не интересны....
09:18  05-06-2022
: [12] [Трэш и угар]
*
Женщина старая, с виду усталая, по Конюшковскому вдаль…
«Скольким сосала я, скольким давала я…» - думает, кутаясь в шаль

На каждый шаг её – воспоминание (ноги по снегу скользят)
«Первым Андрей был, позвал на свидание. Мать запрещала, а я!...
17:56  04-06-2022
: [18] [Трэш и угар]
Про отрезанные сиськи что-нибудь слышали? Сейчас расскажу.

Одной бабе сильно хотелось выпить, вернее был у той бабы мужик и ему сильно хотелось выпить. Больше чем той бабе. А денег у них нет. Трубы горят. Жизнь кончается.
И говорит тогда мужик своей бабе:
- давай мы тебе сиськи отрежем и сменяем на водку....
16:33  20-04-2022
: [3] [Трэш и угар]
Полковник объявился в один из ясных майских дней.
С запада дул лёгкий ветерок, навстречу которому открывают окна, но в логове Кэпа все окна были зашторены, а сам он полулежал в кресле с бутылкой текилы в руке.
Сработало автопринятие вызова, хотя Кэп и не думал его включать....
00:16  28-03-2022
: [23] [Трэш и угар]
Хочется есть. Я посмотрела на своё плечо, белое и пухлое, как поднимающееся тесто.
К вечеру началась метель, сквозь её белую пелену маяками горели уличные фонари, и за россыпью светящихся окон угадывались громады многоэтажек.
Утром город притих, снег поглотил звуки, еще вчера отскакивавшие от мерзлой земли....