Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Котлета (римейк)

Котлета (римейк)

Автор: Depressant
   [ принято к публикации 11:44  22-01-2006 | Рыкъ | Просмотров: 413]
Написано в соавторстве с Гот Готычем.

Котлета

Можно было бы рассказать много прекрасного, нежного и милого о моем детстве, о моей защищенности у отца и матери, о любви к родителям и легком житье-бытье в уютном, славном, светлом окружении. Но меня интересуют только те шаги, которые я сделал в своей жизни для того, чтобы пробиться к себе самому.

Герман Гессе, «Демиан».

Как всем советским детям, мне пришлось учиться в школе. Скажу прямо, что попав туда из теплого и светлого окружения моей семьи, я испытал серьезное потрясение. Не хочется подробно останавливаться на описании всех моих переживаний, думаю, они известны каждому, кто знаком с совковой образовательной системой. К тому же, даже теперь, по прошествии многих лет, мне не легко говорить об этом. Наверное, различные жизненные перипетии, случившиеся в детском возрасте, слишком уж сильно повлияли, причем скорее скверно, на мое теперешнее состояние и мироощущение. Но они были необходимы, так как сформировали мой характер и сделали меня тем, кем я стал.

Первый день в школе прошел как во сне: как только всех детишек построили парами и повели, я почувствовал, словно меня навсегда и безвозвратно уводят от моих родителей, из моего детства. Нам что-то говорили учителя, но я ничего не слышал; сажали за парты, выпускали на перемену, а я был погружен глубоко в свои мысли, как бы замкнулся в себе. Но гибкость и быстрая восприимчивость к новому, свойственные душе любого ребенка победили первоначальное состояние ступора.
Но самое главное происшествие, первый серьезный поворот, который заложил очередной краеугольник на пути моей души, случилось во 2-м классе. Я смутно помню свою первую учительницу. Она приехала в большой город из какого-то райцентра, окончила педагогический институт и тут же забеременела. Наверное, она посчитала на этом выполненной свою миссию перед человечеством. Чуть ли не с 1-го сентября она ушла в декретный отпуск, и постоянной классной руководительницы у нас не было.

Во 2-м классе нашей классной руководительницей стала Сара Давидовна – пожилая, но еще очень бодрая, строгая и даже властная еврейка. Со своим крючковатым носом и обвисшими щеками она была похожа одновременно на сову и на ведьму. Сказать что я ее просто боялся – значит ничего не сказать. Я боялся ее панически. До такой степени, что боялся ей солгать: мне казалось (и она сама это не раз утверждала), что чувствует, когда ее обманывают, и призывала детей говорить только правду, всегда везде и обо всем. Она словно сверлила меня своими холодными голубыми колючими глазами, и я, если осмеливался посмотреть ей в глаза, читал в них: «Я все про тебя знаю, таких щенков, как ты я перевидала тысячи за свою жизнь. Поэтому даже не надейся обмануть меня. Твои маленькие мысли в заросшей густыми черными волосами головке я читаю, как открытую книгу. Скажи мне правду, и наказание будет легким. Но если ты солжешь – пеняй на себя. Я прикажу тебя распять!»
Не помню, знал ли я тогда слово «распять». Думаю, скорее да. Ведь я слышал сакральную фразу: «Евреи Христа распяли», и примерно представлял, о чем говориться в Евангелии.

Она применяла к детям самые различные наказания. К примеру, вызывала родителей в школу и сообщала, что их детям запрещено в воскресенье выходить из дома. И вообще, все удовольствия, включая мороженое, кино и телевизор. Сказать честно, мне было плевать и на мороженное, и на телевизор, но сам факт запрета меня возмущал! Помню, однажды, она сообщила нечто похожее моему отцу. Он выслушал с умным видом, многозначительно кивая головой. И добавил: «Конечно, конечно. Всенепременно».

Когда мы вышли из школы, то пошли не к отцовской машине, а
в противоположную сторону. Поймав мой удивленный взгляд, отец заговорщицки подмигнул и сказал:

- Пошли в кино. Я два билета взял на «Ва-Банк».

Как уже говорилось, я очень боялся обмануть ее и даже не пытался это сделать, но со временем, в мелочах, все чаще и чаще я начал слегка дополнять, искажать и даже подделывать правду. Ее правду. Дошло до того, что я даже подделал ее подпись в дневнике. Честно говоря, я понимал глупость содеянного. Да и родители особенно не ругали меня за плохие оценки. К тому же, я весьма редко их получал. Одна двойка за невыученный урок ничего не решала.

Скорее всего, так я выразил протест против ее законов и правил. Мне просто необходимо было хоть как-то их нарушить. С тех пор осталось немного правил, которые я не нарушил.

Но самым ненавистным мне было правило съедать порцию до конца в школьной столовой. А кормили нас редкой гадостью: тем, что не успели или не решились украсть школьные повара.

Она стояла словно цербер у выхода из столовой и каждый ученик, проходя мимо, должен был предъявить пустую тарелку. Для меня, привыкшего к нормальной домашней еде, посещение столовой стало нелегким испытанием. К тому же, родители давали мне в школу бутерброды. Так что я отнюдь не собирался есть мерзкую порцию осклизлой кирзовой каши, которую трудно было оторвать от тарелки. И кусок сосиски, которая вызывала у меня не меньшее омерзение. Сказать по правде, так ни разу и не съел. Столовая отлично просматривалась со всех сторон, но все же мне удавалось скинуть большую часть каши под стол, или прилепить ее снизу к сиденью стула. А котлету или сосиску я обычно отдавал кому-нибудь из вечно голодных учеников.

Училка, как мне казалось, догадывалась о моих фокусах, но почему-то закрывала на них глаза. Но я точно знал: в один прекрасный день она проверит меня на прочность. Заставит меня съесть ненавистную порцию. Но тянуть время было мне выгодно. Я рос и взрослел все быстрее и быстрее. Я был готов отразить ее натиск. У меня были наготове несколько десятков фраз и аргументов. Я боролся с училкой даже во сне. Но огорчал меня тот факт, что в этих снах я далеко не всегда побеждал.

Однажды я видел сон, начало которого мне не запомнилось. Запечатлелось лишь, что относя тарелку к посудомойке, я напоследок окинул кашу брезгливым взглядом и, убедившись, что на меня никто не смотрит, смачно харкнул в неё. И тут, к моему ужасу, каша начала шевелиться, словно кучка маленьких белых червячков, и в конце-концов, преобразилась в физиономию Сары Давидовны. Грозно взглянув на меня, каша-Сара Давидовна, плюясь кусками своего лица проорала мне на ухо:

- Ну что, не хочешь меня есть?! Тогда я тебя съем!

Запомнилась еще говняного цвета котлета, направляющаяся ко мне с алюминиевой вилкой в маленьких лапках.

Другой сон чуть было меня не доконал. Чуть не довел до ручки. Учтите, мне было всего 8 лет. Сон такой:

Я бросаю омерзительнейшую котлету под стул, но неожиданно обеденная перемена заканчивается. Расправиться с кашей времени уже не оставалось. И тут я понял, что совершил непоправимую ошибку - Сара Давидовна, заметив мои манипуляции, направилась решительным шагом прямо ко мне. Не говоря ни слова и не меняя выражения лица, она схватила меня двумя пальцами за ухо и на глазах у всей столовой потащила на кухню. Повара, удивлённые неожиданным визитом, вытянулись перед ней по струнке и перестали жевать. Не обращая на них никакого внимания, Сара Давидовна за ухо подтащила меня к большущей кастрюле, в которой варились, похожие на отрубленные пальцы, сосиски.

- Значит котлеты тебе не по вкусу?! Так?! Ну тогда поешь сосисок! - грозно прорычала Сара Давидовна и, схватив меня за волосы, опустила лицом в кипящую воду. Последним, что я помню, были слова Сары Давидовны:

- Я заставлю тебя уважать еду и старших!

Однажды мои вещие сны сбылись наяву. Сара Давидовна неожиданно подошла ко мне в столовой, еще до того, как я начал размазывать кашу по стулу и сказала:

- Сегодня ты съешь все!

На мои робкие возражения, мол, я не голоден и у меня есть бутерброды, она ничего не ответила. Лишь посмотрела на меня пронзительным взглядом, в котором читалось: попробуй только не съешь, маленький говнюк, и я съем тебя!
Первым делом, когда ее внимание переключилось на других горе-едоков, я попытался спихнуть котлету. Но она тут же пресекла мои переговоры с одним из всеядных одноклассников. Это настолько подкосило меня, что я даже не стал размазывать кашу, и решив положиться на судьбу, обреченно дожидался конца обеда.
Но тут мой одноклассник, Макс, с интересом наблюдавший за моими терзаниями, неожиданно сказал:
- Спрячь котлету в какао!
- Точно! – я сразу воспрянул духом. Потом, улучив удобный момент, брезгливо двумя пальцами взял котлету и бросил ее в стакан с омерзительным какао. Расправиться с кашей времени уже не оставалось, так как очутившись в числе последних в очереди к выходу, я рисковал подвергнуться более тщательному досмотру Сары Давидовны.
Подхватив стакан с какао и тарелку с кашей, и придав себе уверенный вид, я двинулся к выходу. Сказать честно, я смутно помню, что произошло дальше.

Помню только, как на мне сфокусировался гипнотический взгляд Сары Давидовны и повинуюсь ему, как булавка магниту, котлета всплыла в какао, показав черную спинку. Точно поплавок.

- Это что такое? – грозно спросила она, сверля меня взглядом.
- Котлета... – Пролепетал я.
- И как она туда попала? Сама упала? Случайно?

Я чуть было не сказал: «Да, случайно». Но неожиданно понял, что лучше просто молчать. И тогда наказание будет легким. Училка прочитает очередную лекцию про блокадный Ленинград, и все обойдется.
Но вдруг раздался громовой голос: «Немедленно сядь за стол и съешь ее!». Все, кто стоял со мной в очереди к выходу, обернулись и посмотрели на меня с любопытством. Им было интересно: стану ли я есть котлету прямо тут, или сяду за стол?
Я стоял посреди столовой, словно на лобном месте, сжимая в левой руке стакан, а в правой тарелку с кашей. И то, что происходило, было фантастичней и гораздо страшней всех моих ночных кошмаров вместе взятых. Я понимал, что съесть котлету – значит покрыть себя таким позором, которого хватит для харакири всем японским самураям, вместе взятым. Да и к тому же, я физически не был способен съесть котлету, так как в детстве был очень брезглив.
Тогда я, кажется, не умел молиться. Но точно помню, что я стоял и молился: «Господи, спаси!».

И вдруг я заметил, что внимание училки и детей на мгновение переметнулось на другого злостного нарушителя правил питания. Гестаповских правил Сары Давидовны. Этого было достаточно, чтобы я быстро пронесся мимо нее к выходу, с меткостью снайпера зашвырнув кашу и стакан с котлетой в посудомоечное окошко.
Моя душа ликовала, хоть я и понимал: на этом она не остановится.
Но, все же, в тот момент я был счастлив. Потому что, если бы я съел эту котлету, то никогда бы себе этого не простил.

Напомню еще раз, что тогда мне было 8 лет, а теперь уж скоро 30. За прошедшие годы чего я добровольно вытворил немало мерзостей: пил из одной бутылки с сифилитиком и курил с ним же косяк. Надевал обувь после человека, у которого были грибки на ногах. Не просто грибки, а жуткие известковые наросты вместо ногтей. Сталактиты! Но выбор у меня был небогат: либо ходить босиком, либо в грибковых тапках.
Еще я поцеловал женщину легкого поведения, имевшей сексуальные отношения со всей мужской половиной рабочего района. Я поднимал с асфальта бомжа, которого сбила машина. Грязного вонючего бомжа, явного наркомана, возможно, больного СПИДом. Скорая еще не приехала, и его нужно было быстро убрать с шоссе, пока его вонючую тушку не раскатали по дороге грузовики.

Но никогда мне не было так противно. Как тогда, с той котлетой.
Да и черт с ней. Плюнуть и растереть. Сейчас я бы съел ту котлету вместе со стаканом не поморщившись. Или даже вместе с Сарой Давидовной, если б ее не прибрал Господь.


Теги:





0


Комментарии

#0 13:23  22-01-2006Рыкъ    
Какой же это ремейк? Добавили пару снов и два абзаца в концовку. Лентяи.
#1 13:47  22-01-2006Depressant    
Не согласен! Добавлены и сны :)
#2 14:51  22-01-2006ЖеЛе    
как хорошо, что я не четал первого варианта...этот рассказ понравился. Ничего сверхвыдающегося, зато добротный, основательный и легко четаемый рассказ...
#3 19:12  22-01-2006X    
вы хоть старую версию затёрли?

и вообще, каков смысл переделывать то был?

по мне, и первая версия нормальной была.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....