Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Постарайтесь при жизни простить всех

Постарайтесь при жизни простить всех

Автор: Khristoff
   [ принято к публикации 11:35  10-02-2006 | Спиди-гонщик | Просмотров: 380]
Я поехал к тетушке своей, чтобы привезти огурцов малосольных для больной жены. Ее зовут Маша. Это жену. А тетушку зовут Елена Сергеевна Шлаффман. Она – еврейка по отцу. Но я не еврей, потому что она мне не родная тетушка. На самом деле, я приемный сын. В три годика меня усыновила еврейская семья. Отец работал зубным врачом, мать – аптекарем.

У отца было еще три брата: Ефим, Изя и Семен, и три сестры: Елена, Ольга и Сара.

Сару и Ольгу убили фашисты в концлагере. Все три брата отравились водкой в войну. Они были близнецами и воевали в одном батальоне. Всю войну прошли, а в Пруссии, нашли огромные залежи спирта на брошенном германском складе. Вся их рота напилась его до отвала. А он оказался техническим. Все они и умерли, прямо за день до Победы.

А папа мой не умер, потому что он хоть и был на год старше своих братьев, на фронте был очень недолго – три дня в ополчении. Вскоре он получил ранение в живот и в голову и отправился домой. У него до сих пор есть осколок в голове.

Папа мой после войны пошел лечить зубы людям. И однажды, он познакомился с молодой девушкой. Ее звали Софья. И это была моя мама, она уже тогда работала в аптеке.

К тому моменту, когда я появился на свет, в живых из семьи моего папы остался только он и его сестра Елена. А у моей мамы никого из живых в родственниках не было. Точнее был, но об этом я узнал позже.

В общем, мы жили все в одной квартире в доме на углу Подкопаевского и Подколокольного переулков, рядом с красивой красной церковью.
В одной комнате жили мы с мамой и папой, а в другой жила Елена Сергеевна.

Так мы прожили несколько лет. А потом к Елене Сергеевне стал приходить в гости Фрол Иванович. Он работал слесарем на военном заводе и получал много денег.
Он очень веселый был этот Фрол Иванович. Особенно, когда выпьет водки. А пить он любил: всегда когда он приходил к нам в гости, то доставал из кармана штанов две темно-зеленые бутылки и чуть звякая их друг об друга водружал на стол, при этом подмигивая мне и папе. А потом он доставал из других карманов много всякой еды и клал рядом, сооружая из свертков и банок затейливую композицию. О, что это была за еда! Там было все: и тушенка и крабы, и сырокопченая колбаса и плавленый сыр и, это было самое волшебное – сгущенное молоко!

Потом мама и тетя накрывали на стол, надевали красивые платья и мы пировали. Ели до отвала и пили. Я – разведенную вареньем воду, а взрослые – водку и вино.

После я шел спать, мама и тетя тоже шли спать, а папа с Фролом Ивановичем долго сидели еще на кухне и пили водку, которую Фрол Иванович постоянно доставал из своих бесчисленных карманов. Они пили и курили. И о чем-то все время спорили. Даже иногда ругались и разок подрались. Но вообще, они сдружились, несмотря на то, что были очень разными.

Через три месяца после знакомства, тетя вышла замуж за Фрола Ивановича и переехала к нему жить. Он жил далеко от нас – на Красной Пресне в деревянном длинном двухэтажном доме. Я был у него лишь однажды, и мне очень не понравилось.
К счастью, через год им дали квартиру в новом доме, который построили пленные фашисты. А еще у них родился сын. Они назвали его Алешой, в честь Алексея Сидоровича – покойного командира дивизии, в которой воевал Фрол Иванович. Этот командир дивизии спас ему жизнь и он всегда его вспоминал с любовью и благодарностью.

В общем, так мы и жили. Взрослели, учились, работали. Я окончил школу, поступил в институт, потом по распределению попал на крайний Север, потом вернулся в Москву, встретил Машу.

Алеша в это время тоже успел окончить школу с золотой медалью и поступить в МГУ на мехмат. Фрол Иванович, в свое время не успевший закончить семилетку, был очень горд Алешкой. Да и тетя тоже была очень горда.

А потом пришло письмо. Оттуда. Его привез нам незнакомый человек в черном плаще и шляпе. Он быстро отдал письмо папе и сказал, что это от Сергея Петровича, которого ни он, ни мы не знаем, но что он его привез оттуда и оно адресовано нашей маме.
- Откуда оттуда?
- Оттуда, понимаете, оттуда!

Мужчина поспешно скрылся, а папа остался стоять ничего не понимая, и рассеяно держа в руках небольшой конверт, на котором не было ни адреса, ни печати, вообще ничего. Просто белый запечатанный конверт.

Вечером, когда вся семья была в сборе – мама, папа, Маша и я, - отец вскрыл конверт.

В нем оказалась черно-белая фотокарточка, на которой позировала пара: молодая, красивая темноволосая женщина и нестарый еще немецкий офицер в эсесовском черном мундире. А еще в конверте было письмо: обычный разлинованный лист бумаги, покрытый синими скачущими строчками. Отец развернул лист и вслух прочитал:

« Машенька, милая доченька!
Прости меня, что не писала тебе раньше и никак не давала о себе знать. Я очень боялась, что внесу этим известием о себе одни лишь страдания в твою и без того горькую жизнь.
Сейчас я живу в Западном Берлине, на фотографии, которую ты видишь я с моим мужем Густавом. Не смотри что на нем нацистский мундир, он замечательный человек, спасший меня от смерти.
Милая моя девочка, я очень хочу тебя увидеть, и все эти годы жила только лишь этой мечтой. Но никакой возможности не было – мы переживали не лучшие времена, приходилось скрываться, жить под чужими фамилиями – Густава до сих пор считают преступником, хотя он никого не убивал!
Но теперь, когда все вроде успокоилось, я очень хочу тебя увидеть, моя любимая деточка!
Пожалуйста, постарайся приехать – мне очень важно увидеть тебя хотя бы еще раз в своей жизни! Я должна тебе все объяснить до того как умру.
Тот мужчина, что передал тебе письмо – это очень хороший человек. Он сведет тебя с Сергеем Петровичем, а он поможет тебе оформить поездку в ГДР, а оттуда переправит тебя на территорию Западного Берлина.
Я умоляю тебя, если не простить – прощенья я вряд ли заслуживаю, - то хотя бы понять. Понять как женщину, как мать!
Люблю тебя, горячо целую и надеюсь на встречу.
Твоя мама».

- Ого, - сказал папа и пошел на кухню курить.

Мы продолжали сидеть на диване. Машка смотрела на меня, я на мать, а та пристально глядела на фотокарточку.

Потом она пошла в коридор и сняла телефонную трубку.
- Ты куда это? – спросил с кухни отец.
- Как куда, в КГБ.
- Правильно!

Через неделю всю группу подпольщиков арестовали. А Густава поймала западногерманская полиция и осудила за военные преступления на десять лет.
Что стало с моей бабушкой, я так и не знаю – вестей от нее больше не было. Да и вообще, в нашей семье все постарались забыть этот случай.
Лишь однажды, спустя почти пять лет, я как-то спросил у своей мамы, почему она позвонила в КГБ а не тому человеку?
- Как это почему? – удивилась мама, - они же преступники, преступники против человечества!
- Но ведь это писала твоя мама!
- Нет. Моя мама погибла в концлагере в 1944 году. А это – это просто немецкая подстилка и предатель.

Больше я никогда не поднимал эту тему. Да и не к чему это было – ворошить такое прошлое, когда впереди синело далью, разливаясь восторгами счастливое будущее в победившей стране!

Я защитил докторскую, получил от института квартиру. У нас родился сын, потом дочка.
А сейчас, вот Маша опять ходит с пузом и гоняет меня к тетке за огурцами. А я еду туда с удовольствием, потому что там меня ждет моя веселая тетка, постаревший, но все еще крепкий Фрол Иванович, который при каждой встрече подмигивает мне и достает из кармана бутылку водки. Там меня ждет чересчур сосредоточенный и оттого смешной, их сын Алешка, к этому времени уже защитивший кандидатскую. Там хорошо и уютно.

Впрочем, дома в новой квартире на Ленинском проспекте, где мы живем теперь тоже хорошо и уютно. Да и в маленькой родительской квартирке, в доме, где прошли мое детство и юность, тоже хорошо.
Везде хорошо! Везде в этой огромной стране мне хорошо и легко. Я рад и счастлив, что родился здесь, что вместе со всеми строю что-то, созидаю на благо потомков, на счастье внукам и правнукам, и их детям!

Господи, спасибо тебе, что ты придумал такую землю, как эта, моя родная земля!

***
Я закрыл дневник и закурил. Вообще я много курю. Порой, не замечая, тяну одну за другой.
Впрочем, это много лучше чем убивать собственных родителей. Так я хотя бы убиваю только себя. А бабка, что же – Бог ей судья.
Только чаще я бываю на берлинском кладбище, где стоит маленькая могилка моей прабабушки, которой я никогда не видел. А могилу своей бабки, я обхожу стороной.
Не могу я пока ей простить убийства: прабабка после ареста мужа через неделю умерла. Взрослее стану – непременно прощу, ибо с возрастом человек прощает все больше; чем ближе к последнему порогу, тем больше прощает и раскаивается.
Вот и бабушка Маша перед смертью тоже плакала и металась. Все Бога молила простить ей то предательство.

А дневник, глупый смешной дневник. Я читаю его читаю, а все мне кажется, что отец его только лишь для одного и писал – почерк разрабатывать. Потому как, кроме чудесного почерка, становившегося раз от раза, все лучше и ровнее – ничего интересного в нем нет.
Про рыбалку, про покупку машины, дачи, про похороны Фрола Ивановича, про поездку в Болгарию, про деда, про бабку, опять про деда, потом про тетю. Тоска смертная все эти семейные тайны и предания.
Только вот – про убитого родственника иностранного и узнал. Так я и до этого знал. От того самого сына тетки моего отца и знал. Он, кстати, науку то давно оставил – рыбачит да картофель выращивает. Ну, так он старый уже.


Теги:





1


Комментарии

#0 11:48  10-02-2006Спиди-гонщик    
от Кристофф, от сцуко.

сжу блять и чуть не плачу

#1 12:06  10-02-2006bitalik    
ДА
#2 12:15  10-02-2006Depressant    
Класс. Высший пилотаж. Молодец!
#3 12:16  10-02-2006Слава КПСС    
Изложение немного линеарное и грузное, но мощь сюжета сносит все на своем пути.

Теперь немного по тексту:

Не могло быть мезальянса между арийцем и еврейкой в Освенциме. Вообще еврейская тема, здесь как-то просто не к месту, и приятжка типа: я не еврей а меня евреи воспитали не канает, потому как ребенок выращеный еврейской матерью имеет кашерную пломбу.

#4 12:20  10-02-2006Giggs    
При всем уважении к автору и выбранной им теме, текст перенасыщен простецкими предложениями типа "Папа мой после войны пошел лечить зубы людям. И однажды, он познакомился с молодой девушкой. Ее звали Софья. И это была моя мама, она уже тогда работала в аптеке." И хоть, во второй половине текста автор исправился, не могу назвать это литературой.
#5 12:28  10-02-2006Giggs    
Белкин

Это не критика - так, общее впечатление.

#6 12:46  10-02-2006Darоn    
согласен со Спиди и биталегом

сам чуть не заплакал.

#7 12:56  10-02-2006Гатычнайа    
вах.....О_о
#8 13:16  10-02-2006Фениксс    
плачу. Кристофф, выпускай книгу.
#9 13:17  10-02-2006Carma    
хорошо
#10 13:19  10-02-2006Polygraph Sharikoff Jr.    
то ли такие хорошие креативы севодня, то ли ето я еще со вчерашнего планокурения не отошел.


Очень понра.

#11 13:53  10-02-2006пиздаball    
Да, очень
#12 14:27  10-02-2006ГССРИМ (кремирован)    
Зацепило.

Просто и искренне.

Стилистически напомнило фильмы Германа.

#13 14:34  10-02-2006norpo    
Очень и очень понравилось, можно было-бы и подлинней, в смысле поразвивать.
#14 15:05  10-02-2006Щикотиллло    
По-моему написано очень естественно, прямо слышишь голос рассказчика, когда читаешь. Может, если бы отшлифовать текст, стало бы преснее. (Например, нахера с огурцов начинать, а заканчивать итоговыми фразами из дневника?)
#15 15:07  10-02-2006Подружка    
Два раза читала - утром и сейчас. Начала понимать маму, у которой всегда были проблемы с тем, что она забывала все имена в книгах. Пипец, походу это наследственное.

Рассказ понравился, оч трогательный. Но вот наверное проникнуться до конца не смогла.

#16 15:14  10-02-2006Дик Кант    
Текст понравился очень. С Гиггзом не согласен, так как это дневник, и писал его как подразумевается, явно не песатель
#17 15:17  10-02-2006Giggs    
Бля я извинияюсь, чото я протупил про дневник - отвлекали, пока четал.
#18 15:34  10-02-2006Soljah    
прощать, прощать друзья мои.

конечно.

потом позно будет.

спасибо, креатив порадовал

#19 15:46  10-02-2006ЖеЛе    
очень...впечатляет...я бы даж сказал - вставляет...
#20 16:36  10-02-2006Khristoff    
Спасибо всем.
#21 16:39  10-02-2006Гудвин    
хуево что кончилось, еще бы читал...
#22 16:48  10-02-2006Paul    
Просто хорошая литература. Объем невелик, но это не страшно: не всегда из того, что мы тут пишем, можно сделать выводы. А из этого - можно. Пиши еще
#23 17:39  10-02-2006Марго    
текст понравился.

но плакать чего?!

#24 18:55  10-02-2006Кузин    
текст ровный гладкий хорошо составленный. да, очень естесвенный и бесцветный. хорошо изложенная неприятная история чьей-то семьи. вернее автор постарался изложить ее в неприятном виде. пустое и не о чем. персонажи настолько сухие что кажется не могут быть людьми. так наверно описать можно сломанные ненужные предметы

не понравилось. осадок. намек на мораль, христианские истины, всепрощение не осилил

#25 20:24  10-02-2006Гавриилыч    
хорошо написано
#26 14:28  11-02-2006Leana    
ни асилила с первых строк. звиняйте
#27 14:37  11-02-2006Крокодилдо    
да, хорошо...
#28 15:13  11-02-2006r777    
Ахуенно!

Звоню родителям.

#29 15:37  11-02-2006алкей швеллер    
да, прекольно

у нас с зеппом было на похожую тему

#30 16:00  11-02-2006r777    
2швеллер: где? хочется в эту тему чёнить ещё
#32 16:19  11-02-2006r777    
алкей: сенкс
#33 03:29  12-02-2006Mama    
Рассказ душевный, и мораль неоднозначна. Но есть некоторые неточности. Маму ведь звали Софья - почему же письмо адресовано Машеньке? И фраза, которая начнается "К тому моменту, когда я появился на свет..." как-то не свосем логична. Ведь он (автор дневника) будет усыновлен только через три года, так что факт его первоначального появления на свет во временном плане не существннен для семьи усыновителей. Что-то я сама запуталась. И вообще, напиши маме!
#34 03:32  12-02-2006Mama    
Да, и еще: прабабка похоронена в Берлине - значит он там бывает часто? Но бабушка ведь не похоронена в Берлине. Так что для того, чтобы обойти стороной ее могилку, ему надо специально ехать на совсем другое кладбище в России?
#35 10:50  12-02-2006Khristoff    
Ну мама, ты нуднеее Рыбовода! ))))


Автора святая обязанность зрить в самый корень проблемы, обнажать корни проблем и указующим перстом обрушивать правду людям.


Впрочем, ты конечно, права. Впредь, буду проверять тексты еще бдительнее.


(Письмо написал уже)

#36 19:34  12-02-2006Samit    
а ведь страшная вещь.... но хорошая.... гут, понравилось
#37 21:41  23-12-2006Yellow_houzze    
аааахенно! коротко, сжато, точно, бля как там ещё сказать то "по делу"=) и интресно. написан сам рассказ просто классс

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....