Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - UK of GB & NI (надпись на так и не ставшем платиновым альбоме группы NG)

UK of GB & NI (надпись на так и не ставшем платиновым альбоме группы NG)

Автор: Немешев Марат
   [ принято к публикации 21:47  01-03-2006 | Рыкъ | Просмотров: 638]
Chapter 7
Комната, с каждым годом становящаяся все тесней. На стене напротив висит маленькая картинка в деревянной рамке. Так долго всматриваюсь в нее, что кажется - это единственный неподвижный элемент мироздания. К нему сзади прицепилась несущая стена дома. За дом, десятками свай впившийся в грунт, держится улица, стержнем пронзает город. И по всем этим железнодорожным путям, трубопроводам и высоковольтным линиям, тянутся поддерживающие связи по стране и миру. До рези в глазах не отрываю взгляд и не могу вспомнить ничего о Лондоне. Не удивительно – ведь я никогда там не был.
Я закрыл глаза. Глубоко вздохнул и… Вспомнил. Воздух! Вот что я запомню на всю жизнь. Утренний лондонский воздух. Тяжелый и легкий одновременно. Мягкий и резкий. Антикварный и постмодернистский. Хотелось дышать им полной грудью и смаковать маленькими глоточками. Казалось, что если открыть в комнате окна, пустить его в дом, а затем запереть, то он будет вечно жить у тебя своей жизнью, с неожиданными дождями после обеда и вечерней усталостью. Говорят, что человек никогда не выдыхает полностью все молекулы, которые пустил в свой организм при вдохе. Самые тяжелые остаются в самом низу наших легких. Значит тяжелые лондонские в моих легких. Тяжелые в легких. Легкие в тяжелых.

Chapter 1
Легкие девушки в тяжелых ботинках. Я привык к иностранцам. Нахожу в них много общего с самим собой. То же наивное удивление при виде пересекающих улицу на красный свет пешеходов. Те же турецкие джинсы made_in_USA. Та же футболка известной немецкой спортивной фирмы из китайского текстиля. Тот же шок, ежедневно вызываемый отключением горячей воды после одиннадцати вечера, и связанная с ним невозможность принять душ, когда хочется смыть с себя отпечатки чужого тела. Но вот одна деталь... Обувь. В аэропорту я сразу заметил – у них правильная осанка, походка и улыбка, потому что у них правильная обувь. И пусть “скетчерсы” ужасно похожи на вьетнамские кеды, а “мартенсы” на армейские берцы. Разница есть. Она, как говорится, внутри. И поэтому, миновав в Хитроу duty-free с водкой, сигаретами и шоколадом я прямиком направился к ближайшему обувному. Вот они. “Гриндерсы”. 28 дырочек. Steel в подошве, steel в носке, steel в пятке. Цвет болотной тины. «А они не слишком тяжелые», спрашиваю. «Что вы! Я сама такие ношу!». Оценив фигуру хрупкой британской продавщицы понимаю, что вопрос был, и правда, глупый. Больше не задумываясь, беру. Кэшем, чем, впрочем, нисколько ее не удивляю. «Вы ведь русский, не так ли?» - окончательно заставляет меня разочароваться в моем английском Сьюзи. «Да, я есть» - заученно отчеканиваю я, благодарю и, получив прощальную улыбку, твердым шагом направляюсь вперед. К цивилизации, акклиматизации, изноугудизации...

Chapter 6
Из ноу гуд. Придумываю последний день в Лондоне. Надоевший фотоаппарат похоронен на самом дне уже собранной сумки. Открытки друзьям и просто знакомым аккуратно сложены в бумажный пакет, к счастью не понадобившийся во время первого перелета. Так и не понятая, помятая карта подземки выброшена в мусорную корзину. Денег на что-либо увлекательное тоже нет. Но просидеть весь день в гостинице, накрывшись клетчатым пледом, и смотреть в окно на проезжающие мимо двухэтажные автобусы... Нет. Есть наказания и похуже. Так что же делать? Прогуляться к белоснежному Глазу или поиздеваться над кэбмэнами в ослепительно черных экспонатах музея автомобилестроения вопросом «До площади Ленина за полтинник?». Надо что-нибудь более захватывающее. Например…. Например, отыскать стадион Миллуола и вывести на его трибуне карандашом «... – чемпион!». В путь! Достаем из корзины карту метро… По-моему где-то здесь. Или это уже Шотландия?
Хммм… подозрительно одобрительно смотрит на меня это парень. А вот еще один такой же. Куда же это меня занесло. Улица в стиле – недостроенный спальный район после ядерной войны, атаки инопланетян и дня десантника. И парни все… Блин, как же некстати советское образование впечатало в мои мозги единственное обращение к ним. Да тут похоже ни одного белого!!! Это не мой район, тем более в не моем городе. Вот уж точно – нескучно проведу последний день. Последний день… «Эй, белый, как тебя занесло сюда? Хочешь поделиться содержимым своего кошелька?» От растерянности я забыл даже «yes, I do». Пролепетав что-то на родном великом и могучем, закрыл глаза и попытался представить, что я просто уснул в вагоне метро. Одна секунда, две, три. Меня все еще не били. Я и правда сплю? «Парни – он не белый, он русский» - услышал я прямо над своим ухом. Остаток дня я провел со своими новыми братьями, а на прощание они мне подарили осколок бутылочного стекла. Тот самый, которым меня хотели пощекотать, приняв вначале за белого. Бледного. Бесследного.

Chapter 2
Языковой и культурный барьер бесследно исчез. Я уже не гость Лондона. Я тут третий день и это выгодно отличает меня от вечно-куда-то-спешащих-щелкающих-фотокамерами-и улыбающихся японцев, которые, выбив таки за 15 лет безупречной службы во благо корпорации семидневный отпуск, теперь галопом мчатся по всем странам мира. В день по три страны. Я неторопливо разгуливаю по Сохо, но не верчу головой как турист, а медленно поворачиваю ее из стороны в сторону, как будто ищу взглядом ресторанчик в котором познакомился год назад со сногсшибательной итальянкой и теперь надеюсь на новую случайную встречу. Я не тычу пальцем или объективом в Биг-Бен, а сверяю по его курантам время, сокрушенно качаю головой, как будто произнося про себя – «после ремонта Большой Бэн стал спешить». Стою на набережной с удочкой, посмеиваясь в шелковый шарф над удивленными дамами в белом – я будто бы ловлю самую большую рыбу в старой доброй Англии. Возле ног ведро с загодя купленными в ИнтерСпаре живыми камбалами. В автобусе я не трачу силы, взбираясь повыше, а сажусь в самом конце и меланхолично листаю Морнинг Кроникалс, изредка поглядывая в окна, чтобы не пропустить свою остановку. И наконец в Британском музее я не показываю аллюр три креста из зала в зал, а усаживаюсь на диванчик перед небольшой гравюрой Дюрера и мечтательно прищуриваю глаза, устремляя свой взгляд в непреходящее. Завтра, быть может, буду оценивать Тернера. А пока спущусь-ка вниз, выпью чашечку без молока.

Chapter 5
Milk. Давно хотел услышать «мусор» вживую. Неожиданно удалось. Причем бесплатно. Удивительно – вышел прогуляться, свернул не в тот поворот, прошел километра три, понял, что заблудился, попытался вернуться назад и вышел на площадь, где проходил какой-то концерт против войны, голода или чего-то там еще. Как на меня действует музыка? Я вам не могу это четко и ясно сказать...вот именно так и действует – что я не могу четко и ясно говорить. Я не теряю контроль над собой. Мозг так же как и всегда раздает беспрекословные приказы органам и частям тела. Вот только сам он переходит в другое измерение. Оставаясь в голове, он парит над телом и видит гораздо дальше, чем показывают глаза. С последними аккордами стремительно опускается вниз....

Chapter 3
Спускался по эскалатору. Наконец-то понял, зачем они необходимы. Чтобы влюбленные парочки, где он выше ее ростом чувствовали себя максимально комфортно. Нужно лишь подобрать количество ступенек, компенсирующее разницу в росте. А какие они длинные эти эскалаторы. За то время, когда по ним поднимаешься/опускаешься многие успевают поцеловаться, поссориться, помириться, опять поцеловаться или разгадать кроссворд. Я стоял на почти безлюдной станции. Мимо прошли пара мальчишек с прическами а-ля Фродо Бэггинс. Вспомнился профессор Т и его прекрасная сказка. Тут в голову пришла одна из загадок хоббита Бильбо. «А что у меня в кармане?» И я подумал: «Интересно, а что у меня в кармане?». Понятное дело в правом переднем телефон (не рекомендуется), паспорт и деньги. В левом – носовые платки и какая-то мелочь. Две жевательные пластинки. Пивная крышка. Пуговица от рубашки. Сложенный вчетверо листок из блокнота. Что на нем написано. Как Вы думаете, что?

Middlechapter
Я стоял на мосту и смотрел в небо. Перед глазами плыли какие-то невообразимые полупрозрачные формы. В детстве я думал, что это молекулы. Потом повзрослел (года на два) и стал думать, что это планктон. Потом еще пару лет и услышал что-то об отслоившихся участках роговицы. И т.д. Я смотрел сквозь этот калейдоскоп в светло-серое небо. Мне стало казаться, что я стою на мосту через него. Мост через небо. Неизвестно, что за берега держат эту переправу. Откуда мы пришли и куда уйдем. Где-то остаются река, земля, деревья и камни, а мы идем по мосту через небо. Или стоим на нем. Я посмотрел налево – вверх по течению неба стоял на таком же мосту еще кто-то. Вниз по течению еще один. Все мы шагаем через космос к неведомой цели. Каждый выбирает свой бридж. Но иногда хочется остановиться. Посмотреть в сторону, рассмотреть сквозь туман чей-то путь и начать строить новый мост. Поперек неба. Навстречу этому человеку. И увидев, что он тоже движется тебе навстречу, понимаешь ради чего начал свой путь.

Prologue (вместо эпилога)
Так все-таки, прямая или круг? Отрезок или дуга?
Смехотворно малый промежуток времени
Удивительно незнакомые люди
Трепетное отношение к истории
Смесь эгоцентризма с великомученичеством
Обрядовые части кода и неловкая принципиальность
Бо, ба, бу, бы
Хром, ванадий, молибден
Поиск смысла там, где его нет


Теги:





-1


Комментарии

#0 22:33  01-03-2006МешокНоктей    
ээээ...типо я штоли первый?нах!
#1 00:02  02-03-2006Aborigen!    
Типа история наоборот...неплохой литературный язык .
#2 00:27  02-03-2006Слава КПСС    
Насмотря на неформат, зачот за последнюю строчку.
#3 02:06  02-03-2006Гудвин    
да вообще зачот.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
23:41  21-10-2018
: [0] [Литература]
Красиво солнце, день красив и статен
Красиво все, воссозданное им,
Красива лань, сопящая в кровати,
И сон её красив и нерушим

Листва красиво осень нарядила
Ей цвет горчичный впору, спору нет!
Красивы окна, двери и перила
И натюрморт из яблок и конфет

Красив и я, и с этим не поспоришь,
В пижаме шёлковой и в тапках из парчи,
Красив, храпящий во светлице, кореш,
Твой храп, мой друг, как музыка звучит

Красиво все разбросано по дому,
Играет зайчик солнечный с...
00:44  21-10-2018
: [31] [Литература]
Случилось мне, в году одиннадцатом, останавливаться в имении помещика Смердюкова, человека доброго и гостеприимного. Длинные волосы, орлиный нос и задумчивый взгляд выдавали в нём личность безусловно умную и образованную, влюблённую в себя и свои мысли, которыми он делился с прислугою и людьми наёмными....
16:14  20-10-2018
: [3] [Литература]
"Мир - говно" - писал курсивом,
Подавляя боль и злость,
Отставник Андрей Васильев,
Сжав в ладоне ржавый гвоздь

"Нету в этом мире правды" -
Дописал Илья Портнов
Наступив во тьме на швабру
Ту что бросил управдом

"Мир похож на Квазимодо" -
Вывел мелко дед Федот
Он горбат был от природы -
Стар, неряшлив, - идиот

"Мир есть ад" - добавил Павел,
Местной школы ученик
Всяк подряд его хуярил,
Бил Васильев - отставник

Управдом Сергей Незн...
12:27  20-10-2018
: [12] [Литература]
Был горизонт просторен, светел, чист,
Но всё же по осеннему печален.
Жестокого похмелья медный чайник
Вскипев, переходил на нервный свист.

Всходило солнце, нежной пеленой
Степенно обволакивало. Мнилось,
Что Осень коматозная приснилась,
И жизнь идёт тропинкою иной....
16:45  17-10-2018
: [12] [Литература]
Про приставки

Аленку третий день мучал вопрос: она еще девственница или уже нет. Первый секс случился пьяным, вялым и быстрым. А главное, Аленка понятия не имела, какие должны быть ощущения от настоящего секса, поэтому определиться в своем статусе не могла....