Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Господа бомбисты!

Господа бомбисты!

Автор: San Tec
   [ принято к публикации 00:57  20-03-2006 | Спиди-гонщик | Просмотров: 303]
- Господа бомбисты, позвольте представить, ротмистр Бурмистров, Аркадий Евстратович, из сочувствующих – запыхавшись, выпалил вбежавший в открытую дверь юноша. Тонкими морщинками на молодом лбу и горящими глазами, он походил на вольного слушателя технической академии.

Бурмистров, щеголевато щелкнув каблуками, резко кивнул.

Двое мужчин, в наскоро выкрашенной, зеленой краской комнате, сидевших на панцирных кроватях, покрытых застиранным, не свежим бельем, переглянулись.

- Артемий Альбертович, закройте дверь! – оборвал юнца, мужчина средних лет задвигающий картонную коробку ногой под кровать, опершись локтем на деревянный стол: - оставьте же, наконец свой юношеский энергетизм. Так не долго и посторонние уши привлечь, уважаемый.

- Нам всем стоит быть чуточку осмотрительней – подхватил второй, с мохнатыми бровями, сдвинутыми на большом округлом лбу с глубокими залысинами.

- Будьте покойны, я нарочно не сразу к Вам, выжидал, пока не убедился, что соглядатаев нету. Будьте уверены, окрест все спокойно.

- Однако мы отвлеклись. На сколько мне помниться, Вас «Лис» рекомендовал, давеча, сам даже обещался представить. Но, к сожалению, его теперь с нами нет – Обводя взглядом представленного Бурмистрова, тот что двигал коробку под кровать. Теперь он нервно теребил усы, то и дело обводя пальцами кончики губ: - меня называйте «Шустов», его Вам следует звать «Шмель» - вскинув руку в сторону человека с густыми бровями: - Ну, а с господином Ермиловым Артемием Альбертовичем, вы уже знакомы. Желаете в движение?

- Желаю-с! – опять тукнул каблуками Бурмистров.

- Полноти, любезный! У нас для этих глупостей времени нет! Вы должно быть в курсе, что сегодня ночь последних приготовлений – Сдвинув брови еще сильнее, стал нервно постукивать пальцами по столу Шмель.

- Позвольте метать мне, господа! – вытянувшись по струнке, предложил Бурмистров.

- Экий вы, однако, быстрый – усмехнулся в усы Шустов: - у нас и бомба-то еще не приготовлена, а вы уже метать собрались, к тому ж о плане не соизволили удосужиться.

- Ну, так давайте же к делу господа – заговорчески, пробормотал Шустов, доставая из-под кровати увесистую картонную коробку и ставя ее на стол у окна.

Шмель и шустов продолжали сидеть у стола на кроватях, Бурмистров устроился на придвинутый Ермиловым к столу табурет. Сам, Ермилов остался стоять, сделав лишь несколько шагов ближе.

Желтый свет одинокой тусклой лампочки, весящей под потолком, лениво разливался по комнате, отражаясь в запыленном окне. За окном стегал ливень, раскачивая ветку с алой гроздью рябины, жалобно скребущуюся в стекло. Всё остальное поглотила непроглядная тьма.

Шустов выкладывал из картонки содержимое: листы плотной бумаги, жгуты, моток веревки, складной перочинный нож, и пару бумажных пакетов с сыпучим содержимым.

Шмель замельтешил руками над столом, поправляя все с расстановкой, раскладывая ровнее, с неподдельной любовью.

Приготовления были не долгими и через минуту, Шустов уже стал смешивать содержимое двух пакетов на большом листе писчей бумаги.

Смахивая ладонью, крупные капельки пота с лица, Шустов часто отрывался, что бы сделать глоток остывшего чая, из серой алюминиевой кружки. Затем он снова возвращался к порошкам, пожевывая в уголке рта смятую папироску, пепел от которой падал на колени.
Щуря один, глаз от тонкой струйки дыма, Шустов добавил еще одну горсть порошка.

- С селитрой? – полюбопытствовал Бурмистров: - надо бы с селитрой.

Шустов недоверчиво кольнул его своим пронзительным взглядом, не скрывая сарказма: - я смотрю, вы весьма осведомленны технически, господин Бурмистров.

- Господин Бурмистров, сам из бомбистов. Ему даже собственноручно приходилось бомбу метать – встрял Ермилов.
- Да? – уважительно протянул Шмель.
- Да-c! Довелось!
- В кого же метали, ежели ни секрет? – с нарождающейся почтительностью, неподдельно любопытствовал Шмель.
- Известное дело, в узурпаторов! – гордо ответил Бурмистров.
- Однако! – почти восхищенно подытожил Шмель, на секунду даже раздвинув брови.

В комнате снова повисла тишина. Все с интересом наблюдали за работой Шустова.

- Господа, давеча сон прелюбопытнейший видеть довелось: - прервал тишину Ермилов, звонким голосом.

Шустов дернулся от неожиданности просыпав шепотку белого порошка на стол: - Избавьте, Артемий Альбертович, опять про курсисток?

- Будет Вам, отнюдь. Сон не крамольный, можно сказать, совершенно даже по делу. Только неприятный. Буд-то бы сплю я дома, а ко мне жандармы врываются и ну меня крутить. Я и сил вроде полон, а пошевелиться не могу. Ни как вырваться не получается. А жандармы сами странные такие, в ангелов переодеты и всё тащат меня куда-то. И вот удивительное дело, я спокойный такой, а мысль всего одна: хорошо, что не в чертей одеты…

- Тьфу, на вас Ермилов! Вы еще накаркайте! – не сдержался Шмель.
- Ей богу, Артемий Альбертович! – добавил Шустов.

Всё остальное время заговорщики дружно молчали, пока работа не была полностью закончена, и на стол не водрузился плотный сверток, перетянутый бечевкой.

- Ермилов, вы шнура достали? – наклонив голов, зыркнул на него Шустов.
- Помилуйте, где ж мне шнура теперь достать? – развел руками Ермилов.
- Бог Вам судья, Артемий Альбертович. И так обойдемся. Но поручить Вам, верно ни чего нельзя.
- Чего же это бог мне судья, словно дело богоугодное у нас. По мне, так бомбить божьего помазанника, дело совсем не богоугодное.
- Вы право слово нигилист, Ермилов!
- От чего же сразу нигилист?

- Тихо! Тс!– приложил указательный палец к губам Шмель.

В коридоре за дверью, послышалась приглушенная возня. Все замерли. Шустов медленно стал засовывать руку под подушку.

- Вроде тихо – прошептал Шмель.

- Позвольте господа, не иначе как для самого помазанника, бомба, для императора? Царя нашего, батюшку? Тогда настаиваю, бомбу метать следует мне! У нас с ним свои, давние счеты – котом, перемазанным в сметане, облизнулся Бурмистров.

- Какие же счеты могут быть у ротмистра с царем, любезный Аркадий Евстратович – ухмыльнулся Шустов.

- Дело сугубо личное – отрезал Бурмистров.

Шустов вопросительно посмотрел на Шмеля. Тот чуть заметно кивнул.

- Мы не против.
- Вот и ладненько, потирая руки, засиял улыбкой Бурмистров.

- Светает, господа. Время – не отрывая взгляда от окна, констатировал Шустов.

Последние подготовки заняли еще какое-то время, но в скорее все четверо революционеров-заговорщиков, вышли из комнаты в длинный серый и мрачный коридор.

Бурмистров прикрыл бомбу полой полосатого льняного пиджака и зашагал за соратниками.

От волнения, у него на лбу проступила испарина. Бурмистров шагал, тяжело дыша, различая впереди только спины товарищей. Всё остальное смазывалось и расплывалось, глаза щепал льющийся ручьями пот, время и пространство будто скомкалось. В голове стучал язык набатного колокола.

И когда Шустов скомандовал «приготовиться», Бурмистров не понимал, как долго они шли, и где находятся.
Но после крика Шмеля «смерть тирану!», Бурмистров словно проснулся, ожил и голова несказанно просветлела. Он схватил сверток, поджог шнур и швырнул его в открытую Ермиловым дверь, на мгновение встретившись взглядом с человеком в окладистой бороде.
- Я царь! Как вы смеете! Охрана! – донеслось из глубины комнаты.

И словно по мановению волшебной палочки, коридор стал заполняться бегущими в их сторону жандармами.

Последние, что видел Бурмистров, пока его не повалили на холодный каменный пол, это как Шустов и Шмель, встав плечо к плечу и вытянутым указательным пальцем, стали отстреливаться. Шустов, распахнул полосатый пиджак, пижамы и вытащил оттуда вторую руку с выпрямленным пальцем.
Шустов стрел сразу с двух рук, успевая только издавать звуки «Кх-кх!».

Скомканный сверток бумаги, перевязанный веревкой, так и не рванул, только тлея догорал, заполнив коридор дымом с резким запахом.

Сон, господа! Сон в руку. Жандармы во всем белом! В ангелов переодеты, вы видите, господа?! – кричал Ермилов, засунутый в смирительную рубашку.

- Надо было «революционеров» и «царя» в разных блоках держать, а то не дай бог получиться как в прошлом году с «Коперником». Кто ж знал, что его сосед по палате вдруг возомнит себя, «прокуратором инквизиции» – сетовал, торопливо поднимающийся по лестнице, Главврач седьмой психиатрической лечебницы: - А с другой стороны, как было в «ротмистре», распознать буйного. Маршировал себе по палате целыми днями, даже «боже царя храни» пел. А тут такое! Может он в столовой с «царем» чего не поделил?


Теги:





0


Комментарии

#0 12:00  20-03-2006San Tec    
Да, уж... пора что-то менять! Буду писать про дерьмо и еблю! Тут это нарасхват :-)
#1 12:15  20-03-2006Гудвин    
мне понравилось.
#2 12:18  20-03-2006San Tec    
Люди, может мне ктоньть вразумительно обяснить!!! чё не так в моих высерах???? ПЛИЗ!!!!
#3 12:41  20-03-2006bitalik    
Потомушто все это уже видели в фильмах пра фандорина.
#4 13:02  20-03-2006San Tec    
bitalik

Не думаю, что именно ЭТО... а что с текстами-то не так?

#5 13:08  20-03-2006bitalik    
Да нормально все с текстом. Артемий Альбертович.
#6 13:09  20-03-2006Paul    
Bitalik про Фандорина ферно сказал. Я бы довавил - в том смысле, что российская литература крепко и надолго отравлена Акуниным. Лучше б он Мисиму переводил себе, и молчал. Что касается крео - написано неплохо, стилистические приемчики с каждым разом у него становятся интереснее. Понравилось вот это:

"-В кого же метали, ежели ни секрет? – с нарождающейся почтительностью, неподдельно любопытствовал Шмель.

- Известное дело, в узурпаторов! – гордо ответил Бурмистров. " (с)))))))

Я бы подумал, что на сюжет натолкнул Пелевин "Чапаев и Пустота", но знаю, что San Tec от него не восторге.

Диалоги - на уровне. Есть пара-тройка негативных деталей, но их здесь обсуждать не стану, потому как на Литпроме любимая забава -кого-нибудь хями крыть. Только нчало дай!)

#7 13:29  20-03-2006San Tec    
Когда жхоть один мои текты глубже читать будет... там еще меж строк дохую чего такого... для осмысления!
#8 15:46  20-03-2006Zuka    
блин...

вот даже у меня ассоциации с Акуниным.. хотя я его читала очень мало...

не дает видимо тебе слава Акунина покоя :))) хехе )))

а все остальное я тебе в письме напишу :))

до востребования )

#9 21:15  20-03-2006ГССРИМ (кремирован)    
Автор, Вы написали очень хороший текст. Выбор рубрики скорее всего был обусловлен его "неформатностью". Видимо он плохо удовлетворяет требованиям КК. Я совершенно не разбираюсь в КаКа, но как мне кажется, неплохо знаю и понимаю обычную литературу. Я считаю, что в литературном плане ваш текст лучшее, что здесь публиковалось со времён "бунинщины" от joy_division

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=9328

В тексте мне больше всего понравился отрывок

"Желтый свет одинокой тусклой лампочки, весящей под потолком, лениво разливался по комнате, отражаясь в запыленном окне. За окном стегал ливень, раскачивая ветку с алой гроздью рябины, жалобно скребущуюся в стекло. Всё остальное поглотила непроглядная тьма. "

Я нахожу, что это "вышак", как здесь принято говорить.

#10 10:46  21-03-2006San Tec    
to Герой Советского Союза Рамон Иванович Меркадер

Спасибо за исчерпывающую рецензию! Она действительно важна для меня.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:15  21-04-2017
: [6] [Децкий сад]
Я хорошо помню, как мой младший брат Сашка выдумал эту историю. Он долго готовился. Рассказывал мне её перед сном, учил наизусть детали, добавлял подробности.
- Никто не поверит – издевался я над братом.
- Почему? В Сожри-печень верят, Вырви-глаз, а в Чёрную Собаку Смерти не поверят?...
22:07  18-04-2017
: [4] [Децкий сад]
"...Они умрут.
Все. Я тоже умру.
Это бесплодный труд.
Как писать на ветру."
И.Бродский. "Натюрморт"

"...Булки фонарей, и на трубе, как филин,
Потонувший в перьях нелюдимый дым."
Б. Пастернак "Зимняя ночь"

"....
22:04  18-04-2017
: [10] [Децкий сад]

Красавица зеленая – размашистая елка
Заснеженный овраг прикрыла с грустью
Печаль тоскливая вонзилась, как иголка
Конца и края нет лесному захолустью

Ярила на коне. Весна опушки обнажила
И белые цветы, так робко, гнутся на ветру
Не первый раз сугробы елка сторожила
Храня за снегом юности незримую черту

Но люди за природой наблюдают вечно
Вот опергруппа за город летит беспечно
В овраге стаял снег, а там «подснежник»
Корявый с медом запах, цвет «мятежник»

...
Кисловодск- город моего детства. В последний раз я был там в 93м. Моя прабабушка Лидия Алексеевна жила в самом центре города на Курортном бульваре дом номер 1. Когда этот дом принадлежал какому-то купцу. Но потом советская власть нарезала его огромные комнаты на крохотные коммунальные клетушки и заселила новых жильцов, попроще да победнее....
Уж и зима, разнюнившись,
Ушла на крайний север,
И пароходик юности
Прощальный дал гудок,
А я всё, как дурак, ищу
Четырёхлистный клевер,
Повесив, будто бы ярмо,
На шею поводок.

Собачья воля- вечный раб
Пружинки карабина,
Собачий кайф- поймать за хвост
Какой-нибудь мираж,
Но если я сошёл с ума,
То лишь наполовину,
И больше не ловлю любовь,
Хотя имею стаж....