Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Обряды падения

Обряды падения

Автор: не жрет животных, падаль
   [ принято к публикации 14:39  19-06-2006 | Бывалый | Просмотров: 300]
Есть такая притча: Султан по имени Аладин, но не тот, который прославился лампой и содержимым в ней джинном, а другой - не менее могущественный. Однажды, он заставил подчинявшихся его воле великанов построить башню невероятной высоты. Тщеславие султана не позволило ему ограничиться постройкой башни, своды которой упирались бы в небосклон – нет, он хотел большего – он хотел иглой шпиля пронзить небо насквозь. Он хотел бесконечности. Аллах же, решил по-своему, перевернув башню вверх дном так, что с той поры, султан падает вниз в бесконечность, которой так желал. И падение это будет длиться вечно.

При высоком уровне обобщения все люди невероятно похожи. Чтобы заметить отличия, разделить человечество на собрание индивидуальностей, приходится вглядываться в мелочи, в которых зачастую скрывается дьявол. Сколько ангелов умещается на булавочной головке? Сколько историй нужно услышать о человеке, чтобы различить его лицо в толпе.

Она была лишь частью огромного организма, населявшего обветшалый дом в конце переулка. Организм этот был соткан из мириад звуков, разделенных на замкнутые пространства тонкими стенами. Он дышал, двигался и источал зловоние взаимной ненависти, сопровождая каждый свой день какофонией звуков. В нем каждая судьба, история каждой клетки становилась лишь последовательностью колебаний воздуха, раздражающей чужие барабанные перепонки. Каждый из них, населявших этот дом, становился лишь словами, сказанными о нем из другой квартиры.

Выходя из дома сегодня, она обернулась и, глядя на горящие унылым светом окна, подумала о том, что если дом замолчит на мгновение, то его тонкие стены лопнут от напряженного прислушивания тысяч ушей, а его пленникам удастся сбежать.

Чтобы выжить в нем до тех пор, пока не перестанет дышать этот организм в темноте подвалов, в затхлости чердаков, в висельном уединении квартир, в сварливой духоте кухонь, необходимо слушать каждый звук, расплетая пестрое лоскутное покрывало слухов, сплетен, стонов и криков.

Она не могла заснуть уже несколько месяцев. Она не помнит день, когда это началось, но чувствует продолжительность. Задумавшись о том, как другие люди засыпают среди разбросанных, оставленных другими, попросту забытых тут и там звуками, она стала искать метод сна.

Уставать до полусмерти и проваливаться в царство Морфея без следа у нее не получалось. Секс тоже не стал лекарством, выматывающее действие которого могло ее усыпить. Тяжелое дыхание и липкие стоны только ложились на ее бледное лицо укоряющими взглядами соседей, не прощающим беспокойства там, где покоя никогда не было. Засыпание под акомпанимент телевизора также обернулось тщетностью усилий. Прислушиваясь к историям рассказанными людьми, окружающими ее людьми, она стала считать овец.

Правда, овцы не являлись для нее интересным образом, ее притягивало наблюдение за последовательностью, но отталкивало равнодушие и необходимость представлять. Тогда она обратилась к памяти и нашла образы для подсчета там.

Если при высокой степени обобщения метод у всех один, то отличия кроются в способе реализации и подборе предмета. Она мало что могла рассказать о себе, но ее память хранила воспоминания о жизнях загубленных ею в утробе так и не рожденных детей. То, кем они могли бы стать, эти кровавые куски плоти на хирургической стали. Их много, вот идет ее сын-инженер, чья судьба сломалась не начавшись, вот дочь-киноактриса, чьей популярности помешало решение матери, за ней другая дочь-модный модельер, чей талант пролился кровью на холодную белизну операционного кафеля. Художники, писатели, водители, врачи – шествуют перед ее глазами, заставляя ее воображать их возможное прошлое, на них - ни капли крови, они безупречны, а вот ее руки в крови по локоть. Политики, военные, чиновники, журналисты – один за другим, наливая ее веки свинцом.

Считая их тела, перебирая сценарии их жизней, представляя их внешность она засыпала, превращая сон в поминальную молитву, вспоминание тех, кого никогда не было. Но скоро и эта возможность пропала. В колющей глаз темноте спящего дома поселился новый звук - детский плач разрывал хрупкую тишину и возвращал ее в смоченный жаром мучений постельный плен.

Она завидовала, плакала, ненавидела и снова завидовала кому-то, не понимая: откуда здесь взялась новая жизнь, кто принес сюда и поселил здесь это раздражение. Вопросы соседям, любопытные взгляды, брошенные в чужие двери, стук в стену – ответа не было. Она потеряла сон в поисках младенца. Ей невыносимо делить с ним свой сон, свое пространство. Ее дети, раньше дарившие ей успокоение, теперь вселяют ужас, снова превращаясь в кровавое шествие – и она гонит их, повторяя свою историю слово в слово.

Она прячется от этого надрывного плача, убегая из дома. Сбегает по лестнице темной, как сама ночь. Хочет найти источник детского плача и колотит во все попадающиеся на пути двери - никто не открывает. Коридоры пусты, свет не горит. Голосов, ругани, споров - не слышно. Дом перестал дышать. Она кричит, но ни одна дверь не скрипнула, никто не заматерился на нее – ни одного звука. Ей страшно и она бежит наружу, на воздух. Ноги дрожат и не слушаются от паники, охватившей ее. Боязнь остаться брошенной в опустевшем доме.

Спотыкается обо что-то:

- Есть прикурить? – откуда-то из темноты доносится хриплый уставший голос.
Она протягивает спички и в отблеске пламени различает лицо, незнакомое, но чем-то близкое. Длинные волосы, нестриженная, но недлинная борода, высокий лоб, уставшие глаза. Она немного успокаивается от того, что хоть кто-то здесь есть и ребенок кричит не только для нее.
- куда Вы торопитесь? - продолжает незнакомец
- я не могу здесь оставаться, он постоянно орет, куда смотрят его родители, совершенно невозможно спать?
- плата за легкомыслие, Вам, должно быть, известно… - он улыбается, не отводя взгляд от горящего кончика сигареты. На ее сердце зияет огромная рана, глаза готовы вспыхнуть слезами.
- какое тебе-то дело?
- видимо, мне есть дело до всего… мне, знаете ли, все чаще приходится платить за чужие ошибки – мы же не умеем прощать.
- о чем ты?
- мы не успокоимся до тех пор, пока не принесем жертву, разве не так? Это привычно для нас, мы продолжаем жить только, если обвиним кого-то или что-то в своей бесперспективности.
- а ты тут причем?
- ну, должен же кто-то это делать за всех.
- чего делать-то, толком скажи?
- страдать, чего еще-то… по-другому никак – затянулся сигаретой и принялся подниматься с пола, на котором сидел. С трудом, шумно.
- я здесь уже почти каждый день, знаете, это стало работой…
- в смысле?
- вы сбегаете по этой лестнице, ругаясь и крича, в течение нескольких лет, сталкиваетесь со мной, как сейчас, я бываю здесь не всегда – такая работа…
- что ты несешь? Каких лет?
- неважно, может и больше… я думал, может, Вы поймете, откуда крик - но у меня не так много времени для объяснений. Ладно, прощайте… - он окончательно поднялся и стал тянуть с пола какой-то огромный предмет, другой рукой поднимая странные металлические стержни, обернутые в тряпку.

Может, кто-то их жилищно-комунального хозяйства - подумала она с какой-то брезгливостью. Вечно так, нажрутся под вечер, и давай валятся тут в темноте… людей пугать. Бред несет какой-то.
Он спускался по лестнице, волоча на себе нечто огромное, как шкаф, почти скрытый темнотой шаркая и громыхая поклажей о ступени.

- пора мне на работу – остановившись на секунду, бросил он ей и вздохнул – почти каждый день. Знаете, я не могу вспомнить ради кого сделал это впервые. Вы все так похожи.

Она все пыталась рассмотреть, что он тащит на себе, силясь пронзить мрак взглядом. На секунду показалось, что это - крест в полтора человеческих роста. Его шаги уже растворились в тишине и отголосках детского плача, мучавшего ее.

Она вышла на улицу проследить, куда пошел незнакомец, но во дворе уже никого не было.
Она посмотрела на дом, ожидая увидеть привычную клетку горящих окон, означающих жизнь организма. Но горело только одно окно, то из которого она так часто смотрит вниз…
скоро и оно погасло….

_______________________________________
Не жрите жывотных – они вас тоже не любят


Теги:





-1


Комментарии

#0 15:40  19-06-2006чайка-не то...    
ну да вы ,как я погляжу, психолог?

достойная вещч - но не боитесь ли сойти

с ума , любезнейший??? али энто моднаму стилю дань?..!

#1 15:56  19-06-2006arhy    
Очень хорошо! Прямо-таки - ПИЗДАТО!!!
#2 16:49  19-06-2006Це Рульник    
Как всегда заибцом...спасибо афтар...
#3 17:07  19-06-2006Luka    
что-то есть тут...
#4 17:13  19-06-2006Слава КПСС    
Инет отключили, каммент проебался. Я бросил читать после третьего подряд абзаца, составленного из одного бесконечного предложения.
#5 17:34  19-06-2006rak_rak    
что-то странное творится с людьми
#6 18:35  19-06-2006Спиди-гонщик    
наша тема. бог - он ведь рядом ходит беспезды.

а возможно и тексты тут комментит, хехехе

текст отличный. автор, я не знаю, откуда ты такой взялся, но пиши ещё, ибо получается ахуенно.

#7 21:23  19-06-2006Carma    
не жрите детей - они вас тоже любят
#8 21:24  19-06-2006Carma    
(в целом согласен с Бывалым, но я дочитал до конца. Осилил, ожидал большего)
#9 23:05  19-06-2006не жрет животных, падаль    
я стал много спокойнее... got some zen!

всем огромное спасибо... вы не пожалели времени


2 чайка - не то...

психология повсюду в нашей жизни, куда ни плюнь - никуда не денешься. знать названия терминов - значит быть эрудитом, все остальное знает каждый... говоришш, сойти с ума - что если я уже там? все что модно - на MTV


2 Бывалый - когда нет твоего камента - становиццо не по себе. автобиографическая справка: первый тегзд, котоорый я прочетал на литпроме был "Расизм" Ренсона - блять, как я плакал... лаконичное убийство нах, сцукко - небожитель. но я никогда не буду так писать - не умею. потому што до этого был хотя бы Берроуз. вначале было слово.


2 rak_rak: тебя што настораживает?


2 Спиди-гонщик: откуда все беруцца?


2 Carma: ну хуевознает...


2 Archy, Чебурашка, Це Рульник (отдельно), Luka и туолл: спасибо за то, что Вы были здесь и читали это, за поддержку...

#10 23:18  19-06-2006Слава КПСС    
Пиши исчо, буддист.
#11 23:58  19-06-2006Безенчук и сыновья    
красиво излагает.
#12 00:21  20-06-2006Гудвин    
радует автор. сильно излагать может, очень сильно.
#13 00:35  20-06-2006Samit    
автору почет и уважение. понравилось, необычно, но читателя уважает, не бравирует, мол, я такой а вы - плебс. молодца.
#14 02:48  20-06-2006Light_ShadoW    
афтар малаца! Пеши исчо
#15 07:11  20-06-2006Частный случай    
Ахуенно!
#16 11:45  20-06-2006al mare    
здорово!

язык, как всегда, хороший, но даже не в этом дело...

поучительно, но легко, без излишней демагогии...

общее настроение какой-то легкой грусти, но не безысходности, как иногда бывает...

Вообщем молодца!

#17 17:18  20-06-2006ЖеЛе    
слог хороший...текст грамотный...а содержание - не цепляет ваще...
#18 21:43  20-06-2006не жрет животных, падаль    
2 all:

еще раз всем спасибо... за то, что невозможно знать, что вам понравиццо завтра. жить все-таки интересно...


ЖеЛе: польщен беспезды, но содержание вопрос сиюминутный - новый креотифф - новое содержание...тематика очень индивидуальна, кому-то - в самую жилу, кому-то - ни разу. не обессуть

#19 14:32  23-06-2006чайка-не то...    
:D быть эрудитом... скучно порой ...

наверно и тяжело с людьми коннектиться

... не всеж они эрудиты-то ... люди-то ...

а вообще- афтар - ты креатор еще тот...

так держать...

#20 11:21  29-06-2006Сдвиг    
очень красиво. и очень сложно (гггыы).

про ангелов на булавочной головке у кого-то ведь одолжил? больно уж знакомо. хотя, может и ошибаюсь.

молодчина, ты, Автор.

#21 11:21  29-06-2006Сдвиг    
очень красиво. и очень сложно (гггыы).

про ангелов на булавочной головке у кого-то ведь одолжил? больно уж знакомо. хотя, может и ошибаюсь.

молодчина, ты, Автор.

#22 12:48  29-06-2006не жрет животных, падаль    
Сдвиг: про булавку - это ж народная английская поговорка, а про дьявола - французская... фольклор нах
#23 12:57  29-06-2006rak_rak    
перечитал ещё раз. ОХУИТЕЛЬНО.
#24 00:17  01-07-2006Бисерова    
Как туда дойти??????
#25 08:07  25-07-2006Частный случай    
2Бисерова

Туда дойти невозможно по своей воле

#26 12:53  12-08-2006Копростаз    
Очень хороший слог. Читать приятно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....