Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Перезрелые плоды сексуального просвещения

Перезрелые плоды сексуального просвещения

Автор: Дима Клейн
   [ принято к публикации 20:54  09-08-2006 | Бывалый | Просмотров: 262]
(перевод А.С.Пушкина на русский язык)

Лилит дана была Адаму,
Чтоб не прервАлась жизни нить,
Но романтическую даму
Никто не знает как любить.
Лилит капризна и спесива,
Сама решает - быть - не быть,
Умна, гриппозна, прихотлива,
Решил Адам ее забыть.
Поскреб ребро, пошел налево -
И вскоре появилась Ева.

Мы все любили понемногу
Кого-нибудь и как-нибудь,
Так сексуальностью, ей-Богу,
У нас не мудрено блеснуть,
Бывало, выпьешь граммов двести,
Заешь случайною едой,
И побежишь к своей невесте,
И даже, может быть, к чужой.
Душа стремится вон из тела,
И бъется изнутри в висок,
А после тихо и несмело
Находит выход между ног.

Скучают пусть гермафродиты –
Им в жизни нечего искать,
А нам, простым и блядовитым,
Всегда есть чем себя занять,
Мы в книгах секса не искали,
Мы ощупью торили путь
И в спальне, и на сеновале -
Туда-нибудь, сюда-нибудь…
Мы знаем путь короткий к раю,
Зачем ширяться, водку пить ?
В альковах неродного края
Мы будем это… ну… любить.

....

Он был романтик. С юных лет
Любил он водку и минет,
Под ночь молоденьких девчонок -
Провинциалок из пеленок -
Любил «на хату» приглашать,
Чтоб до утра их посношать.
Слова тягучей пеленою
Меж губ его текли с слюною,
Горели глазки в поздний час,
И член торчал, как в первый раз…

И вдруг она. Пришла. Разделась.
Вокруг смущенно огляделась.
Стакан небрежно приняла,
И крепко член сама взяла.
Стонал, метался наш герой,
Пытался закусить икрой,
Залить шампанским пламень страстный,
Но это был все труд напрасный.
Романтика хватил удар,
И потерял он речи дар…

Романтика – предмет случайный,
Нет в ней ни правил, ни примет,
Любовь живет мечтой и тайной,
А в сексе тайн, признаться, нет!

Махая членом влево, вправо,
Он зачинал детей легко,
Свое отстаивая право
Спать с теми, кто недалеко,
Девиц приличных и публичных,
Провинциальных и столичных
Он в позы ставил по утрам,
Отдавшись розам и ветрам.

Его веселый и блудливый
Блестел от пота крепкий лоб,
И разговорчик похотливый
Он вел, не разбежались чтоб -
Девицы фыркали спросонья,
Смеялись под его рукой,
А он считал оргазмы, стоны,
И не стремился на покой…

Но годы шли, он изменился,
Окреп в постелях, возмужал,
Лишь список на вечер читал -
Когда он, где и с кем лежал.

Его пример – другим наука,
Любовь все ж, не простая штука,
И в сексе надо точно знать,
Кого ведешь к себе в кровать.
Романтик, отдыха не зная,
И женщин праздно не считая,
Либидо тратил каждый день.
Лесов таинственная тень
Его не волновала сроду,
Таков он был – дитя природы,
Владелец денег и бл%дей,
Кумир соседей и друзей.

Каким он был, таким остался,
Хотя, слегка поистаскался,
Но глаз блестел и зуб кусал,
Он ту – имел, а ту – бросал,
Кутил налево и направо,
И впереди бежала слава
Его шагов. Таков он был –
Кого – сношал, кого – любил,
Не делая себе различья,
Что неприлично, что прилично.
Он годы жизни тратил так,
И на горе не свистнул рак.

В наш век, суровый и прекрасный,
Когда всё в жизни, вроде, ясно –
Играй, живи, пей пиво, пой,
А после молча – на покой,
Романтик идеал искал,
Средь простыней и одеял.

Итак, она звалась Татьяной,
А, может, как-нибудь еще,
Романтик, опытный и рьяный,
В нее влюбился горячо.
Она стихи ему читала,
Тревожно в телефон дышала,
Внимала глупостям подруг,
В надежде разорвать свой круг.
О муза! Нас толкаешь ты
Всегда на поиски мечты.

Романтик встретился с Татьяной
В веселой, шумной суете,
Где собрались – увы! – не те,
Но место было для романа.
Он подошел к Татьяне резво,
Хотя не совершенно трезво,
И нараспев ей прочитал
Чуть неприличный мадригал.
Татьяна вздрогнула, смутилась,
По сторонам оборотилась.
Допила. И скорей ушла,
Сославшись на свои дела.

О женщины! Дела, делишки…
Теперь за сладкие коврижки
Вас не купить. Знакомы вам
Все тонкости любовных драм,
Но наш романтик был повеса
Крутого, нового замеса.

Столица, где грустил романтик,
Была развратный уголок,
Там всюду юбки, джинсы, платья
Вокруг прелестных вьются ног,
Там день и ночь видений полны,
Там алкоголя плещут волны,
И вьется дым от сигарет,
Все есть в столице! Нас лишь нет.
Столица многих повидала,
И всех на свой лад воспитала.

Татьяна, пылкая душою,
Забылась карточной игрою
В кругу подруг, друзей. И тем
Сбежать хотела спорных тем.
И в спальне скромной и убогой,
Прилежно помолившись Богу,
Она страстям свои дала
Тревожно биться до утра.
Под утро, протрезвев немного,
Татьяна вновь молилась Богу.

О мир столичный, как ты крут!
Как многих ты пускаешь в круг
Страстей невинных и порочных,
Что вяжут пуще цепей прочных.
Свободный, новый романтизм
Толкает люд в либерализм.

……..

Романтик жил в столичном шуме,
Играл на скачках и бегах,
Ни разу не был в ГУМЕ, ЦУМЕ,
Но только в модных бутиках.
Его пример – другим наука,
О, Боже мой! Ведь только сука
С утра до вечера в бегах,
В тревогах, страхах и делах.
Романтик же, как фрукт столичный,
И с детства к суете привычный,
Был нервен, слаб и похотлив,
В деньгах особенно счастлив –
Из тех, что падают случайно
На пол. Ни для кого не тайна,
Что деньги любят только тех,
Кто не закончил Политех.

……………

Они сошлись. Вода и пламень.
Фонарь и тьма. Кирка и камень
Не столь различны меж собой,
Как натурал и голубой.
Романтик нравов был не строгих,
Но простодушных и прямых,
В постели видел очень многих,
Но не видал он голубых.
Володя Ленский, друг печальный,
С власами длинными до плеч,
Овеянный мечтой и тайной,
Романтика сумел увлечь.
Чем ? Мы наверное не знаем,
Но кое-что предполагаем.

Любовь не ведает пристрастий,
Словно корабль среди ненастий
От сердца к сердцу ищет путь
Хотя, не в этом даже суть.
Любви все возрасты милы,
А также расы и полЫ.

Романтик заработал денег,
Ну, в смысле, где-то их украл,
Хоть был он фат и неврастеник,
Однако, деньги зашибал,
И в пьяном сумрачном веселье,
Сквозь матершинный перезвон,
Друзьям заказывал он зелье,
Чтоб пили все со всех сторон.
Не пил один Володя Ленский,
С душой темной, готтингентской,
Володя трезв был, молчалив,
В речах не очень говорлив.
Так водится – в кругу бл%дей
Быть должен кто-то из людей.

Романтик жизнь любил, как девку –
Нахально, жадно, горячо,
И часто утром, нараспевку,
Кричал он, мол, хочу еще! -
Романтику все было мало:
И баб, и денег, и вина,
Его с похмелья так шатало…
Хотя не в том его вина.
И что вина ? Винить напрасно
Себя, коль жизнь твоя прекрасна -
Пей, пой и фан скорей лови,
Что можешь – под себя греби,
Не заморачивайся тупо,
Поскольку думать – это глупо.
Не для того рожден на свет,
Чтоб разбирать – что «да», что «нет».
Есть люди поумнее нас,
Им в руки этот флаг как раз.

Романтик думал о Татьяне,
Небрежно щупая подруг,
В налитом до краев стакане,
Вертелся его мыслей круг –
Что ? Как она ? Опохмелилась ?
С утра побрилась и помылась ?
С кем нынче в оперу идет ?
И кто ее потом %%%т ?
Вопросов тьма, кругом туман,
Нет повода начать роман…

Образовался треугольник. Любовный.
Так тому и быть.
Володя, друг немногословный.
Романтика не мог забыть.
Татьяна тоже так страдала,
По романтическим речам,
Что заикаться даже стала
И обратилася к врачам.
Страдал романтик. Но не этим.
Болел он триппером слегка.
Болезней много есть на свете,
Об этом знают даже дети –
В любви не долго до греха.
Секс сладок, как в коктейле вишня,
Но как бы вдруг чего не вышло…

В тиши, во мраке заточенья,
Скучал романтик на леченье.
Без пива, карт, друзей и баб
Здоровьем он слегка ослаб.
Татьяна, нежная душою,
К романтику пришла. Собою
Пожертвовать ему решив.
К тому ж, романтик был красив.
Приятно помогать больному,
И розовому, и голубому,
Коль у него всего в достатке -
И ум, и член, и счет в порядке.
И сексуальность есть вполне
Свиданий ради при луне.
К тому ж, больничная стезя
Удобна очень секса для.

Запомнив наставленья мамы,
Татьяна выбрала тот самый
К мужчине краткий, верный путь.
Романтик тронут был чуть-чуть
Ее котлетами в кастрюльке,
Бутылкой водки, банкой тюльки,
Но больше всех его взяло
Сушеной воблы пол-кило.
Путь к сердцу есть через живот,
Вам мама, девушки, не врет!

В больнице полежав недолго,
Романтик вышел с чувством долга -
Мол, должен выпить поскорей
И навестить своих друзей.
Татьяна, позабыв о чести,
Невинность бросила в размен,
Поддавшись похоти и лести,
Она попала к страсти в плен.
Романтику она призналась,
Что до него ни с кем не зналась
Почти. (Случайных связей счет
Никто давно ведь не ведет).
А неслучайных связей мало,
Влюбился – так пиши пропало.

Татьяна бледной верной тенью
Вслед за романтиком везде
Ходила, словно привиденье,
Как лунный лучик по воде.
Романтик – в бар. Она – у стойки.
Романтик к девкам. Таня тож.
Романтик закатил попойку.
Татьяна тут как тут: - Нальешь?
Романтик намекал сурово,
Что их закончился роман.
Пусть для нее, мол, чувство ново,
А для него – лишь чувств обман,
Кто любит, тот не выбирает -
Татьяна вянет, угасает.
Почти что помирает, вроде,
И появился тут Володя.

Когда роман у вас угас,
Хоть в первый, хоть в десятый раз,
Не стоит ворошить золу,
Искать сережку на полу,
А лучше подыскать местечко
Для новенького человечка.
Пусть пол не тот, зато немецкий -
В дверь постучался Вова Ленский.
Романтик отдохнуть хотел
От надоевших женских тел.

Татьяна долго не вникала,
В коллизии страстей своих,
И все соперницу искала,
Чтоб расквитаться за двоих.
И вот однажды, на рассвете,
Когда спят взрослые и дети,
Она в кустах ее ждала,
Чтоб встретить вдруг из-за угла.
Когда романтик появился
Под утро только, торопился
Он поскорей к себе домой,
Не трезвый, но вполне живой.
Володя Ленский, друг печальный,
Его, как чемодан вокзальный,
Тащил, и нежно обнимал…
О если бы Владимир знал,
Что рядом кроется она -
Любовница, почти жена!
Татьяна вышла из кустов.
Немая сцена. Нету слов.

О ревность! Нрав тяжел твой мерзкий,
Где ревность – там и месть, и кровь.
Татьяна и Владимир Ленский
Сошлися в битве за любовь.
Два пистолета. Поздний час.
Стреляются они сейчас.

Разъезд гусарский, проезжая
Вдоль темных улиц в час ночной,
Искал не пьяниц урожая,
Не наркоманов бледный рой…
Мигалкой стены освещая,
Сиреной тишину взрывая,
Летел гусарский эскадрон,
Пугая кошек и ворон.
Чу! Двое. Пистолетов тени.
Не человки – привиденья -
Власы кудрявые до плеч.
Летит дуэльная картечь.
Тень падает одна печально,
Как капля со свечи венчальной.
Клонится долу силуэт -
Владимира меж нами нет.
Татьяна в ужасе, в слезах:
- Я не хотела! Боже! Ах!
Но поздно. Юноша угас,
Его нет больше среди нас.

Романтик, поглядев устало,
Набросил палащ, как одеяло,
И под кустом забылся сном,
Чтоб утром все понять. Потом.
Он спит, как овощ в огороде.
Никто не вспомнит о Володе.

Проснувшись поутру, романтик,
Не помнил – где, когда и с кем,
И, завязав на память бантик,
Ушел в запой он насовсем.
Он гедонистом был от века,
То есть - веселым человеком,
Что ищет фана, как грибов,
И жизнь ведет меж пьяных снов.
Что удовольствий жаждет вечно,
И дни его бегут беспечно,
Как меж камней бежит ручей,
Романтик был – увы! – ничей.
Он слыл свободным от рожденья,
Искал повсюду наслажденья,
Не думал, не мечтал, не ждал -
Лишь пил, е%%%ся и играл.
Таким быть нынче всякий рад,
И их растет мильонный ряд.

Татьяна, в ужасе от мести,
Что увела Володю в тьму,
Отправилась к его невесте,
Чтоб объяснить ей что к чему.
Невеста Ленского Володи
Была девица в своем роде –
Мила, блондиниста, глупа,
Как будто дочка у попа.
К тому ж, она сестрой Татьяне
Была по маме и отцу,
Рожденная не так, по пьяне,
А как положено – к венцу.
- Ах, Ольга! – вскрикнула Татьяна,
На шею бросившись к ней рьяно.
В слезах раскаянья она,
Испила месть свою до дна -
Характером мужским и строгим
Она любезна была Ольге,
И утром рано спозаранку
Проснулась Ольга лесбиянкой.
Таков страстей слепых финал -
В любви никто не проиграл.

В наш век прямой и простодушный,
Нам, прямо скажем, стало скучно
Смотреть вокруг себя окрест,
И видеть как кого кто ест,
Кто смел и бодр - тот непременно
Подлец с привычкой неразменной
Иметь того, кто послабей.
Кто тих и грустен – тот злодей,
Что в тайне ближних презирает
И скорой смерти им желает.
Лишь только секс равняет всех –
Бо сексуален человек,
О прочем мы вам не расскажем,
И тихо спать с подругой ляжем.

Проснувшись поутру, романтик,
Не помнил – где, когда и с кем,
И, завязав на память бантик,
Ушел в запой он насовсем.
Он гедонистом был от века,
То есть - веселым человеком,
Что ищет фана, как грибов,
И жизнь ведет меж пьяных снов.
Что удовольствий жаждет вечно,
И дни его бегут беспечно,
Как меж камней бежит ручей,
Романтик был – увы! – ничей.
Он слыл свободным от рожденья,
Искал повсюду наслажденья,
Не думал, не мечтал, не ждал -
Лишь пил, е%%%ся и играл.
Таким быть нынче всякий рад,
И их растет мильонный ряд.

Татьяна, в ужасе от мести,
Что увела Володю в тьму,
Отправилась к его невесте,
Чтоб объяснить ей что к чему.
Невеста Ленского Володи
Была девица в своем роде –
Мила, блондиниста, глупа,
Как будто дочка у попа.
К тому ж, она сестрой Татьяне
Была по маме и отцу,
Рожденная не так, по пьяне,
А как положено – к венцу.
- Ах, Ольга! – вскрикнула Татьяна,
На шею бросившись к ней рьяно.
В слезах раскаянья она,
Испила месть свою до дна -
Характером мужским и строгим
Она любезна была Ольге,
И утром рано спозаранку
Проснулась Ольга лесбиянкой.
Таков страстей слепых финал -
В любви никто не проиграл.

В наш век прямой и простодушный,
Нам, прямо скажем, стало скучно
Смотреть вокруг себя окрест,
И видеть как кого кто ест,
Кто смел и бодр - тот непременно
Подлец с привычкой неразменной
Иметь того, кто послабей.
Кто тих и грустен – тот злодей,
Что в тайне ближних презирает
И скорой смерти им желает.
Лишь только секс равняет всех –
Бо сексуален человек,
О прочем мы вам не расскажем,
И тихо спать с подругой ляжем.

Когда нам хочется забыться,
То можно выпить иль напиться,
Лишь бы веселый, легкий фан
Нам дул под юбку иль в кафтан,
Чтобы быстрей бежали ноги,
Не разбирая ни дороги,
Ни направления пути,
Не все равно, куда идти,
Когда бежишь ты от забот ?
Кто знает – тот меня поймет.

А секс – наркотик непростой,
То - не встает, то - сухостой,
То - менструация настала,
И нужно чистить одеяло.
Марихуана, героин -
Ширнулся, и опять один,
И кайф тревожный и пустой
Тебя несет, как лист сухой.
А секс, все ж, требует участья,
Так прихотливо сладострастье!
Один - не удовлетворен,
Другой – развратен уж с пелен,
А третий хочет сразу двух,
И только девок, не старух.
Секс не пустить себе по вене,
Не закрутить его в «бычок»,
Измена в сексе на измене,
И в сексе каждый - новичок.

Нам, впрочем, жаль несчастных тех,
Кто путает любовь и секс.

.....................

Письмо Татьяны - романтику

Я к Вам пишу. Чего же боле ?
Чего ж добавить, как сказать ?
Не знаю боле сильной боли.
Желаю Вам ее узнать !
Без Вас, романтик, нету мочи,
Романтик, Вы мне - супер-стар !
Хочу Вас очень-очень-очень…
В душе моей - как перегар.
Да, знаю, глупо, даже пошло,
Неинтересно и смешно…
От Вас, романтик, пахнет прошлым,
А мне с кем спать – не все равно !
Вы, милый, хоть слегка б поднялись,
Чуть подтянулись, наконец,
Какой Вы, к лоху, вольтерьянец,
Какой любовник, муж, отец ? -
Ну никакой ! Мое веленье -
В спортзал с утра, на велотрек !
Оставьте Ваши размышленья -
Был - денди, станьте - человек !
Меж нами сразу будет проще,
И секс свежей, и круче кайф,
А счас Вы - дуб в ольховой роще,
Иль что там хуже ?.. группа «Чайф»!
Я Вас люблю. Такая жалость,
Так оплошала с Вами я,
А, впрочем, все - пустая шалость,
Так, повесть без названия…
Светает... А такси не ходят.
И с почтой некого послать.
Ответьте мне, а не Володе !
С Володей Ленским Вам не спать.
Кончаю страшно ! Пере-... Честь…
Не знаю, ничего не знаю…
Но мне порука, в общем, есть -
Муж-генерал ! Пардон… зеваю…

Denver,CO


Теги:





-1


Комментарии

#0 22:31  09-08-2006Слава КПСС    
Итак. Однозначно что данная публикация является промежуточной для этого произведения. Уважаемой публике нужно решить для себя куда это уйдет. С триумфом в Рекомендовано, или же с позором в Спизженое.

З.Ы. Хай жыве ридна Колорадчина.

#1 23:07  09-08-2006ВесёлыйОгуречег    
Бля... Голем... Ну, не рифмуется "по местам" и "хуета" как ни крути!
#2 00:22  10-08-2006флюг    
Прочитал только начало. Потом просто потерял интерес, извини автор. В какую рубрику это можно было бы загнать? Уж не в автопром - это точно. А кроме Рекомендованно и Спижжено есть варианты? На мой взгляд - ни в первой, ни во второй эта вещь не будет выглядеть корректно.
#3 07:42  10-08-2006BUFF    
Не, я вот подумал, сколько труда потратил аффтар... собственно, на что? На пародию Пушкина с массой рифм хуже, чем у Пушкина. Читать-то невозможно. Понятно, откуда это все, но сердцу не прикажешь, сейчас другие обычаи в литературе, чем во времена основоположника. Для своего-то времени он был такой ну очень свеженький. Ты бы еще Слово о Полку Игоревом переписал по мотивам ливанской кампании. И вообще должен быть закон, ограничивающий длину шуток.
#4 10:29  10-08-2006Raider    
В основном, хуйня...
#5 21:42  10-08-2006Большой Алекс    
Бля, ну скока можно можно это пиздобола Пушкина парадировать?? Другие что ли на хуй повымерли?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....