Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Дедушке Фрейду на заметку: Сон

Дедушке Фрейду на заметку: Сон

Автор: Baran
   [ принято к публикации 23:10  20-11-2006 | Бывалый | Просмотров: 517]
БарАн
Дедушке Фрейду на заметку: Сон

Когда я понял что сплю, было уже слишком поздно – вокруг кишели ангелы с невъебенного размера световыми мечами и требовали отдать им свои яички.
Запах немытого куриного пуха вызывал накаты тошноты. Самое поганое, что несмотря на то что я прочухал сюрреализм, а следовательно и невозможность происходящего, проснутся таки не удавалось.
Чувство попадалова усиливало то, что их лица как один были похожи на рожи школьных учителей которые ставили мне пары и выводили вон за плохое поведение. Плохого поведения было в свое время много, соответственно гнусные хари не уставали сменять друг друга.
Ситуация начала угрожающе накаляться, пролезшая бочком, за спинами своих рослых приятелей, морщинистая гнусная зеленая рожа, которой не числилось в числе моих мучителей, начала ядовито нашептывать на ухо, что дэ настоящему падавану яички то и не к чему, и что великим Жыдаем с яичками вообще никак не стать. В его словах крылась какая то жестокая логика.
Поэтому я присел задуматься на памятник Ленина и был немедленно обгажен стаей диких голубей, которые злорадно курлыкая полетели клином на дымящуюся городскую мусорку. «Ах, ты блять» только и успел подумать я и украдкой провел ладонью по колену и выше. Всё вроде присутствовало. Вдруг я почуствовал неуместность своей ситуации. «Увидят пацаны, засмеют ведь» - подумалось, и я начал опасливо спускаться с Ленина. Кто то уже предусмотрительно подставил стремянку.
Но поставить на нее ногу было ошибкой, как только ногу я поставил, стремянка начала крениться. Я почувствовал что падаю и… полетел! «Вот коммуняки, чего творят» - подумал я, и с уважением оглянулся на Ленина. У постамента сидел закинув ногу за ногу сидел Свердлов и флегматично поглаживал воротничок кожаной куртки. Я понял что далеко мне не улететь. И действительно, впереди вырисовывалось здание Леспромхоза. А уж кому как не мне знать про коварство леспромхозовских блядей. Одна из них – Машка, всегда норовила, типа нечаянно, прокусить презик. А одному Аллаху ведомо сколько километрохуев она до этого высосала. Злые языки даже говорили, что она специально подтачивала себе резцы чтобы это канало за несчастный случай.
Лететь мне нравилось. И я подумал «Хуй с ней, с Машкой, пусть ее Свердлов ебет» и свернул на проспект.
На проспекте торговали рыбой. Дело шло по взрослому. Рослая тетка пыталась втюхать огромного тухлого толстолобика сутулому интеллигенту в очках «велосипед», козлиной бородкой и фетровой шляпой. Интеллигент вяло отмахивался от толстолобика пытавшегося ухватить его за причинное место и от бесплодности своих попыток выпучившего глаза и вывалившего иссиня черный венозный язык. Тетка убеждала очкарика, что рыба ученая, что больно она не сделает, а только очень-очень приятно, что он почувствует себя шейхом и американским президентом одновременно. Интеллигент мямлил что то про жену, перед которой будет неудобно, которая не отходит от плиты, которая воспитала и родила без его прямого участия трех сыновей.
Сценки подобного жанра были видны повсеместно. Продающие и покупающие расползлись на сквер, перегородили проезжую часть и уже виднелись под портиком здания областной думы, от куда их безуспешно пыталась прогнать охрана.
Мне это было безинтересно. Я искал антикварную лавку. Держал лавку старый еврей Мойша, который целый день сидел у себя в углу на рассохшимся стуле и изучал Талмуд. На покупателей он сердито ворчал и просил не отвлекать его от великой книги. Мойша был известен в узких кругах как источник самого качественного израильского ганджа.
Когда в лавку заходил человек и как бы невзначай проводил двумя пальцами по углу рта, Мойша хитро блеснув глазом, выглянув из-за огромного переплета, скрипел «не стой как пень, а почитай кА лучше толкование равви Шимона на стих десятый тридцать четвертой главы Второзакония и узнай, почему Моисей пророк, а Магомет – нет». Клиент знал, к какой книге на немерянном стеллаже стоящим в затемненной стороне комнаты подойти, незаметно вынимал прямоугольный пакет свернутый из пожелтевшего выпуска газеты «Молот», а взамен клал стодолларовую купюру. Полистав для приличия страницы, ставил книгу на место и с задумчивым видом удалялся.
Продолжение следует…


Теги:





0


Комментарии

#0 11:16  21-11-2006Цапфанов    
Афтар, не надо продолжения. Кроме того есть ужасная статистика - более 90% читателей просто ненавидят читать описания снов.
#1 11:18  21-11-2006Цапфанов    
вернулся: крео - говно.
#2 15:03  21-11-2006Юля Лукьянова    
Никнэйм ришыл. ниасилила.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:57  25-02-2017
: [20] [Палата №6]
М-меня зовут Дмитрий Налов. Я долбоёб. Я вел пустую, бессмысленную жизнь бизнес-трутня. Пока по делам не попал в старинный русский город Бэ, расположенный неподалёку от китайской границы.
Была зима. Самый конец зимы. Сквозь легкомысленно-розоватое солнце просвечивала непримиримая тьма....
Ее звали Лаванда.
Жизнь ее была боль. Глаза – ледяная, изумрудного цвета, зима. Время ее делилось на две половины. В первой убивала она, во-второй – пытались убить ее. Первого пока было гораздо больше, поэтому она еще топтала пыльные тропы этого Света....
12:47  23-02-2017
: [13] [Палата №6]
Откуда-то сверху, их темных глубин,
Заросших лишайником, дроком и мохом,
На влажную землю спускается джин,
Не очень охотно и с тягостным вздохом.

У белой, протяжной, высокой стены,
На дереве темном сидящие совы
Восход ожидают округлой луны,
И джина увидеть совсем не готовы....
11:28  21-02-2017
: [14] [Палата №6]
...
21:27  11-02-2017
: [15] [Палата №6]
Выворачивая ноги,
скользишь
по февральскому
городу
утром, серым,
как давно
не перестелавшаяся
постель.
В этом городе
одна вторая
упоротых,
у остальных в голове
перманентный
хмель.
Мимо утопающей в неоне
иконной лавки,
ныряешь в тёмную подворотню
как боевой пловец
в омут....