Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Эквидистанта

Эквидистанта

Автор: Atrey
   [ принято к публикации 21:49  06-03-2007 | Психапатриев | Просмотров: 728]
Я заболел. Точнее, не заболел, а, так, прихворнул. И на работу я не пошел лишь потому, что хотел отдохнуть пару дней от бестолковой предпраздничной суеты на фирме. Жена на работе - она преподаватель начальных классов, на мой взгляд, очень женственная профессия - дочка в школе, сынишка в садике - тоскливо. Я не привык быть один. Читать не хотелось - болела голова, телевизор смотреть я не любил. Делать было нечего.
Однако, нудное занятие - болеть.
Выпив горячего чая с медом, я укутался в шерстяной плед и, как-то бездумно бродил по квартире: осмотрел холодильник, читал по несколько строчек из попадающих на глаза книг, зачем-то открывал шкафные ящички. На прикроватной тумбочке стояла свадебная фотография в золотисто-цветочной рамке. Я взял фото и, поднеся близко к глазам, стал внимательно/ревниво разглядывать наши молодые, уже чужие лица.

Со своей будущей женой я познакомился чуть более двенадцати лет назад в клубе любителей эсперанто - «Общение без границ». Название клуба, на мой взгляд, было глупым и малоподходящим, но сам клуб - великолепен: светлая комната, на полу непальский (верблюжья шерсть) ковер, побеленный потолок с очень модным тогда декором по периметру, обои теплых тонов - в общем, уютно было в клубе, по-домашнему так. По окончанию занятий, мы ставили преподавательский стол (мореный дуб) в середину комнаты и садились пить чай. Разговоры на общие темы, обсуждение последних новостей - все это на эсперанто - незаметно перетекали в доверительные беседы, и, уже на русском, мы поверяли друг другу крамольные, для тех времен, мысли, свои сокровенные желания. В общем, молодой тогда был - романтик, потому и занимался всякой хренью. Кстати, сейчас на месте «Общения…» стриптиз-бар, под пошло-липким названием «Конфеточка». Достойный преемник.
Нина пришла в клуб в конце осени.
Она не была красавицей; симпатичное лицо, худенькая подростковая фигурка; но для меня, на всем белом свете, никого прекраснее не было. Я влюбился с первого взгляда, как пошляк.
В клуб я проходил месяцев пять, а Ниночка - совсем мало. Раза три всего была; словно вступила в клуб лишь для того, чтобы там повстречать меня.
Через полгода свиданий и уличных поцелуев - свадьба - торжественная солнечная, спустя год рождение дочери, семейные торжества, улыбки дочурки и жены, встречающих меня с работы; через пять лет рождение сына - двенадцать лет счастья. День за днем…

В шифоньере я наткнулся на полку с интимными вещами жены. Я всегда испытывал неудобство, легкую брезгливость от предметов женской гигиены. А тут, зачем-то решил (или это за меня, вызванная болезнью, скука решила) покопаться. Стало как-то неловко, словно подглядываешь за голой старушкой, которая проходила какие-то медицинские обследования.
Я взял упаковку - на фисташковой поверхности нарисован прямоугольник с куцыми крылышками. Что это? Прокладки на каждый день. Неделька за неделькой до недельки. Под упаковкой лежала тетрадь. Обычная общая тетрадь. Ниночкина. Скорее всего в клеточку. Нина, обычно, составляет в таких тетрадях планы уроков, изобретает, а потом записывает новые методы обучения, ну и т.д. и т.п. Тетрадь была такой - припухшей - наверное, исписанная до конца.
Я сел на кровать и, перевернув несколько листов, прочел:

«…у них все было хорошо, пока он не ложился на нее.
Эта его бородавка, с тремя тонюсенькими волосками, постоянно маячила пред ее взором во время классического секса: она - снизу, он - сверху. Фи. Как не эстетично, не вкусно - ну просто, мерзко!!!
Когда он хотел ее на спине, Нинель широко раздвигала ноги и подтягивала их к плечам. Затем она закрывала глаза, чтобы не видеть его отвратную бородавку, с тихим вздохом приоткрывала рот и исполняла свою арию в опере «Доставь мне удовольствие, мой котик». Котик пыхтел, стонал, противно пришмыгивал носом, а она все громче и громче вела свою партию, дабы заглушить его животные стенания.
Не иначе как, он принимал ее плотно сомкнутые веки за муки наслаждения, а стоны, которые с каждой секундой становились все глубже, эротичнее, - за истинную страсть.
О, глупый, самодовольный потнец! (этим словом, производным от -«потный самец», Нинель в мыслях называла мужа).
Вскоре, он бурно кончал, глубоко вжимаясь в нее и круто выгибая спину. Минуты три Нинель гладила его прохладной ладошкой по потной спине - успокаивала, а потом уходила в ванную…»

Что это? Рассказы? Моя жена пишет? Вау! Любовь. Эротика. Странно, мне не сказала ни слова. Мы были столь близки, и я думал - у нас давно не было друг от друга тайн. Ан нет. Впрочем, у нормального человека всегда должна быть хотя бы одна маленькая тайна (эдакая - тайничка) что-то скрытое, личное.
Я перевернул еще несколько листов:

«…когда он был одет, его тело не вызывало отвращения, наоборот - его фигура была подтянутой, казалась спортивной. Но стоило ему раздеться - Господи! - почему же ей! достался этот кусок ливерной колбасы: рыхлой, пахнущей, жирно-блестящей.
Иногда Нинель очень хотелось плеснуть на мужа кипящим подсолнечным маслом…»

Я закрыл тетрадь.
Что-то жутковато. Какая-то эро-патология с элементами поверхностной психологии, извращенной детством.
Впрочем, у моей Ниночки есть слог:

«…стоя раком перед ним, Нинель могла бы получать огромное, ни с чем несравнимое удовольствие, но, увы, его незначительная финтифлюшка не способна была заполнить ее наслаждением, счастьем.
Когда он кончал, спуская ей на задницу (иногда, впрочем, он успевал вставить свой отросточек в ее анус), Нинель почему-то вспоминались его небритые подмышки, и подушка, до этого пахнущая свежестью и ароматом Primi Bukati, вдруг начинала испускать липкий волосяно-потный запах…»

Ниночка. Ниночка? Ниночка-Нинелечка!!!
Я открыл тетрадь на первой странице. Посередине крупными, заглавными буквами шла надпись - «ДНЕВНИК», под ней - в скобках «(рассказы)»; ниже, смещенные к правому краю, эпиграфом к дневнику, в целом, шли несколько строк - «дневник я решила вести в виде коротких рассказов, / имеющие в своей основе законченную мысль, / но не имеющих законченного оригинального сюжета - / так мне легче писать, сохраняя спокойствие и / разум».
Что?! Дневник!!!
Я открыл тетрадь, как-то механически, примерно на середине и прочел:

«…когда-нибудь она его убьет. Точно. Ну почему, если он так хочет, чтобы она делала ему минет, он не принимает душ, хотя бы раз в день? Почему она должна сосать, услаждать эту его штуку и одновременно вдыхать…»

Я вспомнил, с какой загадочной, немного шалой, улыбкой она склонялась над моим пенисом, обхватывая ствол тонкими, с идеальным маникюром, пальцами. Все - неправда. Но зачем?
Я еще перевернул несколько листов:

«…он не любил бриться. У него была, как он говорил слишком нежная кожа, но на самом деле просто плохая. Поэтому бриться он мог не более двух раз в неделю. Иначе, кожа его воспалялась, краснела, шелушилась и болела. Ничто ему не помогало, ни мази дорогие, ни супер афтешейвы.
И он стонал.
Нинель успокаивала его, говоря, что щетина ему к лицу, делает его облик мужественным, эдакий мачо (впрочем, тем самым, поддерживая его собственное мнение-заблуждение).
В постели он щекотал, колол ее своей щетинкой - словно маленькие ежики катались по ее нежному телу. О-о-о. Нинель вскрикивала, маскируя свое омерзение под неудержимое наслаждение…»

Я читал и не мог поверить, что моя Ниночка писала это о нас, о нашей любви. Обо мне:

«…интересно, если попросить его удалить все волосы на теле, кроме головы, естественно - он обидеться? Не факт, а вот шокирован будет. Нет, легче - отравить. А вот на голове, кстати, не мешало бы нарастить - залысины, где-то чуть выше висков и ближе ко лбу, выглядели неопрятно…»

Я просматривал несколько строк и перелистывал далее, едва не разрывая страницы:

«…вон у Вальки Гришковец, наверное, член так член длинный мощный - мужской, а не этот - игрушечный. Моська. Тяф-тяф. Отрезать, что ли, когда спать будет. Может тогда угомонится…»

Валька Гришковец?! Неужели? Нет, не может быть. Ну конечно же! Не может! Вот же написано «наверное».
И далее:

«…после секса, он быстро засыпал. Нинель отворачивалась к стенке, даже в жару закрываясь одеялом до подбородка, и тихо плакала…»

Тихо плакала?! А ее улыбка, светлая мечтательная; радость в ее, потемневших от удовлетворения, глазах; ее тело - теплое, нежное, такое отзывчивое на мои прикосновения. Притворство? игра?
…:

«…”скоро я совсем перестану ходить с ним в гости”, - подумала Нинель. Он начал лапать ее уже в лифте. Алкогольно-сигаретный запах и чего-то чесночного изо рта; холодные, мокрые? руки; сдавленное дыхание, хриплое, как у астматика - Нинель с трудом сдерживала крик отчаянья, разрывающий грудь.
Опьяненный, он долго, нудно не мог кончить, и ей приходилось рабски терпеть его извращенные фантазии. Завтра будет легче. С похмелья он любил вставить Нинель, но кончал мгновенно, почти незаметно для нее…»

Она - актриса. Не преподаватель начальных классов. Нет. Актриса - гениальнейшая.
Одно непонятно - почему она все это держала в себе? не открылась? не шепнула мне? не доверилась?
Что ей помешало? Что!? О таком не говорят? А как же жить?
Я открыл последнюю исписанную страницу:

«…она трижды ударила уже лежащего мужа ножом в грудь.
Нинель присела рядом с трупом. Откинула со лба рыжую прядку волос, обхватила ладонью опавший бледный член, наклонилась и поцеловала его мертвую плоть; а затем, прикусив от напряжения кончик язычка, отрезала мужнин пенис.
Она любила мужа - его духовность и жгуче ненавидела его тело, породившее в ее душе отвращение, что сводило с ума.
Нинель кровью написала на лбу мужа - «мудак» - и засунула ему в рот член»

ОХЕРЕТЬ!!!

Любовь, выскочив из-за угла, поразила нас ножом.
Что же стало с убийцей?
Её казнила действительность.

Двенадцать лет счастья, рая обернулись смердящей помойкой, заваленной гниющими трупами.
Я аккуратно положил тетрадь на место и прикрыл упаковкой, постаравшись, чтобы все выглядело так, как до моего вмешательства. Интересно? жена хотела, чтобы я нашел дневник? Нет. Вряд ли. Скрытность Нины в интимно-гигиенических вопросах гармонировала с моей брезгливостью к женским предметам. Она понимала, что я никогда не полезу в этот ящик. И, если бы не болезнь…
Я прошел в зал, лег на диван и включил телевизор. Очередная ток-шоуная жвачка. Сексо-любве-психо-затупленное действо, совершенно ненужное ни человеку, ни человечеству в целом.
Начало второго, скоро должна прийти Нина.
Я почти заснул и уже сквозь сон услышал звук открывающейся двери и…
- Милый, я дома. - Как странно искренняя радость в ее голосе уживалась с черной ненавистью, спрятанной глубоко в душе.

Я не собирался составлять какой-либо план реконструкции своего тела. Для меня все было понятно. Все было учтено. Темно-синие слова, написанные красивым разборчивым почерком преподавателя начальных классов, надолго врезались в мою память, мое ошпаренное сознание.
Вопреки моим ожиданиям и моей невосприимчивостью к болезням, я проболел более трех недель - что было мне на руку. За все время своей болезни я не прикоснулся к своей Нине ни разу, отговариваясь тем, что боюсь ее заразить (а ведь она с маленькими детишками работает). Впрочем, как я смог заметить - она не очень-то переживала. И, вообще, старался попадаться ей на глаза, как можно реже.
Первое, что я сделал - это обратился в клинику по вопросу удаления бородавки. Углекислотный (СО2) лазер испарил излишние отвратные клетки на моей коже до полного выравнивания поверхности. Я придирчиво исполнял послеоперационные рекомендации врача: избегал контакта с водой, регулярно три раза в день смазывал 5% раствором перманганата калия корочку и, как следствие, струп, под которым происходило послеоперационное заживление, отторгся на пятый день.

«Я думала - после смерти главного героя моих дневников - сам дневник мой умрет. Но нет. То, что происходит с моим мужем в последнее время, потрясло меня и пугает. Страшит!»

Второе - я решил разобраться со своей телесной растительностью. Всего пять процедур (рубиновый лазер с длиной волны 694нм) и мое тело освободилось от гнета излишних волос. Лишь гениталии и голова остались, по-прежнему, покрыты естественной растительностью. Впрочем, голова - нет. На голове волос наоборот прибавилось (всего-то 50 тысяч, Чёрт!).

«Мой муж из человека, живого реального, из мужика постепенно превращается в непонятно кого. Бесполого андроида? Лишенный естественных для мужчины, и что там скрывать - столь возбуждающих, волос на теле, лишенный человеческого запаха (легкий цветочный аромат его дезодоранта лишь раздражает своей искусственностью) с матовым крепким торсом робота, белыми пластмассовыми зубами он (муж) производит впечатление стерильного автомат. Мне страшно…»

Далее: я начал одновременно бороться с неприятными запахами, старением-ожирением организма, а также, озаботился увеличением своего мужского достоинства.
Блядь! Я так люблю свою жену.
Душ два раза в день - утром и на ночь, обязательное использование после душа дезодорантов, содержащих хлорид алюминия, который сжимает поры кожи и блокируют выделение пота - это, что касается запаха (кстати, помогает).
Ежедневная гимнастика, упражнения с гирями; через день - тренажерный зал. Я чувствовал, как мое тело крепнет, избавляясь от жира. Мышцы сжигали ненавистное сало в смертельной схватке за утраченную любовь.
Для увеличения члена мною был куплен «Колоссальный секс крем» - 90% гарантия успеха; а также, увеличение - посредством прибора Super-Penis, основанное на принципе постоянного растягивания.
И…Voila. Дело в шляпе. Полгода. И я преобразился.

«О, Господи! Что с ним происходит? Я не могу понять. Я вижу, чувствую, что что-то не так с ним, его телом, сущностью.
Как же я его боюсь!
Такое тело не может иметь души. Но как нелепо - я и страшусь его и в тоже время он мне смешон (андроид, неудачно закосивший под мужика).
Он просто жалок…»

Несколько раз, в течение реконструкции тела, я порывался почитать дневник жены - Что теперь она думает обо мне? Но, несмотря на величайший соблазн, не решился. Ну, его…
Слова - это не одиночество. Слова - это потеря. Убийцы счастья.
Надеюсь, моя жена теперь полностью счастлива и в ее душе, разуме гармония и спокойствие.
По крайней мере, я себя убедил, что это ТАК!!!


Теги:





-2


Комментарии

#0 11:06  07-03-2007МешокНоктей    
хмм...даже незнаю чо и сказать.

Вроде ничо.

#1 11:41  07-03-2007бубурик    
из серии: рассказы после которых хочется ознакомиться с другими произведениями автора
#2 11:49  07-03-2007мараторий    
хуедистанта блядъ, ебать-ебать..автар сука, ты нахуйа вот скажи мне искренне приплйол в писульки сваи евклида и всйу четверть гиаметрии ыггы..пиздануцца ёпт а не читабельнасть
#3 11:55  07-03-2007Девочка-скандал    
одуплился, мараторий?
#4 12:17  07-03-2007мараторий    
бля,кнут,я тибя умаляйу йоптъ,не лепи сегодня апять череду чепухаабразного набора реплик, ...меня да сих пор прёт есчо после тваихъ вчирашнихъ изысканно-кулинарных менжевух.


кстати,прачитаешь текст,вкратце для публики пропиаръ а чём,пачём и за чем сейная повыстъ гыгы.

#5 12:31  08-03-2007ГССРИМ (кремирован)    
Ну да. Такая исповедь подкаблучника. Несмотря на выёбистое название, текст понравился.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:49  18-01-2019
: [35] [За жизнь]
Мы в заточеньи собственных иллюзий
Того, что можем и чего нельзя
Лишь страх один в несокрушимый узел
Связует все преграды бытия

Но жжёт в груди огонь неудержимый
Желания стать с Богом наравне
И с ним навеки слившись воедино
На небе править, как и на земле

И вот из поколенья в поколенье
Мы узел, жаром силимся спалить
Но смерти беспристрастный перст забвенья
Без устали рвёт жизней наших нить....

А в Неаполе дождь, тёмен лик небосвода
И дрожащей капелью заплыло окно.
Ты хорошего ждёшь, как у моря погоды
И не знаешь куда подевалось оно

А оно улетело на север — к Курилам
Где его сапогами шлифованы льды
Где этиловый спирт называют мерилом
За алмазные копи, и сердца труды

Эта звёздная пыль оседает на коже
И безумно блестит под лучём фонаря....
14:53  13-01-2019
: [8] [За жизнь]
Дали слово, дали боль.
Рана сыпет в рану соль.
Человек так много хочет
за свою простую роль.

Сбит прицел, забыта цель.
Зеленеет только ель
средь унылого пейзажа,
где размыта акварель.

Жизнь торопится вперёд,
как на взлетной самолёт....
00:45  09-01-2019
: [28] [За жизнь]
Когда-нибудь Акела промахнется.
В троллейбусе ему уступит место
тот, чей отец не знал Георга Отса:
"Садитесь..." - безразлично и нелестно.
И, губы закусив, Акела сядет,
поскольку поясницу не растер он
вонючей мазью на змеином яде,
и надо б сесть, не то подстрелит скоро -
артрит, подкарауливший в засаде....
10:51  05-01-2019
: [31] [За жизнь]

Городская казна опять пуста
На дорогах рекой сверкает лёд
И гуляет молва из уст в уста
Что голодными встретим «Новый Год»

А потом — словно звёзды на Рождество
На порогах появится шпана
И к дверному глазку приставив ствол
Прохрипит: «Открывай — пришла жена!...