Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - The best, the last, the only

The best, the last, the only

Автор: Убивец
   [ принято к публикации 12:35  28-07-2003 | | Просмотров: 291]
Поначалу происходящее показалось Макаронову дурным розыгрышем, несмешной шуткой самодеятельного капустника. Даже не особо насторожило. Но после того как вопрос - "кто" уступил место выплывающему на поверхность зловещему - "как", Макаронов ощутил первые признаки наступающей паники. Будучи человеком рассудка трезвого и даже будничного, он попытался все-таки найти для ситуации простые и понятные объяснения. "Бритва Оккама" - всплыло обломком кораблекрушения читанное в детстве.
Разорванные в клочья трусы и майка сдались под натиском мозговой атаки сразу - мог разорвать в приступе ночного кошмара. Или жена Татьяна разорвала их в аналогичном приступе. Подумав крепче, вариант с женой Макаронов отверг - Татьяна спала обычно сном молодого сталевара, раздувая крутые бока с убаюкивающе равномерным храпом.
Сложнее было объяснить сломанные ногти Макаронова и запекшуюся под ними глинчатую коричневатую смесь из грязи и крови. Как будто всю ночь собирал маслята, ковыряясь в кровоточащем носу всеми пальцами сразу, подумалось Макаронову. Ладно, предположим… искусали комары, растер ноги в кровь, а субстанция под ногтями - результат немытого по причине профилактического отключения воды тела. Просканировав ноги , Макаронов со вздохом отказался и от этой удобной версии.
И уж совсем не поддавались никакому разумному объяснению лежащие у кровати два бумажника с отчетливо отпечатавшимися на псевдокрокодильей поверхности крупными собачьими зубами. В недрах первого Макаронов обнаружил санитарную книжку Кюхтюрбекова Зейнада Расуловича, пятьсот двадцать рублей, явно фальшивую десятидолларовую банкноту и справку о регистрации в г. Москве того же Кюхтюрбекова. Второй бумажник утопил обоняние Макаронова в приторно сладкой волне дешевого парфюма и представил пытливому взгляду два презерватива Sico с фруктовым вкусом, половинку жевательной резинки в фольге с налипшим карманным мусором по кривой линии слома, использованный автобусный абонемент, скидочные карты магазинов "P'итуаль" и "Джинсовый ад" и около полутора тысяч рублей с мелочью.
Мозг Макаронова под тяжестью этих ужасающих и необъяснимых улик работал, как всегда, позитивно, указав хозяину единственно возможный вектор действия - не обращать ни на что внимания, жить по уставу, пассивно ждать последующего развития событий.
Когда Макаронов заорал, на периферии сознания мутной бегущей строкой пробежало "хорошо в доме никого нет валька на даче танька в смене". Он орал и не мог остановиться, как будто крик мог перенести его во времени обратно, во вчерашний уютный, мягкий, такой диванный вечер, когда не было искусанных кошельков, грязных ногтей, разорванного белья, и главное - розовой от крови пасти, смотрящей на него из зеркала в ванной.
…….

- Чёт, Макароныч, странный ты сегодня. Болеешь, что ли, или бухал? Танька с утра отхуесосила? - капитан Семчёв по молчаливому уговору окружающих считался лучшим другом майора ОВД Щукино Ивана Макаронова. Лучшая дружба проявлялась в редких молчаливых пьянках и ежегодных тоскливых парных выездах на подмосковную рыбалку, скорее ритуальную, чем результативную.
- Нет. Я позже встал, ей на смену рано. - хмуро блокировал контакт майор.
- На смену, надо же… А у нас тут ночь веселенькая. Два жмура. Хач какой-то с рынка и шалава одна с Хорошевки, под Косым работает. Работала, то есть. Как её… О, Людмила Голоподбородько… Ёбнешься у хохлов фамилии. Косой сам звонил. Девки перессали, работать не хотят, надо делать чё-то. А то субботник отменяется, нам же этого не надо, а, мой друг Иван Лапшин?
- Как?
- Каком кверху! Чего - как?
- Погибли - спрашиваю - как? - зарывший нос в бумагах Семчёв не мог видеть, как по лицу Макаронова расползлась поганочная бледность, глаза мелко заморгали, а лоб под фуражкой заблестел потом, как августовская пивная кружка.
- Щас, где это… Ну, тут телефонограммы, отчета нет, туда сейчас этот, молодой поехал, как его… Бурдюков, о! Вот, со слов патрульного - "…многочисленные рваные раны на шее, лице, груди…содран волосяной покров на затылке…" …ох ты ни хуя себе - "следы сильных укусов на левой руке и локте". Это про хача, Муслима Магомаева. А вот про эту, с Хорошевки… - Семчев замолчал, быстро двигая глазами по бумажке из края в край. - Оп-па! Попали мы с тобой, Макароша. По ходу, маньячёк завелся. Щукинский потрошитель, ебать меня в дышло.
Внезапный демарш Макаронова - майор прижал руки ко рту и, роняя на бегу фуражку, ринулся в сторону туалета - Семчёв приписал возможной вчерашней пьянке вкупе с общей впечатлительностью друга.
Чтобы дать майору "спокойно поболеть", Семчёв взял на себя основную работу по мокрухе - споро и деловито разработал болванку отмазки с замом по связям с общественностью (" ну, ты это самое, про зверски не пиши ни хуя, просто -обнаружены, ведется следствие, отрабатываются версии - обычную пургу"), принял отчеты от следственной группы ("бля, в жопу себе можете засунуть ваше как сможем, мне дактилоскопия и все ваши волоски-хуески сегодня нужны, к трем максимум"), разбросал задания операм (" ты с Косым не разговаривай, я с ним сам перетру, тряси блядей - если что нахуй в обезьянник или обратно на Луганщину"). Уже к вечеру, компилируя полученные данные в сводный отчет, Семчёв выстучал на клавиатуре - "Старший следственной группы…" - капитан вздохнул, выбил на столе пальцами "Кукараччу", взглянул на монитор, и завершил, - "… майор Макаронов".
Майор тосковал. Весь день отвечая на телефонные звонки сверху - чтоб дело ко дню города открыли, еще труп и погоны снимешь - Макаронов размышлял о том - как? Как такое могло случиться с ним? Не в десятирублевой карманной книжке из продаваемых на лотках, не на дециметровом телевизионном канале, ночью, когда смотреть уже нечего, а с ним, Иваном Пирровичем Макароновым, тридцати семи лет от роду, человеком самым обычным, заурядным, скучным, чей опыт контакта со сверхъестественным сводился к ленивому просмотру пары серий "Х-файлов"? Временами майор, засмотревшись в окно, забывал обо всем, расслаблялся, но внезапный звонок или без стука входящий Семчёв (бля, посмотри только, он эту Людку ебать даже не стал, извращенец, просто разорвал) тяжелой пыльной оплеухой возвращали его к реальности.
И что теперь делать? В голову Макаронова полезли связки чеснока, серебряные пули, похожие на дамские духи пузырьки со святой водой, молодой Куравлев из "Вия" и прочая подобная ересь. В восемь вечера майор механически запер кабинет, квёло кивнул Семчёву и направил вялые стопы к припаркованному на стоянке за отделением "Гольфу", тоскливо насвистывая по пути невесть как привязавшуюся к языку стинговскую "Moon over Bourbon street".
Кассир из видеопроката отрешенно вбивала в компьютер коды выбранных Макароновым кассет: 1249 ф/у - "Американский оборотень в Париже", 1248 ф/у "Американский оборотень в Лондоне", 1301 ф/у "Серебряная пуля", 1294 ф/у "Ночь страха"… Подняв на клиента глаза, она с удивлением обнаружила вместо нарисованного в воображении образа - прыщаволицый подросток в бейсболке задом наперед и пачкой "Lays" в руках - средних лет плотного милиционера без фуражки. Отсчитав сорок два рубля (из них десять кюхтюрбековских), Макаронов поплелся к выходу. Кассирша проводила его долгим недоуменным взглядом. Если бы она обладала зрением Терминатора, она смогла бы прочесть на корешках брошюрок, зажатых у Макаронова под мышкой - "Неизведанное и опасное", "Тайны тысячелетия - вампиры, призраки, оборотни", "Альманах потусторонних явлений" и "Средства лечения и профилактики собачьего бешенства".
Огромный соседский мастиф, увидев в полуоткрытую дверь поднимающегося по лестнице Макаронова, обоссался.

.........

- Это что такое? Это что, твою мать, такое, скотина?
Еще не успев толком вынырнуть из ночного сна, Макаронов понял - опять. Позавчерашнее не было сном. В пользу этого вывода говорили боль в ногтях и истеричные нотки в голосе Татьяны.
- Ты что же, сволочь, напиваться уже посреди ночи бегаешь? Ты посмотри, во что кровать превратил, свинья! Грязь, палки какие-то. Господи, ну за что мне такое наказание. Ведь легли же вечером по-человечьи. Ты, Макаронов, знаешь кто? Нет, знаешь кто ты? Ты - животное.
В широком смысле, Макаронов не мог не согласиться с этим, Татьяна была права. Приподнявшись на локте, он посмотрел на неё мутными со сна глазами - дебелая женщина хорошо за тридцать, бретелька застиранной васильковой комбинашки сползла к локтю, обнажив бледное рыхлое плечо с россыпью веснушек.
- Таня. - Макаронов прокашлялся и поднял ладонь, знаком прерывая излияния жены на тему, что "мама всегда говорила, у подруг уже внуки скоро, житья нет с супостатом", - Ты, Татьяна, вот что… На участке убийца. Серийный. Позавчера два трупа распотрошенных. Я в засаде был. Ночью. Тебе не говорил - волновать не хотел. Вернулся под утро. Упустили гада.
Татьяна хватала ртом воздух, как вытащенный удачливым рыбаком на песок сом. "Захолостила" - так называл Макаронов состояние жены, когда убийственная тяжесть заготовленных аргументов и невиданного эмоционального накала обвинения вдруг становятся ненужными, муравьями толпясь на языке.
- Сегодня тоже, возможно - в засаду. - на всякий случай заготовил алиби Макаронов, проклиная себя за детские грехи - невнимательность на уроках астрономии и природоведения. - Кстати, Танюх, не в курсе, полнолуние долго еще будет?
Когда побежденная Татьяна двинулась на кухню и сурово загремела оттуда сковородками, Макаронов опустил ноги на пол и принялся изучать ночной улов. Вторая ночь оказалась урожайнее дебютной - бумажников было три.
Пристраивая "Фолькс" в унылую вереницу утренних машин на Садовом, Макаронов рассуждал о своем новом хобби. Сведения, почерпнутые из впопыхах просмотренных кассет и книг ни в коей мере не добавляли оптимизма. Способов борьбы с оборотнями Макаронов насчитал два. От новой болезни можно было избавиться либо насадившись на осиновый сук, либо приняв в тело серебряную пулю. Оба метода не устраивали майора по причине крайнего радикализма. Решив думать продуктивно, Макаронов поставил себе в задачу первым делом перенести активность в другой округ, тогда и дело могут перевести на федеральный уровень….

……………..
Газета "Московский мегаполец", 6 мая 2003 года, статья "Волчья хватка"
"…уроженка Молдавии. Она стала уже двенадцатой жертвой так называемого "щукинского потрошителя" с начала этого года. На фоне ужасающей жестокости "щукинца" меркнут даже злодеяния Чикатилло и подмосковного "Удава" Головкина, арестованного сотрудниками милиции в 1990 году. Проведенное редакцией ММ журналистское расследование позволяет сделать неутешительный для москвичей вывод - несмотря на то, что в оперативной группе, ведущей дело "щукинца", только на постоянной основе занято более сорока сотрудников МВД, расследование пока не продвинулось ни на шаг…"
Еженедельник "Московские хреновости", 27 июня 2003 года, колонка редактора.
"… на прошлой неделе снова объявился "щукинец". Жертва - еще одна не нашедшая себя в Москве одинокая несчастная девушка. Проститутка, плевать - скажете вы. Но тогда я возьму на себя смелость напомнить вам, что среди его жертв - были ведь и удачливые коммерсанты, и безобидный юноша-стриптизер из "Гей, славяне!"… Берегите себя, дорогие мои."
Круглый стол в студии радиостанции "Ухо Москвы", 3 июля 2003 года. В гостях - В. Жириновский и В.Шандыбин.
В.Ж. - А я говорю, что это все заговор, однозначно! Нет никакого "щукинца", просто перед выборами необходимо народ запугать сначала, а потом предъявить - нате, поймали! И жертв нет никаких, это все подстава, я вам говорю! Облили кетчупом студента из ВГИКа за пяьтдесят долларов, спецэффектов добавили. Заказ чей-то, однозначно.
В.Ш. - вот раньше, в пролетарском государстве, этого не было ничего. Рабочий спокойно со смены домой возвращался. А щукинец бы с голода подох - в СССРе проституции не было.
В.Ж. - Да у вас тогда и секса не было (слышится звук потасовки, холеричное "Ёб твою мать" Жириновского тонет в басовитом "Упижжю, падла" Шандыбина)

…………..
- Товарищ майор, прикурить не найдется? - сухощавый дядечка лет пятидесяти, в тяжелых очках с роговой оправой и строгом черном костюме с засаленными локтями, казалось, только что вылез из машины времени, где в качестве пункта отправления на консоли стоял 1985 год. На географа нашего школьного похож, подумал Макаронов, доставая зажигалку из кармана. Поднимая ладони - заслонить огонь от ветра - "географ" внезапно кольнул Макаронова в ладонь чем-то зажатым в руках острым. Как кровь из пальца берут, теряя сознание успел отметить Макаронов…
Заднее сидение Нивы с затонированными в черное стеклами. Между сиденьем водителя и задним - толстая железная решетка. Макаронов хотел поднять руки к вискам - в голове ухал тяжелый паровоз - но не смог дотянуться, мешала цепь, соединявшая скованные двумя парами наручников руки и ноги.
- Поздравляю, Иван Пиррович, проснувшись. - съерничал ведущий машину "географ". - Головушка бо-бо? Ничего страшного, сейчас пройдет.
- По какому праву, вы себе что позволяете? - начав малодушным писком, Макаронов потихоньку набирался уверенности. - Я майор московской милиции, вы на кого руку подняли?
- Щукинец ты. Оборотень, вервольф, нечисть. Причина гибели восемнадцати человек. - водитель добавил в голос серъезности, но общая подковырчатость интонации осталась.
Подъебывает еще, возмутился Макаронов:
- Ты чё, бля, несешь, сумасшедший. С какого дуба рухнул, где доказательства? Остановил машину быстро, я тебе прика…
- Отприказывался, гражданин Макаронов. И не ори, утухни. Чтоб не вонял и успокоился, объясню один раз - я подполковник Особого Седьмого Отдела. Зовут меня Георгием.
- Какого отдела? При ком? - уверенности в голосе майора, однако ж, поубавилось.
- А это тебя меньше всего должно ебать. Просто - седьмой отдел. Департамент наземный, группа разработки код ноль-три - вампиры, оборотни, василиски, зомби и ожившие мертвецы.
- Это что за шутки такие…
- Да не шутки, дурачок. Удостоверение показывать не буду - мне похуй, веришь ты, не веришь. И доказывать ничего не собираюсь. Сегодня какое число - девятое? Вот сегодня вечерочком, начнешь превращаться, полезет из тебя шерсть с клыками - вот и будет доказательство.
- И что вы со мной сделаете? - Макаронов, обалдевший от событий последнего получаса, забыл даже главную заповедь обвиняемого - отрицать все, какими бы тяжелыми не были улики.
- А сам-то как думаешь? Серебра в сердце зафигачим, чего валандаться. Тут пойми какая штука - поскольку объектов работы нашего отдела в массовом понимании как бы не существует, то и законодательству мы подчиняться особо не должны. Или ты думаешь, меня обвинят в несанкционированном отстреле вервольфа?
…. Впавший в полную апатию Макаронов тупо смотрел в окно. Георгий, изредка негромко матерясь в адрес некорректных водителей, вел машину споро и аккуратно.
- Мы сначала никак не отождествляли щукинца с нашими "объектами". Маньяк и маньяк. Только потом обратили внимание - в ленте третий раз подряд - укусы и шерсть волчья. Поначалу очень кошелёчки смутили - ну не берут оборотни денег! И вампиры не берут! Это же как морок, одержимость - человек с утра просыпается, глазами хлопает и понять ничего не может - во рту кровь, ногти сломаны. Какое там ограбление - зверь в человеке действует. А потом пробили твои "маршруты" - и все на место встало, как в паззле. Ну, сам подумай - кто у проституток, торговцев с рынка, парочек ночных в автомобилях - главный пастух? Правильно, мент - он с этого кормится, этим существует. И страсть эта - урвать, забрать, спиздить - у него в крови уже, на уровне инстинкта. Денег-то дохуя набрал?
- Не жалуюсь. - едва слышно ответил майор. С учетом последних "походов" сумма дошла до пяти тысяч.
- Дальше - еще легче. Проследили первые случаи - Щукино. Ты ведь не дурак, знаешь, что серийные все первые дела рядом с домом работают. Это они потом начинают умничать, шкериться, гастролировать. И в итоге что мы имели на руках - мент-оборотень, с приличным стажем работы, базирующийся в Щукино. Просеяли сотни три кандидатов. Последний месяц пасли шестерых. В итоге вчера тебя, тварь, довели до дома.
- Довели? Так вас много там, что ли?
- Какой там… - Георгий мотнул головой, было видно, что тема наболела. - Сокращают постоянно. Я когда в 83-м на работу пришел - красота была. Работал только по упырям Москвы и области. В Молдавию ездил на практику - у них антиупырячье управление по стране самое сильное было. Затем на дело громкое попал - в Закарпатье банду "песиголовцев", - Георгий неумело изобразил украинский акцент. - вылавливали. Ох и страху натерпелся. Песиголовцы - это такие, бля, перцы здоровые - рост метра под три, ручищи, ножищи - а сверху голова собачья. Разговаривают голосами такими, как из колодца. По-хохляцки, кстати. Там в чём фишка - в них стрелять бесполезно, хоть серебром, хоть золотом. Сержант Нечипорук, помню, на моих глазах калаш в одного разрядил, а тот подергался только, как от щекотки, да разорвал Нечипорука за ноги.
- И как же вы их?
- Головы рубили. Сетку масировочную набрасывали сверху - и топорами. Мне тогда орден дали, на вервольфов перевели. "Волгу" под жопу, компьютер в отдел, их тогда мало было. Хорошо жили - зарплата у меня была восемьсот пятьдесят, тогда у шахтеров только такие. Квартиру дали. В Выхино, правда, зато трехкомнатную. С лоджией. Эх, еще б годика три, и перекинули бы в верхний отдел, на инопланетян. По заграницам бы поездил. У нас с америкосами с семьдесят седьмого сотрудничество по инопланетке.
- А потом, с перестройкой этой… - Георгий зло сплюнул на пол. Харчок белым пятном улегся на раздолбанный ручник Нивы. - Сначала сократили василисков. Сотрудников нахуй, дела ко мне в отдел перекинули. Потом с мертвяками та же история. Зарплата знаешь у меня какая, не знаешь? Четыре двести, это с выслугой уже. А работа - хуёвей не сыщешь. В марте выезжали в Кировскую область, там целое кладбище ожило. Две недели мертвяков ебашили. Из огнеметов, потом тела на части рубили и дожигали. Не спал ни дня толком. Сейчас вся страна на мне. В том году последнее отделение расформировали - питерское. Вот и осталось нас пятеро на всю Россию. Старики. Молодняк к нам не идет, им это на хуй не надо. У нас же не спиздишь, не заработаешь, в "Лайнс" на компьютере не поиграешь. Каждый день мозгоёбка - в Перми вампиры, в Златоусте леший беспредельничает, ты вот… На задержание один хожу, ебануться…
- И много нас таких? - Макаронову не было интересно, но надо же было о чем-то говорить.
- До хуя и больше. Вы же распространяетесь. Ты кстати, как цепанул?
- Шалава одна укусила. У Косого работала. Я к ней на субботник, а она меня зубами за шею. Я подумал, от страсти.
- Черненькая такая, ноги короткие?
- Она.
- А, это Ирина Петреску, полгода как захуячили. Процентов восемьдесят, кстати, сами себя угандошивают. Вкуривают, кем стали, и башкой в петлю, или отливают пули серебряные. В Свердловске один вампир повесился и шесть дней в петле провисел - не мог отцепиться. Потом веревку ногтями расковырял, заточил ножку от табуретки - и в сердце. Моральные мучения, тебе не понять.
Макаронова охватило странное волнение. Избрав самый дружелюбный тон он, насколько мог, придвинулся к решетке и зашептал:
- Гера, слышь… Гера, у меня дочь Валька… В одиннадцатый в следующем году… И жена, Танюха, куда ж они без меня… Гера, ты тово… Отпустил бы меня, а я бы тебе все отдал. У меня дома три косаря в матраце. Ну и по мелочи там еще - кольца, порстигар перламутровый, зубы золотые.
Георгий замолчал. В течение трех минут единственным звуком в машине был утробный рев старенького мотора.
- Ну, вот что, - заговорил водитель. - Во-первых, из Москвы уёбывай на полнолуние. Не ебёт куда. Садишься на электричку и хуяришь, чем дальше, тем лучше. Ни разу - в одно и то же место. Деньги пиздить забудь, пропалят сразу. Во-вторых, сейчас вместе едем на вокзал, кусанёшь бомжа какого-нибудь. И не морщись, мне квартальный надо сдать.

……….

Макаронов вынес из дома свёрток, открыл дверь Нивы со стороны пассажирского сиденья и торопливо передал деньги Георгию. Когда он выходил, Георгий придержал его за локоть.
- Вот еще, не в службу, а в дружбу, - он замялся. - При случае укуси вот эту даму. - на клочке бумаги Макаронов прочел - "Кукушкина Тамара Леонидовна, ул. Чаянова, д.15/2, кв. 74.".
- ????? - брови Макаронова приподнялись на сантиметр.
- Тёща. - односложно рубанул Георгий, хлопнул дверью, и резко дернул с места с неожиданной для "Нивы" прытью.


Теги:





1


Комментарии

#0 14:08  28-07-2003REBEL    
охуенно! менты - пидоры и оборотни, в натуре нах...
#1 14:21  28-07-2003НевозможнаЯ    
Очень длинна, Жакоб!
#2 14:57  28-07-2003Cargo    
Заебись!
#3 15:23  28-07-2003Эдуард Багиров    
Литератор беспезды.
#4 16:01  28-07-2003uniqs    
мда, блятЪ. ничего себе, но как-то вторично. осчусчение такое что уже читал где-то раньше (хотя и знаю что не читал).
#5 17:56  28-07-2003Лавейкин    
Я чот не понял, вроде читал уже это, только без начала. Типа автор решил дописать? Ну вообщем, как-то действительно длинновато получилось, можно было оставить как было.
#6 18:12  28-07-2003Убивец    
2Лавейкин


гы-гы, эт ты раньче просто фторую часть четал, беспервой, они у меня на удаве с пирирывам в день (на срач с НевозможноЙ) весели.

#7 15:32  29-07-2003Абрам Здыба    
Пиздец. Люблю этот антураж - всякая мистическая лабуда на фоне чернушных будней с ментами, тещами и шахтерскими зарплатами.
#8 14:39  30-07-2003Винт    
прикольное чтиво - на работе время убивать.
#9 19:15  03-08-2003Унитаз    
Бля, как же я на Удаве то пропустил! Хоть срачи ваши читал увлеченно... А крео как всегда заебись!
#10 18:40  15-02-2007Сэмо    
ахуенно!

концовка ваще в масть!

"сейчас вместе едем на вокзал, кусанёшь бомжа какого-нибудь. И не морщись, мне квартальный надо сдать" - бля... кайф!

#11 17:01  01-12-2007Голоdная kома    
Какие же перлы иногда выбрасывает на берег "Между прошлым и будущим".. Был автор, да сплыл. Одно радует: говорят, он книги и сценарии пишет.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....