Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Секта

Секта

Автор: Шырвинтъ
   [ принято к публикации 23:24  07-08-2003 | | Просмотров: 738]
Секта возникла, как то сама собой. Бук сидел в “Тарелке”, и мучаясь с похмелья головой смотрел на Медведь гору. Денег на поправку, с собой не было, а тянуться за ними, по гурзуфским подъемам домой – не было желания.
Бука знали почти все. Он умудрялся поддерживать хорошие отношения с местными жителями, ебнутыми москвичами, запорожскими отморозками и даже с панками,к которым он относился, как к младшим братьям по разуму. Потому, что по одному ему известным причинам не страдал мизантропией, и ни кому не отказывал в выпивке. Как на зло знакомых, готовых ему помочь, в данный момент рядом не было.
Почти круглый год Бук жил в Гурзуфе, и лишь во время отпусков навещал своих родителей в Москве. В остальное время он трудился. Раз в четыре дня он поднимался на гору Ай-Петри занимаясь там онанизмом и радиолокационной разведкой. Это все, что было известно о его работе. Офицер ГРУ никогда не скажет лишнего, в каком бы измененном состоянии сознания он не находился.
Спустя некоторое время за столик к Буку подсел его друг Сеня.
- Здравствуй, Сеня. Деньги есть? – поздоровался Бук.
- Только это. – ответил Сеня, и поставил на стол банку тушенки, - Нонна Владимировна вместо шоколадки дала.

Любимым занятием Сени было катание на канатной дороге в Ялте и разговоры с Лениным. Долбанув косяк, он брал в руки гитару, и исполняя песню “Иглогривый лев”, из своего любимого фильма “АССА”, поднимался наверх. За это попутчики угощали его сигаретами и черешней. Иногда удавалось срубить денег. По дороге вниз, он опять заводил шарманку про золотой город, а потом шел на пристань, где его ждал катер до Гурзуфа. Когда судно ложилось на курс, Сеня одевал на руку красную повязку, и представляясь старпомом проверял у пассажиров билеты. Еще он читал лекции по истории острова Крым и тактике морского боя в предстоящей русско – турецкой войне. На одной из таких лекций, один из слушателей, от смеха, ебнулся с кормы в ватерлинию, где чуть не был заклеван летевшими за судном, вечно голодными, но постоянно при этом срущими буревестниками.
После удачно проведенной операции по спасению на воде капитан списал Сеню с корабля, приказав вахтенному не пускать его на борт даже при наличии билета. Сеня тогда от души посмеялся над упавшим в море дебилом, и совсем не обиделся на капитана. Потому, что капитанов было много, а катеров еще больше.
Иногда по утрам Сеня приходил к Буку в гости. Якобы по делам. Нонне Владимировне – хозяйке жилья, он дарил роскошный букет цветов, упакованный в хрустящий полиэтилен, и целовал руку. Со слезами радости на глазах хозяйка будила Бука, накрывала на стол, а потом все вместе садились завтракать. Когда Сеня все съедал, Нонна Владимировна приносила ему добавку, а на дорогу дарила шоколадку “Mars”.
Истинная цель Сениных визитов была Буку понятна, а тайну происхождения букетов он узнал совершенно случайно. Однажды на рассвете, после окончания случайной половой связи, Бук вылез из окна санатория Минобороны и увидел Сеню. Тот сидел на скамейке, рядом с вождем пролетариата, и рассказывал ему о текущих событиях в стране. В целом памятник состоял из самогоЛенина, и скамейки, на которой он расположился. Положив руку на спинку, вождь, как бы обнимал подсаживающегося к нему собеседника, и очень ласковыми глазами смотрел на него. Давным - давно, на этом месте улыбался его бронзовый друг – Коба. Но после развенчания культа, был спилен и переплавлен на маленьких, полезных Ильичей. Место рядом с вождем освободилось, и было быстро отполировано жопами отдыхающих полковников, очень любивших с ним фотографироваться. Каждый день из бюджета Минобороны выделялись деньги на цветы для этого изваяния. Лучшие икебанистки Никитского ботанического сада составляли букет, и присылали его в санаторий вечерним катером. Сеня считал, что цветы Ленину не очень нужны, а на военный бюджет ему вообще было насрать. Прапорщики и всякие начальники штабов подрывали его в гораздо большей степени – разумно полагал он.
- Ну ладно, лысый. Ты тут посиди, а я пойду. – закончив обзор событий в стране сказал
Сеня. Он похлопал вождя по кинконговской пятерне, забрал букет, и пошел на завтрак.
Бук тогда не стал расшифровываться, и ставить друга в неловкое положение.

Прихрамывая на одну ногу в “Тарелке” появился еще один , знакомый Буку, персонаж. Шестидесятилетний педофил Матисс был носителем несметных богатств, орлиного клюва на лице, гетеросексуально ориентированной психики и кавказской национальности. Он подсел к девкам за соседний столик, и стал угощать их коктейлями и коричневыми сигаретами. Способность быстро передвигаться Матисс потерял неделю назад, во время ночных преследований девок на берегах Гурзуфа. Нога, которую он побил в районе коленного сустава никак не хотела заживать, сильно болела и гноилась. От чего и так, вечно грустный магнат, впал в меланхолический анабиоз.
- Как нога, Матисс? – спросил его Бук, прикладывая банку с холодной тушенкой к горячему лбу.
- Балыт. Билять! – последовал ответ.
- Матисс? Это тот, который рыбок рисовал? Постимпрессионист? – тихо спросил Сеня друга.
- Ага. Хуем импрессарит. – ответил Бук, и ненадолго задумался. – Так, Сеня, сейчас мы с тобой этого кита загарпуним. Помогай.
Ночью, высоко в горах на Сеню напал взвод диких парнокопытных антилоп. Они чуть не сожрали ценные растения, выращенные заботливыми руками Сени на секретной делянке. Вызвав огонь на себя он увел дикое стадо подальше от посевов, получив при этом рогами в спину и порвав одежды. Глаза слипались и хотелось есть. Но не смотря на дикую усталость и озлобленность на крымскую фауну – помочь другу – было для него делом чести.

-Матисс. – обратился к магнату Бук. – Я вот тут друга встретил. Может тебе помочь. Он считай всю жизнь в Индии прожил. Родители, дипломаты, его там с ранних лет в ясли отдали, в Ашрам по ихнему, что бы под ногами не путался. Имени Саи Бабы. Так вот он только недавно оттуда вернулся. Ну сам понимаешь – йога с пеленок, боевые искусства, тибетская медицина. Точка сборки сдвинута - аж пиздец. Посвящение и новое имя, он от самого Бхагаван Шри Раджниша получил. По паспорту он вообще то Сеня, а по ихнему Джаваналдам Талайвасан С Вами. Не веришь? Сеня – покажи позвоночник. – попросил друга Бук.
С резким выдохом - “Ха”, Сеня присел на корточки, а когда медленно поднялся, на месте и без того отсутствующего живота выделился участок позвоночника, чем то напоминающий гофрированный шланг от пылесоса.
-Пиздэц! - ахнул Матисс. – Сколька лэт жыву – такова не видель.

После грамотно проведенной общей диагностики организима, за которую пациент рассчитался тремя бутылками “Тавриды”, ему был вынесен устный эпикриз. У больного, помимо больной ноги, были выявлены и другие заболевания, различной степени тяжести и запущенности. Перечислялись;- больная печень, изменения в легких и головном мозге. Ему было предложено немедленно отказаться, в пользу докторов, от всех своих коричневых сигарет и запасов спиртного. На, что тот сразу не согласился, но одну пачку презентовал. Затем, целители сразу приступил к оказанию терапевтической помощи.

По дороге к Черному морю Сеня нарвал лаврового листа и шерсти с повстречавшихся пальм. На берегу он аккуратно порвал свою , пришедшую в негодность майку, на лоскутки и ленточки, и смочил их в целебной морской воде. Затем поспешил к больному.
Матисса положили на скамейку, попросили расслабиться и ни о чем не думать. Что бы ему было легче это сделать - в голову больного Бук воткнул наушники от плеера с песенкой “Hells Bells”, из золотой коллекции АСDC. Пока пациент снижал тонус скелетной мускулатуры, Сеня , при помощи мокрых тряпок закрепил на его ноге повязку с вложенными вовнутрь пальмовой шерстью и лаврушкой. Прочитал какую то мантру, и велел не снимать повязку два дня.

На этой ноте история могла бы и закончиться, но с какого то непонятного хуя, Матисс, через два дня уже маньячил на побережье, окончательно выздоровив. Еще через три дня у берегов города бросил якорь, переделанный под пассажирское судно, минный тральщик с флагом неизвестного государства на топе и снятым вооружением. С борта судна высадился десант, представляющий собой многочисленную родню подпольного миллионера, страдающую различными заболеваниями.
Все перееблось в доме Матисса. Обрезанные родственники мирно уживались с христианами, забив хуй, как на мусульманские, так и на православно - католические традиции. Здесь были, и дедушка Ашот, страдавший болезнью Альцгеймера, паркинсонистка -–тетя Тамара, эпилепсик – Автандил, и тринадцатилетние братья – близнецы Рафик и Тофик страдающие общей неуправляемостью, энурезом и тревожными состояниями. И многие, многие другие. Племянниками – близнецами, Матисс особенно гордился, собираясь в будушем передать свое дело в их руки.
Родственники быстро расквартировались в городе. И к вечеру были готовы к обследованиям.

Теперь докторам не приходилось думать о хлебе насущном. Сеня уже не пел песни на фуникулере, а Бук купил себе больничный в поликлинике ГРУ.
Лечение пациентов состояло в основном из лекций по общему оздоровлению организма, роли человека в живой природе, науки по выживанию и фруктовой диеты. Приветствовались солнечные ванны, пешие прогулки и водные процедуры. Проводились семинары о воздействии на организм человека алкоголя и табака. У замеченных в употреблении этих продуктов сектантов, изымалось и то , и другое, складируясь потом в срайчике Нонны Владмировны. Иногда, когда Сеня возвращался с гор, проводились занятия по динамической медитации на созвездие Южный Крест.Бук прочитал две лекции по теории радиолокации. В качестве лекарственных средств применялся отвар эвкалипта, семилистника с Сениной делянки, с обязательным добавлением в него шерсти с целебных пальм.

Банда под руководством, неподдающихся по молодости лет, никакому лечению Рафика и Тофика совершала набеги на виноградники, вселяя ужас в охранявших их кавказских овчарок, и занималась мелким разбоем. По совету Бука, на скалах дикого нудистского пляжа, юные боевики отбирали у притаившихся в кустах мастурбаторов бинокли и с успехом продавали их на “Пятаке” – центральном месте Гурзуфа. Они также несли круглосуточное боевое дежурство на плантации, отгоняя диких любопытных копытных при помощи матюгов и петард.Что по мнению Бука было актом доброй воли за “оптическую” наводку. Их сестры - маркитанки, в свободное от семинаров время, помогали в прополке и поливке растений. Они таскали воду из горных ручьев, готовили пищу и стирали шмотки.

Конец всей этой истории до банальности прост и полон оптимизма. Матисс помог запарковать весь собранный Сенин урожай оптовому ялтинскому барыге. Не забыв при этом про свои десять процентов. Вырученные деньги, Сеня тогда решил потратить на медвузовских репититов. Теперь он точно знал, кем будет. Бук обеспечил себя сигаретами и спиртным на многие месяцы вперед. К исходу трехнедельных занятий группа сектантов добилась заметных результатов в области радиолокации, астрономии и гигиены. И вышла на устойчивую ремиссию. Не удалось помочь только дедушке Ашоту, страдавшему болезнью Альцгеймера, паркинсонистке – тете Тамаре, эпилепсику – Автандилу,и тринадцатилетним братьям – близнецам Рафику и Тофику, усугубившим свои тревожные состояния гурзуфской трихомонадой.

ШирВинтъ 07.08.2003.


Теги:





0


Комментарии

#0 04:54  08-08-2003Dr_Dickъ    
конечно, немало навеяно сценариями Соловьева

Черная роза эмблема печали красная роза эмблема любви

достигнуто и удержано тонкое душевное равновесие хорошей прозы.

Точка сборки сдвинута - аж пиздец.

#1 10:22  11-08-2003Ёж    
прочитал с большим удовольствием
#2 12:05  11-08-2003парилкин    
паранойа, но заебатая такая.
#3 13:33  26-08-2003Fart Shitson    
А я вот 2 дня как из Гурзуфа вернулся,и кроме слов "Тарелка","пятак"," Медведь-Гора" ничего не понимаю,но все равно приятно...ностальгия,нах....

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [19] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....