Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - БОМЖЫ. Часть первая

БОМЖЫ. Часть первая

Автор: Гм ыря
   [ принято к публикации 16:07  18-08-2003 | | Просмотров: 702]
Действующие лица:

Серега – бомж-интеллигент, в прошлом сотрудник НИИ, специалист по уравнениям математической физики.

Толик – одноклассник Сереги, циник, педант, потомок Эрнеста Резерфорда, склонен к гуманитарным наукам и беспочвенному софизму.

Аристарх – хронический алкоголик, тунеядец, уроженец п.г.т. Чернь Тульской области, быдловат, потомственный бомж.

Гога – развращенный царицынский подросток, виртуальная мразота.

Цви Леви – загадочный бомж оттуда.

Троян Рылов – ключевой сотрудник хуевой софтверной компании, у которого сломалась машина.

Пизда – женщина преклонных лет, сидящая в будке подле турникетов. В буклях и с микрофоном.

Вова Коренной – бомж троцкист, всегда лоялен и доброжелателен, лидер подпольного ВИА Растаман.

Чекушка – обольстительная юная дама.

Гжэл – трансцендентное Нечто.

Действие первое

Станция метро «Лубянка». Серега и Толик, подперев друг друга, сидят на грязной скамейке, кутаются в засаленные лохмотья и мечтательно смотрят в никуда. Пованивают.

Серега:

Итак, мон шер, начнем же наши пренья.
Скажи мне, друг, в чем смысл бытия?
Над этой тайной думал я пристрастно
И не познал, в чем суть.

Толик:

Зачем, Сереженька,
Тщета все эти размышленья...
Я тоже, будучи подростком,
Мечтал об истине, и что?
И где она? Где? Под покровом тайны?
Да, Боже мой, ну перестань,
Ведь ты интеллигент в тринадцатом колене,
Ты должен понимать, что жизнь –
Суть плата за грехи...

Серега:

Родителей?

Толик:

Да и не только их... Ты сам, как Йуда, грешен,
Ты нагрешил перед самим собой.

Серега:

Чем?

Толик:

Тем, что здесь живешь, оборванный и грязный,
Людей смущаешь запахом в час пик...

Серега:
Позволь, но где же грех?! Неужли в облачении
Моем, отнюдь не сказочном?!

Толик:

Ах, прекрати глумиться, ты же знаешь,
Что главный грех таится ...

Гога:

Бля, ф песде!

Серега:

О! Чую виртуальность бытия...

Из тоннеля, подобно синюшному червяку, неспешно выкатывается первый утренний поезд. Вздымается клочок бумаги на платформе, покачиваются пыльные лампы под потолком станции, Серега и Толик совместными усилиями двигаются навстречу подъезжающему вагону.

Толик:

Передвижение в пространстве бренном
Подобно муке адовой из Данте Алигьери...

Троян:

Блять, суки ебаные, вы совсем поохуели?!
Пизды всем вставлю по двадцатое число!!!

Вагон наполнен похмельным Трояном. Он, широко расставив колоссальные бедра, сидит около крайней двери и ожесточенно кричит в телефон. Серега и Толик, скромно подобрав фалды лохмотьев, усаживаются напротив Трояна.

Серега:

Мой Бог, ты посмотри на его галстук,
Ведь это просто Ренессанс...

Толик (задумчиво):

Что? А... Зомбированный клон. Совсем неинтересно.
Вот ежли б он облеванный сидел,
Тогда я понимаю – неоклассицизм, а так –
Всего лишь подражанье
Страничкам из журналов мод...

Серега:

Ты слишком уж циничен. Вдруг он - гений,
Пусть угловат в строении телесном, вдруг?!

Троян (заканчивая телефонный разговор):

Ну, сссука, блять, ну все, пиздец тебе,
Я чисто ахуел. Сегодня на разбор
Полетов вызову тебя, дебила, там посмотрим,
Кто шарит в дистриюбьюции, кто – нет.

Гога: Минет, минет!!!

Поезд меланхолично отсчитывает шпалы, Серега и Толик самоуглубляются, Троян зыркает на них тревожным взором.

Троян (про себя):

Ну что за мрази, ебаный пиздец,
Вонючие отбросы, шелуха цивилизации,
За что я должен с ними, бля, сидеть в одном вагоне....
Я менеджер, активен как Брюс Ли, а все же,
Сижу в обосранном плацкарте и кукую...
Когда ж машину мне починят, чорт возьми.

Первое действие пианиссимо заканчивается. Серега с Толиком самоуглубляются фатально, Троян, сильно злясь, выходит на станции «Комсомольская», вагон трамбуют пассажиры.

Действие второе

Станция «Китай-город». Длинный подземный переход. Вдоль стен жмутся подозрительные персонажи, пахнет несвежей мочой, в ларьках продают сникерсы и нейлоновые колготки. В отдалении поют песни Утесова три слепых бабульки, им щедро бросают медяки. Около ларька с сигаретами стоит немолодой мужчина – в мятых брюках, поношенном кашне, взмахивает чорными с проседью кудрями, поминутно бросает алчный взор на часы ролекс. Выглядит прескверно.

Цви:

А что?
Быть может, уклонился?
Пришипился, трусливый смерд?
Динамит стрелку, сцаный юдофоб?
Наверное почуял, что не ролекс,
А свой кошерный анус я ему продам...
Ну и лехаим, я себя в обиду не отдам,
Шма, Исраэль, я чту законы Торы.
Вот только русские меня тревожат, да.
Ведь странный нрав у них, детей раздолья –
Чуют подвох, мерзавцы, сложно наебать
Ванька простого, он ведь тоже ушлый –
Как что, так сразу бьет в лицо.
А мне сие обидно до опиздененья,
Я ведь носитель тайн седых.
Храню секрет техничного наёбства,
А мне по морде – что за ерунда?
Пожалуй, подыграю им – на низменных струнАх
Сыграю си-бемоль мажорный –
Паскудный танец пьяного бомжа.

Подходит к ларьку, покупает семнадцать бутылок девятой балтики и самозабвенно выпивает, поглядывая на цыфирблад. Становится в говно пьяным и невменяемым совсем. Спотыкаясь, продвигается в направлении турникетов, придерживает карман замшелого пальто и внезапно цепенеет от зычного контральто.

Пизда:

Мущщина в синей куртке, блядь, вы охуели?!
Куда суетесь нахуй пьяный как Вениамин,
Блядь, Ерофеев, вы в своем уме? Придерживаться
Правил надобно, а то я вызову ментов.

Гжэл:

Я сам загадочная дхарма! Бля!
Моя харизма
Всех ваших йобаных ментов заставит в раз молчать!
Да, я тот самый легендарный Гжэл...
А хули,
Хоть я и мент, но, бля, падонак беспесды!

Гога: Вот, блять...

Цви Леви, ошалев от пьяного русского задора, смачно харкает в пространство и ступает на эскалатор. Борясь с приступами неконтролируемой тошноты, казуально знакомится с оригинальным мужчиной.

Цви:

Авек плезир, я страшно рад знакомству,
Меня зовут Цви Леви, можно просто Джо...

Вова Коренной (пернув невзначай):

Бля, шо? Ты, типо, синий в кал?
Короче, непонятка. Эта, в смысле,
Ну, типо, я - Кетцалькоатль.
А ты неделанье, уебок, практикуешь?

Мило перебрехиваясь, персонажи едут глубоко вниз. От стен эскалаторного свода невыносимо несет оптимизмом и шампунем Шаума. Спустившись вниз и, походя пнув по лицу слепого баяниста, Цви тащит Вову в направлении бюста Ногину. Вова не обламывается – ему ништяк. Гжэл судорожно насилует свое служебное удостоверение.

Действие третье. Скорбное.

Станция Курская. Толпа. Отчаянно смердит котомками и дешевым одеколоном. В воздухе витает запах неуверенности и восторга. Престарелые женщины ведут смертный бой за право вступить на подмостки эскалатора. Апокалипсис. Герои-интеллигенты, таинственным образом покорив пространство, становятся свидетелями этой вакханалии. Реальность покрыта сизым маревом.

Серега:

Очнись, мой светлый мотылек,
Мой друг, коллега по страданью кармы,
С тобой мы прибыли в начищенный приют
Души бездомной, как же, чорт, сдержать рыданья...
О, я люблю эту страну...

Толик (воздымая голову от платформенного мрамора):

Ты знаешь, шер ами, не забивай мозги...
Патриотизм – суть вялость оправданья
Перед самим собой за то, что, в сущности,
Ты – ноль, дешевка, страждущая власти,
Почета, славы, денег и бухла...
На самом деле, лишь прекрасная красотка
Способна возбудить мой пыл,
Очнуть к творению всех муз и амфибрахий мой
Заставить трепетать.

Гога: Пятижды – блять!

Через сорок семь секунд подъезжает поезд, и из него вульгарно вываливается шикарно оформленная дева. Спотыкается о ногу Толика и бьется еблищем об пол. Серега, стремглав, кидается оказывать неотложную помощь. На станции «Новокузнецкая» пьяный Гжэл пиздит глухонемых.

Серега:

О, дива! Чудное, прелестное созданье,
Позвольте мне упасть у ваших ног и оказать,
Помимо восхищенья, помощь в соскобленьи нечистот
С прекрасного чела...

Чекушка:

Да, блять, а ъйебанулась я не слабо,
Так можно весь скелет переломать...
Да, кстати, кто таков? Как звать?

Серега:

Абдуллатип фон шмейхель ибн Сергей.

Толик (повторно воздымаясь от скорбных плит):

Он знает Ницше наизусть ...

Чекушка:

Фпизду, и пусть.
А я читала Кьеркегора...
Итак, согласно биополю,
Вы – напрочь обосцатые бомжы?

Толик (не теряя самообладания):

Пренебреженье, барышня, сегодня не к лицу
Пионам мирозданья,
Вы зря столь скорбно скорчили лицо:
Пусть мы смердим и в непотребном виде,
Но бездны наших душ вас обуяют навсегда.

Чекушка:

Так, хватит дифирамб. Вы мне ответьте,
Рожи ваши отчего
Столь неестественно кривы
И смертная тоска в глазах?

Серега (втайне скорбя):

О, свет очей моих, сие суть алканье души,
Суть боль, тоска и самоотреченье...

Толик (простирая длань):

Боязнь за ближнего...

Серега (вторя):

Неверие в мечту,
Порок пытливого ума

Толик (блаженно):

Души невинной низменная рана...

Серега:

Так рано...

Толик:

Мы утеряли нить, связующую времена...
Постепенно сбиваются на рэп, начинают флуктуировать в такт ритму, выкидывают фантасмагорические коленца и мгновенно получают пизды от проходящих мимо скинов.

Чекушка:

Однако я в недоуменьи...
Ебала скорбные у вас, ответьте, почему?!

Толик и Серега (акапелло):

Да выпить хочецца, вот в чем секрет!

Чекушка (в миг просветляясь):

Ну, это, знаете ли, вовсе не проблема,
Открою тайну вам, секрет своей психеи:
С рожденья я была освещена
Пиздатым даром... При справленьи нужд
Совсем и не мачёй сцалась,
А невъебенным самогоном...
Ну что вы йобла скрючили как на похоронах?
Да, это правда! Пусть и не подвластен
Науке медицинской сей феномен.
С тех пор меня зовут не Глашей,
А Чекушкой...

Гога:

Да, касмичиский пиздец...

Серега (восторженно зардевшись):

О, смею ль я вам предложить
Заоблачную высь совокупленья душ?!
В порыве страждущем
Мы сотворим священный куннилингус!

Толик (вращательно шевеля глазницами и бормоча под нос обрывки из Авесты):

Ужель с Олимпа ниспослали нам чудес?...

Чекушка (игриво):

Ну что ж, уйопки, вы в фаворе ныне,
Сегодня я покладиста как лань,
Позволю вам испить сей чаши, только
Занычицца нам надо, стыдно мне...

Серега (суетливо):

Да это не вопрос!

Трио спешно удаляется в направлении подсобки, что расположена подле зияющей дыры тоннеля. Все так же бессмысленно снуют приезжие бабки, напыщенные клерки, сутенеры и скрытые пидарасы.

Действие четвертое. Блокбастард.

Станция Алтуфьево. Серый лицом Троян, судорожно сжав под мышкой замусоленную папку, спешно несется к эскалатору. Усугубившееся похмелье и истеричный клиент, к которому он бежит на встречу, отнюдь его не очеловечивают. Мимо Трояна шмыгают щербатые подростки, стайка отвратительных азербайджанцев шаркает позади, навстречу попадаются неуклюжие старики, от которых Троян свирепо уклоняется. В направлении злополучного менеджера плетется обосранный бомж. Происходит столкновение.

Троян:

Вот блядский уебан!

Аристарх:

А йопты...

Наотмашь бьет Трояна по переносице правой рукой. Троян падает навзничь, захлестав платформу кровью, и думает: «О, блять, ведь я не выключил утюг...». Сделав в воздухе замысловатый кульбит, на Трояна плашмя падает папка. Острым краем, оточенным металлической нашлепкой, бьет его в глаз. Оный вытекает. Троян вспыхивает от чудовищного гнева и умирает вследствие мгновенного инсульта. На станции Кузнецкий мост Гжэл трагически выпаливает торговцев героином.


Теги:





1


Комментарии

#0 17:17  18-08-2003НеХуятор    
Охуеть. Ниасилил. Придется за несколько раз!
#1 17:27  18-08-2003КОНЬ    
Не плохо. Вот только пьесы я не очень-то люблю.

Краткость сестра таланта и мать ограниченности... (с) Виссарион Белинский

#2 17:37  18-08-2003Пыскин Злыдень    
2 афтор

Читал это давно на удаве ,тока не помню твое это ,или спижжено.

#3 17:39  18-08-2003Гм ыря    
Мое, мое... Просто нарыл и решил сюда кинуть:) Тут все ж отзывы посодержательней, а не "о-о-о, блиаааа, ахуенна"...
#4 18:02  18-08-2003Пыскин Злыдень    
Ааа , понятно ,про каменты ты прав , здесь их иногда интереснее читать чем крео ,факт.

Хуя се нарыл ,год назад вроде было.

Кстати ,крео какой-то непонятный.Суетливый.

#5 18:11  18-08-2003Гм ыря    
Фишка в том, что захотелось пографоманить. Долго думал над сюжетными линиями и окончательным смыслом, но, поскольку писалось сие исключительно в нетрезвом состоянии, сумбур налицо. Хотя, некоторые моменты мне самому нравятцо. Ы)
#6 21:37  18-08-2003Унитаз    
Гы...!!!, долго думал?... Блиа, а если б ни думал? Ты - мегаписатель! Суперотстойник! Амёба!
#7 17:36  19-08-2003ГНИДА    
"Тут все ж отзывы посодержательней, а не "о-о-о, блиаааа, ахуенна"... "


говорил гавно, и буду гаварить ГАВНО

#8 00:22  31-07-2006Гм ыря    
паржал

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [43] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [10] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....