Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Tokin'baut Da Revolution III - Run, Forest, run

Tokin'baut Da Revolution III - Run, Forest, run

Автор: Убивец
   [ принято к публикации 11:03  19-08-2003 | | Просмотров: 851]
….связали Сеню на удивление плотно - видимо, Анатолий Петрович, главный вязчик, владел искусством создания морских узлов. Ну да, вспомнил Сеня, у него и якорек синий вытатуирован на руке. В качестве пут использовали подручный материал - ноги плотно перетягивали колготы Зинки из статистики, а для рук Анатолий Петрович использовал собственный галстук. Убоявшись криков пленника, заговорщики на всякий случай смастерили и кляп - темно-синий толсторюховский галстук рвал рот Сени надвое и давил на затылок излишне сильно закрученным узлом. От галстука противно несло "Фаренгейтом", отчего Сеню немного тошнило. К тому же полуоткрытый рот Сени обильно выделял слюну и она тонкой ниткой переливалась через губу и подбородок дальше, на грудь. Сеня сидел на стуле в прихожей. Напротив него, на видавшем виды черном диване из кожзаменителя, сидела Татьяна Владленовна, неловко сжимая в правой руке нацеленный в Сеню пистолет. Она держала его так, как закоренелый холостяк держит в руках новорожденного - без боязни, однако и без особой сноровки, немного отодвигая от тела, дожидаясь момента, когда придется передать это чужеродное в более умелые и сноровистые руки.
Сене не было страшно. Частично отуманенный опиатами мозг находил в ситуации даже приятные моменты - Сеня радовался тому, что Анатолий Петрович, вопреки меркантильному Толсторюхову (он же мне, гаденыш, весь галстук обсопливит, а это "Труссарди" все-таки, девяносто долларов отдал) отверг первоначальное предложение использовать кляпом Зинины колготки. Зина, милая во всех остальных отношениях девушка, отталкивала сослуживцев постоянно присущим ей легким, но въедливым запахом застарелого пота. Она принадлежала к тем людям, от которых вы стараетесь держаться подальше в метро и троллейбусах, а если давка необратимо прижимает вас к ним, тело к телу - стараетесь ужом вывернуться в толпе - и спрятать, отвернуть нос, и дышать ртом, чтобы скрыться от этой гаденькой удушливой вони. С открытостью деревенского ребенка внимая рекламе, Зина раскатывала по телу холодящие шарики дезодорантов "Фа" и "Секрет", что создавало, вкупе с её, так сказать, натуральным запахом отвратительный букет, заставляющий вспомнить о туалетных освежителях воздуха, проигрывающих в схватке с миазмами только что использованного по назначению унитаза. От одного только предположения о том, какие обонятельные ужасы сулили ему колготки-кляп, Сеню мутило.
Как выбраться из катастрофически сложившейся ситуации, Сеня не знал. Когда Анатолий Петрович с мужицким хыканьем стягивал узел галстука-веревки у него за спиной, Сеня, по технологии читанных в детстве приключенческих романов, попытался напрячь мускулы. В деле этом Сеня не преуспел - вздулись только вены на шее, руки же в объеме не изменились. Теперь точно с работы попрут, заключил Сеня. Хорошо, если за две августовских недели рассчитают, а то ведь могут и просто так, без содержания, на улицу выкинуть.
Из офисной комнаты доносился голосовой бубнеж. Сеня различал отдельные слова, иногда выхватывая ухом даже фразы, но в общую, наполненную смыслом сентенцию они не складывались.
Прошло более сорока минут, прежде чем дверь приоткрылась - на пороге генеральный двумя руками тряс лениво поданную ему руку Асламбека, за ними стоял явно скучающий референт Павел. С преувеличенным энтузиазмом генеральный тараторил:
- Замечательно, Асламбек Рафиич, рад достигнутому взаимопониманию. Теперь, выражаясь по футбольному, мячик на вашей стороне, хе-хе. Не болельщик ? А я балуюсь время от времени, так, ничего серъезного, и, Боже упаси, не наши - английскую там премьер-лигу, УЕФА какое-нибудь…
Асламбек заморозил дальнейшие попытки генерала поговорить по душам бесстрастным неприязненным взглядом хищника. Замолчав на полуслове, генеральный отпустил руку Асламбека, поклонился отставным майором и отступил с порога назад, в офисную. Когда Асламбек с референтом поравнялись с Сениным креслом, Павел бросил на связанного программиста неожиданно веселый заговорщический взгляд и - или это только показалось Сене - слегка подмигнул ему - не бойся, мол, где наша не пропадала.
- А насчет мальчонки не беспокойтесь, это наша проблема, вернее даже нет никакой проблемы! - скороговоркой бросал генеральный в спины уходящим

……

Когда дверь за Асламбеком захлопнулась, генеральный выждал минуту - до утробного рычания кабинки лифта, уносящей высоких гостей вниз, к выходу, достал из кармана платок, вытер блестящий микрокаплями пота лоб, вздохнул, расслабился.
- Да не держите вы так пушку, Татьяна Владленовна, пальнете, неровен час. Никуда он не денется, Анатоль Петрович кабанов ремнем связывал, лежали, как миленькие. Пройдемте-ка лучше летучку пятиминутную проведем, по результатам встречи и заодно с этим…. неформалом… решим как быть…- последние слова генеральный произнес в другой тональности, зло и нервно.
Если бы Татьяна Владленовна, уходя, не закрыла наглухо дверь, Сеня, вполне возможно, смог бы услышать, что в большой комнате обсуждаются вещи, касаемые непосредственно его, Сениного, будущего:

- Пацана надо кончать однозначно.
- Ну вот ты и кончай, идеолог, или боишься руки пачкать?
- Минуточку, погодите, что значит - кончать - можно же просто запугать, или.. ну не знаю, денег ему предложить, что ли.
- Стоп. Замолчали все. Во-первых, пацана кончать, здесь прав Толсторюхов. Во-вторых, главные вопросы - кто будет кончать. И - как. Добровольцев, я так понимаю, не будет….. Да-а-а-а-а, кибальчичи с софьями перовыми…. Как кабинетно в революции играть, так это мы можем, а как поганку раздавить, которая сегодня чуть все не сорвала к чертовой матери - так в кусты? Что, Толсторюхов - а рассуждал-то как красиво - "законсервированная способность к радикальным действиям", "нереализованная тяга к баррикадам", "подсознательная жертвенность"…. Эх, беда с вами. Вобщем, так - парня везем в Поварово, у меня там дача у первой жены. (Иван из закупок - "а зачем нам к вашей первой жене?"). Ваня, родной, помолчи две минуты! Места там дикие, лес густой достаточно, тем более середина недели, дачников нет почти. Вывозим гниду в лес, привязываем к дереву, и, - генеральный достал из канцелярского набора, стоящего на столе Татьяны Владленовны, ножницы для бумаги, - вот этими ножницами, по фамилиям, по алфавиту, каждый его тыкнет.
- Олег Егорыч, а не проще… того… ножичком… или колготками моими, - близоруко щурясь и скаля улыбкой желтые крысиные зубки, пропищала Зина.
- Ты, что ли, душить будешь, Мата Хари? - иронично осведомился Анатолий Петрович. - Бля, как же я вас всех… Пардон, Олег Егорыч, накипело… Хлебом не корми, дай способы повыдумывать, идеологии посочинять, мир попеределывать. Шеф наш прав - во-первых, ножницами мы его долго будем, круга по четыре пройдет, так что непонятно, чей удар смертельным окажется. Во-вторых, опять же, одного виноватого не будет - все кровью повяжемся.
- Минуточку, Олег Егорыч, Анатольпетрович, если позволите… - Толсторюхов заерзал в мышиного цвета крутящемся офисном полукресле, полуулыбка и поблескивающие из-за кругленьких очечков глазки выдавали в нем "человека с планом". - А что если нам по-другому немного… Ну, вот, насколько я понимаю, мы с Асламбек Рафиичем консенсуса достигли, и грант они нам выделят. Размер не оговорили, но миллионов десять-пятгнадцать будет точно, причем аванс он нам готов был сейчас выложить. То есть, будем считать тысяч пятьдесят-сто в партийной кассе на текучку уже есть… Давайте наймем кого-нибудь, тысячи за полторы сейчас легко договориться можно, причем я готов организовать.
- А списывать куда будем - подала голос Татьяна Владленовна. -У меня в партийной, извините, каждая копеечка на счету, а Асламбек, наверняка отчет потребует, не он даже, а этот, молодой, как его… Припердяев, что ли…
- Полу-пердяев, Татьяна Владленовна, Полу. Не знаю, спишете там.. на представительские, транспортные, командировочные…
- Здрасьте, приехали! Сам же орал, что при нынешнем развитии коммуникаций не потребуется ни транспортных, ни командировочных, ни освобожденных партийных работников!
- Ну, не знаю… Давайте сами тогда скинемся! На восьмерых это по двести долларов получится!
- Ага, двести долларов! Тебе легко говорить, у тебя премиальных одних на полторы штуки, плюс оклад еще! А у меня машину в кредит оплачивать, садик ребенку, за квартиру отдай…
- Да бросьте, потом весь мир наш, а вы за эти двести уперлись!…
- Олег Егорыч, Олег Егорыч, давайте - Толсторюхов правильно говорит, только не по двести с каждого - а пропорционально окладу, то есть вы с Толсторюховым по четыреста где-нибудь, Зина там сто примерно, я сто пятьдесят и дальше…
- Да чего мелочиться! Сами кончим, не хватало еще. В конце концов, давайте скидывайтесь, я его за тысячу сам уделаю!
- Анатоль Петрович, положите нож на место! Куда вы!

Дверь из офисной открылась от мощного удара, стукнулась о стену и пошла отдачей обратно, к стоявшему на пороге Анатолию Петровичу - глаза навыкате, в руках большой кухонный нож, с налипшими на лезвии белыми кусочками офисного праздничного торта. Оттолкнув приближающуюся дверь ногой, Анатолий Петрович свободной рукой пытался расцепить руки Татьяны Владленовны, охватившие его сзади за шею.
- Анатоль Петрович, нельзя же так! Это же скотство какое-то, - пыхтела Татьяна (туфля свалилась с ноги, щеки смешно раскраснелись).
- Пусти, бля, а то и тебя щас переебу ненароком…- плановик двинул локтем назад, в подушечную мягкость бухгалтерского живота, от чего Татьяна Владленовна негромко хрюкнула и стала скручиваться калачиком, стекая плечом по дверному косяку к полу. Когда она приседала, туго натянутая на мощных бедрах ткань платья пошла верх, и Сеня рассмотрел поросячью розовость ляжек, оттеняемую белизной трусиков. Так и не выебал, пронеслось в голове Сени, а сейчас мне по ходу пиздец уже. За сползшей на пол бухгалтершей Сеня увидел немой сценой застывших сослуживцев - и бегающие глазки Толсторюхова, и спокойный - ну вот вроде все и разрешилось - взгляд генерального, и злорадную - я-то хоть пусть и вонючая, зато живая - улыбку Зины.
Как со стороны - трудно было поверить в реальность происходящего - Сеня наблюдал, как Анатолий Петрович в три мощных прыжка приблизился к "тюремному" стулу. Схватив свободной рукой Сеню за волосы, Анатолий резко дернул его голову вверх - чтобы освободить горло, сделать его открытым для удара. Треск со стороны входа заставил его задержаться, оглянуться, и вот уже под громовым "всем лежать, бля, руки за голову, лежать, кому сказано!" Анатолий начинает опускаться на колени, и не успевает, и падает от удара пистолетной рукояткой в лоб, а Сеня видит смотрящие на него из черных прорезей спецназовской шапки глаза - ну, говорил же я тебе, где наша не пропадала, и отпускает волю, давая стрессу захватить его…

………….
Сеня приоткрыл глаза и увидел черноту. Как он ни силился разглядеть в ней что-то, все было втуне. Сеню покачивало. Нос прижимался в мягкую кожу. Пошевелив руками - свободны - Сеня стал приподниматься. Машина, заднее сиденье.
- Если нехорошо, лучше полежи. Живешь-то где? - из водительского зеркала на Сеню чуть насмешливо смотрел Полупердяев. - В принципе, если недалеко, можем подбросить.
- На Ярославке.
- Далековато….
- Ничего страшного, довезем - прервал референта чем-то знакомый Сене голос. - Молодец, парень, хорошо держался. - "Асламбек" повернулся с пассажирского сиденья и подмигнул Сене - не дружески, а автоматически, как бы соблюдая некий установленный ритуал - друзьям надо подмигивать. Русский его на сей раз был чист безукоризненно.
- На Ярославке - куда?
- А я там покажу, там короче за МИСИ сразу свернуть надо, на Вешних Вод, там военный городок типа… А вы чего с ними сделаете теперь?
- У-у-у…
- Да я в другом смысле… Я же там работаю. Зарплата, туда-сюда, трудовая…
- Ничего не сделаем. - Асламбек говорил тихо, четко разделяя слова. Так говорят, читая афоризмы. - Подписку возьмем, в контору потаскаем - пускай летехи попрактикуются.
- Так они же это…. Ну, заговор типа устроить хотели, свержение строя там, не знаю….
- Да ладно тебе, какой заговор… Ты что, реально думаешь, что эти дрищи офисные - в словах "референта" сквозило не столько презрение, сколько насмешка. - реально чего-нибудь сделать могут? Да они к проститутке не могут сходить без того, чтобы ладонями не вспотеть и Достоевского не вспомнить. Революционеры, блядь. За месяц четвертую контору лупим. Монополисты, как же. Нажрутся пивом на интернет-тусовках или в ресторанах бюджетных - "Нью! Подход к шведскому столу неограничен! 100 горячих закусок всего за 9,99 евро!" - нараспев, дурашливо бодрым голосом произнес "референт". - и давай Россию менять. Импотенты, потерянное поколение. А как своих потом сдают - любо-дорого посмотреть! Услужливо, гаденько - иногда из кабинета не выгонишь - все вспоминают и вспоминают, кто еще на их лапшу повелся. Григорий Иваныч, может сделаем подарок герою, а?
"Асламбек" с переднего сиденья махнул рукой - валяй, делай.
- Ты, Семен, не миньжуйся. Отдохни с недельку и на работу приходи, - референт с трудом сдерживал смех. - Ты сейчас сколько получаешь? Четыреста пятьдесят? Негусто… Ну, давай, для начала, девятьсот, нормально?
- Свободный график бы еще….
- Ноу проблем. Свободный, так свободный. Если вякать начнут - брови нахмурь и Асламбека напомни, а я на них в конторе надавлю слегка. Все, Вешних Вод, куда дальше?
Машина остановилась возле Сениного дома - хихикающий "референт" не стал глушить мотор и ставить на ручник - Сеня с мягким клацаньем открыл дверь "Ауди" и собрался уже было выйти, но у него завертелся на языке один вопрос, и надо бы промолчать, а он не удержался, выпалил:
- А если они безобидные такие - стоит ли на них время тратить, аппаратуру ставить - ведь вы же слушали все время, верно, иначе как бы так вовремя?
- Ну это ты не столько нас, сколько бухгалтершу эту, пышку благодари, еще бы секунда…
Григорий молчал. "Референт" порывался было что-то добавить, но старший остановил его неуловимым почти движением руки - не надо, помолчи, я объясню.
- Понимаешь, Сеня…. Они, Андрей правильно сказал, импотенты… Но импотенты умные…Другое дело - три косаря дай им в месяц, и из революционеров тут же режиму прислуживать начнут - истово, с потрохами. Но - правду говорят. Конкуренция в революции не нужна никому. А революцию - и без них есть кому сделать.
С тихим поскуливанием шин "Ауди" рванулась с места, припорашивая Сенины ноги пылью….


Теги:





0


Комментарии

#0 11:31  19-08-2003Pater    
Ахуительно. To be continued нах... И чтобы Сеня бухгалтершу отблагодарил...
#1 11:32  19-08-2003krоt    
Логичный и естественный конец для всех "офисных революционеров". Дальше пиздежа дело у них не идет.
#2 12:03  19-08-2003барыга    
убивец , достойных финал , хотя мож крутануть сюжет в другую сторону , ПОБЕРЕГИСЬБЛЯ !!!
#3 14:15  19-08-2003Вольный    
Krot, а Ленин тоже ведь офисный трудяга был.Журналист, адвокат...
#4 18:09  19-08-2003Пыскин Злыдень    
У офисных времени до хуя ,мона и как Ленин додумацца и замутить ,гыыыы.

Прикольно , мона запускать сериал Новые приключения Сени , с его то графиком и отношением к работе

#5 20:50  19-08-2003Зимы не будет    
Отличный рассказ!! Все 3 части.

Приятно почитать.

#6 10:12  20-08-2003Cargo    
Бля, буду, Убивец - или Пелевин, или Сорокин, нах.
#7 10:41  20-08-2003Пупкин    
Нихуйа не Пелевин и не Сорокин.

Убивец лучше:)

#8 10:49  20-08-2003парилкин    
дохуя слишком.

не прочитал.

#9 11:20  20-08-2003парилкин    
уффф. прочитал.

занятно ни нихуя не понил.

#10 11:41  20-08-2003Alex    
Надо было чтоп мальчонку то замочили. А потом всех КГБшники постреляли. Тема КПСС раскрыта плохо.
#11 11:49  20-08-2003И подушка вся в говне    
Блять ну как вы заебали с нериализованными синдромами менежеров. Прям эдипов комплекс по отношению к ночальству, государству и прочему. Работать надо а не ныть!
#12 09:57  21-08-2003Ёж    
Заебись конечно же, токо в жизни кончилось бы: "С тихим поскуливанием шин "Ауди" рванулась с места, припорашивая Сенины ноги пылью... Припорошённые Сенины ноги ещё подёргивались, а "Ауди" уже скрылась из виду за углом дома. "

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:11  18-09-2019
: [10] [Литература]
- И чего ты так стремаешься? Вижу, ведь на самом деле хочешь пойти, - интересно же! Вспомни, как Оскар красиво сказал, - Единственный способ избавиться от искушения - поддаться ему.
- Тем более, полиция будет охранять!
- Охранять…тоже мне, нашли кому верить!...
11:41  18-09-2019
: [21] [Литература]
Звуки сна отдалённо - гулкие,
От короткого всхлипа к длинному,
Словно в люльке дитя агукает,
В ночь курлычет по - журавлиному..

Спи, мой мальчик, не перемелются
Страхи все до рассвета колкого.
Там, далече, шумит метелица,
Воет вьюга дорогой долгою....
09:22  16-09-2019
: [9] [Литература]
1
Осенью деревья сбросили кожу. Обнажилось древесное мясо, из которого во все стороны торчат провода. Мухи сели на провода.

Мите приснился сон. Во сне он встретил отца. Отца Митя узнал по острому запаху преющей листвы. К тому же Митя получил мощную подсказку: слово "ОТЕЦ" было высечено там, где бывает лицо....
09:18  13-09-2019
: [35] [Литература]
Есть блаженное слово деревня. Есть чудесное слово - земля.
Один день горит, чадит - десятилетиями.
И смотрит в оба глаза.
Одним, который зелёный, смотрит за горизонт.
Вторым, цветом серым, упирается под ноги.
Притом, что горизонт может неожиданно оказаться местом, который виден затылком,
а ноги вполне могут быть чуланом, погребом, колодцем....
17:40  01-09-2019
: [27] [Литература]
- Присаживайся
Он стоит у входа, молчит.
- Присаживайся, смелее, же.
Звереныш топчется босыми ножками, потихоньку шаркает к стулу. Озирается.
- Смелее, садись сюда.
- Эрра. - отвечает звереныш, но садится. Чувствуется капелька его сброшенной усталости....