Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Alky Park

Alky Park

Автор: МУБЫШЪ_ЖЫХЫШЪ
   [ принято к публикации 01:28  21-08-2003 | | Просмотров: 560]
У безликой станции метро он прошел мимо сгорбленной, неопределенного возраста, нищенки, сверкнувшей в его сторону бодрым зеленым взглядом, и поморщился.
«Нарушают», - подумал Шемякин и вздохнул. На улице колыхался и плавился августовский тяжелый зной, и привычный вид нищенки на улице большого города почему-то нарушил установившийся внутри Шемякина сегодня порядок. Он толкнул стеклянные двери и вошел в новую, еще пахнущую душным резиновым сквозняком, станцию со стеклянным куполом над верхним эскалатором. Сквозняк сдержанно-игриво развевал легкие платьица девушек на встречном эскалаторе. Некоторые из них улыбались, а некоторые даже имели цвет – в отличие от общей черно-белой массы.
«Почему цветные всегда на противоположном эскалаторе?», - подумал Шемякин и зевнул, - «А потому, наверно, что если даже и будет впереди или сзади тебя та, которая с цветом, на одном с тобой эскалаторе, то вряд ли ты ее побежишь догонять или поднимешься к ней. Потому что таков порядок. А цветные всегда на другом бывают, на встречном. Если не усталые. А те, которые сидят на противоположном сиденье в поезде, даже если и с цветом, все усталые. А не усталые – не на одном с тобой сиденье. А делать вид, что вникаешь в ее книгу, чтобы познакомиться – так лучше уж таракана на нее пустить. Чтоб привлечь внимание. Только работы все равно нету. Пока нету. И все-таки надо бы залаять. Вот щас увижу третьего человека с конца света, и точно залаю. Как они мне нужны!».

На следующей станции, скрипя наполовину известковым скелетом, вошел старенький сморщенный дедушка с палочкой и демонстративно встал рядом с Шемякиным. Он стоял и молчал.
«…необходимые вещи, которые, просверливая в пластах времени тонкую дырочку, просачиваются к нам, сюда, из глубин прошлого. Но любая тонкая, как игла вещь – мысль, поступок или изобретение, словно пуля в черепе, несет перед собой целый конус пустоты, который надо заполнить. И в этот конус потом эти третьи глаза и попадают, которые потом как бы у всех нас вырастают – понемногу – ведь входное отверстие, хоть и маленькое, но в маленькое это отверстие понемногу заходят и заполняют конус впереди эти самые нити… Нити из криков жертв в тех ежовско-сталинских застенков, в которых этот старый урод, стоящий сейчас передо мной, и производил входные отверстия в затылок приговоренным. Он был палачом, а сейчас получает персональную пенсию, как почетный пожизненный ветеран-комитетчик. А ему все – «спасибо, пожалуйста, ой, извини…»

- …те…сь, пожалуйста, дедушка, - сказал Шемякин и встал, облокотившись на полустертую надпись «…слоняться».
«The lunatic is on the grass…», - живенько пели колеса вагона. У Шемякина не было ни работы, ни денег. Денег было только на литр дешевого вина, и, выйдя из метро через пять станций, он направился прямиком в магазин, где выбрал пакет “Альминской долины”, потом перешел улицу и свернул в небольшой парк, дневные, особенно ночные обитатели которого были, в основном, алкоголики.
“Наверно, в Америке его назвали бы “Alky Park”, - подумал он, - или “Souse Park”».

У дедушки была мизерная пенсия, на которую даже по скромным меркам нельзя было свести концы с концами, тощая лишаистая кошка, закопченная кухня и портрет давно умершей старухи на стене. Среди других портретов, где дедушка, сапер второго батальона отдельного гвардейского полка блестел двумя орденами и множеством медалей на фоне спасенным им от неизбежного взрыва германских зданий. Еще до того, как ошибся – первый и единственный раз – его напарник, и осколок перебил ему намертво сухожилие не переставшей с тех пор гнуться скрюченной правой руке.
Потом дед Матвей все равно работал всю жизнь – железнодорожным диспетчером, затем – ночным сторожем.
Теперь он по ночам все чаще думал о своей старухе. Ведь она все упорнее просачивалась сквозь тоненькое, словно иглой проделанное, отверстие в ночной стороне его лысой головы, неся перед собой конус открывающейся горловой чакры. Скоро ему будет подвластна левитация.

Теперь дед Матвей сидел рядом с Шемякиным и грыз семечки. Коля опустошил уже половину пакета, потом глянул мельком на пропотевшее грудь и голову предвечернее солнце и смачно, на голодный желудок, блеванул в семечные скорлупки, плавающие в лужице желтоватой дедовой слюны.
Дед глянул на него укоризненно, казалось прямо из беззубого рта глянул, и сказал:
- А простыни у нас со старухой были серые сначала, военные простыни. Это когда она, Нинка-то, и не старухой была. Мы сливались тогда здорово, в оргазме, скакала она на мне, Колян, ох как здорово скакала, хоть и голодные годы были. Но у меня паек был от путей сообщения, это когда диспетчером работал. Все в рот и заглядывали. Она потом презервативы это стирала, да вешала сушиться – дефицит все-таки был. От немцев еще взял, трофейные. Страдали в условиях механической деформации.
- Ну, это смотря какой радиус окружности. Да и фактор гипертрофации… - медленно процедил сквозь зубы Коля и откашлялся. Шел бы ты, дедушка, куда подальше. Это ж если по лбу треснуть, летать все равно не будешь. А то, что залаять на тебя сегодня хотел – так прости. Девки-то все больше и больше черно-белые попадаются. И вонь ихняя мне левитировать мешает. У меня папа – близнец по гороскопу, а мама – опарыш. Мы в детстве их надували и рыбу глушили как динамитом – вон пару раз даже в теплотрассе горел. Иди отсюда.

Дед кивнул и медленно поднялся. Огляделся. В парке никого не было. Тяжело кряхтя, он протянул Коле медвежью лапу, зацепил когтями попрочнее – Коля меленько, противно взвизгнул и обкакался – и резко сорвал с его черепа волосы с кожей.
Коля страшно, надрывно закричал и, странно взмахнув руками, схватился ими за окровавленное лицо и уши. Яркая кровь тяжелыми лентами просачивалась сквозь доски скамейки на горячий асфальт. Он медленно повалился на скамейку всем телом и глухо захрипел.

Дед Матвей привычно нацепил Колин скальп на белые плечи, как жилетку, и отвернул фасетчатые глаза от солнца – большая часть фасеток великолепных, прекрасно видящих в темноте красивых, в пол-лица, глаз закрылось-подернулось серой пленочкой. Он высоко и пружинисто подпрыгнул на полутораметровых, гибких во все стороны, белых и сильных пружинистых ногах и, задрав большую голову, деловито плюнул вверх безгубым ртом. В образовавшейся над ним вмиг узкой трубе на черном небе засветили яркие звезды. Тогда он улыбнулся и весело помахал шестипалой лапой:

- Эй, Нинка, давай сюда! Где ты там запропастилась, мать твою перетак за ногу! Опять отстала, дура ты эдакая! Ты смотри, какой грибочек-то нашел – тут, оказывается, и белые водятся! Вот Сенька-то обрадуется, щас наберем побольше – да супец какой будет. А я-то думаю – зачем так далеко в лес зашли – а вот он оказывается тут, красавец-то какой! Эдак может и щук наловим, коль везет так, а может и сома в омуте добуду!

Там, где он стоял, полупрозрачная труба с сияющими вверху звездами медленно расширилась метров на двадцать, мелькнула сильная и яркая вспышка, и возник большой - с двухэтажный дом - странный приземистый механизм, отливающий серебром. На нем время от времени вспыхивали и гасли желто-зеленые огоньки. Часть его стены отъехала в сторону, и оттуда бесшумно выехал – вылетел, не доставая полуметра до земли, серо-черный, похожий на пылесос, предмет, деловито подлетел к затихшему окровавленному Коле, облетел вокруг него, глухо щелкая чем-то, затем вновь остановился у его живота. Из предмета вытянулись два металлических щупальца, которые, как в масло, вошли в Колин живот, раскрыли его и вытянули оттуда несколько петель кишок.

- Ну вот, конечно красавцы-то какие, - натужно сказала баба Нина, всасывая внутрь себя остатки Колиных внутренностей – одна ее секция стала прозрачной, и деду было видно, как внутри, тихо заурчав, заработало что-то вроде кухонного комбайна, размазывая по стенкам веселое красно-розовое, похожее на клубничный мусс, - надо бы еще сюда прийти, дед, а? За один раз-то все не соберем?
- А то, - сказал Матвей, - придем, - он посмотрел на звездное чистое небо и сказал, - а щас давай, старая, закругляйся, а то вон как парит, тучки-то собираются – вымокнем ненароком. А то за час-то и до дома дойдем Сенькиного, Сеньку порадуем. Ну, оглохла что ли, говорю – пошли! – сердито крикнул он.

Серебряный дом-машина медленно взмыл вверх и моментально, со скоростью пули, уехал куда-то вверх и вбок. Исчезла труба и звезды, в парке снова воцарилось спокойствие летнего вечера. Через полчаса на опустевшую скамейку привели первые алкаши, внеся свою лепту в оставшуюся там небольшую лужицу слюны и блевотины; еще через час они сидели на всех остальных скамейках. Медленно надвинулся душный августовский вечер.
Медленно зажигались в домах желто-белые окна.
Медленно наливал в одном их этих окон себе водку дед Матвей, придерживая стакан искалеченной рукой.
Медленно он выпил и закусил хлебом с кабачковой икрой, посмотрел на портрет моложавой бабки Нины, закопченные стены кухни своей пропахшей старым квартиры. Медленно погадил лишай на спине кошки.
Медленно и горько заплакал.


Теги:





-1


Комментарии

#0 09:05  21-08-2003парилкин    
уй ё, страшно то как...

вот так все мы и живем...

#1 09:22  21-08-2003Sundown    
Сука, сука, сука, бля....

(машет рукой, уходит за водкой)

#2 09:52  21-08-2003барыга    
Похмельный сон , умеет афтор извлечь пользу из синячества !
#3 10:31  21-08-2003Пыскин Злыдень    
Талант не пропьешь!(с)

Семи тысяч футов под брюхом .

#4 11:51  21-08-2003Скит    
Осадок на весь день от твоих рассказов...хорошо!!!!!!!!
#5 12:28  21-08-2003МУБЫШЪ_ЖЫХЫШЪ    
Пыськин - искренее спосибо!!!

Белкин - спасибо тоже; ты это... с водочкой бы поосторожней

#6 12:29  21-08-2003НеХуятор    
Бляяя...
#7 12:30  21-08-2003НеХуятор    
плакалъ
#8 13:09  21-08-2003Сергей Минаев    
Я ненавижу Мубыша за то, что я не могу писать так как он.

Талант от Господа. Или он есть или его нет.


Про креатив писать не буду ибо все и так видят, что супер

#9 15:39  21-08-2003Девочка-скандал    
МЕГАОХУИТЕЛЬНЫЙ СТИЛЬ!

НАИПЕСДАТЕЙШЕЕ ИЗЛОЖЕНИЕ!

НО КАК ТОРРРРКНУЛО!!!

#10 15:44  21-08-2003krоt    
Ну тут в принципе и без меня все сказали
#11 15:53  21-08-2003Эдуард Багиров    
Опять это жырное хохляцкое чмо проявилось. И опять написало какую-то наркотическую хуйню. Во- долбоёб-то... и когда прекратит срать на ресурсе???
#12 20:16  21-08-2003Пузо    
хрш. но есть, блять, корявые моменты...
#13 21:09  21-08-2003МУБЫШЪ_ЖЫХЫШЪ    
иди овец паси с величайшего дозволения Туркмен-баши, чабан-джейляб-маймун
#14 21:55  21-08-2003Спиди-гонщик    
ахуенски. мубыш рулит.
#15 12:07  22-08-2003puke    
Ну классик, хуле. МУБЫШЪ, после твоих рассказов хочется жить. Пасиб. Не кури так много травы. Не надо... ;-))))
#16 09:10  23-08-2003proso    
Креатив очень хороший, несмотря на то что афтар сварливо-параноидальный хохол.
#17 08:43  25-08-2003158advocate    
Заебато.



~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


Борис, кстати, можно и позвонить, раз в пол года.

#18 07:14  26-09-2007vector    
horror

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....