Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Поступок

Поступок

Автор: собака павлова
   [ принято к публикации 19:56  15-08-2007 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 309]
Осень всегда была цветным фейерверком для Акакия Ивановича. Она сверкала разноцветными, мокрыми от дождя одеждами в его скупых на блеск глазах и звала прогуливаться в парке неподалеку от дома, где Акакий Иванович жил. После окончания рабочего дня , возвращаясь со службы, где его не любили и называли «Кака», Акакий Иванович шел в парк, неся на себе красивый тренировочный костюм в некрасивых разводах и старые полуботинки с зеленым пятном краски на левом из них. Свое имя Акакий Иванович получил от отца – священника, а пятно на полуботинке от маляров, которых раздражал поучениями. Предыдущий костюм после ссоры с малярами пришлось выбросить.
Каждую осень Акакий Иванович , после того, как приходил с работы, повторяя про себя: «Я вам дам, Кака», «Будет вам Кака!», садился и кушал , подстелив под миску с едой газету, которую менял каждые три дня для гигиены. Акакий Иванович был уверен, что соседи меняют газету значительно реже, и гордился своей чистоплотностью.
Вообще, он давно махнул рукой на соседей, которые оставались прежними после его призывов к чистоте. Когда он начинал горячиться и пробовал войти в соседскую квартиру, чтобы доказать соседям, что они меняют газету под едой реже, чем нужно, его никогда не впускали. Это было лишним свидетельством правоты Акакия Ивановича, поскольку не впускать его могли только из-за того, что Акакий Иванович мог уличить их в нечистоплотности. А какие еще могли быть причины?!
Акакий Иванович решил вырастить хотя бы соседского сына в правильном русле и рассказывал парню про мудрые секреты здоровья, которые были постигнуты глубоким умом Акакия Ивановича. Он бы точно сделал парня хорошим и знающим, почти , как он сам, но однажды тот во время одного из уроков мастерства ударил Акакия Ивановича. Акакий Иванович махнул на соседского парня рукой.
После того, как Акакий Иванович съедал обед, он смотрел из окна на парк и на дорожки, по которым гулял вчера. Ему начинало хотеться какать, но он не шел, а терпел для того, чтобы ему в голову приходили странные мысли. Когда Акакий Иванович терпел и не шел какать, эти мысли шли прямо из живота, который сладко расслаблялся. Акакий Иванович смотрел на парк и слушал , как шваркает метла дворника. Акакий Иванович долго уговаривал дворника обвязать метлу шерстью, чтобы та не шваркала некрасиво. Однажды дворник ударил Акакия Ивановича. Акакий Иванович махнул на дворника рукой.
Акакий Иванович после того, как ему в первый раз переставало хотеться какать , одевался и шел гулять в парк. После того, как он выходил из подъезда он оглядывался на окно, из которого только что смотрел на парк с дорожками, где гулял вчера. Ему опять начинало хотеться какать. Акакий Иванович терпел и ему приходили опять в голову странные мысли. Акакий Иванович возвращался домой и какал. После этого он второй раз шел в парк.
Все вокруг кричало и трубило. И никто не слышал этого, а Акакий Иванович слышал. Невидимые ветряные великаны стреляли из рогаток деревьев листьями и похлопывали ими Акакия Ивановича по плечам и по роже. Осень налепляла на шины и на ноги золотые мишени и расстреливала машины и прохожих очередями дождинок.
Навстречу Акакию Ивановичу пробежали три парня в кедах и спортивных костюмах. Акакию Ивановичу это не понравилось.
«Эй, эй, а ну, стойте, стойте, вам сказано!»- громко закричал он им.
«Чего тебе?» -спросили у Акакия Ивановича остановившиеся парни.
«Вы чего бежите, времени нет? Торопитесь?» -очень досадливо спросил их Акакий Иванович.
«Нет, мы просто занимаемся, полезно»
«Ох, дурье, вы, дурье! Чего полезного – то? Ходить надо, как люди, понятно, ходить?! Хо – дить! А не бегать! Вот, тоже , выдумали, бегать!» - Акакий Иванович объяснил парням, почему не нужно бегать.
«Ты, что, офигел? Тебе чего нужно, а?!» - спросили парни
«Чего нужно?! Они еще спрашивают! Бегают, а потом вопросы задают! Ходить надо, гулять надо, смотреть надо! Сейчас , вон бегаете, а потом , что?! Что, на голове будете ходить?!» - Акакий Иванович уже почувствовал, что на них придется махнуть рукой.
«Да, крыша поехала!» - объяснил один парень другим. Они заулыбались и побежали дальше. Акакий Иванович махнул на парней рукой.
Акакий Иванович шел по осени и она ласково вылизывала его лицо дождем и клала самые красивые листья ему под ноги. Акакий Иванович замечал это и считал себя властелином осени. Иногда, в доказательство этому, он начинал бороться с осенью и всегда побеждал. Осень была по плечу Акакию Ивановичу. Во время схваток Акакия Ивановича с осенью прохожие очень быстро расходились в стороны и издалека взирали на недоступную для них борьбу двух гигантов. После победы над осенью в честь Акакия Ивановича играл ревущий гимн ветра, опавшие листья шумной толпой преследовали своего нового господина, а по серому небу проскальзывала белесая улыбка.
Акакий Иванович сел на лавочку рядом с молодой женщиной, державшей за ручку детскую коляску. Ребенок в коляске, одетый в красивое белье спал.
«Правильно это, пусть спит»,- подумал Акакий Иванович.
«Что же это ты только одного такого красивого родила?»- недовольно спросил Акакий Иванович.
«Так получилось»,- с улыбкой благодарности за похвалу ее малыша ответила женщина.
«Получилось? Двоих надо было рожать , а не одного! А про то, что получилось там, нечего говорить!» -сказал язвительно Акакий Иванович. Он уже начал подумывать о том, что на женщину придется махнуть рукой.
«Вы детей любите…А у Вас дети есть?»
«Ты, давай, сначала двух красивых роди, а потом спрашивай!»- Акакий Иванович совсем рассердился и уже почти махнул на женщину рукой.
«Да ну Вас, шутите все!» - рассмеялась женщина
«Знаете, я пойду позвоню, мне надо, а Вы посидите с ним , пожалуйста! Я быстро!» - женщина встала и ушла , оставив коляску с человеком, похвалившим ее ребенка.
Акакий Иванович очень ответственно отнесся к поручению. Он встал и обошел вокруг коляски, подозрительно глядя в лица прохожих, всем своим видом давая понять, что его нельзя обвести вокруг пальца. После этого он несколько минут заслонял своим телом коляску от ветра, но ветер огибал тело Акакия Ивановича и все – равно дул в коляску. Акакий Иванович , стараясь как можно более оправдать доверие матери ребенка, стал раскачивать свое тело в разные стороны, стремясь как можно больше ветра принять на себя, но как ни старался не смог защитить коляску в полной мере. Тогда Акакий Иванович решил согреть ребенка теплом своего тела. Он всунул руки в коляску и прижал ладони к телу ребенка. Но ребенок недовольно заплакал и заворочался. Тогда Акакий Иванович вцепился руками как можно сильнее в ручку коляски, надеясь, что тепло его рук перейдет на ручку, от ручки на коляску, а от коляски к ребенку. Акакий Иванович мудро рассудил , что для того, чтобы согреть ребенка таким образом потребуется очень много тепла, но он решил отдать всего себя для согревания ребенка.
Он держался за коляску, гордился своей внезапно открывшейся способностью к самопожертвованию и приговаривал в воображаемые лица своих коллег: «Вот вам и Кака!», «Ай, да Кака!». Сверху на коляску упал лист . Акакий Иванович с ненавистью и со страстным желанием не дать листьям засыпать ребенка схватил лист и нервно скомкал его. Но вот ветер ободрал с деревьев еще несколько листьев и нагло бросил их на коляску. Один из них Акакий Иванович ловко отбил рукой и тот отлетел на скамейку. Другой лист летел точно на колесо коляски. Молниеносно рассудив, что этот лист может в дальнейшем стать внезапным тормозом для коляски и разбудить маленького, Акакий Иванович что было сил наподдал по листу полуботинком, но попал по колесу коляски. Коляска перевернулась и ребенок вывалился на асфальт, закричав и задвигавшись.
«Вот те, на!» - подумал Акакий Иванович. Ему почему –то стало неловко. Даже пропало чувство гордости. Но потом он вспомнил, как оберегал и защищал ребенка и ему опять стало хорошо. Акакий Иванович нагнулся и поднял ребенка с земли.
«Да ну тебя!» - рассердился Акакий Иванович, недовольно засовывая ребенка обратно в коляску. Ему больше не хотелось ухаживать за ребенком. Он очень недовольно посмотрел на ребенка. Тот перестал кричать, немножко пошевелился и затих. Акакий Иванович потрогал его, но ребенок только безжизненно дрыгался под пальцами. Акакий Иванович махнул на ребенка рукой. Он уже решил уходить, но потом подумал, что вернется мать и , увидев одинокую коляску, подумает, что Акакий Иванович не справился с поручением и, что на него нельзя положиться. Поэтому он стал толкать коляску по дорожке парка, нетерпеливо ожидая, когда уже вернется мать малыша, и свернул на следующую аллею, а с нее на аллею, параллельную первой.
Тут он увидел вдалеке идущую мать ребенка. Она шла с каким –то мужчиной. Дойдя до скамейки, она стала испуганно озираться по сторонам. У Акакия Ивановича почему –то стало нехорошо в животе. Он , все –таки ощущал себя немножко виноватым за то, что случилось с ребенком. Почему-то ему даже захотелось спрятаться. Акакий Иванович решил быстро спрятаться, чтобы его - властелина осени не обвинили не Бог весть в чем, а в дальнейшем никогда больше не оставаться караулить коляски с детьми.
Прятаться нужно было очень быстро, пока мать ребенка не посмотрела на соседнюю аллею и не увидела Акакия Ивановича с коляской. Акакий Иванович поспешно затолкал коляску за газетный киоск и сам спрятался за него. Хитро высунув голову из-за нижнего угла киоска, Акакий Иванович увидел, что мать ребенка с мужчиной идут прямо к киоску.
Акакий Иванович услышал, как мужчина ругает мать ребенка, а она оправдывается, говоря: «Да я не знаю, вроде нормальный, интеллигентный такой. Видно, детей любит – похвалил нашего. Смешной такой…Да, брось , ты! Все в порядке будет!» Потом Акакий Иванович услышал, как женщина спрашивает у киоскерши про него и про коляску. Киоскерша сказала, что Акакий Иванович очень странно свернул с аллеи и зашел за ее киоск и это было не очень давно. Акакий Иванович понял, что сейчас мать ребенка заглянет за киоск, поэтому он быстро переставил коляску за кусты, окружавшие киоск. Кусты опадали поздно и поэтому были еще зелеными. Сквозь листья он увидел, как женщина заглянула за киоск и , не увидев там Акакия Ивановича , вышла обратно на аллею.
Акакий Иванович, поддерживая коляску за дно (он помнил, что при езде коляска сильно скрипит) переставил коляску обратно за киоск. Он сделал это сообразив, что если родители ребенка пойдут дальше по аллее, они увидят, как он прячется за кустами, если обернутся. Но они не пошли дальше по аллее, а завернули за киоск и пошли прямо по земле, очевидно, рассчитывая найти Акакия Ивановича , следуя указаниям киоскерши. При этом Акакий Иванович вновь умудрился переставить коляску и спрятаться сбоку от киоска. Пока родители ребенка не отошли не далекое расстояние и не смогли обернувшись увидеть Акакия Ивановича с коляской сбоку от киоска, нужно было что –то придумать, чтобы встать спереди от киоска и удалиться в сторону, противоположную той, куда шли родители ребенка. Если бы это удалось, то Акакий Иванович был бы все время заслонен от них киоском и если бы они даже повернулись, то увидели бы только заднюю сторону киоска.
Но, чтобы это осуществить это, нужно было выйти и встать прямо перед лицом киокерши. Акакий Иванович рассудил, что если он просто выйдет, то киоскерша заметит это и позовет еще чего доброго родителей ребенка. Следовательно, нужно было отвлечь внимание киоскерши на несколько десятков секунд, чтобы успеть пересечь аллею и углубиться в парк. Если бы Акакию Ивановичу удалось пройти метров двадцать пять вдаль от киоска, его бы уже не заметили.
Акакий Иванович вспомнил киоскершу. Она была полной женщиной с пугливым лицом. Она, очевидно, не очень скоро могла обдумывать быстро меняющуюся обстановку. Положившись на это заключение , Акакий Иванович быстро кинул ветку в дверь киоска, располагавшуюся сзади, а затем посмотрел в стеклянную стенку сбоку. Как он и ожидал, киоскерша обернулась , встала и стала открывать дверь. Акакий Иванович быстро схватил коляску, выехал на аллею и очень быстро пошел вперед, толкая коляску. Киоскерша, выглянув из двери никого не увидела, вернулась на место и стала раздумывать над стуком в дверь, глядя перед собой на газеты и не обращая внимания на то, что творилось вокруг киоска.
Акакий Иванович вышел из парка, толкая перед собой коляску с мертвым ребенком.
Выйдя из парка он еще раз попробовал расшевелить ребенка , но тот лежал не двигаясь.
«Да ну тебя! Тоже , вообще, даешь!» -недовольно сказал Акакий Иванович.
В глубине двора он заметил мусорный контейнер. Он подогнал коляску к контейнеру. Сначала он хотел достать еще теплый липкий ком из коляски и выбросить отдельно. Но потом вспомнил о грязных пеленках и решил перекинуть коляску через край контейнера вместе с ребенком, не доставая тельце. Потом он вдруг подумал, что коляска может кому нибудь потребоваться.
«Тогда сами достанут, если нужно. Разберутся, в общем!» - решил Акакий Иванович.
«Ай, да «Кака»! Другой бы просто выкинул и с концами! А я о людях подумал. Ай да «Кака»!» - хвалил себя Акакий Иванович , идя домой.
Дома он сел у окна и стал думать о том, что хорошего он сделал сегодня за день.


Теги:





1


Комментарии

#0 22:00  15-08-2007жолтый зуп    
очень интересный случай.
#1 11:05  16-08-2007про заек    
афигеть, бляяяяяя.... аж не знаю, что и сказать. собака, а ты по образованию случайно не психиатр?

текст просто афиеннейший.

#2 11:18  16-08-2007Bdd    
Существует такая порода людей, это абсолютно точно. Ребёнка жалко.
#3 11:20  16-08-2007Девочка-скандал    
ржачная поебень.
#4 11:28  16-08-2007~aga~    
ыыы..ничё так,да
#5 11:37  16-08-2007Файк    
Именно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....