Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Литература:: - Парад

Парад

Автор: Абрам Здыба
   [ принято к публикации 10:33  03-09-2003 | | Просмотров: 1319]
Суетливый холуй последний раз поправляет безупречный узел моего галстука, заискивающе смотрит в глаза и шепчет:
-Великолепно, просто замечательно. Вам пора уже, а то народ заждался.
Я неспешно начинаю подниматься по гранитной лестнице, вслушиваясь в гул голосов, доносящийся снаружи. На душе легко и спокойно. Преодолевая ступени, с улыбкой вспоминаю свой первый подъем по ним и волнение, охватвшее меня тогда. Помню, пока взобрался, пришлось дважды снимать шляпу и стирать со лба капли холодного пота. Конечно, такого эмоционального спектра я сегодня уже не испытаю: с годами чувства притупляются, ничего не поделаешь.
Лестница преодолена, я выхожу на трибуну. После полумрака гранитного саркофага яркий свет весеннего солнца заставляет на несколько секунд зажмуриться. Снизу слышен оглушительный рев толпы. Когда я открываю глаза и смотрю туда, вдруг начинает казаться, будто стою я на вершине гранитного утеса, а под ним бурлит и волнуется огромное море. Волны скрыли темно-красную брусчатку мостовой, видны лишь какие-то торговые ряды, расположенные на противоположном берегу.
Вглядываясь в бурлящие морские воды, начинаешь понимать, насколько обманчива гомогенность этой стихии. Состоящий из тысяч людей, каждый из которых несет в себе собственную вселенную, этот океан объединил миры, связал их общей целью, и ради нее они собрались здесь, презрев личные интересы и амбиции.
Заметив меня на трибуне, толпа слегка поутихла. Люди в нетерпении топчатся на месте, ожидая какого-то знамения, тайного знака, дающего им сигнал к действию.
Я слегка откашливаюсь, прикрывая рот ладонью, подхожу к микрофону, и ровным, лишенным эмоций голосом произношу: «Идите нахуй, дорогие товарищи».
Слова, усиленные десятками динамиков, громом разносятся над площадью, перекрывая ответный рев толпы. Людское море некоторое время колышется в нерешительности, а затем приходит в движение: бурной рекой начинает течь в направлении массивного строения из красного кирпича, украшенного декоративными башенками и шпилями в стиле конструктора «Лего».
В динамиках что-то трещит, клокочет, потом замолкает на мгновенье, и в следующую секунду площадь оглашается хриплыми звуками бравого марша, вселяющего в демонстрантов веру в поставленную цель и прыть для ее достижения.
К музыке подключается диктор, сочным, пафосным баритоном декламирующий сдобренные лестью, идеологически выдержанные дацзыбао.
Огромная толпа, текущая по площади, бравуарная музыка и лозунги, произносимые диктором, вкупе задевают какую-то потайную клавишу в душе, и я, вдруг, начинаю ощущать себя ребенком, марширующим в этой толпе и восторженно глазеющим на трибуну. В правой руке у меня резинка, на которой болтается покрытый разноцветный фольгой раскидай, а в левой – маленький флажок с надписью желтым по бордовому: "Миру – мир". Не задумываясь о цели этого шествия, я испытываю радость единения с людьми, окружающими меня. На их лицах искрятся счастливые улыбки, не оставляющие сомнений в верности выбранного пути и вселяющие в меня доверие к старшим спутникам.
Вскоре, диктору становится недостаточно сухих лозунгов, и он начинает комментировать происходящее:
- Мимо трибуны проходит объединенная колонна политических партий и движений. Эти люди прибыли сюда специально, чтобы последовать наказу нашего мудрого руководителя....
Скажу прямо, эта колонна выглядит довольно убого. Жалкие людишки в несвежих рубашках, натянутых на оплывшие тушки, лоснящиеся салом рыльца, жирные, нечистые пряди, прикрывающие проплешины, мельтешение, перешептывание, мышиная возня. Даже сотню метров неспособны пройти без перепалок и взаимных упреков. Одно радует: рано или поздно, даже эта нелепая кучка человеческих отбросов достигнет поставленной цели, будет вынесена к ней мощным потоком.
Следующая колонна, могучим валом накатывается на предыдущую, приятно контрастируя с ней слаженностью движений и выправкой. Чеканя шаг, вывернув мощные, волевые шеи в сторону гробницы, на вершине которой стою я, мужчины в форме вбивают тяжелые ботинки в гранитую мостовую. Гул шагов разносится по площади, и в такт ему начинают вибрировать барабанные перепонки, передавая ритм вздрагивающей при каждом ударе тонкой струне спинного мозга, звук которой разносится по телу и гипнотизирует, подчиняет тебя магическому ритму.
Из транса меня выводит поначалу приглушенный, звучащий откуда-то извне, голос диктора:
-Через площадь следует колонна представителей вооруженных сил различных государств: в одном ряду, плечем к плечу маршируют солдаты и офицеры Советской армии, ЦАХАЛ-а и Армии Соединенных штатов Америки. Общая цель объединила сегодня этих воинов, заставила забыть о прежних разногласиях, направив их совместные усилия в нужное русло. Взгляните на этих героев, они с гордостью несут возложенную на них высокую миссию.
Я окончательно отхожу от транса, приближаюсь к микрофону и слегка улыбнувшись, произношу: «Нахуй, товарищи, нахуй». Толпа внизу взрывается ревом, от которого я на мгновение глохну, а когда уши начинают привыкать к шуму, мой взгляд останавливается на забавном пестром островке, приближающемся к трибуне и резко контрастирующим с буро-серой гаммой людского потока. Движения внутри этой кучки настолько хаотичны, что не будь плотной массы, стиснувшей ее со всех сторон, она бы рассеялась по площади, подчиняясь жесткому беззаконию броуновского движения.
Я теряюсь в догадках, но вездесущий диктор приходит на помощь и разъясняет ситуацию:
-Мимо трибуны проходит колонна представителей сексуальных меньшинств. Держащиеся обычно в стороне от общественных течений, гомосексуалисты и лесбиянки решили поддержать всенародное начинание и влились во всеобщее движение к благородной цели.
На самом деле, меня даже слегка забавляет пестрота и непосредственность этой кучки. Попугайская расцветка и бессвязное чириканье, заглушающее разухабистую музычку, безусловно добавляют положительных эмоций. Сквозь зубы бросаю в микрофон стандартную в таких случаях фразу: «Нахуй пидаров», и она тут же подхватывается одобрительным гулом и жизнерадостным улюлюканьем.
Внезапно из динамиков начинает литься благообразная огранная музыка, и площадь моментально погружается в умиротворенное состояние, как река, уставшая бурлить и уснувшая с наступлением сумерек: воды ее текут, но течение это не нарушается ни единым всплеском на зеркальной глади.
Над головами журчит сладкий, как патока, голос диктора, похоже, тоже очарованного опустившейся на мир благостью:
-С нами бог, господа, ведь сейчас по площади шествует колонна религиозных конфессий, в которую вошли видные представители крупнейших мировых религий. Своим участием они только подтверждают святость поставленной перед всеми нами цели.
Глядя на эту колонну сложно сдержать улыбку: рядом со степенными, бородатыми, обвешанными золотом попами, чьи шеи отягощены массивными распятиями, снуют юркие раввины, одетые в стандартные черные лапсердаки и широкополые шляпы. Мусульманские муфтии, держащиеся несколько поодаль, выделяются изумрудной зеленью своих халатов и роскошными тюрбанами, нахлобученными на бритые головы. Общую картину абсурда дополняет старенькая «Субару» на которой установлено электрофицированное чудо: сияющая всеми огнями радуги корона Царя-Машиаха, напоминающая елочную гирлянду, и мегафон, вопящий дурным голосом о скором явлении Спасителя. Попы, видя подобное безобразие начинают усиленно плеваться и креститься, имамы же лишь с удвоенным усердием бормочут под нос свои заклинания, веря, что Аллах прислушается к их молитвам и прекратит богомерзкое действо.
На каком-то этапе мне все это наскучивает. Дело сделано, наказ дан. В последний раз взглянув на толпу, неумолимо движущуюся к поставленной цели, я отхожу назад, и гранитная стена многотонного саркофага скрывает меня от любопытных взглядов. Устало вытираю со лба испарину и бросаю платок на начищенный до блеска пол. Возникший непонятно откуда холуй, подбирает его, подобострастно глядит на меня снизу вверх и что-то бормочит. Я не слышу, но его шипение возвращает меня к реальности, и сглотнув пересохшим ртом, четко выделяя каждое слово, я громко и внятно произношу: «Нахуй. Ты тоже, вместе со всеми, нахуй пошел», затем не оглядываясь ухожу в полумрак внутренних помещений гробницы.


Теги:





-3


Комментарии

#0 10:52  03-09-2003krоt    
Дайте ка постараюсь угадать главного героя...Тень отца Гамлета?
#1 11:32  03-09-2003Sundown    
тень сына Ильи...?

или хуй знает...

Стиль хорош.

#2 12:47  03-09-2003Пузо    
Я ЗНАЮ - ЭТО ПРА ЛЕНИНА!
#3 12:50  03-09-2003St. Ass    
идея понравилась. А почему в колонне нет мусоров?
#4 14:05  03-09-2003Майор    
Мания величия с комплексом неполноценности
#5 15:47  03-09-2003Абрам Здыба    
***Майор Угу.Ты фсе понял.


***Стас, если всех туда вписывать, "Война и мир" бы получилась

#6 23:10  04-09-2003proso    
А ты признайся, с трибуны-то плювал?

Знаю, плювал плювал, в сияющие благодарностью, добрые народные лица.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
…Пока ноутбук «грелся» и расцветал иконками «виндоус», мой взгляд упал на газету, в которою была завернута бутылка. Название «Вечерний Петербург», месяц сентябрь за девяносто третий или второй год, не понятно, шрифт осыпался.
- Кассовые аппараты оптом, на торгах Московской межбанковской валютной биржи курс доллара составил девятьсот семьдесят четыре рубля....
12:08  25-01-2023
: [7] [Литература]
С тех пор, как скачала шагомер, телефон стал словно не родной - он теперь вечно жизнерадостный дебил, постоянно что-то празднует. А ведь был простым, унылым
средством зависимости. Хорошо же сидели.
Вы прошли тыщу сто метров! Ура, товарищи! Вибрация, шары в небо....
Улизнула в ночи, похожая на новогоднюю елку Москва, промелькнули черная Тверь и угрюмый Валдай. Разбудили в Тосно, как я просил.
И снова доброе утро, только на этот раз северное, мятежное, с серыми облаками. Я не мог надышаться родным воздухом смешанных лесов, наглядеться на круглые ебальники земляков....
13:26  24-01-2023
: [11] [Литература]
Девочка, приходи в мой лес,
Здесь гуляют чёрный волк, белый тигр, крупный бес.
Застыл «Миг», преют могилы, течёт гнилая река,
Нет качелей, фонари не горят, бродит тень грузовика.
Совы не то, чем кажутся, они – ничто.
Я становлюсь серым, неясным, когда надеваю пальто....
Это случилось несколько лет назад. Я был в клубе на Фонтанке, зашел сюда посмотреть и послушать одних парней, они играли фантастическую музыку в неведомом мне ранее стиле – джаз панк. Саксофон, ударные и бас гитара.
Я сидел в темном углу длинной барной стойки, лакая из-под мышки водяру....