Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Пьеса

Пьеса

Автор: Хазар Хазаров
   [ принято к публикации 11:00  29-08-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 360]
Действующие лица:

Пурген – юноша девятнадцати лет. Волосы темные и густые, ходит лохматым. Всегда одет в коричневую кофту и черные штаны. Шутник.

Кола – высокий парень, восемнадцать лет. Житель трущоб. Светловолос. Высок. Умен. Любит шутки.

А – юноша девятнадцати лет. Эпилептик. Меланхолик. В первой главе носит красную кофту, далее – черную.

Елегей – женщина. Красива. В основном сидит дома. Любит компании и вино. Легкомысленна. Тридцать три года.

1-ый – прохожий
2-ой – прохожий
3-ий – прохожий

Глава 1

Комната Елегей. Бутылка на столе. Ковры. Два кресла. На ручках одного сидят Кола и Пурген, в другом сидит А. Елегей стоит.

Пурген: Последние события наполнили меня жизнью. Налей (обращаясь к А).
А наливает вина в хрустальный бокал Пургена.
Кола: Меня тоже (Дико хохочет вместе с Пургеном, и они падают со спинки кресла. Бокал Пургена разбивается и Елегей уходит за веником).
Пурген: Она сегодня хороша. А эта… (у А начинается припадок)

Глава 2

Улица. Фонарь. Витрина. Холодно. Три человека.

1-ый: Ставлю
2-ой: Не ставлю
3-ий: Ставлю
2-ой: Не ставлю
1-ый: А я ставлю, по-моему, все обойдется.
2-ой: А по-моему, нет. Все началось.
3-ий: Я согласен.
1-ый: Я тоже (кидает хрустальные шарики на асфальт, и они уходят)

Глава 3

Комната А.

А: Последние события наполнили меня жизнью, странная, непонятная связь прослеживается в разбитых стаканах, в водке, ярко брызжущей в воздух. (Смотрит на стакан с водкой перед собой). В них я угадываю свое лицо. (все это он тщательно записывает). Обстоятельства обнажены и готовы выстроиться за мной. Стальной цепочкой перерезать мне горло. (Кто-то стучит в окно. А открывает. Темнота не позволяет ему что-либо увидеть. А встает и выходит на улицу.)

Глава 4

Комната Елегей. Бутылка. А сидит за столом и ждет. Заходит Елегей и садится на диван. Курит. Так продолжается довольно долго, пока Елегей не встает.

А: Я хотел найти проституток, но вокзал пуст. Мне ничего не приносит мое шатание по улицам. Милиция стала пугать меня. Меня беспокоят ночные странники, идущие по своим делам. Однако, я могу ездить лишь на трамваях. Такая вот моя мания.
Елегей: Ты возбужден.
А: Это ты меня возбуждаешь.
Елегей: Ты пьян. Пойди, я приготовила ванну.
А: Спасибо, я не голоден.
Елегей: Иди, иди. Я подойду позже.

Глава 5

Железная дорога. Ночь. Прямая (около 300 метров) магистраль. Пурген и кола.

Пурген: Когда поедет поезд, я лягу на рельсы и буду ждать. Ты же не должен показываться, даже когда он остановится.
Кола: По прямой поезд разгоняется до 200 км в час. Он не сможет остановиться… Если ты умрешь, мне быть свидетелем?
Пурген: Нет. Я не хочу доставлять тебе неприятности.
Кола: Тогда я позову жену.
Пурген: Не надо. Ступай. Я хочу в туалет (Отходит).

Спустя час. Та же железная дорога.

Кола: Как твое самочувствие?
Пурген: Хорошо. Я хочу пить.
Кола: Ты посмотри… У тебя все в порядке?
Пурген: Да. Поезд не задел меня. Это так просто.
Кола: Это была случайность.
Пурген: Еще бы. Случайность на моей стороне.

Глава 6

Елегей голая, в универмаге. Отдел женского нижнего белья.

Елегей: Красный или синий? Мне нравятся оба цвета, но синий умерен, а красный похабен (Выбирает красные чулки).
Елегей: Теперь я Амстердам!
(За ее плечами появляется А)
А: И я хочу тебя.
Елегей: Не здесь, не здесь.
А: А что, если так? (Обхватывает Елегей за талию)
Елегей: Ты порвешь.
(А прижимается к ней и дышит в ухо).
А: Так.
Елегей: Так.
(Стоят безмолвно).
А: Ты читала «Мастера и Маргариту»?
Елегей: Да, и там еще Берлиоз? О да, да, я же знала его. Прекрасно знала.
А: Оденься и пойдем. Я голоден.
Елегей: Хорошо, не торопи меня, попользовался и торопит. Моя дырочка дышит.
А: Я плохо себя чувствую. (Хватается за голову и уходит).

Глава 7

Улица. Фонарь. Витрина. На перекрестке Елегей и А.

А: Сегодня я видел девушку.
Елегей: А она?
А: Дала мне телефон.
Елегей: И что ты?
А: Сегодня вечером я буду с ней.
Елегей: Ты будешь с ней всю ночь?
А: Если получится.
Елегей: Ты любишь ее?
А: Сильно.
Елегей: Тем хуже…
А: Я вчера говорил об этом.
Елегей: И ты навсегда уходишь?
А: Навсегда.
(Идет. Поскальзывается на хрустальных шариках и попадает под трамвай).


Теги:





0


Комментарии

#0 16:22  29-08-2007дыр_КОпф    
Хазар, ты йобнулсо? какие главы в пьесе, постмодернист хренов?!
#1 16:42  29-08-2007Хазар Хазаров    
какая разницо нах? явления, части, эпизоды, действия... мура все это. Понравилсо или нет?
#2 17:06  29-08-2007дыр_КОпф    
Хазар Хазаров

повторюсь: постмодернист хренов.

как слепок эмоций, передающий одно общее настроение, - хорошо.

#3 17:18  29-08-2007Хазар Хазаров    
где тут постмодернизм то? никаких цитат никакого перевариванийа. Обычная пиеса.

Спасибо

#4 17:23  29-08-2007дыр_КОпф    
лана, поставим вопрос по-другому: чо сказать-то хотел своей пиесой?
#5 09:15  30-08-2007Хазар Хазаров    
сказать о роли случайности в мире. АГА
пра шыжки нет. низачот.

(но они незримо присутствуют, да)

#7 10:41  30-08-2007Хазар Хазаров    
они есть и не могут не быть. О - старье.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:57  25-02-2017
: [20] [Палата №6]
М-меня зовут Дмитрий Налов. Я долбоёб. Я вел пустую, бессмысленную жизнь бизнес-трутня. Пока по делам не попал в старинный русский город Бэ, расположенный неподалёку от китайской границы.
Была зима. Самый конец зимы. Сквозь легкомысленно-розоватое солнце просвечивала непримиримая тьма....
Ее звали Лаванда.
Жизнь ее была боль. Глаза – ледяная, изумрудного цвета, зима. Время ее делилось на две половины. В первой убивала она, во-второй – пытались убить ее. Первого пока было гораздо больше, поэтому она еще топтала пыльные тропы этого Света....
12:47  23-02-2017
: [13] [Палата №6]
Откуда-то сверху, их темных глубин,
Заросших лишайником, дроком и мохом,
На влажную землю спускается джин,
Не очень охотно и с тягостным вздохом.

У белой, протяжной, высокой стены,
На дереве темном сидящие совы
Восход ожидают округлой луны,
И джина увидеть совсем не готовы....
11:28  21-02-2017
: [14] [Палата №6]
...
21:27  11-02-2017
: [15] [Палата №6]
Выворачивая ноги,
скользишь
по февральскому
городу
утром, серым,
как давно
не перестелавшаяся
постель.
В этом городе
одна вторая
упоротых,
у остальных в голове
перманентный
хмель.
Мимо утопающей в неоне
иконной лавки,
ныряешь в тёмную подворотню
как боевой пловец
в омут....