Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Сучка.

Сучка.

Автор: Shamanoff
   [ принято к публикации 15:10  12-09-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 323]
Тук-тук. Сбитыми костяшками пальцев, я постучал по железной двери, с круглым винтом-замком. Такие ставят на люках подводных лодок или в бомбоубежищах. В туже секунду осознал собственную глупость. Она знает. Укрепленные металлическими пластинами, ботинки издают характерный звук. Бетонные туннели, разносят любой шорох на многие километры, конечно она знает. Меня охватила злость, тяжелый армейский ботинок, с силой пнул бронированный шлюз. Ну почему? Как у нее это выходит? Даже там, запертая в бетонный мешок она умудряется манипулировать мной, сука. Сбросив на пол мешок с инвентарем, двумя руками провернул, скрипящий замок.
Забранная решеткой, лампочка под потолком, едва разгоняла сырой полумрак. Стол посреди камеры, на нем книги, газеты, бумага. Стул на нем прозрачная тень. Она сильно похудела. Черные как смоль волосы, скрадывают изгиб шеи и плеч. Угольки глаз, тлеют на бледном худом лице, блестят маслянистой поволокой. Как меня раздражает этот взгляд. Только за него я готов ее убить. Он вроде бы не говорит ничего, но в тоже время красноречиво обличает меня. Маслянистый, похотливый, развратный, но не преступный, не сгибаемый, острый как штык-нож. Конечно она знала, она ждала. Ну что ж, я пришел. Развлечемся, сучка.
Постояв у двери, не много, не долго, не торопясь порылся рукой в вещмешке. У меня тут есть кое, что для тебя, маленький подарочек. Она не подает виду, но я знаю... Ей страшно, все ее внутренности подобрались, предчувствие боли, заставляет сердце, мощными толчками разгонять застоявшуюся кровь по ее бледному телу. Это хорошо, это приятно, это возбуждает. Нащупав искомый предмет, я не вынимая его подхожу к ней вплотную. Становлюсь за спиной, теперь я ощущаю ее запах, могу прикоснутся к ее длинным прямым волосам. Она пахнет потом, хозяйственным мылом, страхом.
Скрежет метала нарушает наш безмолвный диалог, она рывком выпрыгивает из за стола, не достаточно быстро, надо больше тренироваться. Металлический прут, движется ей наперерез, короткой дорогой, не так быстро и сильно, как я хотел начать нашу беседу, но все же смертельно опасно. Таким прутом я мог бы убить ее одним ударом, мне всегда смешно, когда в кино показывают человека, избитого битой или монтировкой, а он разговаривает и еще потом вскакивает и побеждает всех. Это просто презрение к зрителю, хоть мало мальски разбирающемуся в ударах палкой. Удар битой например можно сравнить с падением под поезд, а монтировкой, с ударом бампера, грузовика на полной скорости. После такого не улыбаются и не прыгают. Там да, но не здесь. Здесь все именно так как показывают в кино.
Удар настигает ее спину, хруст и брызги крови. Кубарем она улетает в угол камеры. Но поднимается, вопреки логике. Ладно, подарочек был хорош, но для нее это лишь прелюдия. Короткий хлыст, из сплетенных стальных полосок, матово поблескивает в моей руке, это прекрасная вещь. Я любуюсь ею не долго, не много, не слишком. Ты говоришь я бездарность? Взгляни на это, это мое изобретение, разве он не прекрасен. Страшная сила заплетена в эту стальную косу. Начнем. Удары сыплются на нее со всех сторон, сдирая плоть и кожу, минута и она превращается в кровавое месиво. Можно передохнуть, принять душ. Расстегиваю ремни и молнии, черная кожа пропахла кровью. В углу камеры не большая душевая, встроенная в стену. Сырой бетон покрылся пятнами мха и плесени. Тугая струя смывает все. Кровь и пот.
Кипяток обжигает, дарует успокоение и силу. Клубы пара наполняют не большое помещение. С вентиляцией здесь не важно. Она уже снова сидит на своем стуле, цела и невредима. Взгляд исподлобья, она оценила мое изобретение. Смотрит, ждет, знает. Игра только начинается. Мое тело наливается силой, мне мало. Я хочу не только физического превосходства. Унизить, банально, изнасиловать. Довести до крайней степени морального дискомфорта. Пусть узнает, что я выдерживал от нее. Она столько лет манипулировала мной и сейчас время от времени я оказываюсь в ее власти. Пусть узнает.
Мое тело меняется из мускулистого качка, я становлюсь жирным уродом. Обезьяной в период брачных игр. Возбужденной гориллой. Бросаюсь на нее. Худое, хрупкое тело, сопротивляется из всех сил, но я сильнее! Сегодня я могу все. Черный, толстый, набухший член, расталкивает ее худые, белые ягодицы. Разрывая сопротивление, анальных мышц я беру ее. Долго теряя контроль имею ее. Так, что бы она прочувствовала каждый миг этого акта. Каждую секунду была униженна, но и это еще не все. Сила кипит во мне, рвется наружу, я даю ей выход. Рывком разворачиваю ее к себе лицом. Раздвигаю ее ротик, мягко вхожу, как бы нежно, но глубоко. Выплескиваю все, что накопилось, упругими толчками, заполняю ее. Вот так, худая сучка, получай. Считай, что это месть.
Ее стошнило, бело желтой жижей, комки белесой слизи повисли на тонких губах. Смываю с себя усталость и опустошенность. Мутной водой удовлетворение заполняет меня, но этого не достаточно, это еще не пик. Подожди не много, чуть чуть, осталось еще чуть чуть. Снова мускулатура обвила мои руки и грудь, расширила грудную клетку. Кисти огрубели, покрытые мертвыми мозолями. Дымящийся монстр вышел из под хлещущего потока воды. Я убью тебя. Ты ведь знаешь? Убью голыми руками. Куда? Ты куда то собралась? Ты забыла, мы стобой связанны... расчетливо не сильно, начинаю обрабатывать ее. Как опытный боксер. Справа, слева, серия хук, апперкот, снова хук. Прямой в нос и последний, смертельный удар в кадык. Все кончено.
Нет она не умрет. Я могу сделать с ней все, что захочу, но не убить. Такой власти у меня нет. Завтра она снова будет меня ждать, как ни в чем не бывало. Возможно завтра, она окажется сильнее меня, и уже я, буду стонать привязанный, к пыточному креслу. У нас странные отношения, она как бы любит меня, а я как бы нет. Иногда я хозяин положения, но часто, командует парадом она. Она только выглядит беспомощной жертвой, но на самом деле, она холоднокровный монстр. Как долго и как часто я приходил к ней с опущенной головой, только для того что бы увидеть, это подернутый нефтяной пленкой взгляд. Взгляд и палача, и маньяка, безумной стервы, и холодной суки.
Те пытки, что я вынес, не возможно передать, она профессионал высочайшего класса. Но слава богу, роли здесь, часто меняются.
Собрав свои вещи я выхожу в гулкий коридор, скрип винта и я оказываюсь один. Ряды металлических дверей, цепочка зарешеченных фонарей. За каждой из них сидит кто то, на каждой табличка с именем. Где то в скрипнула дверь, сдесь я могу быть не только охотником но и дичью, кто то крадется в темноте. Страх вышел на охоту, надо побыстрее выбираться отсюда. Обернувшись на последок смахиваю пыль с выведенных белой масляной краской, по казенному трафарету букв. Совесть. Ну до встречи, сучка.


Теги:





0


Комментарии

#0 16:31  12-09-2007Жора111    
Да уж, иногда так и надо поступать.
#1 17:36  12-09-2007Голопупенко    
супер.
дичь
#3 18:57  12-09-2007Kambodja    
говногон
#4 19:21  12-09-2007Юля Лукьянова    
круть и жесть
#5 19:32  12-09-2007Барсук    
телевизионно.
#6 04:57  13-09-2007bitalik    
Добрый такой россказ. Токо про сиське мало.

Побольше надо бы. Про сиське.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....