Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - коллизия

коллизия

Автор: отважный адмирал Бен Боу
   [ принято к публикации 19:17  19-09-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 505]
Иван Петрович Конякин, бухгалтер ЖЭКа №8, обладатель чёрного саквояжа и причёски в стиле «внутренний заём», близоруко щурясь, набрал код подъезда и вызвал лифт. Шагнув в кабинку, он нажал закопчённую кнопку и повернулся к дверям, держа свой саквояж обеими руками за ручку. Двери лифта захлопнулись. Иван Петрович вздрогнул и поправил очки в тонкой круглой оправе. На дверях лифта красивыми квадратными буквами, размером ничуть не меньше сигаретной пачки, было нацарапано: «Конякин – пидор». Причем, слово «Конякин» было начертано на левой половинке двери, а «пидор» - на правой, что, по замыслу писавшего, видимо, должно было придать тексту дополнительный визуальный эффект. Откашлявшись и почему-то оглядевшись по сторонам, Иван Петрович воровато ковырнул ногтем букву «д» и, убедившись в её реальности, снова вчитался в коммюнике. Пока, казалось бы, простой смысл фразы дошел до мозга Ивана Петровича, пробившись сквозь огрубевшие, закаленные в дебето-кредитных сражениях безналичных расчётов нервные рецепторы, лифт прополз несколько этажей и замер. Двери разъехались в стороны. Наваждение исчезло. На ватных ногах Иван Петрович доплыл до своей квартиры, открыл дверь и, не разуваясь и не снимая пиджака, прошёл в комнату и приземлился в кресло.

Надо сказать, что Иван Петрович являлся единоличным владельцем двухкомнатных апартаментов в спальном районе города. Когда-то у Ивана Петровича была жена, тихая болезненная женщина с невыразительной грудью и невнятным именем, но она как-то незаметно растворилась во временном континууме. То ли умерла, то ли уехала к маме в Урюпинск и злые языки поговаривали, что не одна, так что квартира Ивана Петровича носила налёт аскезы и неряшливости, при взгляде на который, любой посетитель мог безошибочно определить, что её хозяин одинок. Иван Петрович с потерянным видом сидел, выпрямив спину, на краешке кресла. Саквояж его покоился на коленях. В его мозгу роились мысли, общим стержнем которых являлась злополучная надпись. Конякин терялся в догадках, кому же он мог так насолить. Человеком он считался интеллигентным и где-то даже образованным. Образ жизни вёл тихий и неприметный. С соседями по подъезду был приветлив, но панибратства не допускал. Пьяных дебошей, громкой музыки, затопленных нижних этажей, звонких и гадящих на коврики животных – ничего этого не было в помине. Словом, почвы для личной неприязни Иван Петрович соседям старался не давать.

Размышления Ивана Петровича прервал звонок в дверь. На пороге стоял рецидивист Лукошкин, в период между отсидками, проживавший на девятом этаже в жутко захламлённой однокомнатной конуре. Пару месяцев назад Конякин, исполняя обязанности начальника ЖЭКа, уволил его, состоявшего в качестве слесаря, за систематические прогулы и перманентное пьянство. Несмотря на осеннюю свежесть, Лукошкин был одет легко и держался с достоинством. Потрёпанные шлёпанцы, тренировочные штаны с дизайнерскими пузырями на коленях и заправленная в них некогда белая майка с синей буквой «Д» в ромбике, открывавшая любому ценителю кубизма обширнейший бодиарт фиолетового оттенка и разнообразных сюжетов.
- Здоров, сосед, - лицо Лукошкина выражало вселенскую скорбь. – Знаю о твоей беде. Да-а-а, что за люди!
- Здравствуй, Семён, проходи, проходи, не стой, - засуетился Конякин, удивлённый неожиданным визитом.
- Да-а, - снова многозначительно протянул Лукошкин, входя в квартиру и оглядываясь. – Я говорю, среди волков живём!
- Ума не приложу, чья это шалость! Даже не шалость, а гадкая, злая каверза! Это просто оскорбительно, низко, в конце концов! – сосед, горестно понурив голову, поддакивал. Ободрённый его видом, Конякин продолжал, – Я сейчас же обращусь в милицию! Я подам в суд! У меня есть права, я буду защищать свою честь и достоинство!

С этими словами Иван Петрович ухватился за телефонную трубку, но сосед мягко отстранил его от аппарата:
- Да ты погоди, сосед, не кипишуй. Что ты им скажешь? Лифт исчеркали? Так они тебя пошлют подальше. Давай-ка вот что, – с этими словами Лукошкин извлёк из кармана «треников» литровку и большое зелёное яблоко, – Сердешных капель примем. Нервы успокоим.
- Я, право слово…
- Да не кипишуй, я говорю.

Лукошкин с хозяйским видом прошел на кухню, достал из полки два стакана и, протерев яблоко о свою майку, разломал его жилистыми, жёлтыми от никотина пальцами, пополам. Разлил. Выпили.
- Я, честно говоря, не часто гостей принимаю. Живу отшельником. Жена моя, ты знаешь, наверное? – Лукошкин понимающе кивнул, жуя яблоко. – Живу тихо, скромно, не обижаю никого. Ты ж не в обиде на меня, Семён?
- Не-ет, что ты, сосед! – Лукошкин снова набулькал в стаканы. – Я говорю, правильно сделал, что турнул меня. Правильно. Я, может, теперь только за ум-то и взялся, ага.
Приятели выпили.
- Так вот, Семён, живу я одиноко, так весь работой поглощен, не тебе рассказывать, ты знаешь, как у нас в предотопительный сезон-то! Запарка! – Лукошкин промычал что-то одобрительно и снова наполнил стаканы. – Со стороны-то и может померещиться всякое. Ну… там. Но это не даёт оснований. Да и по какому праву?
- Ну да, ну да. Я говорю, давай-ка ещё пропустим.
Пропустили.
- Нет, конечно, дело прошлое, был у меня товарищ в студенчестве. Дружили мы крепко с ним. Учились. Мечтали. Строили планы. Жизненный вихрь разбросал нас, обстоятельства… - Конякин поправил сползающие по вспотевшей переносице очки и поднял помутневший взор на соседа. – Глаза у него были. Как у тебя, Семён, ясные, добрые.

Конякин погладил соседа по спине. Лукошкин облегчённо выдохнул, осушил свой стакан и, стягивая «треники», пробормотал:
- Я и говорю: люди зря не напишут.


Теги:





0


Комментарии

#0 20:54  19-09-2007Илья Волгов    
Ёёёёёп твоюмать.......

Трэшак.

#1 22:05  19-09-2007С.С.Г.    
гыыыы

неожиданная развязка, да

зачот

#2 22:10  19-09-2007X    
пидарасы
#3 22:14  19-09-2007Француский самагонщик    
ога, концовка решила.
#4 22:20  19-09-2007VETERATOR    
А ведь знавал я Петровича.

И Иваном звали.

Но домой к нему - ни-ни.

#5 22:23  19-09-2007Голопупенко    
*рыдайу* )))))))
#6 22:32  19-09-2007Кысь    
Вот концовка как раз предсказуема. А вот попытки "суконного стиля" успехом увенчались процентов на 90. Самую малость не допёк. Чутка подчистил бы - цены б тексту не было. Но в целом - очень и весьма. Улыбнуло.
#7 22:53  19-09-2007ELVIS PRESLEY    
ААААААА

зачеД

#8 23:47  19-09-20078han    
они повсюду(ливси нахуй)

зачетище

#9 06:02  20-09-2007rak_rak    
гыгы!

дык это ж блять ахтунк!(с)РК

#10 09:44  20-09-2007Вечный Студент    
гы)

зочод

концовка снесла нах

#11 09:53  20-09-2007Саша Штирлиц    
Дважды упоминаемая буква "Д" знаково напрягла( не понял)

А так, ахтунк...Но такой, бля, читабельный.

#12 15:44  20-09-2007Шизоff    
Гыыыы! зачотно
#13 16:23  20-09-2007Мимо проходила***    
хмммм, ждала убийства... а тут!
#14 16:57  20-09-2007Сэмо    
гы... зачотона-зачотна
#15 16:21  21-09-2007SamGU    
да... прикол... ха ха ха... это надо же))))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....