Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Если разум когда-нибудь победит – нас всех затопит дерьмом

Если разум когда-нибудь победит – нас всех затопит дерьмом

Автор: Бочка с нефильтрованным пивом
   [ принято к публикации 14:57  02-11-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 500]
Коллекцикционеры
имеют потребность – собирать,
также как избавБЛЯТели – избавляться.

Я просыпаюсь под белым облаком, уносимая ветром с горящей планеты Всех Мастей. Утопический, казалось бы, момент ухода из реальности не с помощью сна, а просто сиганув с балкона, серебряный дождик на деревьях – остаток прошлого года, никто не снимет, ветер уничтожит, кошка, которая срет сама по себе - чудеса на планете всех Мастей исчисляются горсткой пиплов, не ощущающих свою связь с Космосом, живущих с уверенностью, что никто из двуногих и без крыльев не взлетит вот так просто как в фантастическом романе и не полетит туда, куда ему больше всего хотелось бы. Сколько людей – столько чудес на планете.
Замечено Вершиной человеческого недопонимания - представление о счастье, как процессе односторонне – личностном.
У меня частичная непроходимость от планеты Всех Мастей. Вроде как она позволяет вкусить процесс собственного умирания как процесс познания собственной мудрости. А потом вдруг эта блядская мудрость выходит через задний проход вместе по ходу и с разумом. Вот и получается
Разум – не слива и не курага, но чем-то похож на кофе...
Идешь по дороге к себе – съедаешь себя.
По дороге к мудрости – перерабатываешь эту мудрость словно жизненный опыт и все прерогативы и субстанции своей жизни используешь с целью поддержать свой имидж.
На встречу к чему-то дорогому и близкому – оказываешься слишком «дорогим» песочным человечком, нарушившим привычную, неделимую нирвану.
Когда жизнь существует на уровне тайны красные плакаты облезают длинными полосками, выдох из центра земли – и у меня в руке потрепанныая карта старательно нарисованного прошлого, часовые пояса дробятся на все меньшие и меньшие часовые зоны, пока каждый человек не становится для меня собственным часовым поясом. За пределами генов – я для них наизнанку, видимо от усилий заглянуть внутрь. Когда весь балласт моих возможностей растворяется с летним бризом атлантики, я вдруг просыпаюсь под белым облаком, уносимая ветром с горящей планеты все дальше и дальше...
я пытаюсь последний раз. может быть, попытаюсь еще.


Теги:





-1


Комментарии

#0 09:43  03-11-2007Барсук    
давай пиши еще.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....