Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Военные записки.

Военные записки.

Автор: yakov
   [ принято к публикации 23:15  18-11-2007 | Cфинкс | Просмотров: 335]
Древнее проклятье солнцеликого змея Ту Кхе тысячу лет топило Поднебесную в крови.
В эпоху Бингао тринадцать из двухсот шестидесяти ее княжеств были завоеваны южными Нянг. Среди оставшихся двадцать восемь сильнейших подчинили себе все остальные.
В эпоху Ляо двадцать восемь княжеств Поднебесной были объединены в семь царств. Вот их имена – Лю, Гоу, Вэй, Мо, Чжао, Ци и Хань.
Но и между ними не прекращалась война – и не было ей ни конца ни края.
В те времена лишь одна доблесть была ведома дворянам – воинская, и лишь одно занятие признавало за собой благородное сословие – войну. Кодекс чести предписывал царям до победного конца воевать с любым из своих соседей – либо сложить голову. Полководцам кодекс чести предписывал преданно служить своему повелителю до победного конца – либо сложить голову. Дворянам кодекс чести предписывал преданно служить своему полководцу до победного конца – либо сложить голову.
Других предписаний не существовало.
Семь царств сражались друг с другом не на жизнь а на смерть. Но хоть и бились они со всевозможной яростью, ни одно не могло добиться успеха.
И так продолжалось до тех пор, пока на престол Ци не взошел мудрый Лунь Хэ, у которого в жилах, по слухам, текла лисья кровь. Он объявил, что Ци не будет больше воевать ни с кем.
Сначала удивились шестеро его соседей-царей, потом разгневались и назвали Ци слабаками, бабами и выродками. И наконец узрели выгоду – с пятью воевать легче, чем с шестью. И решили оставить Ци в покое – до поры до времени.
Так был заключен между Ци и шестью царствами мир.
И было такое впервые в Поднебесной.

Лунь Хэ призвал полководца Фэ Хоу и освободил его от присяги.
Спросил Фэ Хоу царя:
- Государь, вы могли бы легко завоевать все шесть царств, но отказываетесь. Какова причина?
Сказал Лунь Хэ:
- На это указывает великая книга судеб Ши Бао. Кто мы, чтобы прекословить ей?
И больше ничего не стал объяснять Лунь Хэ.
Он сказал:
- Фэ Хоу, ты величайший полководец, какого когда-либо рождала Поднебесная. Твой путь – путь воина. Я не вправе отнимать у тебя твое ремесло. Теперь ты можешь присягнуть на верность любому из царств – тебе остается только выбрать какому.
Послушался Фэ Хоу царя и покинул пределы царства Ци. Вскоре он присягнул на верность Жуань Жэню, царю Хань.
С тех пор чаша весов стала клониться в сторону царства Хань. В скором времени были им завоеваны царства Лю, Вэй, Гоу, Чжао и Мо. Жуань Жэнь провозгласил себя императором.
Так началась эпоха Хань.

Впервые наступил а Поднебесной мир.
Северные варвары – калганы, даюры, чжулени и все остальные – лишь поглядывали в трепете на плодородные долины и взгорья империи и более уже не решались вторгаться в ее пределы. Морская держава Юрё разрывалась во внутренних междоусобных распрях. А против южных Нянг император велел построить великую стену.
Мир воцарил в Поднебесной.
Вместе с миром наступило процветание. Чиновники стали носить шелковые халаты, а крестьяне заменили деревянную посуду фарфоровой. Построил себе Жуань Жэнь хрустальный дворец, повернул вспять реку Гань-Жу, и повелел возводить посреди империи небывалую пагоду до небес. Отрядил он флот на поиски чудесной рыбы Ю-И, что древнее самого мира и живет в сердцевине морей – с тем, чтобы отнять у нее волшебную страну Фу, которую проглотила она на заре времен.
Сначала радовался император, восседая на троне в хрустальном дворце, а потом стал хмуриться. Все в Поднебесной принадлежало ему – кроме царства Ци, с которым у него был заключен странный и непонятный мир.
Призвал владыка своего полководца Фэ Хоу и повелел ему:
- Собирай войско и ступай завоевывать Ци.
Так продолжало действовать проклятие солнцеликого Ту Кхе, которое наложил он на жителей Поднебесной за их высокомерие и нежелание следовать пути Дао.

Побелел Фэ Хоу. Вышел он из дворца и отправился в горы Су Тянь. Там он поймал бабочку, занес ее в пастушью хижину, что на склоне горы, и стал ждать сумерек. Бабочка долго порхала по хижине, а когда устала, уселась на ручку чайника и сложила крылышки – в тот час перед Фэ Хоу возник мужчина средних лет в засаленном халате, с блестящей лысиной и огромным пузом. Он держал в руке бутыль с рисовой водкой и лучезарно улыбался.
Это был знаменитый философ и великий бражник Шубаньши, про которого было известно, что в беседе с ним самые мудрые выглядели словно неразумные дети, а глупцы смотрелись достойно и затмевали собеседника остротой суждений.
Поклонился Фэ Хоу и молвил:
- Здравствуйте, дяденька.
- Привет, - ответил Шубаньши. – Выпить хочешь, сынок? А то больно ты бледен.
- Не откажусь.
Фэ Хоу отхлебнул водки и сказал:
- Император приказал мне воевать с Ци. Я давал ему присягу.
- Еще водки? – спросил Шубаньши.
- Чуток, - кивнул Фэ Хоу.
Он пригубил и сказал:
- Я родом из Ци.
Шубаньши промурлыкал с одобрением:
- О! Всю жизнь я встречаю людей из Ци, а сам ни разу там не был.
Полководец вопросительно посмотрел на старенького загадкоговорителя. Тот сделал странный жест, больше всего напоминающий энергичное вытирание рук полотенцем.
- Вы думаете? – с сомнением качнул головой Фэ Хоу.
- Ага! – весело кивнул мудрец. – Ты обязан выполнять волю повелителя – выполняй ее. Ты хочешь защищать свою страну – защищай ее. Нормальное Дао. Не хуже чем у других.
- Раздвоиться… - задумчиво пробормотал воин.
- На свете есть не только Инь… - сказал Шубаньши. - А такому Дао кое-кто позавидовал бы.
И тут Фэ Хоу порозовел.
- Дайте-ка, - протянул он руку.
- Ага, - довольно крякнул Шубаньши. – То-то… Сам на жень-шене настаивал.
Но, видно, полководец сделал слишком резкое движение – и бабочка проснулась. Она взмахнула крылышками – и великий Шубаньши исчез.

Фэ Хоу возвратился в столицу, прекрасный Пу-Цзин, и собрал войска в поход на Ци.
В то же время он послал в столицу Ци, славный Шань-Донг, тайное сообщение, в котором предупреждал, что Хань вторгается в Ци. Фэ Хоу предлагал свою помощь родной стране.
Он напомнил о том, что армия Хань в три раза больше армии Ци, и нет смысла вступать с ней в сражение. Фэ Хоу советовал населению Ци как можно скорее покинуть города, включая столицу, вывезти все, что представляет какую-либо ценность, и надежно спрятать. Все остальное следует предать огню – сжечь все города и все деревни – чтобы врагу не досталось ничего. Населению предлагалось надежно укрыться в лесах и горах и перейти к всенародной партизанской войне.
А для того, чтобы послание достигло своей цели, у Фэ Хоу имелись лучшие гонцы на свете. Они умели становиться невидимыми, проходили сквозь любой заслон и всегда являлись первыми.
Это было важно, потому что Фэ Хоу приказал самым тщательным образом выслеживать и ловить гонцов.
Правда, это не помогло. Гонцы и вправду были лучшими.

Когда армия Хань вошла в пределы царства Ци, она не встретила никакого сопротивления. Границы были открыты. Солдаты натыкались на пепелища от сожженных дотла деревень. По мере того, как армия приближалась к столице, учащались нападения партизан на фланги и арьергард. То в глухом лесу из-за стены деревьев проливался дождь из стрел, то на горном перевале происходил обвал. Войска Хань беспрерывно несли потери.
Фэ Хоу усилил защиту обозов – остаться без провианта в обескровленной и враждебной стране означало подписать себе смертный приговор.
Вскоре императору доставили радостную весть: армия Хань заняла столицу Ци. Воины императора вошли в опустевший и выжженный дотла Шань-Донг.
Теперь Хань владела всей Поднебесной. Но в стране Ци продолжалась партизанская война – и велась успешно, – в свое время Фэ Хоу подготовил к этому армию и население.
Сотни легких неуловимых отрядов производили молниеносные вылазки во вражеские гарнизоны – и бесследно исчезали в непроходимых чащобах. Фэ Хоу организовал карательные рейды, но это не помогло.
Война велась с переменным успехом – Фэ Хоу не давал себе спуску.

В то же время он тайно вел переговоры – от имени Ци – с уцелевшими аристократами пяти царств – с целью заставить их поднять восстание против Хань. Дворяне тяжело переживали, что их ханьские победители не умертвили их, не дав исполнить долг перед своим побежденным сюзереном – они сами мечтали о восстании, но боялись имперской мощи и не верили в успех.
Тогда Фэ Хоу пошел на крайние меры. Он отобрал лучших из воинов Ци, величайших в военном искусстве – тех, что умели не дышать, проходить сквозь стены, и перемещаться по воздуху. Он приказал им пробраться в Пу-Цзин и водрузить знамя над хрустальным дворцом императора.
Как командующий Хань, он сделал все, чтобы этого не произошло, но знамя не менее секунды держалось на дворцовом шпиле.
Весть о водруженном знамени разнеслась по Поднебесной. Аристократы пяти царств воспряли духом и восстали против Хань.
Фэ Хоу было нужно, чтобы между шестью царствами был заключен общий союз. Чтобы добиться этого, необходимо было проявить максимум дипломатического таланта. Никогда доселе ни одно царство не заключало ни с кем не только военного союза, но даже кратковременного перемирия. Все войны для каждого заканчивалась так: либо царство уничтожало врага – либо враг уничтожал царство. Третьего исхода никто не мог себе помыслить.
Так было раньше – но теперь существовал пример Ци, много лет бывшей в мире со своими соседями.
И вот что пришлось им по душе – сам Фэ Хоу будет за них.
Военный союз был создан.

Понимая, что с шестью царствами и – пусть даже тайно – с самим собой во главе войска ему не справиться, Фэ Хоу отдал приказ сдать Пу-Цзин противнику и перейти к партизанской войне. Ситуация повторилась словно в зеркальном отражении.
Объединенная армия шести государств вошла в пылающую столицу Хань. В городе не было ни одного человека. Императора Фэ Хоу лично увез на далекий остров Жэ Го, которым издревле владела его семья. На острове была благоустроенная вилла и император мог жить в подобающих своему статусу условиях. Но перед тем полководец забрал с острова Лунь Хэ, царя Ци.
Захватив Пу-Цзин, коалиция шести царств развалилась в считаные дни. Каждый из царей хотел быть во главе армии – и чтобы все остальные подчинялись ему. Испокон веку в Поднебесной мечтал об этом каждый правитель.
Здесь дипломатических способностей Фэ Хоу явно не хватало. Вскоре каждое из царств воевало за себя. В Поднебесной продолжалась междоусобная война.
Поначалу она велась на территории Хань, но вскоре армии отошли в пределы собственных царств – их силы были равны.
Меж тем в сознании военных стратегов Поднебесной происходил сдвиг. Цари осознали, что есть явное преимущество в заключении мира – пусть краткого – с каким-нибудь царством. А еще лучше сразу с несколькими. Совместными усилиями легче разбить врага.
Цари стали создавать военные блоки – и стали побеждать. Дело стронулось с мертвой точки. Но как только речь заходила о дележе добычи или об управлении захваченной страной – блоки сразу разваливались.
Фэ Хоу понял, что час настал.

Он вез императора в заново отстраивающийся Пу-Цзин. В дороге они коротали время в беседе. Фэ Хоу сказал:
- Государь, опять, как и встарь, идет война семи царств.
- Мы, конечно, побеждаем? – осведомился Жуань Жэнь.
- Да, государь… - кивнул Фэ Хоу. – Как обычно…
- Прекрасно! И как скоро ты завоюешь Поднебесную?
- Очень скоро…
- Поторопись.
- Слушаюсь.
Какое-то время они молчали.
- Государь, - обратился Фэ Хоу.
- М-м?
- Вы знаете, теперь в моде новая военная тактика.
- Тактика?
- Да. Создавать военные союзы.
- Союзы?
- Да, государь. Это когда два или больше государств воюют вместе против остальных.
- Как это – вместе?
- Они не воюют друг с другом.
- Что! – взвизгнул Жуань Жэнь. – Не воюют? Жалкие выродки. Собаки. Бабы. Вырожденцы. Они не воины – их нужно истребить – в Поднебесной им нет места.
- Совершенно верно, государь.
И опять воцарилось молчание. Жуань Жэнь хмурился, кусал губы. Потом он задал неожиданный вопрос:
- Зачем ты рассказываешь мне это, мой храбрый полководец? Уж не думал ли ты заключить мир с одним из этих выродков?
- Нет, государь, ни в коем случае. Только с Ци.
- Как! – заорал император. – Унизиться до заключения мира! Позор воину!
- Государь, выслушайте меня. Здесь есть один нюанс.
Жуань Жэнь прищурился.
- Что еще за нюанс?
- До нынешнего времени все заключали между собой лишь кратковременные военные союзы – всегда направленные против определенной страны. Единственное государство, у которого был долгий мир со всеми – это Ци.
- Выродки… - пробормотал император.
- Совершенно верно. Так вот. Теперь в знак особого уважения они хотят заключить мир только с Хань.
- Только с Хань?
- Да, государь.
- В знак особого уважения?
- Совершенно верно.
В конце концов полководцу удалось уговорить императора заключить мир с Ци.
Теперь главное было сделано. Фэ Хоу больше не нужно было воевать против себя.
Поднебесная была завоевана молниеносно.

Так великий полководец сохранил верность господину, спас свою родину, и победил в войне, которую вел против себя самого.

Позже Фэ Хоу спросил Лунь Хэ, царя Ци:
- Что же именно говорила великая книга судеб Ши Бао?
- “Пять царств будут покорены и наступит мир,” - процитировал Лунь Хэ. – В книге не говорилось о шести. Когда я прочел это, то задумался. А когда вышел из раздумья – решил привнести в Поднебесную идею мира.
- М-м… - попробовал подсчитать Фэ Хоу. – Да. Точно так и получается…
А потом он предложил царю водки. Тот посмотрел на бутылку, открыл и понюхал. И сказал:
- Хм. Бутыль из тыквы, затычка из пробки, водка из риса. Настояно на жень-шене. Уж не из Су-Тяня ли?
- Да, государь. Из Су-Тяня.
- Как поживает дяденька?
- Прекрасное Дао, - улыбнулся Фэ Хоу.
И они выпили.

Так перестало тяготеть над Поднебесной древнее проклятье солнцеликого змея Ту Кхе и эпоха Хань вошла в фазу Ци – время мира и спокойствия.


Теги:





1


Комментарии

#0 00:16  19-11-2007Эдуард Багиров    
Короче я эту муть ниасилил. Если рубрика не та, отметьте в камментах, перенесем.
#1 01:08  19-11-2007Саша Штирлиц    
А, я, вот, осилил...По-моему ИстФак...такая, бля, сказочка...

Практически не скролил, кстати...


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:22  03-12-2016
: [11] [Здоровье дороже]
Какой-то вакуум полный в голове,
Комок пустот, не связанных друг с другом,
Где угол, за которым ветра нет?
В чём связь времён с моим порочным кругом?

Нет тяги к жизни, не о чем писать,
Потеряна идея и надежда,
Блистает белизной моя тетрадь,
Не пачкаю страниц уже как прежде....
22:33  27-11-2016
: [6] [Здоровье дороже]
Был у нас такой пацан: Витька Жданов. Лучше всех кидал ножик. Любой ножик, брошенный Витькой, неизменно попадал в цель. Однажды, чтобы окончательно утвердиться в статусе лучшего и развеять сомнения завистников, он объявил во всеуслышание, что поразит белку точно в глаз....
18:09  24-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
Сегодня мимо я прошел:
Лежал старик, как лист осенний
Как будто, кто его поджег
Как будто, подкосились вдруг колени

Лежал старик сжимая трость
Как будто чью то руку
А в горле совести застряла кость
Его я больше не забуду

Бежали люди к старику
А он лежал, кряхтел
Как будто, кит на берегу
Он просто жить хотел

Домой он шел или из дома
За внуком может, в детский сад
Мне не узнать, куда вела дорога
Он рухнул прямо на асфальт

Мне ...
20:42  23-11-2016
: [30] [Здоровье дороже]
Вечер и впрямь бывает исключительно мрачен.
Это был один из таких вечеров.
За столом сидела женщина с приятной грудью, и явно скучала. Ей было сильно невесело. В лёгком халатике чёрного шёлка, ласково обтягивающего пружинистый зад; с двумя задорными штуками навыкат, с талией, и длинными, далеко способными ногами....
00:35  23-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
немощность раздражает..и не спорьте...

Когда врачи вынесли свой окончательный вердикт, отец стал сдавать прямо на глазах. Не от самого диагноза, диагноз мы ему как раз таки и не сообщали, ни к чему реакция. Просто никто не ожидал, что рак сожрет его так быстро....