Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Культ Сала

Культ Сала

Автор: Dichenko
   [ принято к публикации 03:18  30-11-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 380]
Мясной павильон, как всегда, пестрил красным цветом, блестящими лицами продавцов и цветными авоськами придирчатых покупателей. Тут и там раздавались голоса «Свинина», «Говядина», «Чистые вырезки»…
Макар шел медленным шагом, подолгу осматривая каждый прилавок, вглядываясь в лицо каждого продавца. Он то подходил к прилавку, брал кроваво-красный кусок и, поднеся к лицу, глубоко в себя вдыхал его сырой запах, создающий впечатление смеси крови и металла.
Потом он клал кусок обратно, скрываясь от недоумевающих глаз торговца в толпе таких же, как и он, покупателей. Хотя не совсем таких же… Эти люди просто ходили туда-сюда, выбирая какой попало кусок. Но Макар знал, какой сакральный толк во всем этом…
Он подходил к самому крайнему лотку, наполненному салом: копченым, соленым, вяленым и, конечно же, сырым... За прилавком молоденькая пухленькая девочка, с бледным неприметным личиком и обкусанными матовыми ногтями. Она писала дешевой пластмассовой ручкой что-то у себя в тетрадке, запачканной мясными соками и жирными пятнами.
Макар нагибается над сырым салом, закрывает глаза и, когда кончик его веснущатого носа едва ли не касается белой жирной массы, он глубоко, даже жадно втягивает носом аромат. И тут же ртом произносит сладострастное: «О-о-о», ноги его подкашиваются, глаза закатываются. Плоский лоб тут же покрылся легкой испариной. Но он все же удержал равновесие.
– Ну чаво, сынок? Не ходи далече, покупай тут! – С улыбкой на лице сказала девица, ничуть не удивившаяся странному поведению Макара. – Лучшие шматки, будешь кушать, а я тебе пальчики облизывать! – Неумело и как-то натянуто рекламировала она.
Макар судорожно закивал головой, свободной рукой убирая с лица мешающие черные волосы…
– Дайте мне пять килограммов сала! Только сырого! – Жадно, с тревогой в голосе, произнес он и трясущейся рукой подал плетеную авоську. Стоящие вокруг люди искоса посмотрели на Макара, но ему не было дела до них. Люди пройдут, забыв о нем, а вот сало будет ждать того момента, когда Макар его заберет с собой.
Продавщица что-то высчитала на калькуляторе, взвесила товар на старых синих весах, собранных где-то в шестидесятых годах двадцатого столетия. Макар молча протянул ей несколько крупных купюр в обмен на долгожданные куски свинины.
Он резко выхватил авоську и, прижав ее обеими руками к своей груди, понесся прочь с этого мясного павильона. Он сшиб по дороге одну женщину и едва не задавил мальчика в дешевой болоньевой куртке.
Выбежав за дверь, он тут же осмотрелся по сторонам. Его ноги незамедлительно стали двигаться и понеслись в глубину дворов, полных раздолбанных детских площадок и высоких бесформенных панельных домов, знавших когда-то лучшие времена.
Макар забежал в один из темных подъездов. Пот заливал глаза, но Макар терпел, сильнее прижимая куски сала в своих руках. Вскоре он забежал на какой-то из этажей и четыре раза постучал в дверь, обитую коричневым в заплатках дермантином и декорированную заклепками. Послышалось мешканье и быстрое топанье босых ног по деревянному полу. Лязгнул железом механизм замка, и в дверном проеме показалась тощая фигура девушки лет девятнадцати с большими выпученными глазами. Она спросила абсолютно сухим голосом:
– Ты принес его? – В ответ Макар тут же забежал и, споткнувшись о старый кожаный ботинок, валяющийся в прихожей, расстелился на полу. Куски сала из авоськи вывалились на пол и заскользили по грязному полу. Макар задергался в конвульсиях, будто бы ему отрубили конечность, издавая хриплые звуки. Девушка нагнулась, взяла один из кусков, приложила к лицу и с закрытыми глазами стала потихоньку, словно кошка, обнюхивать.
– Прекрасно… – Сказала она шепотом. – Прекрасно!!! – Уже вскрикнула, забегая вприпрыжку в одну из комнат, оформленную на типичный советский манер, как и вся квартира: был виден пол из коричневого дерева, пожелтевшие обои и простенькая люстра, свет которой поглощался квадратным платяным шкафом производства ГДР.
Макар поднялся, собрал лежащие на полу сочные куски сала и понес их в комнату. Сильно болело колено, и он, из-за этого прихрамывая, вошел в комнату. Там его ждали ещё несколько человек: всего три девушки и два парня. Их едкие взгляды были устремлены на Макара, точнее на то, что он держал в руках.
– Сало!.. – Сказал один из парней, протягивая руки.
– Сало!!! – Подхватили хором все остальные и тоже потянулись к Макару. Они встали на четвереньки и, облизываясь алыми языками, принялись разбирать каждый по куску. Девушка, открывшая дверь, вскоре принесла большую алюминиевую кастрюлю и полотняный мешок, доверху набитый салом.
– Теперь у нас достаточно первоначальной материи! – Сказал Макар, раздавая куски сырого сала людям в комнате. – Пора начинать.
И он, отдав последний кусок, снял с себя испачканную майку, обнажив торс с умеренным волосяным покровом. Тут же все стали медленно снимать с себя одежду и усаживаться на белые табуретки.
– Сначала была Библия, написанная на шкурах жирных поросят! – Произнес Макар. – А ещё раньше было мирообразующее сало!
Все в ответ закивали головами.
– Начинай церемонию, Надежда! – Сказал голый Макар одной из девушек с темными прямыми волосами и румяной кожей. Она покорно встала, склонив голову вниз, и, встав на колени, с одной спички подожгла газовую горелку под кастрюлей. Туда же она закинула несколько кусков белого как январский снег сала и залила какой-то мутной жидкостью из мятой пластиковой бутылки. Все остальные встали за ней на колени и склонили головы перед кастрюлей, потом синхронно поднялись и, взяв по куску, начали натирать свои тела. Кожа нежно скрипела и приобретала зеркальный блеск. Тут же в кастрюле сало стало клубиться, превращаясь в растопленный жир. Из кастрюли подымался тяжелый запах паленой свиньи, вместе с дымом, обволакивающим тела посвященных…
– Кто падет жертвой Первозданного? – Произнес низким баритоном, отдававшим эхо, один из парней. И тут же девушка, открывшая Макару дверь, поднялась на ноги. Она уселась на металлический стол, и ее тут же приковали к нему наручниками и стали натирать кожу жирными кусками.
– Приди и владей нами! – Прошипел Макар, с силой натирая кожу.
– Приди и владей нами!!! – Подхватили остальные почти в один голос, произнося заветные слова.
– Приди и владей нами, материя первозданного! – Повторил Макар уже громче и взял трехлитровую банку, наполненную топленым жиром. Он снял пластиковую крышку и столовой ложкой зачерпнул грязно-белое желе… И полная ложка жира отправилась в рот избраннице. Она с трудом проглотила его, мягко поперхнувшись, но тут же последовала другая, потом ещё одна… Она давилась жиром, но все же проглатывала. Потом спина ее резко вытянулось, и ее вытошнило жиром на пол. Он медленно растекался по старому покрашенному дереву. Затем четверо оставшихся подняли кастрюлю с закипевшей жидкостью, и, наклонив ее, облили лицо и волосы избранницы. Она взвизгнула, и из горла начали исходить воеподобные звуки. Сквозь толстую жировую пленку виделись обезумевшие голубые глаза.
– Приди и возьми жертву нашу, творящий материю! – Взревел Макар и тут же поставил аккуратно вырезанную пирамиду перед самым стулом…
Все тут же бросились на колени и, склоняя голову, лихорадочно начали шептать:
– Приди и владей нами! Приди и владей, приди и владей!...
Тут же дымящийся жир на полу внезапно начал собираться вокруг пирамиды, образуя некое подобие спирали. Пирамида стала расти и трястись, как дряблые мышцы полуживого старика-боксера…
Девушка на стуле громко дышала, опустив голову. И вдруг пирамида, словно морская волна, поглотила ее с громким хлюпающим звуком. И снова превратилась в обычную вязкую жидкость, равномерно растекающуюся по полу. Девушки на стуле больше не было.
– Оно забрало ее! – Произнес Макар. – Теперь нас только пятеро! Да пребудет с нами вселенский жир, мы сальные братья и сестры!
– Да пребудет с нами вселенский жир, несущий существование смертным и счастье избранным! – Проговорили братья и сестры. Они встали все тесным кругом около маленькой пирамидки, которая вновь собралась из жирной лужи…
Через неделю их должно было остаться четверо, ибо жадны аппетиты животворящего…

А. Диченко. Декабрь 2006-го
.


Теги:





-2


Комментарии

#0 08:08  30-11-2007Чезанах    
Бугага..хохлы совсем ебанулись..
#1 08:29  30-11-2007Магистр    
Хахахахахахахахаха.

Просто отлично. Я бы на месте автора сделал бы целую серию таких рассказов по национальностям: "культ Путинки" (для русских), "культ Драника" (белорусы), "культ шаурмы" и проч...

#2 09:53  30-11-2007fаiry    
КГ/АМ.
#3 10:19  30-11-2007Частный случай    
Заибись! Каклы жгут жирным напалмом...бугага
То что нужно с утра
#5 12:41  30-11-2007Ночная Кобыла    
аффтар, вяленое сало - это как?
#6 13:15  30-11-2007Голоdная kома    
Та ну нах, - сайентологи от бакалеи... фу, жыыр....
#7 13:30  30-11-2007Француский самагонщик    
а чо, вяленое сало бывает. на солнце его вялят. запивают горилкой з пэрцэм
#8 13:34  30-11-2007Ночная Кобыла    
ФС

а под пиво даже сушеное покатит

#9 13:35  30-11-2007Юра Некурин    
ФС сказал так аппетитно - аш в живате забурчало
#10 13:38  30-11-2007Голоdная kома    
ФС - гат такой, нагнал жути и аппетиту!!
#11 13:54  30-11-2007Француский самагонщик    
его еще чесночком шпигуют
#12 13:59  30-11-2007Голоdная kома    
ФС - э, трави помалу, я "завещание" сочиня.....

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....