Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Корсары или карибский кризис полковника Скрыбочкина

Корсары или карибский кризис полковника Скрыбочкина

Автор: Евгений Петропавловский
   [ принято к публикации 00:29  13-01-2008 | Шырвинтъ | Просмотров: 505]
Это была неслыханная удача – отбить у пиратов яхту с полным трюмом оружия. Загвоздка состояла в том, что ни Скрыбочкин, ни Корецкий не умели управлять кораблём. И хотя в штурманской каюте оказалось несколько книг по судовождению, Корецкий наотрез отказался читать по-английски. Полковнику Скрыбочкину пришлось двое суток устраивать политинформации с физическим воздействием, пока он добился своего. С тех пор Корецкий сидел, запертый в рубке, над непосильной литературой и лишь к вечеру получал пищу – после того, как зачитывал полковнику пару страниц английского текста... Разумеется, обучиться языку за смехотворное время он не мог, а просто наговаривал максимально невозможные словосочетания, держа перед собой книгу – Скрыбочкин кивал, расслабившись в кресле, пока не задрёмывал над бутылкой.
Всё бы хорошо, но литература подошла к концу. Теперь следовало реально менять курс корабля.
-Гляди, штобы прямо у вустье Кубани попасть, - наказал Скрыбочкин. И мечтательно зажмурился:
-Как сдам в Екатеринодаре оружие, сразу по бабах закачуся. Што касательно ресторанов – можно в “Куренях” с недельку одкиснуть... Да и жена ж, наверное, сокучила...
Корецкий на мостике нажал с десяток неведомых кнопок и наугад крутанул штурвал. Корабль передёрнуло из стороны в сторону. Скрыбочкин с Корецким упали на пол. Полковник со страшным лицом сунул руку в карман и облегчённо вздохнул: бутылка виски отлась цела.
-Увсё? - подозрительно сощурился он. – Што-то быстровато ты курс сменил.
-А ты прочти инструкцию, сам убедишься, - Корецкий сунул ему под нос пятикилограммовую книгу на английском. В которую полковник гадливо сплюнул.
Они отправились на камбуз и открыли повседневную русскую пьянку с частушками, слезами и политическими разногласиями, не догадываясь о том, что судном на самом деле управляет компьютер - поэтому, осуществив плавный поворот, захваченный корсар вернулся к прежнему курсу и продолжал двигаться в направлении зафиксированного программой колумбийского берега.
Вокруг расстилалось Карибское море... Только морской волк может взять в ум, какая случается скука посреди плаванья... Сугубый алкоголь не всегда решал намеченную проблему, и Скрыбочкин изыскивал новые средства, чтобы не помутиться рассудком. Так иногда он брал из трюма автомат “Узи” и крался по помещениям, уменьшая численное выражение крысиного племени. За ним вышаркивал Корецкий, сгибаясь под тяжестью оружейного ящика. В который собирал добычу, чтобы потом спускать её за борт.
Иногда от нечего делать они отрубали штык-ножом крысиные хвосты. Закупоривали их вместо писем в пустые бутылки и за неимением почтамта выбрасывали в море.
Как-то, остановясь по малой нужде над бортом, полковник не увидел воды из-за кишевших в ней акул:
-Это што ж я, уже до такой степени галлюцинирую? Или взаправду путина началася?
-Чему удивляться, если сам их каждый день крысячьим мясом приманиваешь, - отозвался Корецкий.
-Автомат, наверно, таких хичников не возьмёт, - задумался Скрыбочкин. – Здесь, как минимум, взрывчаткой требуется глушить. А ну, пошли в трюм, поищем. Увсё равно рыбнадзора покамест не видно.
...Они вынесли на палубу американскую противотанковую установку “ТОУ” и произвели несколько выстрелов. К удивлению Скрыбочкина, ракетные снаряды не причиняли акулам вреда, а с пузырями уходили на глубину и где-то там глухо взрывались.
-Перебор, - пожал лицом полковник. – Ежли у янок увсё вооружение такое, то нам ихнего капитализму задаром не надобно.
-А вон, гля, всплывает кверху брюхом, - разглядел Корецкий нечто, проясняющееся из пучины. – Кит, что ли?
-Ого, здоровенный какой, - встревожился Скрыбочкин. – Коли раненый, дак пожрёт нас единым мигом. Давай для верности хучь добьём-то его!
Они принялись выпускать ракету за ракетой в поднимавшуюся на поверхность тёмную тушу.
Это была подлодка. Едва её рубка показалась над волнами, как на свежий воздух высыпали матросы в форме кубинского ВМФ – и принялись подавать в рупор голосовые сигналы о том, что сдаются.
Опомнившись от неожиданности, Скрыбочкин решил:
-У них там, на Кубе, кажись, до демократии ещё не дошло... Готовь шлюпку – поглядим, какую контрибуцию агрессорам назначить.
Они подгребли к повреждённой субмарине.
-По какому праву вы нас атаковали? - сердито спросил прямоугольный мужик с закрытым усами ртом.
-А разве хто кого атакувал? - изумился Скрыбочкин. – Мы действовали в рамках защиты своего усуверенитета. Простите, и с кем имею честь?
-Каперанг кубинского военного флота Хозе Ибаньес, - представился собеседник.
-Полковник российского МБ Скрыбочкин... Ну, вот што, друже Козьибанец, пошли поглядим по каютах, чем вы можете от нас одкупиться.
-Это пиратство! Грабёж! -развесил усы капитан. – Теперь что, такая установка Москвы?
-Про Москву забудь. С Екатеринодару мы. А насчёт грабежу, дак вы с Хфиделем, вон, с шестьдесят... хрен его знает какого году наши закрома объедаете. Будем теперь обратно увсё перерасчитувать... Перво-наперво предъявишь корабельную казну. И всё, што имеется горюче-смазочного.
Корецкий стал разворачивать взятые с собой мешки. Куда положили 10 флаконов медицинского спирта, 200000 песо из капитанского сейфа, 40 зубных щёток с иностранными надписями на ручках, 8 бронзовых бюстов Фиделя Кастро (потому что бронзу, пояснил Скрыбочкин, очень просто сбыть кооператорам на переплавку). Неожиданно полковнику пришла в мозг новая мысль:
-А у вас, часом, реактор не на уране функционирует? Уран жа теперь на толкучке бешеных денег стоит.
-Никакого урана, - ответил Хозе Ибаньес. – Дизель у нас.
-Проверим. Неси дозиметр.
Капитан принёс затребованный прибор. Они проследовали в машинное отделение. Скрыбочкин приказал разбирать двигатель, а сам принимал в руки каждую отвинченную деталь, настоятельно исследуя её на радиоактивность.. Через несколько часов он обратился к Корецкому:
-Ураном не пахнет. Единственный плюс: тебе будет легше мешок нести..,-тут его внимание привлёк один из чернокожих механиков:
-Почему матрос не соответствует хформе одёжи?
-Так грязно здесь: масло, мазут,- развёл руками капитан. – Во время работы я разрешаю переодеваться в джинсы.
-Вот што я скажу: зажралися вы донельзя. Да у нас только для празднеств отакие “варёнки” сберегают. Я даже на собственную свадьбу в хужих появился... Нет, неправильно мы вас своим хлебом кормили..,-полковник оборотился к механику:
-А ну, сымай подменку, слышь! Ничо, и в казённом доплаваешь..,-он, осекшись, прищурился:
-Гляжу, и плавки у тебя фирменные. Да я, пока до старлея дослужился, фланелевы кальсоны в глаза увидеть не мечтал. Сымай плавари!
На обратном пути Скрыбочкин замер перед незамеченным прежде штабелем:
-Это што в коробах с хранцузскими надписями? Пархумерия?
-Нет. Танки.
-Не бреши. Какие могут быть танки?
-Резиновые. Надувные. В Ирак везли, для новой войны со Штатами. Эти игрушки очень эффективны для отвлечения бомбовых ударов противника.
-А на Кубани касательно игрушек – мертвецкая дороговизна, хучь вешайся, - оживился Скрыбочкин. – Это я забираю без разговоров...
Уже садясь в шлюпку, полковник увидел перископ. Который изъял без лишних разъяснений.
...Когда оставленная за кормой субмарина скрылась из вида, Скрыбочкин достал насос:
-Счас спробуем ихний камуфляж заради хохмы...
Они накачали несколько резиновых танков и спустили их на воду. Это понравилось. А раз делать всё равно было нечего, Скрыбочкин с Корецким не оставили своего занятия и между виски и ромом резались в карты, а проигравший нагнетал воздухом очередной танк – и пока тот поблизости виднелся на волнах, оба швыряли в него порожней стеклотарой, невзирая на выпученные морды акул и непрекращающуюся морскую болезнь.
...Вскоре кубинские пилоты стали докладывать начальству о концентрации в море крупных бронетанковых соединений. Это казалось невероятным, но нельзя было не верить аэрофотосъёмке. Поднялась паника о новом американском оружии. Фидель Кастро отдал приказ ради мира на планете уничтожать вблизи берегов невероятную технику. Сотни самолётов вылетели наносить ракетно-бомбовые удары.

***

Погожим днём сочинские миллионеры Захеракос и Кастракис мирно удили рыбу, свесив ноги над карибскими волнами. Внезапно их яхта была захвачена стремительным парашютным штурмом кубинских десантников.
-Здесь танки не проплывали? - свирепо рявкнул десантный лейтенант, встряхивая автоматом. – Вы давно околачиваетесь в этом квадрате – может, у вас тут наблюдательный пункт?
-Какие танки? - не понял Захеракос. И скосил лицо на своего компаньона:
-Видимо, надо обратиться к своему психоаналитику.
-Пойдём к Кашпировскому, -предложил Кастракис. – Он за штуку баксов, говорят, белую горячку рукой снимает.
Тут из каюты, вопросительно вертя в руках тремя парами нунчак, вышел телохранитель обоюдных миллионеров Отар Улупидзе:
-В чом дэло, уважяемые?
Ответа не последовало: коммандос вглядывались в очертания возникшего навстречу корабля, перешёптываясь:
-На нём никаких опознавательных знаков.
-Это корсар.
-Смотрите: следом движется танковая колонна!
В упомянутый момент с борта пиратского судна открылась истерическая стрельба. Никто не знал, что в это время Скрыбочкин пробудился среди катающихся по палубе бутылок, сплошь обгаженный перелётными птицами – и, отплёвываясь, принялся палить во все стороны из попавшегося под руку миномёта, чтоб отогнать пернатых. Три мины угодили в яхту сочинских миллионеров. Судно, накренившись, загорелось. Корсар же, будто Летучий Голландец, не подавая признаков жизни, прошёл мимо (потому что Скрыбочкин, опростав новую поллитровку, вскрыл банку тушёнки и решил на всякий случай сходить в сортир, чтобы хоть раз поберечь одежду – да там и лишился окончательного сознания, запечатлевшись в унитаз с такой безнадёжной силой, что весь фаянс разбрызгался по стене).
...Через двое суток миллионеров и десантников снял с перегруженной шлюпки американский эсминец. В Ки-Уэсте всех определили в психушку. Несмотря на многомесячные поиски справедливости потерпевшим кораблекрушение так и не удалось доказать врачам, сколько нервов стоит забыть Летучий Голландец и водоплавающие танки.
...Корсар, между тем, продолжал свой путь. Среди посторонних событий случалась иногда и осознанная реальность, когда Скрыбочкин понуждал Корецкого оторваться от стакана и пойти обозреть горизонт. В один из таких моментов Корецкий вдруг зарыдал, прерываясь шёпотом: “Земля...”
Скрыбочкин, подлетев к нему, высунулся за борт:
-Кажись, повезло нам: с первого разу в самую тютельку впопали, - он вытянул пальцы в направлении островерхих соломенных хижин. – Курени – вон, видишь? И казаки, гляди, в лодках, мля, подвигнулись увстречать нас... Только странно, што они пообносились догола: невжели разруха на Кубани до такого дошла?
Тут приблизившиеся в узких каноэ голые краснорожие люди принялись осыпать судно тучами стрел и копий.
Это было племя южноамериканских каннибалов, вышедших выполнять свою продовольственную программу, чего Скрыбочкин не знал, хотя опасность для своей жизнедеятельности понял – и прокричал ссутулившемуся от страха Корецкому:
-Ну, погоди, сусанин, я тебе увсе сусала за такую навигацию розибью!
Он метнулся за автоматом.
Стрельба длинными очередями сделала своё: каннибалы, испугавшись непривычного грома, пустились обратным курсом.
Скрыбочкин остался один посреди окружающей нелепости (Корецкий успел раствориться в трюме).
Полковник смотрел на нежелательную колумбийскую территорию и понимал запоздалым сознанием, что Родина не стала ближе, а вместо неё снова подвернулся какой-то чуждый регион. И крепче сжимал автомат. Потому что всё равно надо было как-нибудь существовать в дальнейшем.
“Хорошо всё-таки, - думал он, - что под руками хватает оружия. А провиант и огненную воду при достаточном боекомплекте можно будет достать и промеж каннибалов...”


Теги:





0


Комментарии

#0 11:01  13-01-2008YDD    
чета не покатило
#1 15:10  13-01-2008Лев Рыжков    
Вот эта штука мне, когда-то несознательному семнадцатилетнему, гыгы, сопляку весь мозг перевернула. По мне, так и сейчас архизаебись. Прочитав фрагмент про крысиные хвосты, вообще ржал в голос. Давай, что там дальше.
#2 15:13  13-01-2008Sgt.Pecker    
знакомо,да
#3 15:37  13-01-2008Электорат    
маратория напомнило. только на русском.
#4 17:41  13-01-2008Нови    
Забавная кочевряжина.
#5 22:41  13-01-2008Нафигатор    
Вот, в отличие от Зомби опять ржабельно! Автор, даешь тетралогию.
#6 00:32  14-01-2008Евгений Петропавловский    
Их схватили ночью. Связали гибкими лианами и поволокли в сельву под крики, бой барабана и матерное недоумение полковника Скрыбочкина, ещё не возвратившемуся в сознание после сегодняшней выпивки.

Утром аборигены долго ощупывали пленников и качали головами: их мясо казалось далеко не первой категории. Отчего Скрыбочкина с Корецким привязали в тени пальмы и день и ночь кормили на убой дохлыми лягушками и сушёными тараканами, считавшимися здесь исключительно руководящим лакомством... В такой ситуации даже скудоумный догадался бы: их откармливают, чтобы затем употребить в пищу.

Корецкий мучался предстоящей кончиной, плакал и умолял не обращавших на него внимания туземцев о чём-то противоестественном. А Скрыбочкин зло шептал:

-Вот пусть тебя, мудака, пожрут, штоб ты потом в говно превратился, раз дневальную службу нести по уставу не умеешь.

Прошлое не давало ему покоя.

...Хитростью овладев кораблём с грузом оружия, предназначенного для Медельинского картеля, они в скором времени могли бы уже получать награды в России. Но вблизи колумбийского берега, неся ночную вахту, Корецкий по обыкновению уснул над бутылкой рома (не говоря уже о полковнике Скрыбочкине, не просыхавшем в продолжение всей заграничной акции, как и подобает командному составу). Охотники местного племени каннибалов в беззвучных каноэ подплыли к судну и захватили русских для улучшения своего продовольственного рациона... Теперь пленникам оставалось только ждать гибели. Но Скрыбочкин, сидя под ритуальной пальмой, на всякий случай всё же перетирал связывавшую его руки лиану о камень, оказавшийся за спиной.

В конце концов настал день, когда туземцы решили съесть свою добычу. Они размалевали тела Скрыбочкина и Корецкого красной охрой, развели костёр и принялись плясать вокруг него. По счастью, случай не всегда катится под гору, и в означенный день он переменил направление. Над сельвой показался вертолёт. Полковник понял, что это последний шанс и взялся орать изо всех лёгких, силясь перекрыть шум винтов. Представители малой народности, напротив, в ужасе попадали на колени перед Железной Стрекозой, которую сочли злым духом. Вертолёт двигался низко, потому что опасался радаров и к тому же был перегружен кокаином, который вёз в Медельин из тайных лабораторий. Когда, пролетев над ритуальной пальмой, он стал удаляться, Скрыбочкин взревел кастрированным животным, разорвал недоперетёртую лиану и, схватив камень, швырнул его вслед летательному средству. Расстояние оказалось удовлетворительным: камень перебил лопасть вертолётного винта – и тот криво обвалился где-то поодаль.

Каннибалы в ужасе уставились на полковника Скрыбочкина. Корецкий также от удивления распахнул рот сверх допустимого, отчего имевшаяся у него вставная челюсть выпала на землю – туземцы, суеверно взвыв, повалились перед ним на колени. Потому что поняли: пришельцы – могущественные духи, и этот, который умеет разбирать свой череп на части, должен стать их вождём...

С описанного дня жизнь приняла новое качество.

Им отдали лучшие хижины для жилья и самых ненасытных женщин для морального удовлетворения. Корецкого без лишних референдумов избрали вождём, а Скрыбочкина утвердили главным шаманом. Который не замедлил объявить, что боги требуют теперь непомерного количества “огненной воды”: малочисленная народность вырабатывала её из негодных бананов и сахарного тростника, а полковник, при всём старании не успевая столько потребить, сносил остатки алкоголя в обнаруженный им вертолёт, куда не мог проникнуть никто посторонний (потому что Скрыбочкин, как шаман, наложил табу на место падения Железной Стрекозы, предупредив, что злые духи, если кого там изловят, будут пилить этому богохульнику каждую внутренность каменной пилой до самого конца Земли). Иногда, правда, Скрыбочкина брала тоска. Тогда он являлся в хижину к Корецкому и, разогнав его новых жён, по-русски бил тому хлебало за позабытые провинности.

Жизнь вождя казалась менее кристальной – в основном из-за женщин. Дело в том, что Корецкий, имея прежнюю супругу в Екатеринодаре, давно не был способен выказывать ей свою мужскую привязанность, отчего приобрёл в одном из секс-шопов Порт-о-Пренса электронный эректор. С помощью которого и общался с туземными жёнами. Те, разумеется, по-женски поделились эротическим колдовством вождя перед соплеменницами. После чего обиход Корецкого превратился в содом и гоморру. Потому как слабый пол всюду преследовал его, силой понуждая его предъявить своё сверхъестественное приспособление в действии. А отказать в любви ближнему, по закону каннибалов, никто не имел права. Корецкий исхудал, осунулся и боялся покидать свою хижину даже по естественной надобности.

Так или иначе, при всех своих плюсах и минусах местная жизнь не приносила душевного баланса ни Скрыбочкину, ни Корецкому, и обоих мучила задняя мысль о Родине.


***


Чтобы разъяснить дальнейшее, обратимся к кубанскому спорту. В описываемой местности возродилась русская игра “медведь”. Которая заключается в следующем. Игроки рассаживаются за столом, выпивают по стакану водки и, опустившись на четвереньки, проходят под столом из конца в конец. После чего добавляют по стакану и возобновляют четвероногое движение... От тоста к тосту всё больше соревнующихся остаётся спать на полу. Настаёт минута, когда лишь одному игроку удаётся выбраться из-под скатерти. Он и считается победителем... Так вот, кубанский хутор Гигант не был исключением из культурной жизни. Его сборная выиграла чемпионат России.

Теперь гигантяне возвращались из турне по Америке, куда их пригласили казаки-эмигранты, и где они оборвали пальму первенства. Для обратной дороги призёры зафрахтовали сухогруз, чтобы переправить домой купленные сувениры... Судно двигалось своим курсом, а казаки день и ночь сидели на палубе подле канистры со спиртом.

Первым не выдержал обиженный телосложением Петро Штабельный. Он утёрся мокрой от пота буркой и простонал:

-Ой, нету вже сил никаких. Я, наверно, перетренирувался.

-Нагрузки следует уменьшать постепенно, - успокоил его атаман хутора Гигант, считавшийся капитаном команды. – Потому давай ишшо по единой.

Они выпили. Голый по пояс Васыль Макуха, после каждого тоста судорожно ходивший мутить забортную воду, воротился с упомянутого мероприятия и устало прислонился к атаману:

-Слухай, батька, отчего на свете нема справедливости? К прымеру, волетбофлисты – шо, они больше нашего здоровьем рыскуют?? Или... гимнавсты, а?

-Ни в коем разе.

-Так чего ж тогда “медведя” в олимпийску программу не включат?

-С Барселоной мы, конечно, прозевали, - атаман снова разлил из канистры. – Но в следуючий раз явимся к возжиганию огню: в конном строю, при шашках! Пусть тока супротив нас шо-нибудь скажут!

-Прррльно! - обрадовался Штабельный. – Пусть знают, што такое казаки!

От последних слов пребывавший до сих пор в сонном бреду Григорий Жовтый открыл налитый кровью глаз и прохрипел:

-Казаки, казаки! Суйте в жопу языки! Скоро дощ будэ!..

Замолчь, паскудник, - оборвал его батька. – Не то дисквалихвицируем! И до тренировок больше не допустим.

Внезапно Васыль Макуха встревожился:

-А это шо за шихонер справа по борту?

Все обернулись в сторону его выпрямленной руки. И увидели неопознанное судно.

-Коли корабель сокрушение терпит, то надо поглядеть, - решил атаман.—Может, знайдём чем поживиться.

Это было судно, с которого каннибалы изъяли Скрыбочкина и Корецкого.

Изменив курс своего сухогруза, казаки подошли к кораблю. И долго бродили по пустынным помещениям. Людей на корабле не было.

-У меня вот какая думка,- хитро прищурился атаман.—Потянем его на буксире.

-Зачем? - удивился Макуха.

-Дык сусед же у меня – хвермер, - рассердился атаман на непонятливого собеседника.—В колхозе, который теперя акционерное обчество, работать не схотел. И шо удивительно: ни одной пестицидины, собака подлый, в почву не вложил – а таки огромадны урожаи сымает со своей фазенды!.. Так вот. Доберёмся до Кубани, а там, если гуртом навалимся, то, смекаю, дотягнем волоком этот корабель до хутора... И ночью подкинем его хвермеру во двор, розумеешь?

-Прррльно! - швырнул на палубу духовитую от грязи бурку Штабельный.—И одразу ж пойдём стуканём на него участковому: пущай хвермеру рыло начищает, пока роздберётся, скудова он эфтот металлолом пригрел!

На том порешив, казаки взяли на буксир бесхозное судно и с богом себе пустились прежним курсом.


***


Когда Скрыбочкин и Корецкий решили таки бежать на Родину, было уже поздно: скрытно добравшись до береговой линии, они увидели, что корабль исчез. Пришлось вернуться в туземный посёлок и существовать дальше среди каннибалов.

Впрочем, нашёлся материальный интерес. Поскольку пользы от золота аборигены не понимали и единственной ценностью промеж собой считали высушенные черепа, то в качестве ежемесячного подоходного налога они приносили вождю обозначенную валюту. Скрыбочкин первый перестроил своё экономическое мышление: он изымал у Корецкого черепа и мешками выменивал их на никудышнее, по мнению каннибалов, золото.

Раз по своему духовному сану Скрыбочкин был приглашён для обряда захоронения одного престарелого каннибала. Каково было его удивление, когда он узрел торчащий из-под головы усопшего переходящий красный вымпел с надписью: “Ударнику коммунистического труда”. После расспросов выяснилось, что в прошлом году в сельву упала Железная Птица, на борту которой было столько пассажиров, что питания хватило на целый месяц... Полковник приказал провести его на место падения. Где он действительно обнаружил лежащий на брюхе Ту-154. Всё скоропортящееся из салона уже давно исчезло, но остались нетронутыми десятки ящиков, наполненных брикетами золота. Вокруг которых валялись обрывки одежды и партбилетов.

-Вот оно куда исчезло, партийное золото,- взмокшими губами прошелестел Скрыбочкин.—А мы всей безопасностью с ног сбились его искать!

Он распорядился перенести ящики в свою хижину. Но положительные эмоции переменили знак через несколько дней, когда, приватно любуясь сокровищами, Скрыбочкин обронил один из слитков: от удара тот разломился, и оказалось, что золота в нём почти нет, потому как внутрь вплавлены железные болты, гайки, шурупы и даже алюминиевая ложка с выцарапанной надписью: “Привет коммунякам от зеков прииска “Дальний”. То же самое прояснилось и с другими слитками: сколько их ни разбивал полковник, наружу появлялся один вторчермет и похабщина...

Что касается Корецкого, то он, как бывший коммунист, решил наставить каннибалов на гуманитарную платформу и тайком от шамана стал проповедовать идеи марксизма. Туземцы на удивление охотно соглашались верить в безоблачное будущее и один за другим вступали в учреждённую Корецким КПСС – каннибальскую партию сыроедящих социалистов. Правда, позитивная идея чуть не обернулась бедой... Однажды, по заведённому распорядку засидевшись в облюбованном им вертолёте над флягой “огненной воды”, Скрыбочкин в нечленораздельном состоянии возвращался домой, когда его уши разорвал сумасшедший крик. Любознательность взяла верх над алкогольным отравлением, и полковник направился навстречу звуку.

В селении ему открылась следующая картина. Туземцы, привязав Корецкого к ритуальной пальме, внушительными дубинами били его по голому телу, посыпая сверху солью и специями. Вождь орал предсмертным голосом, в кошмаре глядя на разожжённый рядом костёр.

Суть происшествия была простая. Сын предыдущего вождя, поиздержавшись на женском факторе, не имел в текущем месяце единовременного черепа для погашения задолженности по уплате дани. А поскольку он недавно подал заявление на вступление в КПСС, Корецкий поставил ему на вид, предупредив, что не засчитает задолжнику кандидатский стаж. Такое оскорбление каннибал не мог забыть никому и теперь вместе с экстремальной молодёжью собирался пустить Корецкого на национальное блюдо, которое считается особенно неподражаемым, если оно приготовлено из мясопродукта, для мягкости отбитого и пережёванного живьём.

Недолго посмеявшись, Скрыбочкин вынул из кармана завалявшуюся с позапрошлого месяца гранату. Которой устроил гром и молнию, чтобы напомнить дикарям о существовании загробной Вселенной – и снова настала дисциплина... С этой минуты Корецкий не имел границ благодарности до самого Дня милиции, считавшегося теперь фантастическим праздником и чреватого для малой народности неординарной пьянкой. Посреди которой Корецкий, не дождавшись светлого будущего, рухнул в пыль с растворённым белой горячке ртом, и Скрыбочкин, пошарив руками в его незащищённой полости, вынул оттуда пластмассовую челюсть – а заодно и эректор разыскал в кармане; и устроил аукцион. В окончательной калькуляции оба протеза принесли ему 7 новых женщин и полмешка нешлифованных изумрудов... Последующие поиски Корецкого ничем не увенчались, потому что вокруг эректора тотчас разыгралась драка, перелившаяся в консенсус лишь когда всем желающим удалось разломать прибор на куски и растащить его по домам на амулеты. А вставную челюсть через несколько лет обнаружили случайно приблудившиеся в соседнее племя геологи: она висела перед входом в хижину шамана как средство для отпугивания москитов.

Скудное времяпровождение скрашивалось заботой о правопорядке. Обычно к утру близящийся к протрезвлению Скрыбочкин бродил от хижины к хижине и, заглядывая внутрь, искал нарушения. Которые могли заключаться, например, в несвоевременном приветствии или – не дай бог – в недостаточном угощении. Впрочем, до телесных повреждений доходило редко.

За заботами полковник совсем не думал о пилоте со сбитого им вертолёта. Который - между голодом и борьбой с лесными хищниками – сумел добраться до населённой местности. И теперь мафия разыскивала с воздуха отобранный у неё наркотик.

Однажды, находясь в присвоенном вертолёте, Скрыбочкин переусердствовал по части “огненной воды” и, чтобы не мучиться обратной дорогой, остался ночевать на месте, зарывшись от кровососущих насекомых среди мешков с кокаином. Через несколько часов на поляну опустились медельинские боевики. Они поставили на летательное средство привезённые с собой запасные лопасти, а затем подняли его в воздух. Так ничего перед собой не подозревающий Скрыбочкин вновь тронулся в путь.

Через сутки, выбравшись из мешков с кокаином, он обнаружил себя на чужеродном аэродроме. Невдалеке стоял транспортный самолёт. На который подозрительные личности перегружали мешки с наркотиком из десятка находившихся здесь же вертолётов.


***


Через полчаса самолёт взлетел и на форсированной скорости пересёк колумбийскую границу.

-Ну, всё,- командир достал из-под сиденья ящик ямайского рома и разлил его по стаканам.—Теперь можно выпить за успех нашего предприятия.

В это мгновение на приборной панели зажглась красная лампочка.

-Что такое? - забеспокоился командир.—Или я спятил, или кто-то пытается открыть грузовой люк!

-Я схожу посмотрю,-вызвался второй пилот. И вышел.

-Карррамба! - снова выругался командир.—Система стеклоочищения не работает. Спирт на нуле. Придётся снизиться.

Откуда ему было знать, что алкоголь из системы ещё на земле слил для употребления внутрь полковник Скрыбочкин. Он же теперь и пытался отворить грузовой люк, потому как изнемогал от изжоги и похмельного синдрома. Второй пилот, обнаружив его, повёл себя безо всякой субординации. За что и схлопотал соответствующим образом. Скрыбочкин на время пристроил его разглядывать свой иллюзорный внутренний мир под кокаиновыми мешками, а сам вернулся к неподатливому люку.

... Красная лампочка угрожающе мигала.

- Тут дело нечисто, - командир поднялся со своего места и взял пистолет. – Надо разобраться, что происходит.

Весь экипаж ринулся в грузовой отсек. Продолжительные поиски ничего не принесли. Люк был закрыт. А второй пилот исчез... В рубке их стерегла новая неожиданность. Из оставленных стаканов и бутылок весь ром был выпит.

- Это какое-то наваждение, - прошептал штурман. – Мы, наверное, сходим с ума...

- И думать не могите, - раздалось за их спинами. – Мне потребен экипаж в здравом розсудке.

Они обернулись. В дверном проеме стоял незнакомый мужик в набедренной повязке.

- А пистолеты бросьте. Потому – у меня оружие посурьезней. Зажигательная смесь, - он продемонстрировал мутную бутылку (в которой на самом деле не было ничего, кроме мочи). – Счас возьмете курс на Екатеринодар. Слыхали про такую столицу?

... Потом они утомительно летели над Атлантикой, пересекли Африку и Средиземное море. Время от времени Скрыбочкин приговаривал что-нибудь наподобие:

- Вот мужики удивятся, когда я им столько наркотику предъявлю... Одно жаль – шо Корецкий серёд дикарев остался. Хоть и паскуда он порядочная...

Он не знал, что как раз в эту минуту правительственные войска прочесывают сельву, и что племя каннибалов будет обнаружено. И пройдёт шумный судебный процесс – и свирепого вождя туземцев покажут по телевизору вместе с обнаруженным в его хижине мешком высушенных черепов. После чего колумбийский суд приговорит Корецкого к длительному сроку заключения.

Скрыбочкин не знал этого и вообще не хотел знать ничего отрицательного, а просто летел над миром с зажатой в руке бутылкой собственоручной мочи. И думал о светлом будущем. Пока не показались огни Екатеринодара.

#7 00:36  14-01-2008Евгений Петропавловский    
Аххуеть!

Вот что значит открывать несколько окон одновременно: вместо того, чтобы хуйнуть в "заслать креатив" - запустил очередной рассказ в комменты.

мои пардоны, пошёл исправляться...

#8 00:41  14-01-2008Бандераснах    
Евгений Петропавловский

да правильно сделал....)))

#9 09:33  14-01-2008Нафигатор    
Евгений Петропавловский 00:32


+1)))))))))))



Веселуха!!! Не парься, автор, давно такого развеселого камента не читал. Как называется-то?)) Камент/крео )) клевый кстати.

#10 16:44  14-01-2008Евгений Петропавловский    
Нафигатор:

Называется "Каннибалы". Да я его уже заслал, как положено, чтоб рассказы шли уж по порядку

#11 16:47  14-01-2008Нафигатор    
Евгений Петропавловский 16:44


Уже видел, крео ржабелен весьма.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....