Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Перед выборами.

Перед выборами.

Автор: Йхтиандыр
   [ принято к публикации 14:46  11-11-2003 | | Просмотров: 620]
Атипичная шизофрения, как последний осенний всплеск обострения психических заболеваний, резонирующее неистовала внутри замкнутого решетками, оконными рамами и каменными стенами мрачного желтого дома. Неутихающие эмоции пульсирующее разносились по длинным коридорам. Двое угрюмых пожилых мужиков с запойно-сизыми лицами тащили под руки спятившего окончательно и бесповоротно Прокопьича, зашнурованного по всем правилам казенного дома. Где-то в дальнем конце коридора маячила облезлая дверь, за которой душевно больного ждали гауптштурмфюрер доктор Менгеле, Лев Давидович Бронштейн и Лев Николаевич Толстой.
Старенький профессор и его старинный собутыльник заведующий отделением семенили следом, негромко обмениваясь впечатлениями.
- Неслыханно, в первый раз в моей практике такой интересный случай, - бормотал профессор, поправляя спадавшие на носу очки. – Голубчик, вы только представьте! Отличнейший токарь, примерный семьянин, передовик труда, орденоносец, кандидат в Госдуму. И тут такой конфуз! Ей богу, право, надо непременно обследовать всех кандидатов, мало ли что другим в голову взбредет?! Понять не трудно – сильная психическая нагрузка, бессонные ночи напролет в избирательном штабе, встречи с избирателями, подготовка тезисов и диспуты с оппонентами. Все это не могло не отразиться на здоровье… Иван Моисеевич говорил, что были уже случаи нарушения сердечно-сосудистой деятельности у многих в прошлую кампанию. Были и олигофрены, и обычные шизофреники. Но чтобы психические расстройства в такой агрессивной форме... И изволите ли, такого не было. Неслыханно, батенька!
- Да, да, Борис Давидович, вы правы! Возомнить себя Мессией, изнасиловать Валерию Новодворскую как идеологического, как он говорит, врага … Вымазать стулом портреты соперников публично – не слишком ли? Уму не постижимо…
При этих словах больной крутанул головой и крикнул:
- Долой жидов, свободу патриотам! Слава России!
Мощная длань усача-санитара прихлопнула «вьюшку», суровые «кресты» проволокли его до двери, впихнули в палату, бросили на койку. Дверь захлопнулась, крики не затихали за дверью до тех пор, пока длинная острая игла не успокоила буйного.
А за окном медленно садилось солнце. Два медицинских деятеля сидели в ординаторской, курили и пили разбавленный спирт. Старенькая нянечка прошуршала мимо дверей, громыхая ведром. За ней величественно проследовала дежурная сестра, соблазнительно сотрясая мощными формами, которые не смог объять скромный накрахмаленный халат. Где-то у входа в приемный покой уже который час водитель милицейского «уазика» пытался завести забарахливший не вовремя мотор и виртуозно крыл матом избирательную кампанию с кандидатами до тридцатого колена в глубь. Толпы людей спешили мимо по тротуарам в жилища, где их ждала милостью божьей и властей горячая, а избранных даже холодная вода, а также лимитированное электричество, загаженные до крыши мусоропроводы и остановленные в лихое безденежье лифты. Профессор по-гусарски врезал очередной «трехспальный» стакан, остатки плеснул на руку и протер в гигиенических целях плешивую голову, после чего зашелся старческим смехом и произнес:
- Хе-хе-хе! А знаете, голубчик, если бы не эти выборы, нас бы уже давно закрыли. Пока есть бардак и дураки, еще есть смысл жить, творить! С каждым часом ощущать величие нашего ума и дела на фоне всеобщего безумия и низости страстей, быть величественным и невозмутимым, стоять выше всей этой вселенской глупости как Всевышний – нет ли радости больше? Дай Господь, чтобы выборы были не первые, и не последние. А мест у нас на всех хватит еще на много лет вперед. Как говорится, милости просим, пожальте бриться!
И выпил. После чего стал и пошел. К маэстро крематориев доктору Менгеле. К кумачово-революционному пламенному Льву Борисовичу Бронштейну-Троцкому. К яснополянскому гиганту русской мысли Льву Николаевичу Толстому. И конечно же ко вновь прибывшему на постоянное место жительства архирадикальнейшему, пожертвовавшему своими сексуальными пристрастиями и драгоценным стулом, борцу за униженных, убогих и слабоумных, прости господи, Сашеньке Баркашову.

Аминь.

Владивосток, 12.11.2003
Йхтиандыр


Теги:





0


Комментарии

#0 18:29  11-11-2003fan-тэст    
Живо написано,действительно актуально,в преддверии выборов. Понравилось.
#1 18:33  11-11-2003Сергей Минаев    
Понравилось, малацца!
#2 18:38  11-11-2003Bear    
"резонирующе неистовствола" блянах чуть язык не сломал.
#3 09:54  12-11-2003Alex    
тема ебли троцкого баркашовым не раскрыта.
#4 10:49  12-11-2003Спиди-гонщик    
Ыгыгыыыыыыы

смиялся

#5 17:26  12-11-2003Fuzz    
Внимаю тебе, о Пророк))))))... всё правильно написал.
#6 05:15  15-11-2003Добрый Доктор Ебаклак    
Баркашов далико ни антисимит. Вапервых он ужэ давно и бизнадёжна спился. Вавтарых есть кадры, где он пад дулами писталетав накаленях просит у ивреев пращения

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:56  11-12-2017
: [12] [Литература]
Возвращение


Мир развалился на куски внезапно, лишившись опоры и превратившись в гору битого кирпича.
Началось все утром, когда привезли стулья.
Кочетов с неудовольствием ходил вокруг стола, то и дело брезгливо касаясь тонких, деревянных спинок....
20:50  01-12-2017
: [28] [Литература]


За иной водой ни греха, ни зги.
Рассудить, так тать, размотать, так дичь.
Растереть на треть, из какой муки.
Три, четыре, пять - я иду опричь.
Я иду опять по своим пятам.
Не питай надежд, не расти трава.
Оторви да брось, и не то видал,
Ладно бы во сне....
19:08  30-08-2017
: [12] [Литература]


Ниже прилагается первая глава романа «Дети Мертвого Дракона», являющегося вторым романом в серии «Бездна» и продолжением романа «Хранитель Бездны».
К сожалению, в соответствии с договоренностью с издателем, я не могу выложить здесь все произведение....
10:05  12-07-2017
: [90] [Литература]
Такое лето. Грёбаный июль
С потёртым небом в едкую полоску.
Капоты, полированные воском,
В помёте птиц как в дырочку от пуль.
И вечный дождь. И рвутся на ветру
Зонты из рук и нежный цвет с акаций.
И градусник завис на плюс тринадцать....
Изъят, отретуширован, отжат
Ночной пейзаж. В остатке – май, Коломна.
Желтеет дом в четыре этажа,
Моргают окна ласково и скромно.

В палате Миши тихо и темно,
Уходит жизнь неспешно, поэтапно,
Плетёт похожих дней веретено
Хозяйка Скорбь, в халатике и тапках....