Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Доберман Пацифик

Доберман Пацифик

Автор: дыр_КОпф
   [ принято к публикации 23:02  16-03-2008 | LoveWriter | Просмотров: 424]
… и любовался ею. Она поднялась на носочки. Ее икры напряглись, стали литыми, скульптурными. Голова откинута назад, а вся она, тоненькая, с мокрой простыней в вытянутых руках, устремлена вверх. Теплый ветер с моря коснулся подола ее платья, пробежался по спине, легонько подхватил чудные каштановые волосы, а потом вдруг затих, притаился где-то возле шеи, придав тем самым картине завершенности, монументальности. В это короткое мгновенье во всем ее облике было так много женского, теплого, обволакивающего небо, обжимающего горло какой-то нелепой, почти старческой сентиментальностью. Ветер быстро пришел в себя, осмелел, потрепал, играючи, белое полотнище, словно хотел вырвать его из рук. Девушка едва уловимо качнулась и опустилась на пятки, пытаясь сохранить равновесие. Альберт понял, что ей придется подпрыгнуть, чтобы закрепить, наконец, непослушный парус. И от этого вдруг стало невыносимо сладко. И страшно. Как будто, стоило ей хоть на секунду оторвать стопы от земли, она взлетит… И больше он ее никогда не увидит.

Она сама затеяла стирку. В этом не было никакой необходимости – постельное белье в их номере меняли ежедневно. Проснувшись окончательно после утреннего секса, томного и тягучего, как сливочный ликер, она встала и, уцепившись за край простыни, потащила ее на себя. Альберт, все еще возлежавший в кровати, попытался было перехватить ее руку, но, получив шутливого пинка под зад, оставил эту затею. Он с наслаждением закурил и, сощурившись, наблюдал за Аней, которая неспешно удалялась в ванную, волоча по полу причудливый шлейф из простыней.
– Найди мне веревку, надо будет развесить белье на балконе, – донеслось минуту спустя сквозь шум воды.

Альберт спустился вниз. В каком-нибудь Ритце это помещение называлось бы холлом, сверкало бы позолотой и отполированным мрамором. Но им не хотелось помпезности и шика, поэтому, отправляясь в отпуск, они с Аней выбрали маленький частный отель в курортном городке на юге Италии. Здесь это была, скорее, гостиная, уютно обставленная, всегда готовая к приему небольшой компании близких друзей. Этот оттенок камерности…

Артем Кабанов откинулся в кресле, довольно потирая руки. Все тип-топ! Вышколенные им сотрудники службы безопасности отлично справляются с возложенными на них обязанностями. Они делают свою работу, и делают ее хорошо, независимо от того, есть шеф на месте или отсутствует. Он положил несколько лет жизни, чтобы добиться этого. «Лейка» – место специфическое. Один из лучших развлекательных центров Москвы. Проще говоря, дорогой бордель. Клиенты приходят сюда расслабиться и потратить деньги. Иногда – очень много денег. Для таких людей в «Лейке» есть все: элитные бляди с внешностью топ-моделей, кабинеты, богато декорированные и обставленные лучшими дизайнерами, сауны и бани, оборудованные по последнему слову техники. Здесь дорогая выпивка бьет причудливо подсвеченными струями из золотых фонтанов и сливается в реки, а голожопые официантки частенько рассекают по этому эльдорадо с целыми подносами кокаина. И, понятное дело, случайных людей среди персонала в таком месте быть не может.

Поначалу было сложно. Чертовски сложно. Он пришел в «Лейку» десять лет назад рядовым охранником, и старожилы всегда помнили об этом. И когда Костя, один из соучредителей, назначил его на должность руководителя службы безопасности, мало кто воспринимал Артема всерьез. Он долго наблюдал и анализировал. А потом стал наносить точечные удары. По тем, кто был против него. По тем, кто не вписывался в его схему. Артему пришлось научиться контролировать каждый свой шаг. Любое слово, слетавшее с его губ, было предварительно взвешено на чаше аптечных весов, и производило именно тот эффект, который должно было производить. А тех, на кого ни слова, ни действия Артема должного эффекта все же не производили, он просто вычеркивал. Такой человек в один прекрасный вечер заходил в «Лейку», его встречал подчеркнуто вежливый сотрудник службы безопасности и сообщал, что он здесь больше не работает. Со временем личных дел, титульные листы которых были отмечены двумя красными линиями крест на крест, скопилось немало. И это принесло свои плоды. Менеджеры, работающие с девочками, старшие смен и бармены, имеющие неплохой гешефт на махинациях с неучтенным алкоголем, сообразили, что проще делиться прибылью с Артемом. И спокойно заниматься своими делами дальше, будучи уверенными, что тыл прикрыт.

С рабочего стола на Артема в упор смотрел Аль Пачино, перевоплощенный в дона Корлеоне. Артем по-свойски ему подмигнул. Этот персонаж многое изменил в его жизни. А еще бабы. Их у Артема всегда было много. Нельзя сказать, что они так уж важны, более того, ни к одной из своих женщин он никогда не был по-настоящему привязан. Разве что к жене, когда-то давно, в прошлой жизни… Скорее, они были необходимым инструментом. С каждой новой любовницей сознательно культивируемая им поначалу, нарочитая маскулинность въедалась в кожу, становилась неотъемлемой частью образа самого себя. Каждый раз, надевая на свидание с ним тонкие ажурные чулки и лучшее белье, эти девочки, впоследствии неизменно бьющиеся под ним в конвульсиях, царапающие спину, гладили по шерстке его самолюбие. Доказывали Артему, что он лучший. И в то же время они расслабляли его. Артем и сам не заметил, как начал потихоньку заплывать тонким жирком самодовольства.

Зазвонил телефон, и Артем выудил его из кармана пиджака.
– Артем, я соскучилась. Очень, – пропела трубка.
Анюта. Уже от одного ее голоса ширинка на штанах вздыбилась.
– Я тоже, детка.
– Давай увидимся сегодня, а?
Артем почесал затылок.
– Нет, Анют, сегодня не могу. Вечером поеду к Косте, надо обсудить пару вопросов.
– Арт, не езди сегодня никуда. Пожалуйста! Давай встретимся, нам надо поговорить, – в ее голосе послышались тревожные нотки.
Артем на секунду заколебался. Может, отменить все нахуй? Понятно, что никакие особо важные вопросы у Кости обсуждаться не будут. Зато будет много выпивки, хорошая русская баня и новые девки. Нет, ломать привычный распорядок недели из-за бабы не в его правилах. Подождет до завтра!
– Завтра, все завтра. Сейчас позвоню, забронирую для нас Янтарный кабинет. Заодно и поговорим! – Артем гоготнул.
– Ладно, только будь осторожен. Целую.
– Хорошо. Пока.

Час спустя он вышел из «Лейки» и направился к машине.

В то же самое время из здания бизнес-центра на Пресне вышел молодой человек. Он остановился, задумчиво повертел в руках паспорт и закурил. Будь поблизости заинтересованный наблюдатель, он бы непременно обратил внимание на одну деталь. На шее парня красовалась татуировка – голова добермана. Впрочем, к тому времени, когда кому-либо из прохожих могла прийти в голову идея разглядеть парня получше, он уже накинул на голову капюшон и зашагал вдоль дороги, в одном направлении с плотным потоком машин. В кармане завибрировал телефон. Молодой человек открыл раскладушку.
– Слушаю.
– Все в порядке.
– Что с подписью?
– Любая графологическая экспертиза подтвердит ее подлинность.
– Хорошо, – он нажал на кнопку отбоя.
Вскоре рядом с ним притормозила неприметная старенькая иномарка. Парень открыл дверцу и плюхнулся на сидение рядом с водителем.

Большая часть пути осталась позади. Через пару километров начнется прямой участок дороги, и можно будет разогнаться по-настоящему. Артем любил скорость. Дорога последний раз вильнула, и взору, наконец, открылся длинный, прямой, как стрела, отрезок. И этот отрезок Артем знал настолько хорошо, что мог бы проехать его с закрытыми глазами. Он привычно вдавил педаль газа. Разметка замелькала все быстрее – двигатель послушно набирал обороты. Артем отключился от всего. Только скорость. И непрерывная белая линия. Внезапно чуть впереди линия оборвалась. Вместо асфальта на Артема стремительно надвигались неровности вскрытого дорожного полотна. Он успел нажать на тормоз, но машина уже влетела в эту чертову круговерть. На первой же кочке ее подбросило, потом еще раз, от сильного удара сработала подушка безопасности. Наверное, она спасла бы Артема. Но в том момент, когда перевернувшуюся Субару сносило к обочине, торчащий кусок арматуры проткнул подушку и, вспоров грудину, намертво пригвоздил Артема к водительскому сидению.

Через несколько минут к месту аварии подъедет повидавшая виды синяя иномарка. Из нее выйдет молодой человек в черной водолазке с капюшоном. Он подойдет к разбитой машине, присядет на корточки и, склонив голову набок, будет какое-то время задумчиво рассматривать перекошенное, залитое кровью лицо водителя. Потом достанет из кармана паспорт и вложит документ в липкий карман рубашки того, кто был еще недавно Артемом Кабановым. Паспорт тут же вывалится, перепачканный кровью. Молодой человек никак на это не отреагирует. Он просто поднимется и зашагает прочь.

В девятнадцать ноль одну того же дня в дверь квартиры, принадлежащей Артему Кабанову и его супруге, позвонит сотрудник курьерской службы. Он представится и, когда молодая женщина откроет ему дверь, вручит ей запечатанный конверт с логотипом одной из крупнейших страховых компаний.

***
Альберт, облаченный в строгий темно-серый костюм в едва заметную тонкую полоску, сидит за столом в своем кабинете. Манжеты его белоснежной рубашки аккуратно скреплены небольшими запонками со вставками из агата. Своими контурами эти запонки явственно имитируют голову добермана. На столе перед ним стоит старая печатная машинка и песочные часы, больше ничего. В кресле напротив сидит Аня.
– Знаешь, он ведь, по сути, был неплохим человеком, – она первой нарушает молчание.
– О каждом из нас рано или поздно скажут «был», – Альберт лишь разводит руками.
– Наверное, ты прав.
Она не знает, что еще сказать, поэтому рассеянно смотрит в окно. На несколько минут в кабинете воцаряется наэлектризованная тишина. В конце концов, Аня не выдерживает, поднимается.
– Ладно, я пойду. Ты дома появишься сегодня? – она заранее знает ответ.
– Посмотрим, – он неопределенно пожимает плечами. – Мне еще работать.
– Альберт, послушай, – упершись ладонями в край стола, она подается к нему, – закончишь с этим делом, давай съездим куда-нибудь. Нам надо отдохнуть.
Это против правил. Это нарушение границы.
– Боюсь, не получиться.
Он чуть откатывается на стуле назад и выдвигает ящик стола. Извлекает оттуда тонкую папку с бумагами. Протягивает ее Ане.
– Это наш новый клиент. Ознакомься, когда будет время.
Она берет папку и молча направляется к выходу.
И прежде, чем за ней закроется дверь, Альберт говорит:
– Те две недели в Италии были восхитительны. Жаль, что нам никогда их не повторить.

Альберт переворачивает часы и вставляет в машинку чистый бланк. Вверху посредине листа две строчки шрифтом покрупнее: «ДОБЕРМАН ПАЦИФИК», «Семейное предприятие», и третья – совсем мелко: «Досрочное переселение душ». Он смотрит на убегающий песок и видит, как Аня пересекает приемную и выходит в холл. У лифта она поправляет прическу и только после этого нажимает на кнопку вызова.


Теги:





0


Комментарии

#0 00:29  17-03-2008Абрамсон    
Написано добротно, но вот о чём, я не понял - просто бедолагу заколбасили штоле?

Ну там асфальт вспучили, арматуру точно расчитали, а за что?

Паспорт подбросил зачем-то. Туманно

#1 01:01  17-03-2008дыр_КОпф    
пара подсказок.

четыре ключевых персонажа: Альберт, Аня (она же Анюта), Артем, его жена.

страхование жизни - выгодный бизнес.

паспорт не подбросили, его просто вернули владельцу.

все. дальше думайте сами.

#2 01:12  17-03-2008Фоззи    
Хуяссе я думал што афтор тока поэт хорошый а он оказаваица исчо прозу пишыт и такую литературную!!!
#3 01:57  17-03-2008Абрамсон    
Прогнал - страховка там была. Чудовищные убийцы. А в следующем вашем произведении будут положительные персонажи? Штоб не ужаснуцца, а порадовацца?
#4 09:45  17-03-2008не жрет животных, падаль    
интересно так. единственное - ИМХО, первый абзац как-то выпадает из общей стилистики...
#5 10:36  17-03-2008elkart    
Интересно так, на одном дыхании. Сиквелы-приквелы будут?
#6 10:47  17-03-2008Нови    
Имя автора и первый абзац обещали так много...

Не понравился детектив.

#7 11:34  17-03-2008Докторъ Ливсин    
вчера зачёл, утром - перечёл..

к Нови +1

#8 11:35  17-03-2008Докторъ Ливсин    
вчера зачёл, утром - перечёл..

к Нови +1

#9 12:59  17-03-2008дыр_КОпф    
не жрет животных, падаль: он и должен выбиваться, ибо это обрывок прошлого, засевшая в голове картинка. эдакая сказка из серии "Когда деревья были большими". а люди - чистыми, ага.
#10 13:43  17-03-2008КОЛХОЗ    
-Будишь вчирашний суп?

-да!

Прихади завтра!

#11 16:02  19-03-2008Акула    
ррргаф!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....