Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Вика и Дос

Вика и Дос

Автор: Тов. Птиц
   [ принято к публикации 12:40  04-05-2008 | LoveWriter | Просмотров: 628]
"Время пятнадцать часов двадцать две минуты. Шесть ракет было выпущено по территории Израиля за истекший час. Их падение зафиксировано в районе Хайфы и близлежащих городов. Жертв и разрушений нет. Министр Обороны Британии заявил: военные действия Израиля на территории южного Ливана совершенно оправданы. Нападение на мирных жителей и нанесение им ущерба, конечно, ужасная вещь сама по себе, но Израилю не оставили выбора."
Шестое августа 2006 года. Центральная автобусная станция. Иерусалим. Пятница. Время - два часа до захода шабата. Это значит, что все, кто находится на станции мечутся в пред-праздничном угаре в попытке запихнутся в любой (желательно все таки свой) автобус и свалить из треклятого города куда подальше. Успеть. успеть. Успеть. Главное успеть доехать до дому, до гостей или куда еще, прежде чем вся страна замрет в богоугодном порыве. И никакая собака не двинется. Шабат - йом ха-кодеш. Суббота - день святости. Показатели святости живут в ультра-религиозных районах Иерусалима, в Оплоте иудаизма - Цфате и вообще, где угодно, кучно и слаженно, как пингвины, подставив безбожному миру свои черные спины, огородившись Торой, защищенные емким словом "Бог". Среднестатистический еврей вспоминает о Последнем в лучшем случае в суе, в худшем - после инсульта, перед инфарктом или перед розыгрышем Лото на 20 миллионов. В большинстве других случаев - когда хорошо или когда очень хорошо или когда выбрасывает на встречную полосу - в таких случаях вспоминается "черт", "член" и "пизда". Но Бога все боятся, потому как не знают кто он такой. А ЭТИ - пусть разрозненные (более 20 общин и конфессий, которые то и дело поливают друг друга грязью), пусть устаревшие (браки по сватовству и прочие пережитки,которым завидуют многие старые девы жмущиеся на дискотеках от одиночества), пусть вечно потные (традиционная одежда скорее подходит под климат Финляндии), пусть противные и неработающие и не служащие в большинстве своем в армии - ЭТИ с Богом на короткой ноге. А если и нет, то они хорошо прикидываются. Так хорошо, что Бог и все отношения с ним из рамок интимных и личных расползлись на уровень общественный, хотелось бы сказать - общенациональный, но не могу соврать. Ко всему прочему была война. Израиль воевал с Ливаном. Но это было далеко от иерусалимской автобусной станции.
"Пятнадцать часов двадцать пять минут. Прямое попадание ракеты в дом в Кирьят Бялике. Жертв нет."
В зал вошла девушка. Она тащила два новых монитора LCD в ярких оранжевых коробках и прозрачный пакетик с пачкой дисков. В каждой руке по монитору, на бедрах – красная сумка-пояс. Обтягивающие бриджи, шлепанцы на каблуках. Незаметная маечка с глубоким вырезом. Девушка перебирала каблучками, а за ней, мерно вышагивал человек с сумкой через плечо. Человек был высок, худ и элегантно одет. На его шее болтался красивый шелковый шарфик. Здесь прийдется сделать небольшое отступление.
Автобусная станция построена по-еврейски. Значит так - входишь в нее с улицы и попадаешь на первый этаж. Логично. Внизу имеется еще один "минус первый" этаж, а под ним еще несколько непонятно каких этажей стоянки. Автобусов нет ни на первом ни на одом из минусовых. Что бы добратся до автобуса, как это ни удивительно, надо поднятся на третий этаж. Проехать на эскалаторе два торговых зала, два этажа, сесть на автобус и мило спустится обратно на землю, на первый этаж.
Значит поехала девушка по эскалатору.
- Я же тебе говорила, отличный фильм!
Она говорила вперед, сама себе, но человек следующий за ней по пятам как будто и привык. Отвечал как ни в чем не бывало - в спину.
- Ну хорошо, хоть в кино у нас вкусы совпадают.
- Почему это "хоть?" мы идеальная пара. У нас всего то три пункта для разногласий! Животные: кормить-не кормить, подбирать-не подбирать. Люди: любить- не любить. Жертвовать - не жертвовать. И еще что то...
- Книги? - снова в сину. Тык-тык тык -каблучки стучат - нывый эскалатор и она повернулась.
- Книги? То, что у тебя дурной вкус в литературе - это еще не повод для ссоры.
- Дурной вкус?!
- Ооо, ну извини, я не могла не ляпнуть, Ну ради красного словца вырвалось.
Эскалатор кончился. Он обогнал ее и отмерил пять шагов в сторону Макдональдса. Тык тык тык - еле поспела, кричала в спину:
- Ну ты же меня знаешь! я как что то ляпну!
Никакой реакции. Ладно, зайдем с тыла:
- Ты джентельмен или нет? Помоги даме, я устала это все тащить!
Он остановился и дал ей налететь на свою спину. Повернулся.
- Ты же меня знаешь. Я (с ударением на Я) совсем не джентельмен...
Они стояли и смотрели друг на друга.
-Ладно, проехали. Будешь мороженное?
- Ну ты ваще, и куда я его себе воткну?! в карман?
Она стояла перед ним, расставив руки - по монитору в каждой, и нагло смотрела. "Ну ты блядь, пиздец, даешь!" - говорили её глаза. "Я тут тащу всю эту байду, хоть она, вобщем и моя, конечно, ты, блин, не помогаешь ни хрена, обижаешься как баба, да еще мороженное тычешь! Капец!"
А он смотрел на нее и думал: "Вот, только женится собрался..." нет, он так не думал, о всего лишь хотел помирится.
Джентельменом он действительно не был, так что развернулся и пошел за мороженным. Она же, иыдержав небольшую паузу, развернулась "ах так? Ну и не надо!" и пошла на платформу автобуса номер 437 обдумывая как бы и когда бы укоротить себе язык и при этом незаметно помирится. Когда дошла, поставила свои мониторы у ног, покрутила головой, оценила толпу, которая собралась. Тут надо кое что добавить по поводу маршрута 437. Маршрут Иерусалим – Ашкелон (тот, что у моря, возле Газы). Полтора часа езды в хорошую погоду. Идет не идет - петляет, мать его так, собирает и развозит толпу народа. Вобщем никуда не сворачивает, но останавливается у каждого столба: где колхоз, где поселок, где городок. Всех надо собрать, перевезти, обслужить.
Девушка, кстати сказать ее звали Викой, откуда я знаю, не спрашивайте, как нибудь потом расскажу, нервно вглядывалась в толпу, все еще надеясь, что он притащит два мороженных и все уладится, но Его не было даже видно. К платформе в это время подкатил автобус. Толпа дрогнула и зашевелилась. Он подошел в последний момент, когда водитель, завершив все денежные копания и приготовления, начал яростно сигналить, отгоняя толпу от дверей. В руках у него (у Саши, его звали Саша) имелось всего одно мороженное. Надо было быть такой наивной и грубой дурой, как Вика, что бы надеятся, что посланный тобой на хуй человек вернется оттуда с мороженным. На лице у Вики отразилось разочарование, которое сразу, на расстоянии, сквозь снующих людей, было считано (у человека был опыт, что тут говорить!).
- Ну что? Волновалась?
- Да пошел ты.
Вот и помирились.

В автобус они зашли вместе, изрядно потолкавшись, но мест уже почти не осталось. Саша, как истинный не-джентельмен, прошел вперед и сел на свободное место в начале слона, у прохода.
- Вон, там в конце, на заднем ряду, можно сесть вместе.
Саша повернулся всем телом и посмотрел назад. Оценил перспективу.
- Нет, уж спасибо. Меня стошнит там.
"Господи, что то надо ответить!" - но что?! а люди толкают сзади и пытаются пройти и утащить за собой коробки с мониторами, и диски, и все что только можно оторвать.
Вика сдалась и пошла; без малейших колебаний уселась на среднее сидение последнего ряда. Задняя скамья возвышается над всем салоном и имеет 5 сидений и среднее из них выходит в проход. Так Вика смогла поставить мониторы в этом самом проходе и положить на них вытянутые ноги. Королева. Она мысленно попросила Бога повернуть Сашину голову в свою сторону. Бог ответил упавшим с ноги шлепанцем. Пришлось вставать, перелазить через мониторную баррикаду и искать его на четвереньках. Автобус тем временем заполнялся. Справа от Вики уселись две религиозные девчонки в длинных юбках, грязных сандалиях на босу ногу, из бесформенных сумок которых сразу были вынуты дневники, ручки и другие прочие писули - ни одно впечатление не должно быть забыто. Слева возле окна сидел какой то мальчик. Сидение рядом было пока свободно. Слева же, двумя рядами впереди, пыталась упаковаться религиозная француженка с ребенком в коротких штанишках. Религиозные француженки выглядят весьма своеобразно: они соблюдают все требования - закрыто до щиколотки, до локтя и до шеи, а на голове шляпа, но - все такое обтягивающее и сексуальное, что хоть умри, а молитвы в голову уже не лезут. Она может и рта не раскрывать, только по одному ее виду можно понять - недавно переехавшая в Израиль француженка. Она уселась на свободное крайнее сидение и укладывала все свои пожитки в то время как ребенок стоял в проходе и ждал своей очереди взгромоздится на мамины ручки.
В это время в салоне автобуса появился еще один религиозный человек. Это был толстый, очень толстый, почти уродливый человек. Одет он был традиционно для умеренно религиозного еврея. Черные брюки, белая рубашка, плотная жилетка, кипа, жидкая (чем богаты тем и рады) бородка сквозь которую просвечивалась белесая кожица. Человек продирался сквозь стоящих и собирающихся сесть пассажиров с необыкновенной яростью. Места быстро занимались и религиозный кидался от сидения к сидению пока его взгляд не сфокусировался на задней скамейке. Вика не могла поверить, что этот тип собирается усесться рядом с ней. На сколько ей было известно разнополые религиозные не садятся рядом. То ли из скромности, то ли берегут честь женщин, которые может быть не замужем или замужем за другими - точно Вике это не было известно. Что было точно известно Вике так это то, что законы соблюдаются когда как и когда кем - и понять для кого и какие законы именно в еврейском многоцветии было сложно. Религиозный, отвратный, толстый, потный, мерзкий тип добирался до заднего ряда. Вика сьежилась от отвращения. Боясь как бы кто не вынырнул из-под пола и не занял последнее место Религиозный (или на местном еврейском жаргоне просто Дос*), казалось, потерял всякие приличия. Не дожидаясь пока растерявшаяся француженка поднимет таки своего трехлетнего ребенка на руки, Дос протащил свое тело через него и вмял последнего в боковушку сидения. Ребенок принял муку молча. Когда последняя волна жира освободила задыхающегося младенца, первая докатила до Вики, а с нею и одуряющий запах августовского пота. Дос повис на поручнях, натянул свое тело и, прытко перенесясь через мониторы, втиснулся между Викой и молодым человеком. Потная рубашка Доса была порвана в двух местах, а на шее запеклась кровь от глубокой царапины. Дос сладко вздохнул, снял с плеча маленькую сумочку и положил ее на колени. На сумочку он тут же водрузил свои белые белые руки. Руки досов надо видеть Эти руки не держали ничего тяжелее ложки или стакана. И не мудрено - ведь основным предназначением еврейского мужчины является изучение Торы - святой книги. А книга ... Это вам не картошку копать.
На уродство можно смотреть так же долго, как и на красоту или на огонь или на воду. Вика не могла оторвать глаз от этих рук мирно лежащих одна на другой. Белые - не то слово, пальцы пухлые, сужающиеся к ногтю - конусообразные. Было ощущение, что эти руки вегда холодные, как лягушки - холодные и влажные от пота.
Автобус к этому времени наполнился до предела. У задней двери, это в центре салона, примостился еще один монстр: ультра религиозный парнишка лет 13-14. На нем была большая черная шляпа из-под которой свисали длиннющие пейсы завитые по всем правилам в аккуратные локоны (если такое намокнет, достанет до колена, подумала Вика) - по локону у каждого уха. Длинный черный лапсердак, а на ногах, хоть и не было видно, так как парнишка спустился на три ступени и погрузился почти до подбородка - на ногах обязательно должны были быть бриджи, белые чулки и штиблеты - всё из 19 века, как сквозь машину времени. Несчастный отвернулся от автобусного Содома, уткнулся в окно глазами, в дверь носом и принялся шептать и покачиваться – ни минуты в суе! А за спиной, вне его мира, остались религиозные всех направлений и манер, светские мужчины и полуодетые женщины, солдаты и солдатки, автоматы М-16 (или М-извините, так как очень длинные - постоянно всех бьют куда не попадя), Голани и Гивати**, пистолеты, сумки, крики, дети, бабки, дедки и поверх всего этого почти индийского гама - РАДИО, ВОЙНА, РЕПОРТАЖИ С МЕСТА СОБЫТИЙ.
"Ты-ды-ды- пииип. Итак время шестнадцать часов ноль ноль минут и с вами Новости на волнах армии. 16 ракет Катюша упало на территории Израиля за истекший час. Жертв нет. Министерство здравоохранения Ливана официально заявило о гибели еще 5 ливанских граждан наступившей в результате действия Израильской армии. За истекшие сутки по территории Израиля было выпущено 112 ракет типа Град. 16 раз звучали сирены в северной части страны. 14 человек пострадало и было доставлено в больницы с повреждениями различной степени тяжести. Госсекретарь Соединенных Штатов Америки Кандолиза Райс заявила: "

"Хорошенькое дело, ты сидишь с ногами на мониторах, этого придурка, что б его стошнило в начале салона, даже не видно, сбоку сидит никчемная глыба жира в жидкой бородке и с короткими пейсами, а кругом идет война! ну не кругом..."
У Доса зазвонил телефон. Автобус в это время уже выкатился с третьего этажа, проехал подземелье и вырулил на улицу Иерусалима. Еще минута и конец дурацкому городу, прощай толкотня и истерика, здравствуйте просторы, крутые спуски, дорога, а там, глядишь народ раскидают и будет свободнее.
- Алло. - на чистом русском. - Да, мама, я еду домой. Да уже еду. Да, последним автобусом, да он проходит. Кто звонил? девушка? какая девушка? Какой голос? На хер ее. На хер на хер на хер. Ты слышала?
"уж слышала.." - Вика скосила на Доса не только глаза - пол её лица скособочилось в попытке попялится на него не выходя за рамки приличия. А тот, как ни в чем не бывало, громко, но спокойно, даже методично, можно сказать, посылал какую то девушку на хер, да еще через собственную мать.
- Не знаю чего она хотела. А ты? Ну на хер. на хер. Да, я еду домой. Да. До свидания мама.
Дос посмотрел на табло телефона, аккуратненько закрыл его, еще раз посмотрел на него и так же аккуратненько положил в нужный, совершенно для этого подходящий карманчик сумочки. Поверх сумочки Дос сложил вышеупомянутые ручечки. Потом он повернулся к Вике и мило, вежливо и совершенно отстраненно улыбнулся, мол, извините, покричал, но вы же все равно по русски ни хрена не понимаете, так что я очень дже приличный молодой человек. А он был молод - Викин ровесник, может на 5 лет старше? 30 - 35? Борода отвратная, прости Господи!
Автобус вырулил из города. Последний светофор и начался веселый, лихой спуск из Иерусалима.
"Время шестнадцать часов двенадцать минут. Новая сирена прозвучала в Хайфе и Кирьят Шмона. На данный момент нет данных о падении ракет на территории. Премьер министр Ольмерт сказал на прессконференции международной прессе:"
Опять телефон. Дос, как на перематывающейся назад кинопленке - с той же последовательностью разложлил ручечки, открыл сумочку и так далее.
- Алло. Да, я еду домой., Да, последним. Да, проходит. Нет не получилось. Да да, ты знаешь у меня дома, где то в сарае, есть такой инструмент, не знаю зачем он нужен, короче с одной стороны это топор, а с друго стороны - молоток, Так надо было мне его с собой взять. И мочить этих сук, мочить мочить!!!
Вика зафиксировала взгляд на панораме слева, так как поворачивать голову к Досу было опасно - он плевался.
- Мочить! Суки. Суки! Они закрылись в своей кладовке, за стальной дверью, Суки!!! Мы пытались - с азартом орал Дос, но шум автобуса, кондиционера, гул голосов и радио заглушал его и под волной впечатления оказалась только Вика и молодой человек у окна, да и тот, судя по наушникам ничего особо не слышал и не понимал, уж точно. "он че, совсем дурак? на мне ж написано: рус-ска-я."
- Мы пытались взломать, но что сделаешь голыми руками! Бляди на хер! Суки! Если бы был какой нибудь топор! Бляди! В следующий раз им не уйти, сукам, на хуй! им не жить, Сукам! Мочить их гнид! Мочить, сук! - и как ни в чем не бывало - да я еду домой. Да, через часик позвоню. Да нет, одна царапина. Да, спасибо. Пока.
И опять двадцать пять: посмотрели, сложили, посмотрели, положили, застегнули сумочку и сложили ручечки. И улыбнулись невинной улыбкой человека, уверенного, что его никто, ну никтошеньки не понял. "Вот гнида, а, и не стыдно ему людей мочить и орать так... сука, а еще религиозный, с Богом общается, добрые книжки читает, а людей не любит, тварь."

"Время шестнадцать часов сорок минут. 140 ракет упало на территории Израиля с утра и до этого часа . Госсекретарь Кандолиза Райс заявила: никто не желает, что бы Израиль оставался на южной территории Ливанам включая сам Израиль, но моментальное прекращене огня не достижимо при данных условвиях.."
Автобус опустел. Сидения справа Вики освободились, но она не пересела на них по двум причинам. Во-первых, ногами она удерживала мониторы от падения, во-вторых - из центра она наблюдала за Сашей, который спал как ни в чем ни бывало, свесив голову набок. Сидения в левом ряду тоже потихоньку освобождались. Французский малыш вскарабкался на свободное кресло, повернулся лицом к Вике и принялся строить ей рожи. Вика ответила ему взаимностью. Малыш хохотал, прятался за спинкой кресла, делал "ку-ку" а Вика делала "ой боюсь". В конце концов Малыш осмелел на столько, что перекочевал на свободное справа от Вики сидение. Француженка забеспокоилась и позвала на иврите: "Иди сюда, Нимрод! кому говорю!"
"16:43. Сигнал сирены прозвучал в районе Западной Галиллеи."
Нимрод хоть и был мальчиком, судя по имени, а имел две шикарные косы, которые ниспадали из-под шапочки и доставали почти до пояса. Одет он был в шортики, что однозначно говорило о том ,что он все таки Нимрод, мальчик, а не девочка. Все это Вика уже знала: "Вот мамаша, сама одета, как Памела Андерсон, даром, что закрыта до пят, а ребенок по всем правилам шариата."
Нимрод лихо перескочил через мониторы, оставил несколько синяков на Викиных ногах и взгромоздился на сидение перед Досом. Теперь он строил рожи им обим и Вике, и Досу, обьеденив их таким образом в пару развлекающих малыша родителей. Дос растрогался и заговорил на иврите, обращаясь неизвестно к кому.
- Какая хорошенькая девочка!
Нимрод улыбался, Вика молчала, а Дос продолжал:
- Какя девочка славная. Маму любишь? молодец. Красивая девочка.
- Это мальчик, - не выдержала Вика и вставила на иврите.
- Нет, это - девочка.
Пауза. Два придурка, говорящих на иврите с русским акцентом. Вика всегда говорила на том языке с которого была начата беседа. Иногда потому, что могла ошибиться в происхождении акцента, а в основном из-за того, что не раз нарывалась на русских, которые принципиально отказывались говорить по-русски и ей всегда было неприятно, когда они читали ей морали, что, мол в чужой монастырь со своим языком и надо любить родину и отказываться от старого и лишнего так далее, фашисты еврейские.
- Это мальчик. 100 процентов, - отчеканила Вика, не поворачивая головы.
- Не может быть, - телеграфировал в ответ Дос, так же как и Вика не глядя на собеседника.
Вика не удержалась и повернулась, посмотрела на него свысока. "да что ты, блин, говоришь! Людей надо любить людей надо любить, я людей люблю... придурок."
На взгляд Дос отреагировал почти мгновенно. Он перегнулся через сидение и позвал француженку:
- Простите великодушно, это девочка или мальчик? Извините, что беспокою.
- О, нет пгоблем, это мальчик. Нимрод, поди сюда (на фр.)
Дос плюхнулся на свое место.
"17:00. Семеро госпитализированных после тяжелого проишествия у деревни Гилади до сих пор остаются в больницах. Один из них в очень тяжелом состоянии, один - в тяжелом, трое в среднем. Сосотояние остальных определено как легкое."
- Нет, ну надо же! - обратился Дос к Вике на иврите с истинным восхищением. - Как вы узнали?! У неё же косы до пояса!!
- У НЕГО, - продолжила чеканить слова Вика, - Во-первых, женщина, его мать, одета как религиозная еврейка. И кто, как не вы должны знать, что религиозные никогда не одевают девочек в брюки. Это первое. Второе, кто как ни вы должны знать, что религиозные и, даже просто соблюдающие традиции, не обрезают мальчикам волосы до трех лет? А ребенок едва тянет на три года. Пацану повезло с волосами, а она просто заплела ему косы, как девочке, что б не мешали. Это два, а три - это то, что я слышала и обратила внимание на то, как она его называет: Нимрод - мужское имя и обращалась она к нему в мужском роде. Вот и все. "Шах и мат, блин."
- Ой, вы знаете, это все женская проницательность. Это все потому, что вы женщина. У вас, у женщин очень развиты все чувства, Вы знаете? Вы очень умные.
- Неправда все это. Я просто слушала и обращала внимание. Вот и все!
- Нет, нет, это ваши чувства. Вы чуете вещи, как сыщики. Я знаю.
- Да нет, же, я вам говорю. Я просто знаю некоторые вещи, как и что они одевают. Странно, что Вы...
- Да знаю, я, знаю. Но именно Вы обратили внимание. Я увидел косы, значит девочка. А вы смотрели и делали выводы. Удивительно!
Дос зашелся от восхищения. Вика даже отстранилась от него на максимально возможное расстояние. "Он что, заигрывает со мной?!"
- Так, все, хватит. Вы меня смущаете вашими комплиментами.
- Извините, я не хотел, - смутился в свою очередь Дос и перевел взгляд на Викины ноги, котоые покоились на мониторах. Между ногами был зажат пакетик с дисками. Проследив взгляд Доса Вика по настоящему вспыхнула. "Нет, ну это невыносимо!" Дос, как будто почувствовав ее смущение поспешил себя обьяснить:
- Это обычные диски или ДВД?
- Обычные.
- По 700 или 800 мегабайт?
- Что? - Вика перешла на русский. Она была смущена, запутана и не знала что говорить. - - Диски? Не знаю. По 700 по-моему.
Дос так же плавно перешел на русский.
- И сколько вы дали?
- 40 шекелей за 50 штук.
- А, ну не дорого, хоршо.. да. В Иерусалиме?
- Ну да, в KSP.
- Ну да, ну да, я знаю это место. Да, а скажите, а как вы узнали, что я говорю по русски? Вы вот так запросто перешли на русский. Опять ваше женское чутье, да?
Вика набрала полную грудь воздуха "ну че? сказать или нет? д ану его, заслужил!"
- Да нет, никакое это не чутье.
- Нет? - удивился Дос. - А что же?
- Да я просто слышала как вы говорили по телефону.
Дос замер на долгую минуту, Получите! а потом полилось:
- Если бы я только мог предположить, что вы понимаете... да если бы я знал, я никогда бы не позволил себе такой непростительной грубости в вашем присуствии.
Вика перекрыла фонтан категоричным жестом
- Хватит, хватит. Я взрослая девушка и много чего слышала.
- Но все равно Вы девушка, а говорить так, как я себе позволил, просто непозволительно.
- И все таки интересно было бы знать каких таких сук вы хотели мочить?
- Так гомосеков, кого ж еще.
- Кого простите?
- Гомосеков.
Вика действительно впервые слышала такое название, и хоть и догадалась о ком идет речь, продолжила строить из себя дуру желая поиздевается над Досом как можно дольше.
- Выражайтесь яснее, кого вы хотели мочить?
- Да гомосеков, гомиков, пидоров, педрил говняных - выложил Дос тоном научного сотрудника читающего лекцию о разновидностях бабочек.
- Аааа, гомосексуалистов!!
- Ну да, их самых, сук вонючих.
Вика повела бровью. "ну да извините простите при даме при даме суки вонючие"
- И за что, позвольте поинтересоваться.
Дос как будто бы и не чувствовал подвоха со стороны Вики.
- Как за что? За то, что они хотели провести Парад Гордости*** в Иерусалиме - святом городе.
- Что за чушь, они всегда проводят свой парад в Тель Авиве! - Вика была действительно удивлена и не верила ни слову.
- Ну да, но в этом году они планируют провести два парада и в Тель Авиве и в Иерусалиме.
- Не верю! Я четыре года жила в Тель Авиве и они всегда его проводили там! Да где же еще его проводить!
- Ну да, но в этом году суки решили таки показать что они имеют право на Иерусалим.
- Ну и что с того?!
"Время 17:15. Представитель Маген Давид Адом (Скорой помощи) сообщает: трое пострадавших от последнего удара ракетами доставлены в ближайшие больницы. Их состояние определяется как средне-тяжелое. ВВС Израиля вернулся в Ливан и в данный момент атакует район Дахия в Бейруте."
Дос заквохтал как курица:
- Как что с того!? Как что с того?! Да вы не понимаете - Дос замахал руками в сторону орущего радио - Вы понимаете, что наша страна переживает сейчас тяжелые минуты, в которые...
Вика перебила его, как отрезала:
- Не распыляйтесь. Я знаю какие минуты переживает наша любимая страна. Короче.
- Короче? – он захлебнулся, - Короче, эти суки решают провести в святом для каждого еврея городе свой греховный парад!
- Но они же не знали что начнется война! Они наверняка его перенесут до окончания военных действий. Что же они в армии не служили что ли?! Тут все служили, все понимают! "Кроме тебя лицемер поганый... и меня... но я приехала после 20!****"
- Ну и что что переносят! ПЕРЕНОСЯТ! Какое мне дело! Это недопустимо вообще!
- Ладно, пожалуй я тоже считаю, что в Иерусалиме Парад Гордости - лишнее дело, но вы сказали "мочить сук"!?
- Ой, если бы я только знал, если бы я мог предположить!
- Да ладно вам. Хватит. Зачем убивать? Вы религиозный человек, верующий в Бога, как вы можете говорить о убийстве людей?
- Да они не люди!
- А как же!
- Нет они - не люди. – подчеркнуто сказал Дос совершенно спокойным тоном
- Простите?
- Они не люди. Я сказал - они не люди и их можно убивать.
- И где же это сказано? в Торе что ли? - неуверенно спросила Вика.
Дос улыбнулся как кот на сметану, сложил ручки и приступил:
- В Торе? Тора... Впрочем, вы... вы меня опять-таки извините, ведь, я не ошибаюсь, вы человек невежественный в этих вопросах?
- Бесспорно.
- Простите, может быть, впрочем, вы даже сказок Ветхого Завета не читали?
На этот раз Вика замялась и попыталась хоть как то оправдаться:
- Ну мы учили несколько рассказов в классах по ивриту, про Тамар, там.. - Вика осеклсь и замерла "Господи, да это же Булгаков в чистом виде. Явление Героя. Лечебница. Мастер и Иван. Любимая книжка!"
Дос тем временем продолжал озабоченным тоном
- Ну вот, ну вот... неудивительно! Я так и думал. - он задумался. В это время Вика встрепенулсаь и подобрала вожжи.
- Так что же в Ветхом Завете так и прописано: мочите гомиков, они не люди?
Дос поднял на нее свои умные, замученные глаза.
- Ну да. Гомики не люди. Так и написано. Это звучит... вобщем их можно предавать смерти. Не то что бы преследовать, но убивать вполне можно. Я не буду вдаваться сейчас в подробности, это, смею предположить, совершенно излишне.
- И Вы вышли сегодня на охоту за гомиками, да?
- Ой, нет. Оставьте этот тон. Но еси бы представился случай, я бы убил одного или двух и перед Богом я бы не чувствовал себя виноватым, ни в чем. Перед Богом. – прониновенно сказал он, - Перед собой. Понимаете?

"17:30 Информационное агенство "Рейтер" официально признало что его сотрудники использовали специальные графические программы для зрительного увеличения количества дыма поднимающегося над Бейрутом после атак израильских ВВС. По данным различных информационных агенств пятеро солдат пострадали на территории южного Ливана во время взрыва неопределенного происхождения."
Водитель увеличил громкость и без того орущего радио. Вика увидела как Саша встает и подходит к водителю. Дос, впавший было в задумчивость, проследил за ее взглядом.
- Ну вот, и здесь они.
-Кто?
Вика опешила. И в самом деле Сашку вполне можно было принять за гомика. Особенно с этими его дурацкими шарфиками! Высокий, худой, всегда элегантный и дорогой (на последние деньги, но что б красиво!), с этими его вычурными жестами и снисходительным, как будто братским взглядом на женщин - ну вылитый гомик! "Только этого мне не хватало!"
Дос приподнялся над своим сидением.
- Простите, я потревожу вас на минуту.
Вика не ожидала от себя подобной прыти. Вместо того, что бы убрать ноги и сдвинуть мониторы, освобождая тем самым проход, она вскинула правую ногу и положила ее на сидение левого ряда, перекрыв Досу дорогу.
- А вот ходить никуда не надо.
Мальчик возле окна насторожился.
- Простите?
-Я сказала: никуда не надо ходить.
Дос, навалился своим весом на викину ногу.
- Да что вы в самом деле делаете!?
Вика налегла на Доса и вдавила его в сидение. Дос пытался протестовать и встал во весь рост. Вика зашипела:
- Сидеть, я сказала, жирный член! - в этот момент автобус дернулся и Дос действительно повалился на сидение.
Он перевел дух и торжественно, но тихо произнес:
- Я вижу вечер перестал быть томным.
- А я вижу, мы еще и фильмы смотрели.
Вика кинула взгляд на Сашу, который ни о чем не ведая возвращался от водителя на место. Увидев позу в которой находилась Вика, Саша только поднял брови. Ну да, хорошенькое дело, когда твоя девушка обнимает ногами непонятно кого.
Дос снова совершил попытку встать. Вика, как человек, которому нечего терять надавила на него всем своим весом:
- Еще двинешься в этом направлении - сожру. Сожру и не подавлюсь, сука.
Непонятная тень нависла над ними. Вика вздрогнула и повернула голову. Дос поднял глаза. Мальчик отключил наушники. Ближайшие соседи повернули головы. Над парой Вика-Дос качался, как дух отца Гамлета, супер-религиозный молодой обладатель непомерных пейсов. Вечер действительно перестал быть томным. Супер-Дос смотрел на Просто-Доса. Гипнотизировал.
- Встань. - Произнес он на иврите. - Встань и уйди.
Вика попыталась успокоить юного Зорро.
- Я в порядке, вам нечего беспокоиться.
Супер-Зорро-Дос не отреагировал никак.
- Встань и уйди. - повторял он как мантру. Волнение ходило по его лицу ввиде судороги.
Вика пожалела мальчика.
- Да я в порядке. Спасибо. Не беспокойтесь за мою честь пожалуйста. Я взрослая девушка.
По автобусу пробежал смешок. Вика насторожилась. "что то не так."
Дос давился от смеха.
- Встань и уйди. - повотрил дух отца Гамлета.
- Да идите вы, молодой человек, я..
Дос хохотал в ладошку, равно как и ближайшие соседи. Вика осеклась окончательно, ей не понравилось, что супер-герой даже не смотрел на нее, как будто ее и не было.
- Я... я.. В чем дело - это уже обращение к Досу.
Дос в свою очередь обратился к Духу.
- Иди, я в порядке.
- Нет, ты должен встать.
- Я знаю, что делаю. Иди, не тебе меня учить.
Дух заколебался.
- Иди, ты юн и не опытен, но все равно спасибо за беспокойство.
- Да да, спасибо - добавила Вика. Дух-Зорро попрежнему даже не смотрел на нее. - Эй, але, я здесь! - и Вика помахала перед носом духа ладошкой. Дух отпрянул, но попрежнему не смотрел на нее. Более того, он снял шляпу и закрыл ею ту часть лица, которая обращалась к Вике.
Зал не скрывал своего смеха. Вику захлестнула волна стыда и возмущения. Она потянулась было к шляпе, но ее руку перехватила рука Доса, которая оказалась теплой и сухой на ощупь.
- Ну этого не надо. Иди себе, мальчик. Иди.
Дух, тщательно закрываясь, повернулся и через секунду исчез в яме перед автобусной дверью - только макушка торчала. А люди, потеряв всякий стыд, поглядывали на Вику. Француженка была розовой от смеха. Вику душили слезы смущения и обиды. Ну за что? Давайте соберем весь автобус! мало нам последних рядов!
- Я не понимаю, я что же не существую для него?! – Вика вскинула ноги в попытке подняться, - Я сейчас, одну минуту.
На лице француженки отобразился испуг.
- Не надо никуда ходить, - Дос не знал как поступить.
- Как так можно, я же человек! И все смеются... – Вика пыталась встать – Я же человек в конце концов.
Француженка смотрела на Вику с испугом и жалостью. Когда Вике почти удалось встать Дос обхватил ее и усадил на место.
- Да как вы смеете!
- Никуда не надо ходить, оставь его!
Вика пыталась освободиться, но Дос крепко в нее вцепился. Завязалсь возня.
- Да отпусти ты! Гомиков мочить, а своих жалко, да?! Это же люди! Я человек!
- А я? – Дос тряс ее, - я человек? Ты меня очень любила, когда я сел сюда? Когда говорил по телефону?!
Вика ослабла.
- Неужели ты действительно думала, что он заботится о тебе?! Боже, какое невежество!
- А что это было?
- Зачем ты думаешь существует разделение между женщинами и мужчинами?
- Что бы беречь чистоту женщины, конечно - неуверено сказала Вика, опуская ноги и пытаясь убрать себя из рук Доса.
- Святая невинность! Я не могу! Это мне нельзя с тобой сидеть, а не тебе со мной! это меня он защищал!
- Но почему?!
- Что бы не развивать непотребных мыслей, не соблазнятся женщиной, не пускать семя в землю.
- Не кончать?
- Ну да, нельзя это. ТАк просто, от мыслей, без женщины.. ну без того, что бы детей делать. Смертная казнь. Ты про Анана не слышала? Анан- ананизм, Бог покарал.. да ладно... - Дос махнул рукой.
Вика успокаивалась.
- Так чего ты уселся со мной рядом?
Дос улыбнулся хитрой, неподходящей ему улыбкой:
- Ну предположим... я так быстро не кончаю.
"17:50. Армия дала подтверждение информации о том, что пятеро солдат двенадцатого подразделения Голани были ранены у деревни Макавив в Южном Ливане. Премьер-министр Ольмерт заявил: Сирия переправляет оружие Хизбаллле под видом гуманитарной помощи."

- Кстати сказать, - Дос наконец таки выпустил викину руку - Вы тоже не человек. Женщина - не совсем человек.
- Это тоже в Торе написано.
- Типа того.
- Не могу поверить, что это за книга такая!? такая жестокая!?
Дос оживился при смене темы.
-О да, еще какая жестокая! Если бы вы только знали! Подумать только - она написана две тысячи лет тому назад! Конечно нам она кажется жестокой. Вы бы знали по каким варварским,. жестоким законам тогда жили! - он осекся, - Хотя, врядли Вы знаете, не думаю что вы достаточно интересовались.
Вика ничего не смогла ответить. Язвить более не было сил. Он был прав – она действительно не интересовалась. По фильмам знала, как сажали на кол, вешали на кресты и вообще, если судить по фильмам смерти было много и она была страшной - брррр. Но что же лучше - поле боя заваленное сотней забитой ножами и топорами или два вымерших за один день города в Японии?
- Красивый мальчик. - сказал Дос Нимроду.
"17:58. ВВС бомбят район Дахайа в Бейруте."

- Ну, моя остановка. Мне надо двигаться.
- Не могу поверить.
- да трудно поверить, жестокие вещи происходят в мире.
Дос встал и Вика послушно уступила ему дорогу, не отпрянула, не ужаснулась - Дос пронес свое тело изрядно обтеревшись об нее но это не вызвало в ней никаких отрицательных эмоций - ведь ясно было, что сделал он это не специально. Более того, она точно знала, что именно она специально не отодвинулась от него подальше, на приличное расстояние, на свободные справа сидения. Дос поспешно отошел от нее на шаг, как будто боялся, что она передумает и вновь остановит его.
- Постойте, - Вика действительно остановила его, даже привстала. - Подождите, но если самая святая и чистая книга настолько жестока, что оправдывает убийство людей...
- Не людей, - Дос перебил ее, - фактически, они не приносят детей, они не люди.. но неважно, Да, оправдывает. Но что вы хотите? Тысячи лет! Но это не самая страшная вещь.. по-моему вторая мировая ничем не лучше. А Тора, кроме всего плохого - Тора - великая книга. - Дос готовился к выходу.
- Но Бог и жестокость... у меня не укладывается это в голове.
- Бог ли? – Дос замялся. Саша появился у него за спиной именно в тот момент, когда тот было окончательно развернулся в сторону выхода.
- Послушайте, - остановила его Вика. - но если эта книга настолько неприятна и жестока, зачем Вы ее соблюдаете? Зачем подчинятесь?
Автобус остановился. Дос замер на месте. Саша попытался было разминутся с ним, но Дос стоял недвижим и смотрел на Вику. Он развел руками, как ребенок, пожал плечами, как будто пытался обьяснить очевидное:
- Таков закон евреев, не так ли. - он опустил глаза, улыбнулся сам себе и через секунду, спохватился, развернулся к выходу и при этом моментально наткнулся на Сашу.
- Вик, я не понял, он к тебе приставал? - спрсил Саша, указывая на Доса длинным пальцем, как указкой.
Вика отрицательно покачала головой, пытаясь что то сказать и не находя слов.
- Ну, приятно было пообщаться, хотя я все таки вижу, что мы с вами находимся по разные стороны баррикад. - сказал Дос кивая в сторону Саши, который возмущенно вскинул брови.
- Ой ли?
Дос не ответил, задумчиво и лукаво улыбнулся, протиснулся сквозь сашину костлявость и исчез в дверях.

- Ну, и что я пропустил? - Саша опустился на сидение перед Викой. Автобус тронулся. Вика спохватилась, перевернулась на колени и заглянула в заднее окно. Дос стоял на обочине дороги и ждал ее появления. Вика радостно замахала ему на прощание рукой, Дос ответил ей и так они махали друг другу пока не исчезли из вида друг друга. Навсегда.

* Дос – религиозный еврей
** Голани – название подразделения пехоты. Гивати - название подразделения десанта.
Оба - части армии всегда учавствующие в боевых действиях.
*** Парад Гордости – Парад секс-меньшинств.
**** После 20 – девушки поселившиеся в Израиле после 18 лет не призываются в армию


Теги:





0


Комментарии

#0 13:34  04-05-2008Лев Рыжков    
Осилил до конца. Хороший рассказ.
#1 13:53  04-05-2008elkart    
Прочитал от конца до начала. Согласен с Лаврайтером.
#2 14:01  04-05-2008viper polar red    
Хорошо. Очень даже.
#3 14:16  04-05-2008Наина Трефф (NT)    
а да, кстати. неплохо очень.
#4 14:21  04-05-2008Арлекин    
да, хороший. сначала вырубила избитая семитская тематика. этот конфликт, пусть даже аллегорический, уже затрахал. но потом с развитием воткнулся. текст сдиссонировал с моим настроем. так что вердикт - отл.
#5 14:28  04-05-2008elkart    
С Досом по части гомосеков согласен. Ибо нехуй!
#6 15:07  04-05-2008Kambodja    
Рассказ хорош. Еще бы язык подчистить, больно небрежно написано.


С секс-меньшинствами по части парада согласен, ибо нахуй.

#7 16:01  04-05-2008Alexxx    
Да прикольный рассказ, но Саше я бы ебнул, потому как он сиравно пидор, хоть и не доделаный.
#8 20:10  04-05-2008VETERATOR    
чудны дела твои, Дос
#9 21:00  04-05-2008Тов. Птиц    
Спасибо за коменты. Мне важно, ибо к осени хочу сделать из этого кино. Как дипломный фильм. Вот проблемы ищу, с концовкой и с началом, так как хочу, что бы фильм за душу взял.
#10 21:02  04-05-2008Тов. Птиц    
Спасибо за коменты. Мне важно, ибо к осени хочу сделать из этого кино. Как дипломный фильм. Вот проблемы ищу, с концовкой и с началом, так как хочу, что бы фильм за душу взял.

А вообще, просто не ждал что так сразу да в ЛИТЕРАТУРУ!

#11 03:18  05-05-2008Жан Аливье    
да, фильм должен получится. успехов
#12 11:25  05-05-2008arhy    
Очень хороший текст. Кино должно получиться, я его даже посмотрел, такое впечатление.
#13 00:51  10-05-2008ЛейтенантШМИДТ    
Отлично!! Тема терпимости (совланут и савланут) всегда была актуальна у нас, посему уверен что фильм (бацалель?) получится обязательно.
#14 19:47  11-05-2008Тов. Птиц    
Тель Авивский Универ
#15 13:42  18-02-2011Яблочный Спас    
а это хороший был роскас.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....