Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Ты умрешь завтра

Ты умрешь завтра

Автор: Немец
   [ принято к публикации 07:17  15-05-2008 | Шырвинтъ | Просмотров: 463]
Глава 1 тут

Глава 2

Природа, родители, или верховный начальник отца Сергия Господь Бог — короче то, что как-то учувствует в процессе появления на белый свет новой людской особи, трудясь над будущим Никодимом, не позаботились о плавности линий и мягкости черт создаваемой формы. Говоря проще, Никодим красавцем не был. Мало того, даже в том беспечном возрасте, когда нет надобности заботиться о чистоте своей задницы, а кормежку требовать отчаянным ором, Никодим не обладал младенческой нежностью, заставляющей взрослых млеть, глупо улыбаться и говорить беззащитному созданию всякие «ути-пути», в надежде услышать в ответ серебряный ангельский смех. С самого рождения от Никодима старались держаться подальше и взрослые и дети, и вовсе не потому, что человеческая красота обошла его стороной. Было в нем что-то такое, от чего дети начинали беспричинно плакать, а взрослые отводили глаза, чувствуя, что от его взгляда душа закипает, и грехи, как совершенные, так и те, которые только будут совершены, словно мутная пена, всплывут на поверхность и станут достоянием общественности. Никодим был страшен не столько формой, сколько содержанием. И на это стоит обратить внимание, потому что взросление обычного человека не проходит в уверенности, что он пришел в мир, дабы тот оцепенел от ужаса.
Итак, под родовые вопли Марии Серафимовны Никодим вылез наружу. На первый шлепок по заднице младенец в недоумении уставился на источник раздражения, чем вогнал акушерку в оторопь (поскольку новорожденные не способны фокусировать взгляд — так говорит ортодоксальная медицина). Но работа есть работа, и акушерка шлепнула младенца еще разок. Будущий Никодим не мог знать, что от него требуется всего лишь непродолжительный крик, дабы врачи убедились в работоспособности дыхательных путей, потому скорчил на личике гримасу негодования. Акушерка перекрестилась и шлепнула в третий раз. И младенец, наконец, выдал долгожданный звук. Только это вовсе не походило на крик рождения человеческой особи, скорее это смахивало на рычание взбешенного волчонка. Шестидесятилетняя медсестра, присутствовавшая при родах, свалилась в обморок.
Жадная до суеверий паства отца Сергия шепталась потом, что в этот момент пали все коровы на фермах в окрестностях города, вода из кранов пошла кровавая и пахла серой, а на Луне отчетливо проявился знак Зверя. И то, что на самом деле во всей округе нет ни одной фермы, а коров едва наберется десяток, и только одна в тот день сдохла от старости, городская система водозабора на час вышла из строя (что бывает не так уж и редко), хотя и с работающими фильтрами вода имеет стойкий рыжий цвет, а в два часа дня, когда и состоялись роды, не видно никакой Луны, а стало быть, и знаков на ней, потому что Луну в солнечный день крайне трудно разглядеть невооруженным глазом, — эти факты оставались для суеверных старушек совершенно незначимыми. Что тут поделать, если долго и отчаянно ждать демона, он всенепременно явится.
Как бы там ни было, роды произошли, и в свидетельстве о рождении зафиксировали дату: 2 июня 1962 года, и имя нового гражданина СССР: Староверцев Петр Иванович, — имя, которым будущий Никодим никогда не воспользовался.
Природа самоустранилась, родители находились в глубоком конфузе, Господь Бог пребывал в размышлении, что же такое он соорудил, а маленький Никодим смотрел из своего пеленочного кокона на мир глазами хирурга, собравшегося удалить пациенту здоровый орган, и в этом взгляде было абсолютное понимание мироустройства и его, Никодима, роли в этом круговороте жизней, энергий, эмоций etc. Разумеется, никто всерьез не считал, что в пеленки завернуто нечто большее, чем просто младенец, но эти антрацитовые зрачки, словно две нефтяные кляксы на восковой коже… честное слово, если бы младенец родился с хвостом, копытами или рожками — это было бы как-то… естественней. Потому что в городе, пропитанном ржавчиной, копотью и запахом горячего шлака частенько рождались дети с различными отклонениями: шесть пальцев на руке или ноге, гипертрофированный копчик, больше смахивающий на недоразвитый хвост, или отсутствие волосяных луковиц в коже головы, — такое случалось, и люд понемногу привык. Но эти глаза на сморщенном бледном личике — они повергали в трепет, смущение и даже страх всех, кто имел неосторожность обратить на младенца внимание. К такому люд ПГТ Красный был не готов. Особенно мать.
С родителями Никодима и так все было не слава богу. Мария Староверцева до тридцати семи лет крепла в убеждении, что ее бездетность — суть наказание Господне за грехи ее предков и за распутство собственной юности, наконец, в беременности обрела просветление и покой. Но, впервые взглянув на новорожденное чадо, пришла в ужас, уверовав, что сам Диавол взирает на нее из глубин бездонного ада. А стало быть, если наказание Господне и имело место, то в беременность оно никуда не делось, а лишь притаилось, дабы проявиться спустя девять месяцев во всей своей ужасающей сути. Такие вот мысли злыми бесами одолевали Марию Серафимовну, грызли ей совесть, воспаленную и распухшую как циррозная печень, отнимали силы и заставляли еще неистовее испрашивать у Господа спасения души, как для себя, так и для дитяти.
Духовные терзания Марии привели к тому, что у нее пропало молоко. К тому же ей все труднее давалось общество сына, — его немигающие глаза, пристально следящие за передвижением матери, и все это без единого звука… — что-то было в этом от затаившегося в засаде зверя, что-то животно-пугающее, потусторонне-мрачное. Одним словом, младенец внушал своей матери ужас, и все, на что могла решиться Мария, это быстро и по возможности избегая встречи с отпрыском взглядом, сменить ему пеленки. После этого она возвращалась к молитвам, не смея лишний раз переступить порог детской. Никодим не возражал. Он вообще проявлял чудеса выдержки. Кормила его подслеповатая и глухая на одно ухо престарелая тетушка Марии Вера Семеновна, и шипел на мир только тогда, когда терпеть загаженную задницу или голод становилось невмоготу.

Младенца требовалось крестить. С этой мыслью Мария прожила неделю, все больше убеждаясь, что без этого ритуала молитвы ее не дадут положительный результат. Так что спустя семь дней после выписки из роддома, Мария встала ранехонько, повязала голову платочком и, бормоча под нос молитву, быстро спеленала младенца. С душой, полной отчаянья и надежды, она, прижимая пеленочный сверток к груди, понеслась в церковь.
Накануне ей пришлось решить одну проблему. Прослышав о предстоящем крещении, вся родня мужа, друзья, да и просто знакомые расползлись в неизвестных направлениях и не подавали признаков существования. Что твои тараканы, когда в чулане среди ночи включаешь свет. В общем, найти крестных родителей отчаянно не удавалось. Но Мария, при всей своей религиозной ограниченности все же обладала некоторой практичной хваткой. Поэтому за день до крещения она явилась в церковь и сказала отцу Сергию примерно следующее:
— Батюшка, отец наш и наставник, на тебя уповаю и на твою милость надеюсь. Не дай безвинной душе младенческой потерять дорогу к спасению, даруй ему право вкусить щедрот Господних!
— Что гложет тебя, дочь моя? — осторожно спросил отец Сергий.
На что Мария в премилых интонациях пояснила, что хочет крестить своего новорожденного сына, да вот только крестного отца найти нет никакой возможности, а потому она, не сомневаясь ни секунды в доброте души отца ее духовного, верует и надеется, что батюшка соблаговолит крестным отцом ее сыну стать.
Опешив от такой наглости и доселе невиданного богохульства, батюшка округлил глаза и зашелся праведным кашлем. Но Мария сдаваться не собиралась. И в силу сложившихся обстоятельств ее можно понять, — деваться то ей было некуда. Женщина не прервала свою речь и даже не опустила долу очи, напротив, ее глаза сияли верой, а глас молвил с силой Дельфийского оракула:
— Батюшка, велика будет ноша ваша, но так ведь и я в долгу не останусь! Все мною нажитое после кончины завещаю церкви вашей на безвременное пользование, дабы вы и дух Господен хозяйствовали им во благо прихожан и в наказание грешников!
На этих словах сердце батюшки дрогнуло, глаз наполнился влагой, и он с улыбкой священного озарения согласился стать сыну Марии крестным отцом.
Отец Сергий вовсе не был наивным человеком, и прекрасно понимал, что происходит в его пастве. Да, старушки всячески выказывали набожность, но эта набожность была следствием ожидания смерти в одиночестве, когда длинными старческими буднями не с кем даже перекинуться словом, и будь рядом с ними близкие люди, черта с два батюшка увидел бы их на своих проповедях. Городишко Красный был не просто оплотом атеизма, — он был бездушной машиной, в огромных тиглях которой переплавляли не только руду, но и души горожан. Люди не просто не верили, — Бог им был безразличен и не потребен. Прибывши сюда в возрасте двадцать семь лет, за последние полтора десятилетия отец Сергий состарился на все тридцать и сейчас выглядел так же тоскливо, как и его церквушка. Лик Господа в его сердце смылся ржавыми дождями и обреченностью горожан, поблек и сейчас походил на старую выцветшую афишу, как та, что висела на доске объявлений у входа в Клуб, хотя кино не крутили уже несколько лет. Теперь же, вглядываясь в глаза Марии, просящей у него несуразного, отец Сергий вдруг понял, что держит в руках зерно веры, которое действительно можно взрастить, — взрастить в этой женщине и воскресить в себе. Именно это толкнуло его принять предложение Марии, ну и конечно факт возможной прибыли, которую он тут же определил потратить все до последней копейки на реставрацию церкви.
Восемь дней спустя отец Сергий будет лежать на цементном полу трапезной под рухнувшей балкой, и смотреть правым глазом, как из его головы вытекает кровь, а левым, как из его сердца вытекает жизнь. Батюшка вспомнит мальца с черными, как ад глазами, его не детский металлический смех и подумает, что ноша, которую он взвалил на себя, оказалась непомерной не только для него, но будет невозможна и для целого города. И еще он вспомнит, что когда-то в далекие годы молодости его вера была способна творить чудеса, и осознает, что последние пятнадцать лет потихоньку засыпал, пока не впал в забытье полностью, и разбудила его смерть, которую он увидел в глазах ребенка. Умирая, он улыбнется в седую бороду, потому что, узревши Диавола, не трудно рассмотреть и Бога.

Отец Сергий согласился быть крестным отцом новорожденному, и на следующий день Мария стояла в церкви, прижимая младенца к груди. Когда подошла их очередь, она распеленала дитятю, батюшка подошел, встретился с малышом взглядом и застыл, как вкопанный. В его голове зашевелилась крамольная мысль: не погорячился ли он с решением быть этому… чуду крестником?
Мария забеспокоилась, промеж колонн прошелся приглушенный ропот, прихожане косились то на батюшку, то на младенца. Почуяв возрастающее напряжение, святой отец решил, что негоже выказывать при мирянах слабость веры, глубоко вздохнул, осенил мальца тремя крестными знамениями, перекрестился сам и осторожно принял его из материных рук.
Позже очевидцы рассказывали, что в момент, когда батюшка зачерпнул в купели воды и троекратно накапал младенцу на голову, из иконостаса выпала икона с изображением девы Марии, а на подставке для свеч враз погасли все свечи. Ну да это можно отнести к тем же нелепым домыслам, что и падеж скота, да знак Зверя на Луне.
В церкви было душно, овощная база по соседству не скупясь делилась вонью сгнивших помидоров, детский плач резонировал в каменных стенах, батюшка монотонно читал молитву, и любопытные родители уже жалели о том, что надумали крестить свое чадо, — любопытство иссякло, и всем хотелось поскорее выбраться на свежий зашлакованный воздух. Тем удивительнее было прихожанам услышать звонкий смех загадочного младенца в момент омовения. И хотя в этом смехе присутствовало что-то не детское, что-то настораживающее, словно это и не смех был вовсе, а скорее насмешка, прихожане удивились и заулыбались тоже. Даже батюшка прослезился, и решил, что страхи его от переутомления, и что как бы странно малец на мир не пялился, душа у него чиста и такой останется. Возрадовался отец Сергий, что Господь ниспослал ему верное решение, которое и душу младенца от Диавола в крещении убережет, и на благо церкви материальные бонусы прибавит. Возрадовался и даже позволил мальцу себя за бороду подергать, чем вызвал очередной приступ радости дитяти.
Веселье Никодима во время крещения стоит рассматривать не как единичный случай младенческой беззаботности, но в перспективе всей его жизни. Никодим всегда смеялся над миром. И чем взрослее становился, тем злее становился его смех. Проще говоря, в той церкви, в руках святого отца, Никодим впервые высмеивал жизнь, как помпезный фарс, как раздутую и плохо играемую постановку доморощенных актеров, как свой будущий триумф в мире, где нет ничего реального и настоящего. Новорожденный львенок чувствует, что рано или поздно будет управлять прайдом, Никодим чуял — рано или поздно он будет властвовать миром. Ну и, конечно, он потешался над самим батюшкой, который всю жизнь нес людям свет Божий, но оставался настолько слеп, что не заметил, как вокруг него сгущается темень.
Отец Сергий нарек крестного сына Никодимом, в честь неизвестно кого. Очевидно, у святого отца все же были опасения, не позволявшие ему дать мальцу имя одного из апостолов, а может, виной тому был церковный календарь, определяющий имена обращаемых. Как бы там ни было, младенец получил себе имя и вернулся домой уже Никодимом. Позже, неутомимые искатели тайных знаков увидят в акте наречения младенца особый смысл, так как Евангелие от Никодима является апокрифическим текстом. Но связь эта настолько умозрительна, что не следует придавать ей значение, да и вряд ли сам отец Сергий помнил имена всех еретиков и сознательно наделил ребенка одним из них.

Мария воспряла духом и даже стала чаще проведывать сына. Она верила, что медный крестик на груди дитяти избавит его душу от беса, и хотела проследить все стадии экзорцизма, дабы насладиться триумфом силы Господней. Но каждый раз, приближаясь к колыбели, она обнаруживала крестик не на груди младенца, а на полу. Мария поднимала его, возвращала сыну на шею, но стоило ей отлучится, и крестик снова летел на пол. Это насторожило Марию, поэтому она не обратила внимания, что левая ручонка сына была сжата в кулак, и что этот кулачок Никодим не разжимал с момента крещения.
Семь дней спустя розовым июньским утром Мария проснулась в благочистивом настроении, пошептала молитву, произвела омовение и направилась в детскую сменить сыну пеленки. Никодим смотрел на мать и смеялся, а символ Христа был снова низвержен. Недоброе предчувствие охватило женщину, она приблизилась к Никодиму, тот протянул ей навстречу ручонку, разжал кулачок. На малюсенькой ладошке лежали несколько длинных седых волос, которые неделю назад Никодим выдрал из бороды святого отца. Распахнулась и неожиданно громко хлопнула форточка, женщина от неожиданности вскрикнула, а ворвавшийся в комнату ветерок снял с ладошки Никодима бороду батюшки и мягко положил рядом с крестиком. В тот же момент в трапезной церкви рухнула прогнившая балка, даровав отцу Сергию радость воссоединения с Господом, и досаду от разлучения с жизнью. Заглядывая сыну в глаза и слушая его смех-насмешку, Мария Серафимовна почуяла эту смерть, и, гонимая ледяным ужасом, бросилась в церковь. Батюшку она живым не застала.
Произошедшее не удивило, а потому не насторожило горожан. Смерть в ПГТ Красный была обыденна и даже скучна, да и сам отец Сергий особой популярностью в городе не пользовался. Вот если бы скончался начальник базы производственного обеспечения Хапченко Николай Вениаминович, — бесстыжий обладатель аж трехкомнатной квартиры, а лучше его жена Елизавета Анисимовна, — не женщина, а бронепоезд, тогда бы подворотни Красного долго шумели посмертными сплетнями. А тут — поп, ну какой интерес? Помер и помер, — телеграфировали в область, догадавшись, что смерть батюшки заинтересует его начальство в епархии, схоронили по-тихому, да и забыли. Правда, руководство завода, испытывая некоторую вину, что не выделила когда-то достаточно средств на полное восстановление церкви, решило утешить свою совесть, и распорядилось рухнувшую балку в церкви заменить, благо, что все остальные балки пока стояли на своих местах и падать не собирались, так что утешение совести обошлось в копейки.
Глава администрации города Поворотов Леонид Валерьевич, человек практичный и скучный, повесил на ворота церкви замок, а ключ положил в ящик стола, полагая, что епархия пришлет нового священника уже в течение следующей недели. Но епархия больше никого не прислала, потому что в своих архивах нашла древние тексты о поселениях Ир. Правда, никому об этом не сообщило и сообщать не собиралось.
В отличие от горожан, Староверцева Мария Серафимовна трагедию отца Сергия приняла близко к сердцу. Близко настолько, что в одночасье разучилась говорить, да и вообще адекватно воспринимать реальность. Она вернулась домой с окаменевшей улыбкой и странным блеском в глазах, заперлась в ванной и обрилась наголо опасной бритвой супруга. Местами, вместе с локонами волос сбрила и кожу. Ее улыбка при этом ни разу не шелохнулась. Затем она вышла во двор и направилась к окраине города, не реагируя на оклики взволнованных соседок. Домой Мария уже никогда не вернулась.
Тем же вечером, сдавая карты, почтальон Семылин рассказал доктору Чеху и директору Клуба Барабанову, следующее.
— Представьте, женщина без волос с окровавленной головой перешла перед мной дорогу и скрылась в лесу. Антон Павлович, что бы это значило? Уж не удрала ли она с операционного стола вашего мясника Ванько?
— Вот это картина! Вот это сюжет! — восхитился Кондрат Павлович и отхлебнул портвейна.
— А в чем, голубчик, она была одета?
— Обычное ситцевое платье с красными маками.
— Тогда нет, не сбежала. А поскольку у нас нет психиатрической клиники, то оттуда она тоже сбежать не могла, я полагаю, — ответил доктор Чех и углубился в изучение своих карт, но потом кое-что вспомнил, вернул глаза на почтальона. — Вы бы сообщили, на всякий случай, товарищу Полищуку. Может быть она — его поциентка?
На что почтальон Семылин и директор Клуба Барабанов дружно кивнули.

*Продолжение следут


Теги:





1


Комментарии

#0 08:34  15-05-2008Шизоff    
Классика
#1 09:19  15-05-2008КОЛХОЗ    
Зенид Чампион! Читацъ нибуду бо зоебали стихаме!
#2 10:04  15-05-2008Дымыч    
Ай, блять, нет времени. Вечером зачту.

Женя, респект афтаматом.

#3 10:26  15-05-2008elkart    
Некоторая паралель с Жан-Батистом, но всё равно читать интересно.
#4 10:26  15-05-2008ося фиглярский    
автоматом зачот и риспект

распечатал

прочитаю вечером

#5 10:48  15-05-2008не жрет животных, падаль    
очердной сеанс чистово наслаждения. ждем продолжения.
#6 11:17  15-05-2008Samit    
однако дальше давайте, уважаемый...
#7 12:16  15-05-2008Арлекин    
вот вторая часть качовей. жду дальше
#8 12:39  15-05-2008Кобыла    
классика. да
#9 12:45  15-05-2008Девочка-скандал    
очень.
#10 13:11  15-05-2008Нови    
и меня вторая часть больше заинтересовала. Потому что темнее и глубже, наверно. И с кровью.

Порадовало еще отсутсвие в этой главе такого едкого юмора, что не улыбнуться по настоящему, а только отметить - да, остроумно.

Много осталось?

#11 13:15  15-05-2008Немец    
Нови, очень много.
#12 13:50  15-05-2008Ammodeus    
Отличный язык, четкий ритм. Начинаю подсаживаться на сюжет...Люблю такое.
#13 14:07  15-05-2008Жан Аливье    
мистика...

Что там выйдет из тумана? (детская считалочка)

#14 14:21  15-05-2008Нови    
Я так и знала!

А, кстати, забыла спросить, название "Ир" у вас просто так или то, что я думаю?

#15 14:23  15-05-2008Нови    
Название места этого диавольского в смысле.
#16 14:35  15-05-2008Немец    
Название не просто так. но я не могу заверить вас в ваших мыслях насчет Ир - вы слишком далеко, телепатический сеанс не достает. :)
#17 14:39  15-05-2008Дымыч    
Читая ваши произведения, уважаемый Евгений, пребываешь в некоем шоке. Если много - устаёшь, но хочется ещё и ещё. Ждёмс.
#18 14:43  15-05-2008Немец    
спасибо за отзывы. продолжение будет наверное на след неделе.
#19 18:03  15-05-2008Розка    
подсела, да
#20 02:09  16-05-2008Дуня Распердяева    
Мастер!
#21 07:46  16-05-2008viper polar red    
имею желание высказать автору благодарность за хорошее чтиво. вобщем-то можно было первые две главы и вместе запостить.
#22 12:22  20-05-2008Zolter    
давай продолжение!

интересно.

#23 12:36  23-06-2008Лев Рыжков    
Автор жонглирует временами, лихо смещает пласты прошлого и будущего, и процессы не оставляют ощущения недоделанности, что в целом есть признак высокого мастерства.
#24 06:08  24-06-2008Немец    
спасибо, брат.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....