Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Человечки (продолжение)

Человечки (продолжение)

Автор: Факультет Благородных Девиц
   [ принято к публикации 00:43  31-07-2008 | Шырвинтъ | Просмотров: 293]
Начало на: http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=26214
И повторяю, что всё это вымысел, не биография.

Я быстро научилась жить в темноте.
Неожиданным оказалось только то, что пришлось отвыкать от имени Мариша – оказалось, что никто, кроме бабушки, меня так не называл.
-Марина – ну и дубина!
-Марина – не девка, а картина.
По-разному зарифмовать можно. Были у меня и враги, и друзья, правда, первые не так уж сильно ненавидели, а вторые не особо крепко любили.
Я окончила школу, потом техникум, устроилась на работу. Постепенно старые знакомые начали превращаться в незнакомцев. Из прежних подруг осталась только Варька. В школе мы с ней близко сошлись, учась в среднем звене, когда все девчонки вдруг начали взрослеть, и оказалось, что мы с Варькой самые некрасивые в классе. Она была маленькой, щуплой, угловатой, умела дерзить и дралась с мальчишками. А я…В принципе, я так до сих пор и не поняла, что не так в моей внешности. Средний рост, не худая и не слишком полная, черты лица правильные, хотя и заурядные. Но… Поразмыслив, я решила, что проблема должна гнездиться где-то на дне моей души. Вообще, сейчас во всяких ток-шоу психологи постоянно ищут корень всех человеческих страданий в дебрях бессознательного. И ещё есть эта, как её, карма – какие-то там собаки, которых на тебя ещё в прошлой жизни понавесили. Ну, грехи то есть…
Так вот, поразмышляла я и пришла к следующему выводу. Должно быть, я как-то внутренне некрасива. Да-да, это какая-то мистика, но даже роскошные наряды, причёски и макияж скорее уродуют меня, чем украшают. Красивые вещи не дружат со мной, удирают от меня, ломаются и гибнут прямо у меня в руках…Если мне дарят цветы, то они увядают на следующий же день. Дохнут, и всё тут.
Короче, я какой-то душевный урод. Или как там – моральный урод? Нет, так обычно называют всяких сволочей и выродков…Может, я, конечно, и выродок, но не думаю, чтоб уж такая сволочь…
Правда, Варьку моя теория абсолютно не убеждает. Она утверждает, что мне просто не хватает уверенности в себе, и, надо отдать ей должное, всячески старается мне эту уверенность привить. У неё-то самой на двоих хватит: превратившись к двадцати годам из жалкого воронёнка во взрослую каркушу, она, однако, в совершенстве овладела искусством изображать из себя прекрасного лебедя. А лебедь - птица высокого полета. И чтобы подняться до первой степени блаженства, моя подруга поставила перед собой две основные цели:
1) подыскать себе приличного мужа, желательно иностранца;
2) пристроить как-нибудь и меня, чтобы, уезжая за границу, не чувствовать себя виноватой перед лучшей подругой, остающейся в старой квартире в обществе мамочки и папочки.
Первая попытка реализации этих целей закончилась для нас обеих крайне неудачно. Мы забеременели. Она – от своего шефа, обещавшего развестись с женой, жениться на Варьке и увезти её сначала на Канары, а потом…не помню уже куда. На Канары она и в правду с ним ездила (типа - командировка), но когда шеф узнал о намечающемся наследнике своего состояния, то вместо сказочной не-помню-какой страны, Варька отправилась «туда, куда не ходят поезда».
Со мной всё было куда проще и банальнее – очередной ухажёр, не задержавшийся рядом со мной на длительный срок (ну, сбегают они все от меня!), и не оставивший глубокого следа в моём сердце (признаться, я быстро остываю от своих влюбленностей), сумел всё же оставить памятный знак внутри моего тела. Никаких обязанностей по отношению друг к другу у нас не было, и предъявлять претензии я не имела права. Сама виновата.
Варька сразу пошла на аборт, а я… Меня парализовал ужас. Вернуться в исходную точку я не могла. Преступление совершено – последствия необратимы. Уничтожить главную улику можно, но смогу ли я жить после этого так же легко, как прежде? А если…
В то время я смутно представляла себе, во что это выльется.

Я всегда знала, что, как и когда произошло в нашем доме. И соседи всё о нас знали, про семью нашу непутёвую любили посудачить: «Такие эти Фомины бестолковые, хуже не бывает! Глава семьи с придурью, соорудил в подвале лабораторию, чего-то там изобретает, а жёнушка его не образумит никак, сквозь пальцы смотрит, как у мужа крыша съезжает. Поглядела бы, дура, на кого твой благоверный похож: небритый, нечёсаный, одет как пугало огородное, на людей смотрит волком, словно здесь каждый ему рубль должен. Ходит, как привидение, молча, ни с кем не здоровается, а по ночам возится с чем-то в своём подвале. И дочка такая стала – раньше вроде была девка как девка, а теперь скисла, словно тоска её какая ест». О причинах моего потерянного вида сказано выше, а вот об отце придётся поговорить сейчас.
Мда…Папенька – еще тот чудак. По образованию инженер-теплотехник, чем он только не увлекался в своей жизни! Полквартиры завалено чертежами самых разных технических устройств, начиная от приспособления для поливки огорода, придуманного специально для нашей дачи, заканчивая космическим кораблём и ядерным реактором. Отец корпел над своими произведениями денно и нощно, уделяя нам с мамой минимум внимания. Я привыкла к его отсутствующему взгляду, к его манере постоянно бормотать, как заклинания, какие-то формулы и уравнения. Нет, не спрашивайте, ну не знаю я, не знаю, что это всё значило – физика и т.п. всегда были для меня абсолютно безразличны. А отцу была безразлична я и все мои проблемы, и он даже не помнил ни моего возраста, ни дня моего рождения. Мне казалось, что и новость о будущем внуке он примет равнодушно. Другое дело – мама. Она на меня все надежды возлагала. Хотя чего от меня можно было ожидать? Ну, чтоб работала, деньги какие-никакие получала, чтоб замуж вышла, детей нарожала… А чего ещё мне делать в этой жизни? Я звезд с неба не хватаю, не гениальничаю, как мой отец.
Тогда он был увлечён идеей какой-то «живой воды», вот у меня даже сохранились его каракули: «Особая вода 1% D2O и 1%NaCl, p=1,002 кг/см. куб., PH=7. Необходима при лечении раковых новообразований, повышает иммунитет…Мировая цена 1литр –1$». Производство этой воды он и пытался наладить у нас в подвале. Поэтому, когда однажды вечером к нам примчалась разгневанная соседка и сообщила, что отец забыл закрыть какой-то кран, и в подвале началось форменное наводнение, удивляться было нечему. Самого виновника дома не было, и ликвидировать последствия аварии пришлось нам с мамой. Воды было по щиколотку.
-Будь я проклята, идиотка, за то, что когда-то мне стукнула в голову блажь идти за него замуж! – причитала в слезах мама, - Разве не было вокруг парней поприличнее? Да сколько угодно: Димка – таксист, красавец-парень, да и человек душевный, весёлый, не то что этот…Генка – хоть и некрасив, зато проныра, теперь шишка большая где-то в министерстве. А Вадик…
От перечисления всех этих мужских имён мне почему-то стало противно, и я одернула мать:
-Не надо, мам! Теперь уже ничего не исправишь…
Но она не унималась:
-Да, не исправишь…Ой, дура, я дура, где ж были мои глаза!…Пожалела! – вдруг резко и гневно выкрикнула она. – Пожалела, дура! Гляжу, какой-то он непутёвый, нескладный горемыка, да и взяла его под своё крыло, обогрела, приласкала… И что – он мне слово доброе сказал когда? Он меня пожалел? Вот ты помнишь, чтоб хоть раз?
- Не помню, - пробурчала я. От согнутого положения болела спина, а воды по-прежнему было много. Мамины слёзы казались мне источником пополнения этой подвальной реки.
-Разве я страшилище какое? Разве не могла лучше в этой жизни устроиться?
-Нет, мам, ты красивая, ты достойна лучшего. – Унылым тоном успокаивала я мать. Так, ведро полное, надо нести его наружу. Хоть разогнусь. Да, мама у меня симпатичная. Хотя и обычная самая. Я на неё похожа. Тяжёлое ведро, чёрт его дери…
- Ты гляди, дочка, в оба гляди… Чтоб не попался тебе такой мужик безголовый… Не иди по материным стопам…
- Хорошо, хорошо… - Подымаюсь по лестнице, выбираясь из подвала на свет Божий. Уф…передохну, устала…Сколько ведер сегодня вынесла? Аж в глазах темнеет… А вдруг…? Ведь бывает же само по себе, от перенагрузки? И всё – и проблема решена!… Как просто… Без денег… без свидетелей…
- Здравствуй, Марина! – это соседка со второго этажа, Анна Архиповна, которую за глаза называют Мамочкой, подошла к подъезду, катя перед собой свою знаменитую коляску, за которую и получила такое прозвище. Мамочке лет шестьдесят или около того. Каждое утро она выходит из дому с большой коляской, для младенцев которая. Люди, непосвящённые в тайны нашего двора, могут подумать, что это бабушка вывезла внука или внучку на прогулку, подышать свежим воздухом. На самом же деле в коляске у Мамочки вместо ребенка лежат… пирожки, которые пенсионерка продаёт на рынке. Ловко придумано: не приходится таскать тяжёлые сумки, как другим торговкам, да и чуть что – маскировка! Следом за Мамочкой постоянно ходит её кошка, которую все тоже называют Мамочкой, правда, за несколько иные заслуги. Эта серенькая облезлая мурка почти круглый год ходит беременная. Круглая, неуклюжая, она медленно бредёт за своей хозяйкой, устремив на неё подобострастный взгляд больших жёлтых глаз, – выпрашивает пирожок. Мамочкиных котят, впрочем, никто никогда не видел – хозяйка их безжалостно истребляет сразу же после рождения: «нечего превращать квартиру в кошачью ферму!»
Но сегодня Мамочка-питомица как-то вдалеке держалась от Мамочки-хозяйки, не вертелась у её ног, как обычно. Да и выглядела как-то неуверенно и робко.
-Добрый вечер, Анна Архиповна! Чего это у вашей кошки такой грустный вид? Сегодня пирожка не досталось?
- И не достанется! – буркнула Мамочка-начальница и злобно посмотрела на свою подопечную. - Пусть и не выпрашивает! Представь себе, Марин, окотилась эта тварюка позавчера и собственных котят сожрала!
-Так это бывает у кошек…Вы уж не злитесь на неё…Тем более, котят вы б сами как-нибудь уничтожили.
-То я, хозяйка, человек, а то она сама – мать! И пусть не подходит больше ко мне, детоубийца!
Суровая Мамочка-судья втащила в подъезд свою коляску, а мы – подсудимые – остались стоять во дворе.
И я всё держала это дурацкое ведро с грязной водой.

Всегда получается совсем не то, чего ожидаешь.
-С кем нагуляла, блядь? Признавайся, а то убью! – отец таскал меня за волосы по квартире, а мама, рыдая, бегала следом за ним:
-Пашенька, родненький, отпусти ты её, Христом Богом молю! Она ж дочка твоя!
-Не моя! У нас в роду блядей не было! Убью курву! И тебя убью, что не доглядела? Где твои глаза были, а мать?
- А ты-то сам чего? А ну пусти! – я вырвалась из его рук и, резко развернувшись, с ненавистью посмотрела ему в лицо. – Где ты был, папа, пока твоя дочь… В подвале? Спасал человечество от рака? А я спасала страну от демографического кризиса!
-Заткнись, шлюха! Ты - позор семьи, ты…
- Я? А не ты ли? – вдруг саркастически вскричала я. – Уж не ты ли который год позоришь нас перед всем двором! Изобретааатель! Эйнштейн! Циолковский! Да над тобой здесь каждая собака смеётся! Что, съел? – от защиты я перешла к нападению, причём к самому яростному, истерическому и отчаянному. На отцовском лице застыло выражение глубоко потрясения, и я чувствовала себя победительницей:
- Вот получи Нобелевскую премию и купи внуку «Памперсы»!
Родилась внучка, которую в честь его матери, своей бабушки, я назвала Алевтиной.

Сегодня был нелегкий день, Господи. Если б не Алька, я б вообще рехнулась. Представь, сегодня на работе начальник так нервы потрепал, что хотелось просто взять и кому-нибудь морду набить – столько злости было. А тут телефон звонит! Беру трубку, а там Алькин голосок:
-Здравствуйте, а можно Марину Павловну?
-Это я. – мой тон угрюм донельзя.
-Марина Павловна, а можно МАМУ?
И так сказала…чёрт…то есть, прости Господи, Боже…Я чуть не заревела…Чего я рассказываю, ты сам видел…Хорошая она у меня…Только ей шубку надо на зиму…шубку и сапожки, а то у неё уже ножка выросла. Старые тесны…Господи, а ещё…у мамы чего-то сердце пошаливает…а папа к рюмке прикладывается…Вчера пришёл пьяный в стельку, вначале орал матом на нас с мамой, что мы ему жизнь испортили… А мы ему то же самое в ответ… А он сел и заплакал… Жизнь кончена, говорит, никому я не нужен, все мои труды насмарку, сдохну, и люди слова доброго не скажут… Всё о людях, нет чтоб о нас подумать, о родне своей!… Эх, Господи, Господи!
Я в церкви, вокруг люди – крестятся, кладут поклоны. А я стою, как столб, и мне хочется схватить Бога за ворот, как отца в тот вечер, когда умерла бабушка, трясти и кричать: «Сделай что-нибудь, сделай! Ну, сделай же!» Но я уже понимаю, что требовать от другого, чтобы он загладил ТВОЮ вину – бессмысленная бестактность.

-Аленька, мама пришла!
Не отвечает. Сидит за столом и что-то сосредоточенно рисует. Карандаш в левой руке – как ни бились, ничего не смогли поделать. Левша так левша. Подхожу ближе:
-Что там у тебя?
-Человечки… Видишь, они радуются…
-Чему радуются?
- Солнышку…Видишь, оно к ним лучики тянет…И смеётся…
- А может оно над ними смеётся? Что они внизу, такие смешные, неуклюжие, а оно сверху – большое, сильное?
-Мама, это же солнышко, а не твой начальник! Солнышко не бывает злое!
- С чего ты это взяла?
-Я его придумала, что оно доброе, значит оно доброе! – Алька начинает злиться.
-Хорошо, хорошо…
Она поднимает со стола свой рисунок, и я замечаю с обратной стороны листа какие-то отцовские чертежи…Ой, блин! Вот будет крику, если он заметит!
-Доча, ты зачем дедушкину бумагу взяла? Я же тебе говорила, что нельзя…Дедушка рассердится, как вчера…
-А мне дедушка сам дал. Другой бумаги не нашёл, дал эту и говорит – рисуй!
Так-так…Что-то странное…
-А где дедушка?
-На кухне, курит…
Отец стоит возле открытой форточки. Он почти седой, сгорбленный, смотрит исподлобья, тяжело, обижено. Постарел…Особенно резко – после того, как прекратил свои «лабораторные опыты»: домоуправление запретило использовать в этих целях подвал, а другого угла он, как ни старался, не смог отыскать.
-Пап?
-А вот ты и пришла, блудная дочь! Почему так поздно? Где бродила?– он улыбается, но я вижу, что ему больно произносить эти слова и в то же время очень хочется этого – как будто он надеется хоть чуть-чуть наверстать упущенное. Поэтому я не говорю, ехидствуя, что-нибудь вроде: «Раньше надо было интересоваться, где я гуляю по вечерам», а вполне серьёзно отвечаю:
-В церковь зашла, помолиться…
-А, матери наслушалась…
Мама в последнее время стала очень богомольна, соблюдала посты, таскала в дом религиозную литературу. Пыталась что-то внушить и отцу, но он был несгибаем: «Я человек науки, и когда наука докажет, что Бог есть – я в него и поверю!». Зато Алька всегда охотно слушала про доброго Боженьку. Но конфетки кушала и в пост.
-Думаю, вдруг…поможет…
-Считай, помогло…тебе письмо пришло от твоей подружки, из Франции…и перевод денежный…
-Слава Богу! – у меня сердце подпрыгнуло от радости. – Теперь куплю Альке…
-Отдай её в художественную школу… Сегодня, когда в школу за ней пришёл, меня учительница подозвала и говорит: «У вашей девочки большие способности к рисованию и нестандартное мышление».
- Какие уж там способности…кривули…человечки…по-моему, все дети так рисуют. А некоторые ребята её возраста и лучше намного…А она как накарябает своей левой…
-Дура! – яростно гаркнул отец. – Много ты понимаешь в рисунках! У тебя-то мышление стандартное, как планировка в хрущёвке! А она…Она, может, в меня пошла!
-А ты что художник? – я просто офигела от его выпада.
-Леонардо да Винчи тоже был левшой! А она моя внучка – значит в ней мои гены, я уже в литературе посмотрел! Не твои, заметь, а мои!
-Да ну тебя…совсем из ума выжил…
- Алька великим человеком будет, помяни мои слова… - твёрдо сказал отец, глядя мне в лицо, - или матерью великого человека…или бабушкой…гены, ведь они, проявляются… главное, чтоб род Фоминых не прервался…
Он верил, что его мечты отдадутся эхом где-то в лабиринтах будущего.
- Я пойду, почитаю письмо.

Варька писала то же, что и всегда: скучает, муж ей неинтересен, Париж опостылел.
«Но есть и хорошие новости: например, недавно купили великолепную мягкую мебель для гостиной, я познакомилась с очень интересным молодым человеком, поэтом, тоже из эмигрантов. Главное, чтоб муж не пронюхал, ревнивый же, сволочь. Да ещё недавно в тоскливую бессонницу написалось что-то вроде стиха:
Я тебя найду
Даже в аду
Во тьме
На самом дне
Услышу,
Как бьётся
Сердце
Живое.
Покажу своему новому знакомому, может, одобрит мои поэтические опыты?
Эх, Маринка, была б ты сейчас рядом… Да, знаю, звать бессмысленно, ты ж не бросишь своих родителей дорогих на произвол судьбы! А то, что подружка твоя лучшая тут от тоски помирает…»
Ну и так далее в том же духе…
Чудная Варька – всё у неё есть, а неймется. Хотя почему всё? Детей вот пока нет. Может, ей ещё тот аборт первый боком и вышел…
А где там мой будущий великий человек? Свернувшись клубочком, спит на диване. Из-под подушки торчит уголок листа – её рисунка. И отцовского чертежа.
Человечкам надоело резвиться на нарисованной фломастером лужайке, и они перебрались на другую сторону – в космический корабль. И кто его знает, куда бы они улетели, если б не лежали под подушкой у своей создательницы.
Мы живём благодаря жалости.
Сейчас сяду да напишу Варьке ответ, пока время есть.
Не унывай, подруга, будет праздник и на нашей улице. Только, наверное, на том её конце, который упирается в вечность.

Когда Пилат спросил Иисуса, что есть истина, тот промолчал.
Чего же я тогда распизделась? Умолкаю.


Теги:





1


Комментарии

#0 08:13  31-07-2008elkart    
Пирожки с котятами.
#1 10:03  31-07-2008не жрет животных, падаль    
вполне. качественно исполненно, но достаточно традиционно - без открытий, хотя несколько задатков есть и весьма ловких. попробуем читать сего автора впредь.
#2 10:33  31-07-2008Докторъ Ливсин    
единственное, что сказано по делу:"Чего же я тогда распизделась? Умолкаю."..умница..

не жрет животных, падаль

я давно заметил, что когда у человеков намечается нечто долгожданнохорошее, оне становятся излишне благодушными и толлерантными..рад за Вас, месье, искренне..

#3 10:35  31-07-2008Докторъ Ливсин    
PS и что это , папаша в первой части таг саданул марине аплеухой, что та зрения лишилась?..садист..гений ити его..
#4 10:36  31-07-2008Вечный Студент    
ээээ

первая часть ничотаг была, а эту что-то не смог асилеть, звиняйте.... вроде и красиво написано, но не затягивает ни разу...

#5 11:22  31-07-2008Нови    
Это какой-то позавчерашний борщ. Всем факультетом ничего кроме скулы сводящей обыденности не смогли придумать? Не биография, ага.
#6 11:52  31-07-2008СъешьМоюПомаду    
Мне понравилось. Даже очень. Мастерски срисована и психологически выверенная обыденность. Это не каждому дано уметь. И это сложнее намного, чем описывать всякие за уши притянутые вымыслы-домыслы-помыслы, рядится в нереальные одежды томных лирических героинь и вещать абсурды. Повторюсь - достоверная простота и реализм даются намного сложнее, чем досужий вымысел. По себе знаю). Да и по другим.

Чуть резанула нарочитостью судачанья о семье соседей и причитания матери. А в остальном - верю (С) Немирович-Данченко

:)

#7 12:01  31-07-2008elkart    
Девушка с ведром воды -- к удаче.

А название напоминает "Гарантийные человечки".

#8 12:01  31-07-2008не жрет животных, падаль    
Ливсинъ, спасибо. я думаю, я понял с чем ты меня поздравляешь.
#9 12:10  31-07-2008RRRITA    
Сегодня как-то не очень.
#10 12:14  31-07-2008Ammodeus    
НЖЖП +1


Понравилось. Добротно. Есть очень хорошие моменты.

#11 12:19  31-07-2008Докторъ Ливсин    
не жрет животных, падаль

ну не с поездкой в ташкент..канечна..хе-хе..

впрочем -искреннее праздравляйу..

#12 13:37  31-07-2008рыбка    
Потрясающе!!! т.е. пиздите… пожалуйста…
#13 13:48  31-07-2008не жрет животных, падаль    
ливсинъ, дай почту!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [5] [За жизнь]
Дай мне сил до суши догрести,
не суди пока излишне строго,
отдали мой час ещё немного.
Умоляю Господи, прости.

На Суде потом за всё спроси,
за грехи, неверие и слабость,
а сейчас свою яви мне жалость
и пока живой, прошу, спаси....
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [59] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....