Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Поболтаем на прощание

Поболтаем на прощание

Автор: Антоновский
   [ принято к публикации 19:45  16-08-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 336]
Я всё это видел.
Я всё это слышал.
Я всё это чувствовал…

Голоса, а их я слышу всё чётче, всё понятней, всё более знакомыми они мне становятся, всё больше родных интонаций появляется в них, голоса говорят мне – что возможно мы больше не увидимся.
Динис, рассказывает мне абсурдную шутку, Катя строго отчитывает меня за внешний вид, даже Ира что то мне говорит, Витя, Машка, Зухер….
Они сливаются и по очереди говорят мне, подбадривают меня, шутят со мной.
Мы все сейчас с тобой – Мы все рядом.
Я ловлю себя на мысли что не слышу родителей.
Родители в этом моём бреду появятся позже. Они будут ломится в дверь реанимации, и я буду просить санитара, парня лет 17-18 в синей медицинской робе пустить их, взять у них какой то пакет, он будет отвечать мне что там никого нет, но я буду думать что это он так прикалывается надо мной, начнётся злоба. Ярость. Ярость и страх. Но это позже.
А пока я смотрю на дверь реанимации и мне кажется что за ними стоит Катя и подышав на матовое стекло пишет мне – Игорь Ку-ку… Я впиваюсь взглядом в эту надпись и медленно матовое стекло заполняет всё пространство передо мной.
Больше я ничего не вижу.
Потом я узнаю что это называется - делирий.

- Поболтаем на прощание… - я четко слышу что она говорит это, но не могу понять - Мне? Кому? Где она? Возле двери её нет…где? где? где? Я бегу в темноте, пытаясь ухватиться хоть за что-то и со всех сторон льётся её голос.
- Ну вот сейчас ты умрешь, и тогда я навсегда буду твоей.

Где то я уже слышал эти слова…Где то слышал.

* * *

Я сделал первый за полтора месяца глоток алкоголя. Текила. Друзья зааплодировали, я сживал лимон и заулыбался.
Кончался март.
Я приехал из центра, где последний раз видел Катю. Друзья к тому времени уже допили полбутылки. Пить мне было категорически нельзя, я прекрасно знал это. Но пил.
Это был первый шаг на той дороге, которую я чётко выбрал для себя. Которую, я обдумывал весь короткий путь от Чернышевской до Академической. 20 минут.
Я понял что никогда не смогу ни выброситься из окна, ни кинуться под поезд, ни порезать вены… Я слишком слаб для этого? Я понял, что убью себя по другому и возможно, даже буду счастлив перед смертью.
И я погнал.

Март, перерастал в апрель, мне сломали руку, одной лишь левой, той что без гипса, я писал по 3 стиха в день, какие то рассказы, - я торопился… К маю я уже еле удерживался на ногах, где то литр крепкого алкоголя в день прибывал во мне постоянно.
Земля уплывала из под ног.
Периодически я позволял себе набирать Катин номер в три часа ночи и что-то бурчать ей в бреду.

Я знал что иду к смерти.
У меня уже был один панкреатит и второго я мог и не перенести.
Но я шёл по этому пути.
Пьяный я отдавал себе отчёт.
Отчёт в том, что ничего уже не вернётся.
Так, как год назад уже не будет.
Никогда не будет.
А значит – казалось мне – не будет ничего.

К Июню я заметно опух.
А потом я услышал голоса.
Но до этого была боль.
Боль сильней зубной в сотни раз.
Пронзающая страшная боль.
Боль которой я, если честно, никогда не пожелал и врагу.
Всепоглощающая боль, во время которой хочешь смерти – лишь бы она прошла.
И она стала стихать.
И я услышал голоса….

* * *

Я плохо помню антураж комнаты и то во что ты была одета. Во что то красное.
- КАТЯ! – заорал я – КАТЯ! ОНИ НЕ ДАЮТ МНЕ СМОТРЕТЬ ФУТБОЛ
КАТЯ ПОЖАЛУСТА СКАЖИ ИМ! СКАЖИ ИМ ЧТО БЫ ОНИ ВКЛЮЧИЛИ ТЕЛИК! КАТЯ! КАТЯ!
И ты выходишь из какого то шкафа идешь и садишься ко мне.
Ты улыбаешься.
Я не уверен что это твоя улыбка.
Я не уверен что ты можешь ТАК улыбаться.
Я помню что мне тепло.
А квадраты потолка кажутся мне экранами телевизора.
- КАТЯ – ору я – КАТЯ…ЗАБЕРИ МЕНЯ ОТСЮДА! ПОЖАЛУСТА!
Всё гораздо реальней чем можно себе представить и это точно не сон.
Это слишком реально.
Наконец телики на потолке включаются и там начинается какое то подобие футбола.
О господи, сердце бьётся даже сейчас, когда я вспоминаю это, когда эта реальность встает у меня перед глазами. Какая та телка вставляет мне в член церковную свечку.
А ты сидишь и смотришь на меня. И улыбаешься. КАААААААААААТЯЯЯЯЯ!!!!
Я хватаю тебя за руку а другой пытаюсь помешать ей, и вырвать свечку из хуя, А ты просто сидишь и улыбаешься. Мы болтаем с тобой на прощание, потому что в твоей улыбке и в твоих глазах всё, всё что было до этого, а шесть здоровых лбов держат меня, потому что я уже двумя руками пытаюсь выдернуть свечку. Шесть здоровых лбов перетягивают меня верёвками, что то вкалывают мне, и я ору, бешено ору, а ты смотришь на меня, и мы тут только вдвоём, болтаем на прощанье, и ты целуешь меня, и я засыпаю, и темнота, и твой голос льётся и льётся голос мой и голоса эти наполнены, и голоса эти заполняют всё, и не голоса это а пенье, ангельское подлинное пенье, ангельское пенье двух сердец, и пенье это подобно крыльям, потому что благодаря ему можно летать, и мы летим, летим, летим, и взлетаем всё выше и выше, и на прощанье нам больше нечего друг другу сказать и я несу тебя с собой, туда, дальше, туда, и тело моё привязано к кровати, и им всё таки удалось поставить мне мочевой катетер, и тело твоё где то далеко, а голоса наши тут, где ничего и никого кроме нас нет, и становятся они всё громче и громче, и вот уже вся вселенная принадлежит нам, кроме маленькой планеты земля, а на неё нам насрать.

* * *

Мы приехали с дачи где неплохо провели время.
Накурились, напились, наелись шашлыка.
Я пел какие то пошлые частушки.
Похмельные играли в шашки.
Я смотрел на Иру и был уверен что наконец то влюбился.
Да так оно и было.
Теперь Я точно знал что надо бросать пить, пока не поздно.
Машка, Денис, Зухер, Ира – все те чьи голоса я услышу на завтра.
Все мы веселились.
Завтра будет новый день.
Я напишу Ире и мы пойдём гулять.
И всё будет хорошо.
И я брошу пить.
Я брошу пить говорил я себе, пока не поздно.
Но было поздно.
С утра я проснулся и стал похмеляться пивом.
И всё.
Скорая долго ехала.
Я долго ждал в приёмной больницы
Всё это длилось века.
Может тысячелетия.
Может больше.

* * *

Мы встретились с Катей после моего первого панкреатита.
Мы уже не встречались.
Впервые за долгие годы я не пил.
Я похудел и хорошо выглядел.
Но было уже поздно.
Каждый день мы гуляли.
Я старался быть хорошим.
Во всем винил себя.
Строил планы на бедующие.
Каждый раз чё то выдумывал как на первое свидание.
Но было поздно.
Позади меня тянулся год гнусного вранья и пьянства.
Год, который я бил о пол хрупкое счастье, и никак не мог разбить, и всё таки однажды разбил.
Год её терпения.
И даже трезвый я всё делал не правильно – она просила оставить её одну, дать ей отдохнуть от всех, она обещала позвонить мне первому, я просто должен был не звонить.
Но я звонил.
Трезвый я звонил ей и просил встретиться.
И мы встретились.
И мы виделись последний раз.
На Чернышевской.
Весна уже вступила в свои права.
Уже почти всё оттаяло.
- А если я убью себя? – спросил я.
- Тогда я буду навсегда твоей…навсегда твоей, доволен, ИДИ УБЕЙ СЕБЯ!
И я поехал к друзьям пить текилу.
Для остального я был слаб.

* * *

Через два дня меня отвязали. И вытащили мочевой катетер, я больше не принимал его за свечку. За окном был июнь, открывался вид на Пироговскую набережную. Литейный мост. Троицкий мост. Стрелка, летний сад, - всё что душе угодно. Я был весь в капельницах, одна даже была подключена к спине.
Вся больница обсуждала как я буянил позавчера.
Я улыбался.
Мне сказали что я пошёл на поправку.
Пришла Ира и принесла кучу журналов, она была по летнему лёгкой, улыбалась мне и мы болтали о чём то пустом.
Я смотрел на неё и был уверен что я наконец влюбился.
Наверное так оно и было.
С Катей я уже поболтал на прощанье.
Начиналось лето.

Я всё это видел.
Я всё это слышал.
Я всё это чувствовал…


Теги:





0


Комментарии

#0 21:18  16-08-2008bezbazarov    
пездатое у тебя здоровье. реанимацыя какая активная! я вот три раза побывал - и нихуя, ни злобы, ни кать. ваще ниххуя - как и не было меня.
#1 22:31  16-08-2008жыдоская соска    
ересь несусветнайа
#2 00:04  17-08-2008Прохор Шапиро    
понравилось чо-та
#3 02:47  17-08-2008Шалопай Шарапов    
Болтает Антоновский. Скоро разговорится и тут замолчите соловьи.
#4 10:47  17-08-2008Галактикос    
Абсолютная беспросветная хрень.
#5 11:46  18-08-2008СъешьМоюПомаду    
Понравилось. Чуть многословно.
#6 11:59  19-08-2008не жрет животных, падаль    
антоновский в свойом тренде выступает лутшэ фсех. хорошо
#7 12:26  19-08-2008Медвежуть    
Очень...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....
11:48  25-10-2017
: [7] [Здоровье дороже]
После полутарелки манной или рисовой каши и чашки кефира, что ему давали на завтрак, он обычно взбирался на высокий алюминиевый барный стульчик, стоявший в углу лоджии, устраивался там поудобнее, опираясь спиной на стену, или, наоборот, локтями на широкий подоконник, и приступал к процессу ежеутреннего осмотра своих владений....