Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Я vs МЫ

Я vs МЫ

Автор: Пупок Вселенной
   [ принято к публикации 23:52  20-01-2004 | | Просмотров: 371]
Родившись, мы будем маленькими, склизкими младенцами. Маленькие склизкие младенцы, в отличие от маленьких склизких хомячков, не в состоянии даже самостоятельно отделить себя от пуповины. Родившись, мы, маленькие склизкие младенцы, будем отвратительно орать, мы будем пачкать пеленки, мы будем требовать внимания еще не опомнившейся от родов матери лишь для того, чтобы беззубым ртом вцепиться в грудь. Это первое стремление – и есть лучший поступок из всех, которые будут совершены нами впоследствии.

Потом мы, конечно, будем детьми. Мы будем ужасными, капризными детьми, которым – подумать только! – так и не купили велосипед к пятилетию. Рано! – скажут родители, и мы будем ныть, мы будем принципиально мочиться в подъездах, мы напишем что-нибудь на двери соседки, мы утопим всех в округе котов, мы сквозь щелку в туалетной двери будем подглядывать за воспитательницей, мы быстро разберемся, что это там за сиськи-письки, и даже попробуем. Мы обязательно будем лазать по стройкам и крышам – как же без крыш? Мы будем с непререкаемым упрямством сидеть на крышах и швырять в прохожих осколками стекла. Пусть хватается за сердце отец, пусть мать не спит ночами, но зато они поймут, что велосипед лучше крыш и лучше стекол.

И подростками мы будем. Конечно, назло родителям мы будем курить всё, что курится, от чая до марихуаны. Конечно, мы будем болеть сифилисом и состоять на учете в детской комнате милиции. Мы, вероятно, кого-нибудь изувечим, мы даже угоним пару машин, мы будем отбирать у пятиклассников мелочь, а в неосмысленной, сиповатой болтовне своей каждое второе слово ставить матерное. Конечно, иногда нам все-таки придется приходить в школу, и мы будем в нее приходить. Мы будем лапать и насиловать, мы научимся здесь хамить и лицемерить, мы станем ненавидеть по-настоящему, и эта ненависть будет гораздо честнее, гораздо сильнее, гораздо долговечнее, чем все на свете любови, которые нас несомненно постигнут. И когда это случится, мы гордо уйдем из дома, мы, черт побери, обязательно уйдем из дома на поиски настоящей жизни, настоящей значимости и настоящей преданности. А ту преданность, которая, прижавшись носом к стеклу, будет смотреть нам вслед, мы сочтем ненастоящей, ненужной, пыльной и серой какой-то данностью. Она еще будет некоторое время звонить, она будет звать в гости, она скажет, что соскучилась, она скажет, что болеет. Потом она потускнеет, эта преданность, покроется морщинами, кувыркнется за горизонт, превратится в фотографию, в блеклую фотографию, обрамленную пошлой китайской рамкой дешевого пластика.

Мы будем взрослеть, мы перестанем помнить, какой сейчас месяц и год. Двадцать с чем-то превратятся в почти тридцать, а затем во всего-то сорок один. Всего-то сорок один – а рядом холодная, чужая женщина, и как звать ее, не помним, потому что звать ее – Моя Мымра, и вот моя мымра каждое утро рядом, она гудит в ухо, она варит в бездонной кастрюле невкусный пресный борщ, она ходит в рваном халате, она сидит часами в ванной, она носит ужасное белье – ровные, блекло-белесые полотнища, квадраты которых скреплены по краям вечным желтоватым швом. Моя мымра будет говорить по телефону часами с Твоей мымрой, и нам будет казаться, что они всегда были вот такими, как сейчас, и никогда не были молодыми, красивыми, фантастическими и восхитительными.

А мы - то были! Мы бежим, мы спасаемся, мы снова ищем и находим, ветер рвется вокруг лысого затылка, новые обои приклеиваются к новым стенам, а тот, кто семнадцать лет назад впервые сказал тебе «папа», уже проконсультирован Моей Мымрой и зовет тебя не иначе, как «этот козел».

Скроется багровое солнце за горизонт, завоет метель, ударит ледяной россыпью по лицу, приведет в чувство, и, коснувшись рукой небритого подбородка, девственной этой колючей белизны, мы вдруг обернемся и поймем, что еще и не жили. Мы ведь не жили! Мы ничего не попробовали на вкус, мы пресно пресытились пустотой, все выпитое нами снова проросло в землю, все сказанное отзвенело и завяло, а вокруг темнота, а на стенах плесень, а наш билет в эту жизнь оказался скомканным, да и вообще фальшивым. Мы закричим, мы завоем, простреленные навылет, мы поковыляем на запад, от восхода прочь, мы найдем там, в тени, полуразрушенный дом, скрипящие какие-то фотоальбомы, переложенные сгнившим мылом простыни в шкафу, связки писем с забытыми именами, запыленные свои игрушки, посуду, которая от ветхости раскрошится в руках, пижаму, «Робинзона Крузо» и рогатку, дневник и мамины бигуди, елочные игрушки и заброшенную на антресоли коляску – кучу, кучу мелочей, штуковин, фишечек и рюшечек, имеющих свойство нетронутыми просачиваться сквозь жернова времени. Мы упадем здесь, на пороге, на колени, и нам захочется здесь же, сейчас же, обязательно умереть.

Но время беспощадно, и мы будем домучиваться. Мы будем домучиваться долго, дольше всех друзей и родственников. Небо станет серым, а потом и густо-коричневым, как след от утюга, небо станет ниже, небо превратится в грязный потолок, подпираемый нами, уже ветхими, уже навсегда всеми забытыми, уже даже и мертвыми, но почему-то все еще живыми. Две косых, разграбленных могилы в разных городах - со стершимися именами, с ржавыми крестами, с лавочками из распухших весенних досок – вот что останется нам от розовощекого детства, от многообещающей юности, от захватывающей взрослости, от надежд и ожиданий, от сплетен и интриг, от семей и потомства, от денег и благополучия, от заслуг и наград. Сначала, приходя на кладбище, мы будем протягивать таким же, как мы, старикам стыдливые копейки. Потом протягивать будут нам.

Мы наконец-то сдохнем, и постаревшие, посторонние наши дети скажут где-то высоко над нами какую-нибудь грандиозную пошлость, вроде «Он жил для всех нас», или даже «Он многого не успел, но мы довершим за тебя дела твои». Земля окажется совсем не холодной, она будет теплой, как молоко в детстве, она будет обволакивать нас, она будет нам рада. В ночь после похорон небо наконец вернется на место, оно будет ошеломляюще высоким, это чертово небо, оно наконец-то будет таким, каким обещало быть.

Под утро кладбищенский дворник сочувственно покивает головой, выметет вокруг окурки и пластмассовые стаканчики, а за стеной, за глухим бетонным забором будут бегать чьи - то дети. Город проснется, город потянется, город прогудит «С добрым утром!», и, съев свои жаренные с колбасой яйца, бодро двинется в душный и счастливый ежедневный свой поход.


Теги:





0


Комментарии

#0 23:56  20-01-2004Сергей Минаев    
СУПЕР!!!! ПРОСТО СУПЕР ТЕКСТ!!!!!!!!
#1 00:24  21-01-2004mesange    
Великолепно написаннная вещь, настолько эмоциональная, живая, обреченная и убедительная, что веришь ей безоговорочно.


Беспочвенно.

Беспричинно.

Бесповоротно...



P.S. Сразу же перечитала второй раз.

Невозможно хорошо...

#2 01:26  21-01-2004Drive    
Солидарен,хуле там

Было,есть и будет

#3 01:47  21-01-2004Юный еврей    
Сопливо, сентиментально, старо, слезливо. Но Боже, как ахуенна. Пойду позвоню родителям, похуй что поздно.
#4 02:10  21-01-2004АlkoZeltc    
Хорошо нописано, но тривиально...
#5 02:43  21-01-2004hz    
если уж быть честным до конца, то хуй что нам скажут наши дети, и дела наши будут им глубоко до песды. А так все верно, хуйле. Экзистенциальность решает.
#6 05:11  21-01-2004Мустанг    
просто ахуительно! всё как есть...
#7 06:15  21-01-2004fan-тэст    
Отлично,проняло.

Надеюсь всё сложится немного иначе...

#8 08:17  21-01-2004Sundown    
Однако! Проникся...
#9 08:36  21-01-2004Сэмо    
Отлично. и даже не смысл, который и не нов. а стиль. надрывный такой, что ли.
#10 09:53  21-01-2004Полпот    
Ну конечно же текст охуительный. ПРОСТО СУПЕР ТЕКСТ. А как же шь! Толко вот стиль до боли знаком. Характерный такой, надо сказать, стиль. Контролируемый поток сознания, однако.

Не, надо сказать, я не против депрессухи. Когда пить перестал и без оноши долгое время сидел - мне и не такие мысли лезли. Тока скажите мне, о восторженные камментаторы, кто же он, этот охуенно пробираюсчий лирический герой? От чьего летса россказ то? "Родившись, мы будем маленькими, склизкими младенцами. ". Угу. Заставляет задумаццо.

#11 09:59  21-01-2004Спиди-гонщик    
Надрывно, да. И написано хорошо. Правда, от описанного здесь есть лекарство, прописанное в своё время доктором Просо: надо просто оставаться немного детьми. Да, надо нести ответственность, но одновременно надо сохранять в себе живость восприятия. Это дано не всем, более того, есть маза, что с годами это может пропасть.

Итак, господа, поменьше думайте о поддельных дорогих часах, и побольше о близких людях.

.

Кстати, в этом креативе есть замечательный пример, откуда у подростка берётся циничное отношение к жизни. ОТ РОДИТЕЛЕЙ, БЛЯ!!! Отсюда мораль: господа, уделайте больше внимания детям. Оно потом окупиццо.

#12 09:59  21-01-2004нуннах    
иха, бля...как ахуенна!
#13 10:00  21-01-2004Soljah    
мегахит. Так и будет.
#14 10:00  21-01-2004Спиди-гонщик    
Полпот

Да! Мне тоже так показалось. Предлагаю обсудить вопрос, был ли герой заморожен в пробирке, или же получен естественным путём?

#15 10:02  21-01-2004Вилка    
нет слов просто

очень понравилось

#16 10:06  21-01-2004Полпот    
Спиди-гонщик

Мысль о пробирке по - моему более в тему. Только не заморожен, а заспиртован. В колбе с крепкими напитками от Алкосити.ру.

#17 10:13  21-01-2004Спиди-гонщик    
Полпот

Дык понимаешь, ежели герой заспиртован - то это пиздец, он не то, что младенцем стать, он ни бэ, ни мээээ сказать не сможет.

Так что я думаю, что всё-таки заморожен.

#18 10:22  21-01-2004fan-тэст    
Спиди - жму руку за камент.
#19 10:23  21-01-2004Полпот    
Спиди-гонщик

Ну, в последнем тезисе не уверен. В те времена, когда исчо употреблял (глубокий взох), я и после полбутылки хорошего абсента (очень глубокий вздох) и бэ - мэ мог произнЕсть, и вообще много чего творил...вот зашилсо в итоге.

А вот если кто ЗАморожен - от где полный песдец и никакой подвижности, а также иных признаков жызнедеятельности. Хотя есть вариант ОТморожен....

#20 10:50  21-01-2004Бо    
аж в груди защемило, просто охуительно...
#21 11:23  21-01-2004свасти*    
зачет
#22 11:50  21-01-2004НеХуятор    
Надо что-то написать...надо что-то написать...что-то...написать...
#23 11:51  21-01-2004НеХуятор    
Утопаю в соплях...
#24 09:17  22-01-2004Практолог    
Бля, ахуена.

А я от мымры избавилсо, как 30 стукнуло что-то в голове типа замкнуло чтоли.

Так заебало все, квартиры телефоны, невкусные супы, драные хаоаты и вся остальная поебень.

Так и послал все нахуй, долго переживал.

Афтару респект.

#25 09:46  22-01-2004Тёмный    
класс.
#26 09:53  22-01-2004Воструха    
Ага. я это уже читал. Вот тут вот


http://pelevin.nov.ru/rass/pe-bashn/1.html

#27 09:58  22-01-2004ДядьЛёш    
Ага! Ни одного (почти) комментария сардонического, саркастического - зацепило... До 40 лет я ещё сравнивал свои состояния, достижения , положения с отцовскими - "а какой он был в свои ..дцать лет", потом перестал - времена другие, да и бздосно -отстал от него в социальной успешности. Но "этим козлом" по счастью дети (пока?) не называли...Надеюсь, что и не настанет час...

Автор Молодец/ Креатив Гениальный

#28 11:22  22-01-2004Мимо проходила    
философично и грустно...

безукоризненный слог!

#29 12:15  22-01-2004ХуемПоСтолу    
Хорошо написано, с гавнецом. Жаль, что я сошел описанной дистанции на этапе 17-ти лет. У меня другой стадион. У меня все хорошо.

Афтар, хуячь еще. Прочту.

#30 12:17  22-01-2004Йухансон.    
Зело понравилось однако. Только окружных котов невинно убиенных жалко.


2 Воструха

Нихуя не согласен.

#31 12:28  22-01-2004Жырненький    
Заебись
#32 14:25  22-01-2004Благодарны Фтыкатель    
Хули, бля, спасибо
#33 16:10  22-01-2004Маестро Волобуев    
Это просто ПэрДуха(С)!
#34 16:40  22-01-2004Zоltоn    
Страшно...Все так и есть, увы.

Красиво, по настроению сентиментально, как у Гришковца, но слог поплавнее будет.

#35 10:20  23-01-2004Kamerade    
Вот, бля, поэтому и надо уйти во время и красиво!


Например, сгореть в танке или быть расстрелянным у кирпичной стены.


Страшно, зато интересно!

#36 15:45  28-08-2009Ромка Кактус    
о да
#37 16:01  28-08-2009Палыч    
эх, блять

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....