Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - М.Г.П. (дело о стапоне) начало

М.Г.П. (дело о стапоне) начало

Автор: ПОРК & SonЪ
   [ принято к публикации 02:36  13-05-2009 | Saddam | Просмотров: 482]
Терпкий запах гаританского гашиша неумолимо наполнял идеально белую сферу кабинета начальника межгалактической полиции. В кресле-качалке, стоящей в аккурат посередине комнаты, восседал неопределенного возраста гражданин с красным лицом и нахлобученой по самые брови поношенной целлофановой треуголке. Он задумчиво извлекал из носа тягучую зеленую субстанцию и ловко скручивал из нее идеального размера шарики, которые отправлял одним щелчком в мусорный контейнер, подвешенный под потолком.
— Шхолмc! — неожиданно выкрикнул красномордый гражданин и бросил свежескатанным шариком в мужика, сидящего за прозрачным столом.
— Вы ебанулись так орать, Дваццон?! — выдохнув гашишные пары и выронив из рук контрабас, возмутился «мужик за столом». — Сколько вам, долбоебам, можно повторять, что ни в коем случае нельзя меня беспокоить во время мигетации! Ни в коем, блять!
— Прошу прощения, инспектор, но мне показалось, что кто-то стучит в дверь на нижнем уровне,— спокойно парировал доктор Дваццон, и вопросительно посмотрел на Шхолмcа.
Шмохc был стовосьмилетним мужчиной из рода кватрийцев, то есть талантлив, красив и образован, и последние четырнадцать лет возглавлял отдел МГП по особо хитрым проступкам. Сотни запутанных и таинственных дел были раскрыты им за это время, и это, вне всякого сомнения, делало его лучшим сыщиком трех галактик.
— Так хуле ты мне-то орешь, дятел, кода внизу есть эта пизда, старуха Мхадсон? — возмутился Шхолмc.
— Дык, епт…. — запнулся доктор, но уже через секунду, придя в себя, истошно заорал: — Мха-а-дсо-он! Дверь открой, калоша йобана!
На нижнем уровне послышался звук бьющейся посуды, шарканье старых тапок и непереводимый альдебаранский мат, очень похожий на трель сверчка. И уже через пару секунд в проеме пневмодвери появились две странные фигуры — девочка неопределенных лет в белом фартуке и юноша, кудрявый блондин с непроницаемой физиономией.
— Кто такие? Какова хуя надо? — пробулькал стоящим на столе кальяном Шхолмс.
— Мы это… по делу, — пропищала стареющая малолетка в фартуке.
— Да похуй нам, — яростно огрызнулся Дваццон. — Вас, уебанов, спрашивают: кто такие блять?!
— Я Анфиса Селезнева с Третьей планеты, — взмахнув огромными сиськами, выпалила девка, — а этот белобрысый хуй рядом — Сыроежик, мой боевой андроид.
— Хуяссе в какую даль вас занесло, — пыхнул дымом Шхолмc и на мгновение уснул. Но уже через секунду он открыл глаза и пристально посмотрел на незваных гостей. — Я так понимаю… у вас что-то спиздили?
— Ога! — рявкнул глупомордый блондин, и его правое веко затряслось нервным тиком.
— Заткнись, сука! — взвизгнула сисястая Анфиса и жестко уебала андроиду в череп с ноги, светонув из-под фартука небритой пелодкой. От разящего удара у Сыроежика заискрило за ушами и он, скрипнув железяками, рухнул на пол.
— О как!— заинтересовался Двадццон и лег на пол для лучшего обозрения панорамы.
— Понимаете, инспектор, — начала свой рассказ Анфиса, — я тут на днях отдыхала на Уране — ну, ебля там, кислота, сами знаете… Так вот, пока я прибывала в неадеквате, в мой номер пробрались лазутчики зомбоорки и бессовестно спиздили мой любимый милофон, а у этого…— она злобно пнула ногой белобрысую груду металла — заводской стержень размером с пипетку.
— Я так понимаю, милофон это страпон какой-та штоле? — задумчиво проговорил Шхолмс.
— Ну, в общем, да, — залилась краской Анфиса и, обиженно шмыгнув носом, добавила: — Кстати, ни какой-нибудь, а самый что ни на есть лучший в трех галактиках!
— Ну, что ж, — пробурчал Шхолмс, надевая на глаз лазерный окуляр, — на Уран мы, конечно, не поедем. А вот косвенное место преступления, пожалуй, осмотрим! Эй Дваццон, а ну подай ка спецкресло в студию!
— Мха-адсо-о-н аппарат сюда! Бегом блять, шалава! — заорал доктор, потирая вспотевшие ладони в предвкушении блестящего расследования. И уже через мгновение, скрипнув коленными суставами, старая кошелка Мхадсон выкатила на середину комнаты сверкающее хромом акушерское кресло на колесиках.
— Ну что ж, приступим!— воодушевленно вскрикнул инспектор Шхолмс, и ловким движением руки ухватив Анфиску за загривок, оторвал озадаченную девочку от пола и с треском поместил ее на «кресло обозрения». Затем, закинув школьный фартук на голову пациентке, он ловким движением раздвинул ей ноги и закрепил их на специальных гидравлических подножках кресла кожаными ремешками. В то же мгновение доктор Двадццон, вооружившись невероятного размера лупой, бегло обследовал промежность пациентки на предмет инопланетных паразитов, после чего, утвердительно кивнув Шхолмсу, вытянул вперед кулак с поднятым вверх большим пальцем и прошептал:
— Поехали!
Вдруг около дверей что то залязгало металлом и зашевелилось . Двадццон оглянулся и увидел копошащегося на полу андроида Сыроежика.
— Мхадсо-о-он, ёбанная клюшка! Займись уже, блять, этим уебаном, пока мы тут разбираемся! — заорал доктор. И почти сразу появившаяся в дверном проеме старая экономка, лихо задрав подол, уселась на физиономию андроида и заскрипела аццкими фрикциями, охая и крякая от наслаждения.
— Так-то лучше, — удовлетворенно произнес Шхолмс, вынимая из ширинки огромный и мерцающий нефритом кватрийский монопенис. И расследование понеслось полным ходом…
Шхомс, ацки сверкая лазерным окуляром, жестко вошел в небритую «пионерку», ускоряясь и насвистывая попурри из древнефашистких маршей.
— Та-а-ак? — иступлёно кричал инспектор, буравя плоть Селезневой огромным нефритовым стержнем.
— Бо-о-ольше! — орала очумевшая Анфиска, прогрызая дырки в белоснежном фартуке.
— Та-а-ак? — неистово вопрошал Шхолмс, покручивая за своим левым ухом регулятор увеличения размеров монопениса.
— Да-а-а-аа, еще-е-е-е бо-о-льше-е-е! — тряся недетским циллюлитом, вопила прихуевшая Селезнева.
— Да штоб ты провалилась, прорва! — взревел раскрасневшийся инспектор и въебал рубильник за ухом на полную мощщ.
— Да-а-а! Да-а-а-а! Да-а-а-ааааааа! — зачастила сисястая Анфиса и, закатив помутневшие бельма, вырубилась к ебени матери, громко испортив воздух.
Спустя пару минут ошалевшая от «гениального расследования» пионерка пришла в себя и, кокетливо поправив фартук, вопросительно посмотрела на инспектора.
— Ну как?
- Да чё там … заебись ! Проговорил вновь впавший в межгалактическую грусть Шхолмс.Затем откашлявшись продолжил.- Вобщем я применив гиперприлив исключительной дедукции и пройдя по цепочке логических перетрубаций методом глубокого проникновения в истинную сущность проблемы так тебе милочка скажу … Страпона тебе своего не видать как собственного очка , ибо «зомбоорки» уже явно стёрли его нахуй об свои немытые дупла. Андройда мы твоего завтра починим , а хуле любая железка в хозяйстве штука полезная .Будет на почту бегать или там за ганжубасом к барыге. Да и с недоёбом твоим мы с доктором можем помочь, если конечно ты захочешь стать нашей новой экономкой вместо этой маразматички Мхадсон ! Сказал Шхолмс и с неприязнью покосился в сторону елозиющего по силиконовой роже андроида сморщенного зада старухи.
- О да – выпалила Селезнёва и утвердительно затрясла головой - Я с радостью!
- Ну что ж тогда дело о хищении страпона можно считать торжественно закрытым ! Да Дваццон ?!
- Да Шхолмс … Вы как всегда беспизды гениальны ! Однако можно ли мне немного поработать с нашей новой экономкой … мне для мемуаров надо. Хрипло тараторил Дваццон , судорожно расстёгивая брюки.
- Ну надо так надо ! Работай друг ! А вы миссис Мхадсон пойдите в хуй . Да ! - Именно так! Утвердительно провозгласил инспектор и одним ударом лакированного сапога вынес из комнаты уволенную по старости лет дряблую экономку , вместе с брызгающим машинным маслом из разорванных ноздрей Сыроежеком. После чего тяжело вздохнув инспектор Шхолмс побрёл в сторону своего любимого письменного стола. Он устало опустился на массивное антикварное кресло, сделал пару объёмных затяжек из кальяна и безучастно посмотрев по сторонам взял в руки конробас и заиграл что то протяжное и до боли знакомое в миноре. А за окном все три фиолетовых Кватрийских солнца медленно угасали за туманным горизонтом. Осторожная ночь вкрадчиво окутывала своими сетями прекрасную оранжевую планету.

P.S

- Ну чтож Анфисочка теперь пожалуйста с начала и как можно поподробней ! Прохрипел доктор Дваццон повторно накидывая белоснежный фартук на пока ещё детское лицо пионерки Селезнёвой.


Теги:





0


Комментарии

#0 03:36  13-05-2009Saddam    
Долго думал о таинственном конробасе...
#1 07:43  13-05-2009Lunatik    
.. и о стапоне.

а вообще конечно мегапоебень. как будто конкурс на низкоговнопробность. или наоборот.

#2 03:45  14-05-2009ПОРК & SonЪ    
о высоком не устала ли ?)(в основном гавно нехилое)
#3 03:46  14-05-2009ПОРК & SonЪ    
Saddam Внизу очипятка!
#4 07:22  14-05-2009ПОРК & SonЪ    
Жизнь,жизнь,любовь

(А по мне смишно)

Бьют с ноги Решили...мимо

Выжить не выполеимо?

Врядли ...

смерть

Привет

Пока (пеечень отбитые бока)

апять привет

Нет?

пока!

#5 23:06  31-05-2009Fogel    
крео хорошее. токо падонкафский стиль тут не оч..имхо..и матов кропаль поменьше..маты придают остроту.(— Вы ебанулись так орать, Дваццон?! -тут ваще +1000)

но когда их дохуя- это приедается.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....