Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про скот:: - Горчица

Горчица

Автор: Ромка Кактус
   [ принято к публикации 06:57  16-06-2009 | глупец | Просмотров: 466]
Ромка Кактус

Горчица

Небольшая комната в общежитии. На стенах старые выцветшие обои, частично ободранные; множество плакатов. Две кровати, тумбочка, кухонный стол, маленький холодильник. На холодильнике куча тетрадок и книг. За столом сидит Гена. На нём белая рубашка с короткими рукавами, голубые джинсы, тапки. Катя полулежит на кровати, затылком прижавшись к стене. На ней красный топ, чёрные брюки-стрейч, полосатые носки. У Кати небольшой животик; волосы собраны в хвост. В её руках грязный облезлый игрушечный утёнок жёлтого цвета. Рядом с Катей на кровати лежит полный непрозрачный пакет.

КАТЯ: Мы все умрём.
(Катя прижимает утёнка к животу. Утёнок упирается клювом в ложбинку между её грудей.)
ГЕНА: Передай хлеб.
(Катя лезет в пакет, достаёт батон белого хлеба, протягивает его Гене. Гена встаёт со стула, подходит и берёт хлеб.) Спасибо.
КАТЯ: Не за что. (Гена возвращается к столу.) Ты умрёшь.
(На секунду гаснет свет.)
ГЕНА: (Разглядывая стол.) Так. Ты опять не убрала за собой.
КАТЯ: Не опять, а снова.
(Гена берёт с холодильника тетрадь.)
ГЕНА: Ты когда-нибудь научишься убирать за собой?
КАТЯ: Я умру.
(Катя закатывает глаза и вытягивает руки вверх.)
ГЕНА: Нет, это невозможно.
(Гена кидает тетрадь на стол, выдвигает полку в столе, нагибается и достаёт большой нож.)
КАТЯ: У тебя такой зад. (Пауза.) Его будут грызть черви.
(Гена кладёт батон на тетрадь, начинает его резать.) Что там?
ГЕНА: Твои конспекты по античке.
КАТЯ: Нет.
ГЕНА: Да.
КАТЯ: Ты не мог, что ли, взять другую? Идиот.
ГЕНА: Ты не могла убрать за собой, как я просил? Овца, бля. Развела дрисьню – поесть негде.
(Катя раздвигает утёнку лапки, тычет между лапок пальцем.) Вот скажи, что это такое вообще? Ты анатомировала пришельца из созвездия Кассиопеи?
КАТЯ: Это суп.
(Гена оборачивается к Кате лицом. В правой руке у него нож.)
ГЕНА: Суп?
КАТЯ: Ну да, щи. Ленка приходила. Ты знаешь, ей тяжело сейчас. Из-за Коли.
ГЕНА: Значит, ей тяжело, и чтобы успокоиться, она приходит и расплёскивает щи по нашему столу.
КАТЯ: Мудак. Ты ничего не понимаешь.
ГЕНА: Да куда уж мне.
КАТЯ: Ленка моя лучшая подруга.
ГЕНА: И это даёт ей право приходить и расплёскивать.
КАТЯ: Это было случайно.
ГЕНА: Это Коля у неё был случайно. Молоток-чувак, вовремя опомнился.
КАТЯ: Говно. Ты говно и умрёшь. Моя Ленка лучше всех! Просто она наивная и переживает из-за всякого мудачья. Он ей даже цветов не дарил, а она, она… так его любит! Все мужики – скоты.
(Гена кладёт нож.)
ГЕНА: Я, по крайней мере, не свинячу. А если свинячу, убираю за собой. Где горчица?
КАТЯ: В пакете.
ГЕНА: Так достань.
(Катя лезет в пакет, достаёт банку горчицы.)
КАТЯ: Ты будешь есть хлеб с горчицей?
(Гена подходит к Кате, берёт банку.)
ГЕНА: Ну да, так вкуснее. У нас всё равно больше ничего нет.
(Гена садится за стол.)
КАТЯ: Умм-рёшшшь.
(На семь секунд гаснет свет.)
ГЕНА: (Поднимает взгляд на лампу.) Да что такое.
КАТЯ: (Подбрасывает утёнка вверх и ловит.) Только конченное ничтожество может есть эту отраву.
ГЕНА: (Открывает банку, намазывает ножом горчицу на хлеб.) Да нет, почему? Очень даже. (Жуёт.) Ох, хорошо! Может, попробуешь? Тоже ведь с утра ничего не ела.
КАТЯ: Нет. Ты умрёшь. А горчица – яд.
ГЕНА: Когда я был маленьким, мама покупала зерновую горчицу. Вот тогда мы ели! И свинина, и баранина! Плов с изюмом. А блинами мы вытирали руки после еды.
КАТЯ: Жопу не вытирали?
(Катя сажает утёнка себе на голову, его лапки свешиваются ей на лоб.)
ГЕНА: Для жоп у нас были языки специально обученных болтливых бабищ.
КАТЯ: А ты хочешь, чтобы я тебе полизала?
ГЕНА: Ты чо, Катька, серьёзно?
КАТЯ: Ёбнешь Никифорову – отлижу.
ГЕНА: (Смеётся.) Га, вот ты как! Нет уж, родная, с Ниной Александровной как-нить сама разруливай. Можешь ей полизать, например. Или вот конспекты текстов полижи – они нормально уже так супцом пропитались.
КАТЯ: Бля, урод ты!
ГЕНА: Овощной Гомер. (Читает по памяти.) Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына…
КАТЯ: Сука, если ты не замолчишь…
(Катя замахивается утёнком.)
ГЕНА: Или Еврипид. Чо там у него? Медея, фаршированная своими малолетними детьми. Ипполит с каперсами, под майонезом…
КАТЯ: На, мудак!
(Катя кидает утёнка в Гену. Гена вжимает голову в плечи. Утёнок, пролетая, касается его макушки, влетает в стену и падает на край стола, а затем на пол.)
ГЕНА: О! Прометей, прикованный к горе бланманже, низвергается в тартар, где из его печени Орёл целую вечность будет готовить фуа-гра. До тех пор, пока вкусы у богов не изменятся. (Смеётся.)
КАТЯ: Это не смешно. Ты-то всё сдал.
ГЕНА: Ага.
КАТЯ: А я хуй. Я маленький сморщенный хуй. И я умру.
(Катя падает на подушку, закрывает лицо руками. Её топ немного задирается, становится видна часть спины, небольшие ямки по бокам от позвоночника. Гена смотрит на неё.)
ГЕНА: Да чо ты паришься, Катька! Забей. Давай лучше трахаться.
КАТЯ: (Бурчит в подушку, неразборчиво) А и и о у!
ГЕНА: Чо-чо?
КАТЯ: (Поднимает голову.) Да иди в жопу, кобель!
ГЕНА: Эт можно.
(Гена берёт ломоть хлеба, мажет горчицей, жуёт. Гаснет свет. Полминуты темнота. Когда свет зажигается, Гена сидит за столом с открытым ртом, Катя снова полулежит на кровати, прижавшись затылком к стене. На голове у неё сидит чёрный игрушечный утёнок.)
КАТЯ: Трусики.
ГЕНА: Э!
(Гена кладёт ломоть хлеба на стол и шарит ногой под столом.)
КАТЯ: Ты снимешь с меня трусики?
ГЕНА: Не понимаю. (Продолжает шарить. Затем нагибается и пытается заглянуть под стол.)
КАТЯ: Мои трусики промокли насквозь.
ГЕНА: Как это произошло? Только что тут… и вдруг! Ёбаный рот.
КАТЯ: Иди ко мне, моё животное!
ГЕНА: Да погоди ты! (Забирается под стол.)
КАТЯ: Пися. Писечка. Моя писечка вся мокрая и горячая!
(Катя расстёгивает ширинку, запускает руку в трусики.)
ГЕНА: (Из-под стола.) Где же он?
КАТЯ: Милый, я не могу долго ждать!
(Ласкает себя. Ладонь совершает круговые движения.)
ГЕНА: Цып-цып-цып!
КАТЯ: Ах! Оооо!
ГЕНА: Цыпа-цыпа. (Бьётся головой о крышку стола.) Блядь!
КАТЯ: Омм, омм. (Закусывает нижнюю губу.)
ГЕНА: Пидор ёбаный. Ну и оставайся с ними. Они тебя научат.
(Гена вылезает из-под стола. В это время Катя вытаскивает руку из трусов. В руке у неё небольшой варёный капустный лист. Катя смотрит на него с недоумением.)
КАТЯ: Во дела.
ГЕНА: (Садится за стол) Пробки что ли. Или на подстанции опять. Кать, ты помнишь, как тогда электричество отрубили на семь часов, а у меня был зачёт по лексике?
(Гена оборачивается. Катя быстро съедает капустный лист.) Так вместо того, чтоб ботанить, мы славно потрахались, и я тебе засадил, засадил.
КАТЯ: (Испуганно) Помню.
ГЕНА: А может, повторим? Как тогда.
(Гена встаёт, подходит к Кате.)
КАТЯ: Нет, что ты. У тебя же волосы. На руках. Ты как паук.
(Катя прижимает утёнка к груди.)
ГЕНА: Ну и чо. Давай.
(Гена запускает руку Кате под топик, прижимается к ней, тянется губами к её губам.)
КАТЯ: Ты умрёшь как паук. Тебя раздавят клешнёй.
(Катя тянется к пакету. Гаснет свет. Две минуты темнота. Когда свет загорается, Катя кладёт на тумбочку кольцо широкого прозрачного скотча. Гена сидит за столом, его руки полностью замотаны скотчем и приклеены к спинке стула.)
ГЕНА: Ну чо ты, давай потрахаемся и я тебе присуну.

КАТЯ: Надо, чтоб без волос.
(Катя затыкает Гене рот куском хлеба. Гена пытается жевать.) Кушай, кушай, набирай вес.
(Катя подходит к кровати, достаёт из пакета ножницы и расчёску. Возвращается к Гене, начинает его подстригать. Катя подстригает Гену, затем берёт нож и размазывает ножом по его голове горчицу.)
ГЕНА: Ну чо, трахаться-то будем, или я спать пойду?
КАТЯ: Будем, дорогой. Но сперва мы умрём.
(Гаснет свет. Проходит время. В темноте слышно, как открывается дверь.)
МАРГАРИТА ВАСИЛЬЕВНА: (Из-за сцены) Сюда, голубчики.
ЖЕНЯ: Где выключатель?
ЛЕВ: Да у косяка пошарь.
ЖЕНЯ: А! Кажется…
(Загорается свет. В комнате та же обстановка. На столе стоит пустая банка из-под горчицы, лежит грязный нож. На спинке кровати сидит красный игрушечный утёнок. Входят Женя, Лев и Маргарита Васильевна.)
МАРГАРИТА ВАСИЛЬЕВНА: Ай, какой свинарник. Съехали и не прибрались. Ну что это такое? (Вертит в руках банку из-под горчицы.)
ЖЕНЯ: Ой, какой утёнок!
(Женя подбегает к кровати, хватает игрушку.)
ЛЕВ: Спасибо вам, Маргарита Васильевна.
(Лев выпроваживает женщину, закрывает за ней дверь.)
ЖЕНЯ: Посмотри, какая прелесть! Я назову его Скруджем. Скрудж, поздоровайся с Лёвой.
(Женя подходит ко Льву, трогает его крылом игрушки за руку.)
ЛЕВ: Да, оставь ты эту хуйню. Смотри, сколько говна убирать придётся. Кажется, тут проще сдохнуть.

16 июня 2009 г.


Теги:





-3


Комментарии

#0 10:21  16-06-2009Унтер-офицерская вдова    
Люблю про общежития. отлично.
#1 10:31  16-06-2009Великодушный публицист    
Тема ебли не раскрыта. Где расчленёнка? Гдебля?
#2 17:29  16-06-2009Иосиф Сталин    
ромкосотирег
#3 04:18  17-06-2009КЛА    
от горчицы -- огорчаются
#4 20:31  17-06-2009Дымыч    
аххуительна!
#5 20:40  17-06-2009херр Римас    
к сожаленею не понял нихуя
#6 13:46  19-06-2009Мирро Пуазон    
зошебись! утенок-семицветик исполняющий смертные желания.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:47  23-07-2017
: [16] [Про скот]
Лежала дева на шезлонге,
пила из трубочки перье.
В накидке легкой из Гонконга
иль сычуаньских кутюрье.

А рядом женщина за сорок
и килограммов много за,
томилась с явственным укором
и щуря хитростно глаза.

Чуть дальше дед на полотенце,
пятном белёсым на камнях,
застыл ничком, как будто немца,
в окопе ждёт с ружьем в руках....
13:20  22-07-2017
: [10] [Про скот]
Посвящается
Сергею Бондарчуку

Солнце светит, небо ясно,
Грач летает лихо,
Я сижу в рубашке красной
И со мной чувиха,

Рядом два ближайших друга,
Пьем вторые сутки,
С каждым другом по подруге-
Это проститутки....
20:23  16-07-2017
: [22] [Про скот]
. К***

Отвисшие сиськи старушки.
На каждой висит по соску.
Рвут в клочья мне нежную душу
И будят глухую тоску.

И хочется выть мне и плакать.
Не плакать – а громко рыдать.
Порвать на грудине рубаху
И больше старух не ебать....
10:18  15-07-2017
: [10] [Про скот]
Одна женщина вышла вечером погулять в парк. Сидит, комаров отгоняет. Подсаживается на лавочку к ней маньяк. Здрасьте, как вас звать, меня зовут Игорь. Она нет, нет, я не такая. Он - да не беспокойтесь вы так, и давай ей про Стравинского, с Фолкнером рассказывать....
09:13  15-07-2017
: [4] [Про скот]
Ася – это пятьдесят килограмм волос, пирсинга и татуировок. Плюс внутренний мир. Непременно должна быть душа, которая приводит в движение конечности и включает перистальтику. Не может тело, наделённое всеми признаками живого, двигаться по столь сложной траектории, курить и материться чисто по инерции, словно кукла, попавшая в ураган....