Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - пропальто (чудо-конкурз)

пропальто (чудо-конкурз)

Автор: Заебалиписаки
   [ принято к публикации 10:06  02-07-2009 | бырь | Просмотров: 413]
- Антонина ходи завтракать! Тоська еб твою мать! Больше пяти минут звала дочь Клара Захаровна.
- Да с Федором она. Сосет опять. Пискливым голосом кастраа произнес двенадцатилетний Егорушка. – Зови не зови, не придет, пока не отсосет. Мам жрать уже давай, а?
- Вот блядь то какая. Вся в маму. Глава семейства Николай Петрович Васнецов оторвался от газеты. – Мамка твоя, Егорушка, знатно по молодости сосала. У всех, кроме папки. Да Кларка? Но тебе, безяйковое уебище, этого не понять. И перестань маме хамить! Николай Петрович со всей силы ударил младшего сына ложкой по голове. Егорушка икнул и истерически заржал.
- Перестаньте дурачиться. Как дети малые. Ты Коля поменьше бы детям хуйни всякой пиздел. На мать родную им наговариваешь. А насчет Антонины нехорошо как-то выходит. Мужика ей надо, мужика. Баба то взрослая совсем. Да и Федору недолго осталось. На Пасху то пойди резать придется, ему ведь год скоро. Либо резать на тушенку, либо кастрировать пора. Будет тебе Егорушка друг. Ыгыгыгы.
- Звала мам! Привет пап! Ну и утро у меня сегодня развеселое. На кухню забежала запыхавшаяся Антонина. Волосы тридцатилетней, розовощекой толстушки были взъерошены, от старшей дочери безумно разило кабаном Федором.
- Вот блядь то какая. Проворчал Николай Петрович, схватил со стола ложку и еще раз ударил Егорушку. – Пидар безяйцевый! Ненавижу блядь!
- Ну что бляди? Жрете? Дверь хлопнула, и в кухню зашел Тимофей. – На ко, мам. Тебе принес. Пальто блядь. Тимофей бросил в мать тяжелым кульком.
- Кормилец ты наш. Хоть кто-то в семье деньги зарабатывает. Клара Захаровна нежно поцеловала среднего сына.
- Да сука нахуй запарился с пальтом этим шо пиздец. Тяжело вздохнул Тимофей и сел напротив отца.
- Весь в меня. Николай Петрович опустил газету. На лице главы семейства сияла улыбка.
- Ну ладно, пошла я. Дела у меня. Вскочила из-за стола Антонина и наспех выбежала на улицу. В хлеву невыносимо громко ревел Федор.


Теги:





-1


Комментарии

#0 10:35  02-07-2009Шэнпонзэ Настоящий    
Хуясе, шифровочка! А мы тут ещё на Норку гоним за неграмотность.

А так, трэшак, конечно, знатный. Блеванул.

#1 10:44  02-07-200952-й Квартал    
цикл россказов "я и моя тёщщя"
#2 11:05  02-07-2009Докторъ Ливсин    
просо -хуйясе..

как гритца-вита бревис, артис лонгис..гггы

#3 11:50  02-07-2009norpo    
спасибо, блевалъ
#4 02:15  03-07-2009Colonel    
хорошо

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Когда май переливается в лето, из-под колёс вырывается пыль,
катастрофически тянет в деревню, в детство
сесть поутру на мотоцикл «Минск», поехать на озеро за пару миль,
что находится практически по соседству

с хвойной посадкой, взять с собой поплавочные снасти и еду,
которую приготовила бабушка своими руками,
выбрать клевое место на каком-нибудь пологом берегу,
расположиться и смотреть целую вечность за поплавками....
Это было в мае, пятого числа.
Курочка хромая в ночь яйцо снесла.
Мне сиё отрадно и приятно, но..
Почему квадратно, отчего черно?!

Кубики рассыпав чёрные в закат,
Улетела цыпа в даль, за облака.
В майской яви лишний, в снах наоборот
Чёрною яишней набиваю рот,

И слова густые, вязкие текут....
Погода то свирепствует, то жарит,
Запойный мой холя менталитет.
Труды её, безмерно уважая,
С перцовочкой общаюсь тет-а-тет.

Бок о бок шли и в зной и в снегопады,
На склочников соседей и ментов.
Чтоб вместе быть, отдал барыгам, гадам,
Нелепым в мае ставшее пальто....
"Пошто деревья пилишь ты, милок?" -
так вопрошала бабка из окошка,
когда пилил я их совсем безбожно,
твоей обожествленною пилой.

А ты мне говорила из окна:
"Пили, не слушай бабушку больную,
я не хочу, чтоб в месяце-июле
заместо света зелени копна

в окно ко мне назойливо пролезла....
Далекий май, последний. Первый.
Качались в классе шлюпки парт,
гребцы нетерпеливы были, нервны
был май, напомню, а не март.
Не марта робкие надежды,
а мая пробованье сил
и ток любви, дремавший прежде,
конечно, выхода просил.
И одноклассницы коленки,
и эротичность волосков,
манили более, чем Ленский,
чем непонятный мне Толстой....