Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - ДЕНЬ ПОБЕДЫ

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Автор: Тедди КГБ
   [ принято к публикации 06:30  09-07-2009 | я бля | Просмотров: 581]
(лишний раз никогда не поздно я щитаю...)

- Зинка! Мокрощёлка старая!
Голос бабы Мани – хриплый, сильный, веселый – наждачной бумагой прошелся по двору.
- Ханде хох, капитулирен! – баба Маня выставила вперед клюку. – Чё в авоське?
- Вот зачем тебе клюка, матершинница ты старая? Ведь и без нее здорово ползаешь.
Зинка колобочком прокатилась через дворик к скамейке, на которой сидела баба Маня.
- Это не клюка. Это боевое оружие. Чё в авоське, я тебя спрашиваю?
- День Победы у меня в авоське, баб Мань. Ну чего ты опять на эту скамейку села? Спинки нет, откинуться не на что. Я после третьей откинуться люблю.
- Типун тебе на язык, старая дура. Рано тебе еще откидываться. А со спинками я брезгую, они все грязные.
- Грязные. – передразнила Зинка. – Как ты по траншеям с хуя на хуй перепрыгивать не брезговала, я просто в толк не возьму. Пойдем, пересядем, у меня газета есть.
- После третьей и пересядем. Доставай, чего у тебя там?
- Настойка. Компот Мишкин. Он его специально к Дню Победы готовил, да не дождался.
- Ойойойой… Помер штоль? А я гляжу что-то его не видно.
- Издеваться будешь, дура? Вместе же хоронили.
- Да ладно тебе, шучу я. Все там будем. Надька!
Вдоль забора двигалась высокая сухая фигура, опираясь на трость – такую же, как у бабы Мани, деревянную с зеленой крашеной ручкой.
- Ой, а я иду не вижу.
- Не видит она, коза слепая старая. Иди сюда.
Было 9 мая. А это означало, что бабушкам сегодня – можно. Впрочем, можно им было довольно часто – благо, праздников всегда хватало на Руси, но день Победы – это совершенно другая катавасия, как говорила несостоявшаяся героиня Советского Союза баба Маня. Состояться ей не удалось, как всегда утверждала она сама, «потому что проебали приказ, большевистские сволочи».

*

На балконе третьего этажа, за цветочными горшками, образовался одетый в тельник сухощавый торс, увенчанный благородной седой головой.
- Бабки! – крикнул торс. – Чего не зашли? Чего на улице?
- Так погоды какие стоят, Сергей Иваныч! – пропела Зинка. – Ты б лучше вышел к нам, у нас настоечка и колбаска краковская.
- Я сам тут второй час уже с рюмками и колбасой сижу. – громогласно проворчал Сергей Иваныч. – Что я, не знаю что ли вас, алкоголицы старые?
Он исчез в недрах квартиры, и вскоре из его открытых окон грянула «Yellow submarine». Старый моряк всегда готовился к парадному выходу под музыку.
- Битлз – говно. Это вам я, героиня Советского Союза говорю. Ну, за Победу. – баба Маня опрокинула в себя стопку и на секунду зажмурилась, собрав лицо в смешную гармошку. – Девкиииии….. Хорошшшоооооо…. Хорошо-то как!
Через несколько минут из подъезда чинно вышел Сергей Иваныч в белом кителе, в три плотных ряда увешанном медалями и орденами, с газетным свертком в руке. Достал из кармана граненый стакан.
- Лейте штрафной.
Баба Маня легонько стукнула его клюкой по ноге.
- Хитер ты, Иваныч, даром что моряк. Мы только по первой выпили.
- Жалко тебе, что ли?
- Да пей, чего уж… За Победу. Колбаску бери, закусывай.
- Кто ж клюквенную краковской закусывает. У меня вот домашняя, кровяная, только вчера с-под Рязани.
Ослепительно блеснул на солнце стакан в руке Иваныча, разбрызгав вокруг мелкие лучики. Он втянул широко раздутыми ноздрями весенний воздух и развернул сверток. В свертке оказался нарезанный крупными ломтями хлеб, обещаная кровяная, свежие огурцы и соль.
- Надо за беленькой идти, Иваныч. – заметила баба Маня. – Не пропадать же огурцам.
- Не надо никуда идти. – сказал Иваныч гордо и достал из внутреннего кармана полулитровую военную флягу.

*

- Вот ты, Иваныч, как думаешь, кто войну выиграл?
- Неужели все-таки немцы? – сделал большие глаза Иваныч.
- Дурак ты старый, Иваныч. – снисходительно сказала баба Маня. – Войну выиграли я, Зинка и Надька. Потому что дисциплина в роте зависит от медсестры. Ну и от командира, конечно. Но от медсестры – в первую очередь! Четырнадцатый полк помнишь? Все бежали на хуй. Все! А знаешь почему? А потому что кто у них в роте был, помнишь? Катька Монахиня. Никому не давала, сучка, герою бы не дала, наверное. Какая баба – такой и полк, девки. Это вам я, Героиня Советского Союза говорю. Давайте… За всех, кто там остался. Как за живых. Потому что мы к ним все ближе и ближе, девки. Давайте…
Звякнули рюмочки.
- Зинка, сколько у вас человек в батальоне было?
- Четыреста с гаком.
- Ну ты даешь, старуха! Как ты справлялась-то с ними?
- Так я ж не одна была. Со мной еще Любка. До Берлина почти дошла.
- Точно, Любка. Помню. Царствие небесное Любке.
- Уж кто точно в царстве небесном, так это Любка. Бывало, по тридцать человек за день омолаживала. Помню, под Смоленском, после атаки, перебинтовывает она раненого бойца в поле, воронки кругом, гарь, танки горят, а сзади ее уже замполит ебет, большевисткая сволочь.
Иваныч снисходительно хмыкнул и сказал небрежно:
- Нам, морякам, не приходилось одну бабу по кругу пускать. На берег сходя, по три-четыре бабы за ночь окучивал, слава Богу.
Баба Маня расхохоталась, раззявив зубастый рот.
- Так это ж получается, они тебя, старый, по кругу пускали! Так ты наш человек, старый! Давай-ка пить с тобой брудершафт.
Иванычу такая трактовка его эротических подвигов не понравилась и он нахмурился.
- Чего ты сморщился? – удивилась баба Маня. – Или неправильно говорю? Ты, моряк, все правильно сделал. Что ты еще мог делать в этой сухопутной войне? Только ебать баб! Молодец! Пей брудершафт, говорю тебе, со мной, старый кобель.
Выпили, и нос Иваныча на мгновение утонул в развесистых губах бабы Мани. Иваныч достал платок и вытер лицо.
- И откуда у тебя грудь-то в крестах, не понимаю, хоть убей. Плавал себе кролем вдоль берега, шлюх портовых окучивал, а медалей как за взятие Рейхстага. Мне вот героиню не дали – проебали приказ.
- Кто проебал-то, я все никак не пойму? – Иваныч прищурился, прикуривая папиросу.
- Да вместе и проебали. – зло сказала баба Маня. – С моими самыми ебучими однополчанами. Мы ж одним эшелоном в Москву возвращались. А мне с собой бумагу выписали, так мол и так, настоятельно рекомендуем приставить медсестру Петрову к награде и присвоить ей звание героини Советского Союза за доблесть, отвагу и прочую хуйню, проявленную в бою и не только. И стали мы эту бумагу с ебучими однополчанами по дороге обмывать. Оргию устроили в вагоне – до сих пор вспоминаю и не верится, что бывает такое. И где-то там, среди всей этой порнографии, мы безвозвратно проебали бумагу, единственное документальное подтверждение моего геройства. Но я не жалею. Оно того стоило. Кто-нибудь из вас видел когда-нибудь, как двести пятьдесят человек боевых едениц рыдают до слез, потому что расстаются со мной? То-то и оно! А я видела. И ни на какие ордена это не поменяю. Ну а ты-то, Надька? Комдива Ляпина помнишь?
- Да брось ты! – смутилась Надька.
- Застенчивая какая куртизанка. Мы ж там и познакомились, с Надькой-то. Слышь, Иваныч, тебе рассказываю. Комдив Ляпин был человек веселый, с выдумкой… Ты налил бы, моряк соленый.
Иваныч наполнил рюмочки водкой. Себе плеснул в стакан.

*

- Пойдем, пойдем… - хрипло рокотала баба Маня. – Да не держи ты меня, не упаду. До Берлина дошла, не рассыпалась… Я ж героиня Советского Союза… Приказ проебали, сволочи... большевисты, бля… Да мне эти медали не пришей пизде… Да поддержи ты меня, упаду же. Морячок… Привык, что штормит все время. Я-то в портянках, с сорок первого года… До сих пор портянки ношу… А что ты ржешь? Эротично…
Густели кисельные сумерки. Где-то совсем рядом раздался сухой треск, и в небе разноцветными брызгами рассыпался первый залп салюта.


Теги:





1


Комментарии

#0 11:00  09-07-2009ГССРИМ (кремирован)    
пиздёжь
#1 11:05  09-07-200952-й Квартал    
ГиХШП
#2 15:57  09-07-2009Тедди КГБ    
Ребята, это жызнь.
#3 16:05  09-07-2009Giggs    
Хуйнянометр зашкалил.
#4 16:46  09-07-2009Тедди КГБ    
Записано со слов Клавки Помидорихи.
#5 16:49  09-07-2009Giggs    
Не, отменяю предыдущий камент. Нормально. То я скроллил просто.
#6 17:07  09-07-2009Sgt.Pecker    
да нормальная история тока битлы тут нахуя
#7 20:57  09-07-2009ПОРК & SonЪ    
Sgt.Pecker

Ибо битолс тоже Гихшп

А рассказ патом пачитаю.

#8 21:40  09-07-2009Лабазник    
Sgt.Pecker-Потому что Йко Оно-сукаблятьпиздорванкаебатьеёнахуй,а рассказ-душевный,хули.
#9 22:18  09-07-2009Sgt.Pecker    
+1
#10 23:25  09-07-2009Докторъ Ливсин    
ёбань..

ну и пиздёжЪ до кучи..

#11 10:23  16-07-2009херр Римас    
теперь никто уже не узнает правды.но по-моему пездеж и ебань. написано неаккуратно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....