Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - Монолог (на конкурз)

Монолог (на конкурз)

Автор: norpo
   [ принято к публикации 21:12  19-08-2009 | Нимчег | Просмотров: 463]
И Левину вспомнилась недавняя сцена с Долли и ее уже взрослыми детьми. Дети, оставшись одни, стали жрать водку, ебать кухарку Люсю, молодую, но недалекую девушку в веснушках, а потом еще не раз пихать ей свои уды в рот и смеяться, когда она захлебывалась их по-юношески густой и обильной спермой. Потом они били посуду, дворника и всячески кричали непотребства, а ближе к вечеру разыгрывали сценки из Нового завета, где Иисусом была голая Люся, висевшая на кресте из швабр и пускавшая обильную пьяную слюну, детишки стояли перед ней на коленях и целовали ее по очереди в пупок. Мать, застав их на деле, при Левине стала внушать им, какого труда стоит большим то, что они разрушают, и то, что труд этот делается для них, что если они будут бить чашки, хулить Господа, то им не на что и не из чего будет пить, Господь их покарает карами страшными, а ежели они будут так мерзко издеваться над прислугой, то скоро и прислуживать будет некому, им нечего будет есть и они умрут с голоду и от одиночества.

И Левина поразило то спокойное, унылое недоверие, с которым дети слушали эти слова матери. Они только были огорчены тем, что прекращена их занимательная игра, и не верили ни слову из того, что говорила мать. Они и не могли верить, потому что не могли себе представить всего объема того, чем они пользуются, и потому не могли представить себе, что то, что они разрушают, есть то самое, чем они живут, а если говорить проще – они просто не понимали мир так, как понимает его их мать, которая для них всего лишь старуха, обламывающая им их подростковые игры.

"Это все само собой, - думали они, - и интересного и важного в этом ничего нет, потому что это всегда было и будет. И всегда все одно и то же. Об этом нам думать нечего, это готово; а нам хочется выдумать что-нибудь свое и новенькое. Вот мы выдумали трахать Люську и делать из нее божество, это весело и не чем не хуже чем уныло читать глупые книги без картинок и молиться на ночь спинке кровати".

"Разве не то же самое делаем мы, делал я, разумом отыскивая значение сил природы и смысл жизни человека?" - продолжал он думать и одновременно дрочить, вспоминая белые ляжки Люськи и ее молодую, налитую грудь.

Ну-ка, пустить одних детей, чтоб они сами приобрели, сделали посуду, подоили молоко, завели семью с детьми, вырастили такую вот Люську с сиськами, чужим на потеху и на потребу и т. д. Стали бы они шалить, драться и ебать каждую девку? Они бы с голоду померли и без ласки. Ну-ка, пустите нас с нашими страстями, мыслями, без понятия о едином боге и творце! Или без понятия того, что есть добро, без объяснения зла нравственного.

Ну-ка, без этих понятий постройте что-нибудь!

Мы только разрушаем, потому что мы духовно сыты. Именно дети!

Откуда у меня радостное, общее с мужиком знание, которое одно дает мне спокойствие души? Откуда взял я это? Левин с невероятной силой дернул пипиську и даже вскрикнул от боли.

Я, воспитанный в понятии бога, христианином, наполнив всю свою жизнь теми духовными благами, которые дало мне христианство, преисполненный весь и живущий этими благами, я, как дети, не понимая их, разрушаю, то есть хочу разрушить то, чем я живу. А как только наступает важная минута жизни, как дети, когда им холодно и голодно, я иду к нему, и еще менее чем дети, которых мать бранит за их детские шалости, я чувствую, что мои детские попытки с жира беситься не зачитываются мне, а наоборот все это мне припоминается и бьет меня в самое темя, в то время как я, преисполненный своими страстями не желаю с ними расстаться, но и избавиться хочу от них одновременно.

Да, то, что я знаю, я знаю не разумом, а это дано мне, открыто мне, и я знаю это сердцем, верою в то главное, что исповедует церковь.

"Церковь? Церковь!" - повторил Левин, перелег на другую сторону и, облокотившись на руку, стал глядеть вдаль, на сходившее с той стороны к реке стадо, свободной рукою он дергал свой член и в момент, когда одна из коров повернулась и посмотрела на него печальным взглядом бессловесного мяса, Левин обильно кончил на натертый паркет.

В тот же миг вспомнился Левину врач по нервическим болезням, который подал в суд на пивоварню. Пивоварня устроила пруд для льда, а в нем летом завелись лягушки и их крики распугивали пациентов доктора и мешали ему вести прием. Так врач подал в суд на пивоварню, но иск отклонили, так как лягушки ведут себя так, как им Богом уготовано себя вести, так и я веду себя так, как меня создал Господь, а замысел его мне не ведом.


Теги:





0


Комментарии

#0 21:18  19-08-2009norpo    
кстате это из анны карениной йопта, бгг
#1 21:33  19-08-2009ПЛОТНЕГ    
паходу норпыч настолько увлекся толстым, что и сам за классиком потерялся к хуям гг психологическая утонченность затмила вялые приступы треша.
#2 21:34  19-08-2009ПЛОТНЕГ    
именно того треша к которому я от него привык.
#3 21:54  19-08-2009Addam    
а мне понра...
#4 22:35  19-08-2009Лев Рыжков    
Брависсимо, блеа. Это пять. Только маленький минус "Потом они били посуду, дворника..." - чуть напомнила "За окном шел снег и рота красноармейцев".
#5 23:33  19-08-2009Демиан    
душевно написано. Думал посмеяться, а вышло, что плакалъ
#6 08:19  20-08-2009дважды Гумберт    
трэш-классика. онанизм отчетливо монологичен. онанирующий Левин в одном романе, а мастурбирующая Наташа Ростова - в другом. и ничего тут не поделаешь. дрочит и молится и умирает каждый в свою одиночку.
#7 08:44  20-08-2009Норкавнорке    
Ну прям Толстой. Понравилось
#8 18:36  20-08-2009Это я, Эдичка    
Очень хорошо передан стиль классика. Я сразу понял, что Норпо Толстого пародирует. Но ржачных моментов нет почти. Тут часто прозу ру в суе упоминают. Вот там бы данный кавер мог бы победить.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Всё давно мне отоснилось.
Но, теперь, бессонница.
В чувства прыгнув, тлен и сырость,
Сладостно полощется.
И, встают перед глазами
Губы, плечи, имена.
Пульс виски мои таранит
Грусть,обида и вина.
Быть могло всё по-другому.
Но, уже не изменить....
Синюшный дождь. Настырно, сырость
Пропитывает до костей.
И, Ты мне ночью не приснилась.
И, днём в свой дом не жду гостей.

Воспоминаний липких тени
Повыползали из углов.
И, распахнулись настежь двери
Скелетных сумрачных шкафов....
Новогодняя ночь. Колодец двора покачивается то вправо, то влево. Сухость во рту, тошнота, непроизвольные движения – омерзительный букет алкогольных симптомов… Зачем я опять пришел сюда? В этом кирпичном, с обвалившейся штукатуркой доме с тремя вырезанными бутонами балконов живу я сам, в отодвинувшемся, ушедшем в сторону времени....
Взрослая дочь моей женщины проглотила глобус. Естественно моя женщина рада, как и любая другая на ее месте. Мы с ней недавно в один день отметили круглую дату, которую обычно не принято отмечать. Если так же умрем, будет вообще как в сказке. Чему ты так рано обрадовалась, дура?...
лицу в картонной морде тесно.
кто - я? ни птиц, ни рыб, ни зверь.
быть обезьяной, если честно,
не в кайф.
рождественскую ель
воспламеню посредством свечки
и, сговорившись с Бомарше, -
спалю бумажную овечку
и лошадь из папье-маше....