Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен

Автор: imbo_down
   [ принято к публикации 04:10  22-09-2009 | я бля | Просмотров: 364]
Джон Рональд Руэл Толкиен

Когда я узнал, что моя дочка - эмо, я повел ее на крышу.
Включил Линду Пэрри в бумбоксе и попросил ее послушать этот сраный депрессняк.
Она сказала:
- Чево за хню ты поставил?
- Линда Пэрри.
- Линда, - дочка ее зовут Дуня нервно прошлась туда-сюда. - Линда... Да никто уже давно ее не слушает. Ты мне еще Дэс ин Джун заведи.
- Индастриел.
Хули с дочерью нам говорить не об чем. Я - делинквент с дурацкой фамилией - Даун. А она - Дуня Петрова. - эмо. Ей пятнадцать лет и она учится в математическом колледже. Моя бывшая жена, попросила, чтоб я Евдокию оттащил от депрессняка связанного как она выразилась с модой.
- Эмо, готы, всякие. Она одевается как-то мрачно. Все про суицид говорит. С крыши сброшусь и прочее. Губы темной помадой красит. Имбо, ты же умный, оттащи ее от этого. - говорила бывшая жена.
- Эмо готы, уёбки? Оттащить? Хули, дорогая - оттащу.
- Очень на тебя надеюсь, Имбо

Скрестив на груди руки, Дуня в черном плаще, стояла на краю крыши, а я мялся сзади и посасывал коньяк.
А хули, о чем нам говорить? О том, что мать ее дура? О том, что Майкл Джексон на самом деле жив, также , как и Джон Леннон... Об иноплантянах? О Барби? Или что? дочери немецкую порнуху поставить чтоли.. которой у меня немеряное количество?
- Дуня... Это самое...
- Ну?
Огромные кленовые листья залетели на крышу.
Осенний ветер - хули сделаешь.
Я хлебнул коньяку и сказал:
- Дуня, ептпть, милая, захуя нам тут стоять на этой крыше, иди ка ты домой.
- Я домой не пойду, папа - сказала Дуня и брезгливо отмахнулась от кленового листа. - Ты же писатель? Так?
- Ну типа да, - я глотнул еще коньяка и закусил куском темного осеннего неба.
- Дак вот нечево тебе пить! Отдай бутылку и прочитаешь мне свою книгу.
Коньяк я покорно отдал и стал спускаться вниз, в квартиру.

Книгу...
Какую нахуй книгу! Меня же не издают.
Не печатают нигде.

Дуня пнула моего пуделя Оскара Уайльда, он забился в угол и замолчал. Я сел в кресло около компьютера, и спихнул пивные банки под стол, но этого оказалось недостаточно.
- Фу! Я уйду сейчас! - воскликнула Дуня.
Пришлось сдернуть с люстры презервативы. Ну, короче всю ебень выхернуть в окно. Классика, хули.
- Ну, что, папа - писатель! Где твои книжки?
Я хлебнул коньяка и гордо ответил:
- А вот!

"Три кольца премудрым эльфам - для добра их гордого, Семь колец пещерным гномам - для труда их горного, Девять - людям Средиземья - для служенья черного И бесстрашия в сраженьях смертоносно твердого"
Ну, и далее, про хоббитов, Гендельфа и прочих педарасов.
Мой пудель Оскар Уайльд, прикорнул у Дуниных ног. Я закрыл их обоих клетчатым пледом. Включил лютневую музыку и увлекся чтением.
"Еще один обычай древних хоббитов заслуживает упоминания. Удивительный, надо сказать, обычай: через глиняные или деревянные трубки они вдыхали дым тлеющих листьев травы, которую они называли трубочным зельем или листом. Ореол чудес"
- Ореол чудес - тихо сказала Дуня. - Есть у меня этот ореол чудес. Давай, папа, находи бутылку.
- Не понял, Дуня.
- Да все ты понял. У меня есть парочка крапалей, без них твой бред невозможно же слушать.
"Гав!" - крикнул Оскар.
Короче мы дунули гашиша, и я попытался продолжить чтение, но Дуня стала дико ржать.
- Папа, пошли на крышу.
Мы с Оскаром вышли на крышу. Дуня еле на нее залезла - её дико перло, она звонко смеялась.
Бля! Тогда я подумал: "вот, ведь, блятть, сколько в молодых девках энергии, пара затяжек и уже в гавно!"
Не прекращая смеяться, Дуня села на поребрик, на край крыши.
- Три кольца!... Эльфам! Да?
- Ну, типа да - им.
- Писатель! Мой папа - писатель! Мой папа - Джон Рональд Руэл Толкиен!
- Дуня, да ну нахуй. Я пошутил же.
- Пошутил? - Дуня перестала смеяться. - Пошутил, папа. Шутник.
- Да, бля, ну? И чево?
Я помню, как Оскар вдруг дико закрутился, запрыгал, а Дуня крикнула:
- Вот так. Вот и всё - и исчезла.
Она сидела на краю крыши и исчезла.
Я взвыл, заметался из стороны в сторону.
И...
"Вот и всё".


Теги:





0


Комментарии

#0 11:13  22-09-2009Психапатриев    
человеку плохо... Держись, Имбо. они тебя не стоят!
#1 15:25  22-09-2009Петарда    
Зря дочку эмо сделал. Сколько этих эмиков видела - ни за что не поверю, что хоть один из них способен реально покончить с собой.
#2 17:38  22-09-2009imbo_down    
о реальности тут вообще нету ни слова.
#3 23:11  22-09-2009ЛентаМёбиуса    
йопт...чо за психоделики? очень интересно...ибо Имбо решает...чото с рубрекой в корне не согласная я...
#4 23:11  22-09-2009ЛентаМёбиуса    
и ваще гавно...забыла добавить..
#6 01:11  23-09-2009я бля    
хорошая песня
#7 12:02  23-09-2009Мотря    
Какой-то очень специальный текст, нихрена не поняла про что...
#8 20:18  23-09-2009imbo_down    
текст специальный. да.
#9 19:34  01-12-2009Atlas    
очень эмоционально

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:03  26-03-2017
: [5] [Было дело]
Каждый день Нанны Набу ждал: сегодня придет Таб. Таб не приходил. День Нанны, купленный дорогой ценой, оказывался долгим, пустым и ненужным. И он снова трудился шесть дней, зарабатывая новый день Нанны.

Пойти самому в Шуанну казалось ему немыслимым....
08:01  26-03-2017
: [10] [Было дело]
- ….нехуй шляться у периметра объекта блять. Танцуй сука! Танцуй блять! По-русски ни бэ ни мэ? Ты у меня сейчас не только по-русски запонимаешь, ты сейчас и православие до кучи примешь. Боец ко мне! Отведи этого урюка к обрыву и определи при попытке к бегству....
03:06  24-03-2017
: [16] [Было дело]
Утренний кофе разбавив затяжкою
После вчерашнего сиз
Павел окно отворил нараспашку, и
Вышел на узкий карниз

Цели не ставя прервать раньше времени
Жизни непрочную нить
И не пейзажем порадовать зрение
А для того, чтоб отлить

Яркого солнца лучами украшенный
Звонкий поток без потерь
Вниз устремил производное Пашиных
Пьяных вчерашних затей

И уворачивались уморительно
Люди, как мелкая тля
Сам же себя он со строгим Юпитером
Мысленно отождествлял

Грозн...
15:39  16-03-2017
: [25] [Было дело]
«Ты уже настоящий сын Вавилона», – говорили теперь Набу.

В течение лета Набу много раз слышал эти слова. Сам он не понимал, что значит повзрослеть и стать полноправным «сыном Вавилона». Он не чувствовал ничего такого, чего от него ждали.

Когда ему говорили: «Ты уже настоящий сын Вавилона», – это не предвещало добра....
А ведь о нем никогда не напишут в газетах, не вспомнят потомки и не назовут его именем улицу в городе, за который он был готов отдать свою жизнь не задумываясь.

Простой в общении, добрый и щедрый. Рожден в России, детство и юность прошли под Полтавой, женился и жил на Донбассе....