Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Бабки и международный терроризм.

Бабки и международный терроризм.

Автор: Rousya
   [ принято к публикации 12:02  25-09-2009 | бырь | Просмотров: 529]
Сегодня в трамвай зашла бабка. Одета она была в чистый плащ бирюзового цвета, аккуратно подстрижена и даже была с подкрашенными губами. В руках она держала обычный пакет с потертым логотипом чего-то-там. Бабка, как бабка. Таких сотни в городском сумбуре. Они ничем не отличаются друг от друга. Имя им - легион.
Поэтому никто не обратил на бабку внимания. Не собирались тучи, солнышко пыталось светить и грозой даже не пахло.

Внезапно в скучающую унылость трамвая выпала фраза, сказанная хрипом:

- Мы здесь, а они там.

Начались переглядывания, и вскоре взоры любопытствующих скрестились на хозяйке хрипа - бирюзовой бабке.
Дальше бабка понесла ахинею. Мантра включала следующее:

-Международным терроризмом руководят немцы.
-Мы здесь, а они там.
-Они взрывают здесь, а они там.
-Я его беру за пуговицу, а он не русский, он немец.

Глухой посаженный бабкин голос разрывал наступившую вдруг тишину и мой мозг. Хороводом повторялось все вышеупомянутое, в различных комбинациях. Иногда одна и та же фраза речитативом вбивалась в слушателей хорошо поставленным поцарапанным бабкиным голосом по десятку раз.

Я посмотрел в ее глаза. Абсолютно спокойные и строгие серые глаза отставной учительницы географии. И в них не было не капли безумия! Ни единого намека на неадекватность!

Страх схватил меня за солнечное сплетение и потянул его вниз, где все уже сжалось и ощетинилось волосами дыбом. Разительное несоответствие между тем, что слышали уши и видели глаза выворачивало сознание наизнанку и вгоняло меня в кататонический ступор. Если бы не резкий запах мочи, исходящий от бирюзового плаща, можно было бы подумать, что это какой-то потрясающий по своей нелепости развод или прикол...

Так продолжалось около минуты или чуть меньше, пока наконец, бабкин бред не приобрел некоторой монотонности. Напрягшийся до точки разрыва разум требовал разрядки. Я не выдержал, и истерично рассмеялся бабке в лицо. Потом в голос загоготал. За бабкиной спиной раздались сначала робкие смешки, а потом такой же, как и мой, истеричный смех накрыл весь трамвай. От остановки \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\"Глушко\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\" до моста на Сахарова людской смех глушил идиотские выкрики про немцев и международный терроризм. Я утирал слезы, но не мог остановиться. Мой рациональный внутренний контролер мстил бабке истерикой за перенесенный страх и потерю способности соображать.
Однако бирюзовый плащ не сдавался, и не обращая внимание на ржущий коллектив пассажиров трамвая, продолжал каркать свое:

- В международном. Терроризме. Виноваты. Немцы,- именно так, с акцентом на каждом слове, - В международном терроризме виноваты немцы. В международном терроризме виноваты немцы.

- Мы здесь, а они там....

Это вскоре приелось. Народ зазевал и уставился в окна. На бабку теперь обращали внимания не больше, чем на чурку-попрошайку, практикующего нытье одному ему известных молитв.

Почувствовав изменение настроения аудитории, бабка замолчала, а потом и вовсе вышла на Закиева.

К чему это я все? Не дай Вам Бог остаться одним под старость...
Любите друг друга, прощайте друг другу, и не ждите принцев и принцесс. Они-таки воспитываются из нас с вами. Я верю в это. А вы?


Теги:





1


Комментарии

#0 13:40  25-09-2009Rousya    
Не согласен с рубрикой. Я бы в хуету определил :)

Зачем выложил, не знаю. Хотя, знаю. чтобы услышать - "Автор, не пиши больше, и успокоиться"

#1 22:26  25-09-2009Дикс    
понравилось
#2 22:36  25-09-2009Глокая Куздра    
Страх схватил меня за солнечное сплетение и потянул его вниз, где все уже сжалось и ощетинилось волосами дыбом.(с)

Аффтор, не бреешь?

#3 23:23  25-09-2009viper polar red    
Ну, раз автор Одессит, могу предложить ему отправиться на городской вокзал, к отходу поезда № 23 Одесса-Москва. там он может почерпнуть немало интересного от колоритной бабули с сеткой из под лука , вместо вуали.

Ежедневные агитконцерты на тему "Берегите Путина. Америка заметает следы" проводяться на 7 платформе с 15.10 до отхода поезда.

#4 21:16  20-09-2013Addam    
страсть

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
07:50  23-06-2017
: [0] [Графомания]
Всё. Не могу больше.
За окном, как назло, весело запели птички. Наверное, издеваются надо мной. Зачем они это делают? Волков смотрел в пол, как провинившийся ребёнок. Мне показалось, что он сейчас заплачет. Не хватает губок бантиком для полноты картины....
18:14  21-06-2017
: [1] [Графомания]
В районную администрацию пришла жалоба. Спустя полтора месяца секретарша случайно увидела её, распечатала на принтере и отнесла заместителю главы района. Заместитель не любил жалобы, он считал, что нужно работать, а не жаловаться. Каждые два–три дня он читал на эту тему лекцию кому–нибудь из подчинённых....
18:13  21-06-2017
: [8] [Графомания]
Маленький паучок
Лезет на зиккурат -
Кладбище слов - iPhone.
Сердится Тутанхамон
И паучка назад
Сверху бросает он.

Наша с тобой любовь
Музыкой входит в тело,
Капельками с небес.
Падают вновь и вновь,
Нотами строят тему....
08:31  21-06-2017
: [6] [Графомания]

сломалось что-то в моей игрушке
насквозь, пружина
прошла грудину
пробив мне спину - пройдя наружу
кровавым
пёстрым
серпантином...

но сердце бьется - я слышу рокот
всё так-же гулко
и так-же громко
теперь мы вместе — уже, без срока
одна
большая
головоломка....
никто не вечен, но ты не плачь,
до неба каменное крыльцо -
вниз по ступенькам идёт палач,
не пряча срезанное лицо.

и с каждым шагом ему трудней
шагать по стёклышкам птичьих глаз -
ещё два шага, и он в огне,
на третий шаг он один из нас....