Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Бабки и международный терроризм.

Бабки и международный терроризм.

Автор: Rousya
   [ принято к публикации 12:02  25-09-2009 | бырь | Просмотров: 480]
Сегодня в трамвай зашла бабка. Одета она была в чистый плащ бирюзового цвета, аккуратно подстрижена и даже была с подкрашенными губами. В руках она держала обычный пакет с потертым логотипом чего-то-там. Бабка, как бабка. Таких сотни в городском сумбуре. Они ничем не отличаются друг от друга. Имя им - легион.
Поэтому никто не обратил на бабку внимания. Не собирались тучи, солнышко пыталось светить и грозой даже не пахло.

Внезапно в скучающую унылость трамвая выпала фраза, сказанная хрипом:

- Мы здесь, а они там.

Начались переглядывания, и вскоре взоры любопытствующих скрестились на хозяйке хрипа - бирюзовой бабке.
Дальше бабка понесла ахинею. Мантра включала следующее:

-Международным терроризмом руководят немцы.
-Мы здесь, а они там.
-Они взрывают здесь, а они там.
-Я его беру за пуговицу, а он не русский, он немец.

Глухой посаженный бабкин голос разрывал наступившую вдруг тишину и мой мозг. Хороводом повторялось все вышеупомянутое, в различных комбинациях. Иногда одна и та же фраза речитативом вбивалась в слушателей хорошо поставленным поцарапанным бабкиным голосом по десятку раз.

Я посмотрел в ее глаза. Абсолютно спокойные и строгие серые глаза отставной учительницы географии. И в них не было не капли безумия! Ни единого намека на неадекватность!

Страх схватил меня за солнечное сплетение и потянул его вниз, где все уже сжалось и ощетинилось волосами дыбом. Разительное несоответствие между тем, что слышали уши и видели глаза выворачивало сознание наизнанку и вгоняло меня в кататонический ступор. Если бы не резкий запах мочи, исходящий от бирюзового плаща, можно было бы подумать, что это какой-то потрясающий по своей нелепости развод или прикол...

Так продолжалось около минуты или чуть меньше, пока наконец, бабкин бред не приобрел некоторой монотонности. Напрягшийся до точки разрыва разум требовал разрядки. Я не выдержал, и истерично рассмеялся бабке в лицо. Потом в голос загоготал. За бабкиной спиной раздались сначала робкие смешки, а потом такой же, как и мой, истеричный смех накрыл весь трамвай. От остановки \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\"Глушко\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\" до моста на Сахарова людской смех глушил идиотские выкрики про немцев и международный терроризм. Я утирал слезы, но не мог остановиться. Мой рациональный внутренний контролер мстил бабке истерикой за перенесенный страх и потерю способности соображать.
Однако бирюзовый плащ не сдавался, и не обращая внимание на ржущий коллектив пассажиров трамвая, продолжал каркать свое:

- В международном. Терроризме. Виноваты. Немцы,- именно так, с акцентом на каждом слове, - В международном терроризме виноваты немцы. В международном терроризме виноваты немцы.

- Мы здесь, а они там....

Это вскоре приелось. Народ зазевал и уставился в окна. На бабку теперь обращали внимания не больше, чем на чурку-попрошайку, практикующего нытье одному ему известных молитв.

Почувствовав изменение настроения аудитории, бабка замолчала, а потом и вовсе вышла на Закиева.

К чему это я все? Не дай Вам Бог остаться одним под старость...
Любите друг друга, прощайте друг другу, и не ждите принцев и принцесс. Они-таки воспитываются из нас с вами. Я верю в это. А вы?


Теги:





1


Комментарии

#0 13:40  25-09-2009Rousya    
Не согласен с рубрикой. Я бы в хуету определил :)

Зачем выложил, не знаю. Хотя, знаю. чтобы услышать - "Автор, не пиши больше, и успокоиться"

#1 22:26  25-09-2009Дикс    
понравилось
#2 22:36  25-09-2009Глокая Куздра    
Страх схватил меня за солнечное сплетение и потянул его вниз, где все уже сжалось и ощетинилось волосами дыбом.(с)

Аффтор, не бреешь?

#3 23:23  25-09-2009viper polar red    
Ну, раз автор Одессит, могу предложить ему отправиться на городской вокзал, к отходу поезда № 23 Одесса-Москва. там он может почерпнуть немало интересного от колоритной бабули с сеткой из под лука , вместо вуали.

Ежедневные агитконцерты на тему "Берегите Путина. Америка заметает следы" проводяться на 7 платформе с 15.10 до отхода поезда.

#4 21:16  20-09-2013Addam    
страсть

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Отбивает на лужах лихую чечётку капель.
Серебрясь, рассекают далёкую синь облака.
На пригреве котейка вещает вороньей толпе,
Щеголяя лоснящейся шерстью на тучных боках.

На столе остывают и сразу же тают блины.
- We are animals! – страстно кричит из динамиков Дэн....
11:32  21-02-2017
: [13] [Графомания]
В уголке моей памяти тихий таинственный пруд.
Глубина его тёмной печали похожа на вечность.
Потому что ни дальше, ни ближе, а именно тут
утонули в истории числа, события, вещи.

И людей потонула деревня одна. Или две.
Им ни жарко ни холодно там в отрешённом забвеньи....
11:29  21-02-2017
: [4] [Графомания]
Давид Сергеевич старательно и просто
Устал наматывать по просекам круги.
По лесу хаживал до этого подростком,
А тропы памяти туманиться легки.

И голова кружась устойчиво и скверно
Вошла в гармонию вращения легко.
Кружатся атомы планеты и примерно
Такие действия случились у него....
11:20  21-02-2017
: [8] [Графомания]

.. мне было больно, даже хуже
не кровь – она такой пустяк
я столько спал в кровавых лужах
что алым стал мой светлый стяг

но этот город, этот город
моим охваченный огнём
родил тебя, а эти горы
к вершинам звали нас вдвоём

и вот он пал к ногам, бессилен
седую голову склоня
горел тот парк, где пруд заилен
где целовала ты меня

скамейку помнишь, у аллеи?...
12:30  18-02-2017
: [5] [Графомания]

Константин вспоминал Леру только живой: густые золотистые волосы, васильковые глаза и всегда искренняя улыбка. В стельку пьяный, он шёл из мрачного "ниоткуда" в квартиру, которую мечтал сжечь вместе с собой. Статус вдовца тяготил его больше, чем литры вина, выпитого на досуге....