Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Высота.

Высота.

Автор: Alexandr CHoo
   [ принято к публикации 15:46  18-10-2009 | я бля | Просмотров: 378]
-Ну что, куда сегодня?
-Давай на Юбилейную. Ну, там где высокая многоэтажная новостройка.
-Замечательно.

Я беру Аню за руку, и мы вместе с попутным ветром идем в сторону улицы Юбилейная. Пересекаем череду маленьких улочек и переулков. Аня в воздушном зеленом платье, и в светлых балетках, от нее пахнет зеленым чаем, и правую ее ладонь сжимает моя.
Солнце растекается по улице и тучи, кажется, существуют только по краям горизонта. Наш город – это множество не сочетающихся друг с другом домов, большие, маленькие, уродливые, прекрасные, разные. Не дойдя до места, мы делаем маленькую паузу. Возле большого заброшенного замка. Старый театр – словно сторож, окружен высокими панельками, наблюдает за суетой офисов напротив. Аня всегда смотрит на этот забытый памятник архитектуры, и сейчас она уже по традиции ласкает своего старого приятеля взглядом, не подходя ближе положенного, чтобы не видеть трещин и обшарпанных стен. Она хранит в своей памяти картинку с детства, когда мама проводила ее за кулисы и оставляла смотреть «профильный спектакль». Я курю. У меня с детства патологическая боязнь заброшенных зданий, пусть и таких красивых как это.
Курение иногда лучше часов. Вот и сейчас моя сигарета выкурена до половины, а это значит, что примерно через затяжку мы пойдем дальше. И мы идем. Город кипит. Аномальное лето перекочевало в не менее аномальную осень. Плюс 25 в октябре! Это ли нонсенс?!
Светофор загорелся зеленым. Мы шагами перерезаем ленту дороги, которая разделяла весь остальной город от восемнадцати этажной свечки.
-Вот это здание, именно сюда я хочу. – волнение тонкой нитью прошивает Анин голос.
-Ну, тогда вперед. Не зря же шли.
Аня улыбается и сжимает крепче мою влажную ладонь.
Я набираю на домафоне квартиру номер комбинацию 23 и жду ответа.
-Да? - неохотно и удивленно, спрашивает голос.
-Почта!
-Откройте, пожалуйста.- добавляет Аня.
-…

10 секундное замешательство и дверь открывается. Аня входит первой, и мы вместе идем в сторону лифта.
Кнопка с цифрой 18 загорается. Через четверть сигареты мы окажемся на последнем этаже.

-Смотри, крыша закрыта! – Анин голос становится «влажным».
-Не волнуйся, я постараюсь что-нибудь придумать.
-Пожалуйста…

Я достаю из своего рюкзака гидравлические ножницы, которые ношу для особых случаев, как эти. Я стараюсь перекусить замок отделяющий нас от крыши. Глухой щелчок и Аня выдыхает с облегчением.

-Быстрей, забирайся первой. – время не терпит промедления.
-Я люблю тебя!!!

Объемная крыша поражает своими высокими парапетами, солнце начинает прятаться за тучами, а я оседаю на бетонных швах.

Аня вскарабкивается на самый край и стоит спиной ко мне. Она смотрит вниз. Меня для нее сейчас нет. У Ани редкая болезнь, есть постоянно нужно ощущать чувство высоты. Большинство людей до истерики боится таких вещей. Но не она. Ей нужно стоять, ходить, смотреть в отрыве от земли. Ей необходимо пробовать воздух на вкус, гладить ветер и обязательно смотреть вниз. Видеть до неприличия маленькие машины и черные точки людей. Она заболела высотой, когда ей было пятнадцать, в тот день когда отец окончательно ушел из семьи. Тогда она выскочила на открытую крышу своего девятиэтажного дома и кажется, захотела спрыгнуть. Вся заплаканная и уверенная в несовершенстве этого мира. И где-то у самого края ее отпустило. Высота ударила по глазам, и все проблемы показались мизерными, все оказалось таким непозволительно далеким. Так она простояла час или два. Пока не стало совсем холодно.

Сейчас Ани уже двадцать три года, а ей по-прежнему необходимо быть на крыше. Высокой крыше, безлюдной крыше, любой, но всегда разной. Это похоже на зависимость, и я потакаю Ане в ее отдаленных от земли шалостях.

Мне страшно, мне всегда страшно, когда я вижу эту сумасшедшую, гуляющую по краю крыше. Обычно это длится три, четыре сигареты, но кажется что время вязкое словно мед. И меня все время подмывает остановить ее и сказать хватит. Но это бесполезно и я могу только ждать. Ждать, когда Аня сойдет, абсолютно счастливая, и скажет:
- Спасибо. Пойдем домой.
- Конечно, пойдем.

Еще один сеанс высоких чувств окончен и хочется верить, что это не закончится никогда.

© Alexandr Choo
special for you


Теги:





0


Комментарии

#0 23:04  18-10-2009ЛентаМёбиуса    
чото скучища какаято..
#1 23:57  18-10-2009Лев Рыжков    
ЛентаМёбиуса

+1.

#2 00:48  19-10-2009viper polar red    
"Я достаю из своего рюкзака гидравлические ножницы, которые ношу для особых случаев, как эти." (с)

Уссался, блять...

А запаску от КаМаЗа, не? А чо? В барсетку не лезет?

#3 13:32  19-10-2009Мышь.Летучая.    
злые вы...

это "пра любофф"...

#4 00:29  20-10-2009Дэвид[Духовный]    
Нормально в принципе.Ножницы высадили на бугога.
#5 00:45  20-10-2009Черчъ    
Верно злые... вот если бы они ёпнулись.. хотел бы я посмотреть, куда бы приземлился этот отрывок.
#6 18:20  20-10-2009дервиш махмуд    
гидравлические ножницы стоят много. очень повеселил.спасибо.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [51] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....